Разделение властей "по-русски"

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Оригинал этого материала
© "Pravda.Ru", origindate::22.09.2004

Разделение властей «по-русски»

Поглотит ли Россию «Бермудский треугольник»?

Ирина Петренко

Критика последних президентских инициатив - как справа, так и слева - сводится по большому счету к одному: Россия фактически стоит на пороге отмены главного принципа существования любой демократии - разделения властей. Якобы после отмены прямых губернаторских выборов и превращения Государственной Думы в некое подобие советского Верховного Совета (хотя, скорее уж российский парламент будет больше походить на «парламентскую систему» канувшей в лету ГДР), разделение властей на независимую судебную, законодательную и исполнительную ветви станет фикцией.

Парламент, дескать, будет уж совсем послушным придатком того управления Администрации Президента, которое курирует уважаемый Вячеслав Сурков, а судебная власть уже, мол, и так давно живет по принципам покорного прокурорской воли «Басманного правосудия».

Но так ли это на самом деле? Не слишком ли поверхностно относятся всевозможные правые и левые критики к политическим процессам, происходящим ныне в России?

Представляется, что в действительности ситуация несколько или даже гораздо сложнее, чем кажется на первый взгляд. Да, возможно, Дума станет более послушной президентской воле, и партии смогут преодолевать высокий семипроцентный барьер лишь при условии полнейшей лояльности Кремлю. Да, избиратели будут во многом лишены некоторых былых своих прав, теряя контроль над своим губернатором или местным «автономным» президентом. Да, они уже не смогут обращаться за помощью к своему депутату, потому что таких депутатов просто не будет в природе. Даже предположим, что суды станут еще больше прислушиваться к мнению чиновников при вынесении очередного приговора очередному Ходорковскому или ученому-«шпиону». Но исчезнет ли разделение властей?

Безусловно, нет, и вот почему. В России ввиду неразвитости демократической традиции любые партии, политические организации, общественные движения - традиционно привязываются к некоей конкретной личности. «Выбор России» и НДР, «Медведь» и Единая Россия, ЛДПР и блок Жириновского, Конгресс Русских Общин и «Родина» - все эти политические организации четко были привязаны к личности сильного лидера, чьи политические взгляды логично экстраполировались в людском сознании в аморфную идеологическую платформу стоящей за конкретным политиком партии. Чисто идеологических партий уже нет, даже КПРФ раскололась не по принципу идейных разногласий, а в силу сложившегося противостояния между «чистым партийцем» Зюгановым и «красным бизнесменом» Семигиным.

Вот по такому же принципу существует теперь в России разделение властей. Просто за каждой из ветвей власти стоит известный сильный лидер, отвечающий за определенные функции в нынешней политической системе России.

Если следовать традиционной трехступенчатой схеме разделения властей в условиях классической демократии, в России ныне есть три влиятельнейших политика, каждого из которых можно хоть и с некоторой натяжкой определить как лицо, ответственное либо за исполнительную, либо за представительную, либо за судебную власть.

Владимир Путин в этом «треугольнике», безусловно, лишь номинально является Гарантом, надсматривающим за всеми ветвями власти (как это прописано в Конституции РФ). На самом деле подвластные ему Правительство и Администрация уже давно исполняют скорее законодательные функции (то есть, в российских специфических условиях формируют «понятия» или правила игры, либо закрепленные законодательно, либо еще пока существующие негласно), Игнорировать эти пусть и весьма специфические, часто существующие лишь негласно, но все же «законы» уже не позволит себе ни один влиятельный бизнесмен, ни один мало-мальски известный политик. А что еще служит доказательством уважения общества к законодательной власти? В этом пункте мы, конечно же, давно перегнали все самые развитые демократии мира.

Предположим, что фигурой, олицетворяющей собой истинную исполнительную власть, является все же не премьер Фрадков, чья деятельность в общем-то особо не видна, да и, что там говорить, мало кому понятна, а всесильный Игорь Сечин, которого клеветники привыкли называть «серым кардиналом» российской политики. Разумеется, ни один порядочный человек никогда не поверит, что человек с таким чистым и светлым лицом может быть эдаким кукловодом в отрицательном смысле этого слова. Но, судя по тому, что Сечин возглавил «Роснефть», и большинство наблюдателей прочат ему и пост главы гигантской квазигосударственной компании, в которую помимо Газпрома войдет Роснефть, Транснефть (а по некоторым оценкам, в конце концов, и почти все активы несчастного ЮКОСа), именно он обладает едва ли ни максимальным доверием Президента