Раздача пакетов

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Близкие к Кремлю компании торопятся разобрать активы

1210754217-0.jpg Апрель выдался суетный. Пока Владимир Путин готовился спуститься на одну властную ступеньку вниз, подконтрольные государству компании спешно оформляли права собственности. Разговоры про тандем прежнего и нового президентов — это хорошо, но выяснять, как он работает, лучше, имея в запасе активы, а не только договоренности.

Это в целом по России, как показывает регулярный рейтинг журнала «Слияния и поглощения», передел собственности замедляется: объем сделок M&A в марте 2008 г. составил $8,5 млрд против $15,6 млрд в январе и $9,8 млрд в феврале — сказался глобальный финансовый кризис. Но игроки из государственного и квазигосударственного секторов, кажется, больше прислушиваются к новостям из Ново-Огарева, чем с NYSE, и потому все чаще радуют наблюдателей интересными новостями.

Нефтехимический гигант «Сибур», несколько лет назад отбитый «Газпромом» у Якова Голдовского, стремительно и на весьма льготных условиях выкупается менеджерами. Созданная в ноябре 2007 г. госкорпорация «Российские технологии» просит у государства львиную долю оборонки, а заодно несколько авиакомпаний, фармацевтических заводов и медное месторождение Удокан. Пока глава «Ростехнологий» Сергей Чемезов одно за другим пишет письма президенту, бизнесмен Аркадий Ротенберг договаривается о покупке 10% Новороссийского порта, через который идет шестая часть морского грузооборота России. Ориентировочная сумма сделки — $490 млн.

ПЕРЕКЛЮЧЕНИЕ

Дело не в том, что Дмитрия Медведева боятся. Просто у российского президента пока однозначный порядковый номер, а каждая смена караула в Кремле до сих пор была большим стрессом. Михаила Горбачева отправили в отставку вместе со страной. С Борисом Ельциным ушли и эпоха, как ее теперь ни называть — «лихие 90-е» или «славные», — и ряд миллиардеров. Сейчас ломать через колено никто никого вроде не собирается. Президент РСПП Александр Шохин — оптимист, он считает, что «смена власти пройдет без потрясений и непредсказуемых сюжетов, управлять активами сложнее не станет». Главный стратег «Уралсиба» Кристофер Уифер уверен и в кадровой стабильности — скорее всего, в ближайшие 2-3 года во главе контролируемых государством компаний останутся те же люди.

Но мало остаться, надо иметь возможности для развития. Тут есть нюансы со многими нулями. Дмитрий Медведев и Владимир Якунин принадлежат к одной команде — Владимира Путина. Но доверил бы президент Медведев железнодорожную монополию с выручкой под триллион рублей в год Якунину, с которым он не соседствовал в дачном поселке? Совладелец банка «Россия» Юрий Ковальчук и акционер некогда скромного нефтетрейдера Gunvor Геннадий Тимченко стали признанными миллиардерами при Владимире Путине. И здесь ключевое слово «при». Новым российским лидерам не надо ссориться — главное, что их двое. «При Путине решения можно было принимать мгновенно, а сейчас придется согласовывать, и результат пока непонятен», — отмечает генеральный директор Центра политических технологий Игорь Бунин.

Еще полгода назад даже среди сотни самых влиятельных людей страны почти никто не знал, что будет после Путина. К чему готовиться, выяснилось только 10 декабря прошлого года, когда президент назвал преемником Медведева. С этого дня надо было решать две задачи: искать подход к будущему президенту и максимально использовать свои лоббистские возможности при действующем.

НАСТУПЛЕНИЕ ОРУЖЕЙНИКА

За последние месяцы глава госкорпорации «Ростехнологии» Сергей Чемезов запомнился и как главный возмутитель спокойствия, и как основной неудачник «клуба друзей Владимира Путина». С одной стороны, как утверждает источник , сам холдинг создавался с целью притормозить экспансию структур, близких к замглавы администрации Игорю Сечину, — отсюда и практически неограниченная сфера интересов «Ростехнологий». С другой — ее собственная экспансия идет, мягко говоря, с перебоями. Месяц назад Чемезов проиграл спор из-за «Уралвагонзавода» — производителя танков и железнодорожных вагонов и цистерн — с первым вице-премьером Сергеем Ивановым и президентом ОАО РЖД Владимиром Якуниным. Сначала Чемезов убедил президента, что завод нужно внести в уставный капитал его корпорации. Затем в дело вмешался Иванов: он раньше начал процесс консолидации оборонки — с создания отраслевых холдингов вроде Объединенной авиастроительной корпорации. Иванову помог Якунин, все-таки у «Уралвагонзавода» портфель заказов от РЖД на 68 млрд руб. Вдвоем они уговорили Путина пересмотреть принятое решение.

Чемезову уже давно было тесно в роли главного торговца российским оружием — в 2005 г. его «Рособоронэкспорт» спасал для государства АвтоВАЗ, в 2006 г. с «политическим» дисконтом выкупал у частных владельцев титанового монополиста «ВСМПО-Ависма». Минувшей осенью Чемезов получил более широкое поле для деятельности, возглавив госкорпорацию «Российские технологии». Но список из примерно 500 предприятий, на которые претендует Чемезов, остается несогласованным.

Не дожидаясь результата, главный ростехнолог выдвигает все новые инициативы: то предложит передать ему право распределять гособоронзаказ, то предъявит претензии на целый ряд объектов московской недвижимости, то изъявит желание поучаствовать в создании горнорудной компании мирового уровня. Предварительные успехи есть. Идея отдать «Ростехнологиям» контрольный пакет авиакомпании, создаваемой на базе альянса «ЭйрЮнион», даже нашла поддержку у Минтранса и Росимущества. И все же Чемезов опоздал: он рассчитывал, что президентский указ, определяющий начинку «Ростехнологий», появится до конца апреля. Теперь его должен будет подписать уже Медведев, с которым у Чемезова до сих пор было мало точек соприкосновения. Правда, за Удокан Чемезов намерен побороться в союзе с близким к Медведеву совладельцем «Металлоинвеста» Алишером Усмановым.

СПОРТ ВЫСОКИХ ДОСТИЖЕНИЙ

С основателем и гендиректором клуба дзюдо «Явара-Нева» Аркадием Ротенбергом Путин познакомился еще в детстве — вместе занимались в одной секции. Уже в 1990-х, когда Путин стал крупным питерским чиновником, Ротенберг был его тренером. А 14 апреля этого года стало известно о том, что к примерно двум десяткам принадлежащих Ротенбергу компаний вот-вот прибавится 10% Новороссийского морского торгового порта (НМТП). Точнее, Ротенберг купил 20-процентную долю в офшоре Kadina Ltd, бенефициарами которого являются бизнесмены Александр Пономаренко и Александр Скоробогатько и которому принадлежит 50,1% акций НМТП. Исходя из нынешней капитализации порта, Ротенберг должен был заплатить 10,5 млрд руб.

Источник денег стороны не раскрывают. Самый крупный бизнес Ротенберга — банк «Северный морской путь», 70% которого, согласно отчету банка за 2007 г., принадлежит Аркадию и его брату Борису. Однако активы СМП-банка на 1 января 2008 г. составили 16 млрд руб., а годовая прибыль — всего 650 млн руб.

Впрочем, у бизнесмена-дзюдоиста самые разные интересы. В начале 2000 г. Ротенберг вошел в совет директоров питерской компании «Талион», занимающейся девелоперским, игровым, гостиничным и ресторанным бизнесом, который возглавляет бизнесмен Александр Ебралидзе, в молодые годы получивший два срока за разбойное нападение и хулиганство. Но, судя по отчетности «Талиона», доли в этом бизнесе Ротенберг не имеет. Его банк связан и с алкогольным бизнесом — согласно отчетности ОАО «Брянскспиртпром» за прошлый год, «Северному морскому пути» принадлежит блокпакет этого предприятия, мощности которого позволяют производить 5 млн дал спирта в год.

Ротенберг регулярно подчеркивает факт своих дружеских отношений с президентом, в том числе и в своих немногочисленных интервью в СМИ. Но, возможно, поддержка со стороны президента не так уж сильна. Сын тренера — Игорь Ротенберг в 2004 г. вошел в правление РЖД, но уже через год, когда железные дороги возглавил еще один друг Путина, Владимир Якунин, Ротенберг-младший ушел в отставку. Возможно, к неожиданному богатству Ротенберга имеет отношение не столько сам Путин, сколько другой любитель дзюдо, соучредитель клуба «Явара-Нева», а также крупнейший российский нефтетрейдер Геннадий Тимченко. Это уже бизнес совсем другого масштаба, нежели у Ротенберга, — состояние Тимченко оценивается в $2,5 млрд.

Тимченко мог вмешаться, чтобы помочь старому другу — главе «Транснефти» Николаю Токареву, который уже давно оказывает давление на нынешних хозяев Новороссийского порта, принуждая их продать нефтеналивной терминал «Шесхарис». Покупка пакета акций порта доверенным лицом Тимченко — Ротенбергом — может разрядить ситуацию.

РОССИЯ — «РОССИЯ»

Главному бенефициару путинского правления — так называет основного акционера банка «Россия» Юрия Ковальчука бывший вице-премьер Борис Немцов, — казалось бы, совсем странно опасаться перемен. Достаточно упомянуть некоторые из активов, перешедших под управление банка только с 2005 г.: страховая группа «Согаз», уже выигравшая тендер на страхование рисков «Газпрома» до 2011 г., крупнейшая в России УК «Лидер», под управлением которой на 1 января этого года находилось 278,4 млрд руб., в том числе средства «Газфонда» — пенсионного фонда сотрудников монополиста и совладельца Газпромбанка и «Сибура». До сих пор симпатии «Газпрома» к «России» были так велики, что даже косвенное отношение банка к проекту творило чудеса: осенью 2006 г. сын совладельца банка Дмитрия Горелова Василий купил 21,6% Выборгского судостроительного завода, а следующим летом недозагруженный, едва сводивший концы с концами завод получил заказ «Газпрома» на изготовление за 59 млрд руб. двух буровых платформ для освоения Штокмановского месторождения.

И все же контракты — это не права собственности. Банк «Россия» обрастает активами, в том числе и в медиасфере, где частный бизнес в путинские годы не слишком поощрялся.

В этом году банк вместе с «Сургутнефтегазом» и «Северсталь-групп» (у каждого по 19,49% акций) создал «Национальную медиагруппу», чьим главным богатством стали телеканалы РЕН ТВ и «Петербург-Пятый канал». В апреле в состав холдинга вошло купленное у Сулеймана Керимова за $1,5 млрд ОАО «Национальные телекоммуникации», владеющее несколькими кабельными телеканалами. И в том же месяце было объявлено, что 34,3% акций Газпромбанка выкуплено двумя «дочками» УК «Лидер», а «Сибур» выкупают его менеджеры. «Просто они не знают, кто возглавит “Газпром”», — объясняет активность партнеров монополии источник .

МОЛОДАЯ СМЕНА

Сенатора и бывшего владельца компании «Нортгаз» Фархада Ахмедова происходящее категорически не устраивает. Сделку с «Сибуром» он считает знаковой. «Сначала чиновники используют государственную машину для фактической национализации. Потом нужные люди садятся на финансовые потоки, и спустя несколько лет все опять передается в частные руки», — возмущается сенатор. В рыночный характер выкупа «Сибура» не верит и бывший высокопоставленный кремлевский чиновник: «Очевидно, что не всё там этим менеджерам перешло».

Но волнуются не все. Игорю Сечину источники прочат руководство путинской канцелярией в Белом доме и продолжение шефства над «Роснефтью». Безмятежен и глава Мининформсвязи Леонид Рейман, у него прекрасные отношения и с ушедшим, и с пришедшим президентами. Медведеву Рейман «подарил» целый интеллектуальный центр — Институт современного развития. Для Реймана основные риски связаны не с политическими переменами в России, а с зарубежными судами, где продолжают выяснять, имеет ли министр отношение к фонду IPOC, а значит, и к акциям «МегаФона», или нет.

Ну а сам Дмитрий Медведев постепенно расширяет свое представительство в подконтрольных государству корпорациях. В совете директоров «Роснефти» к Игорю Сечину, по-видимому, добавятся председатель РФФИ и бывший преподаватель Медведева Юрий Петров, а в ВТБ кроме знакомого Путину еще по ГДР Маттиаса Варнига появится и. о. ректора Санкт-Петербургского университета Николай Кропачев — когда-то научный руководитель нынешнего президента.

Оригинал материала

«SmartMoney» от origindate::12.05.08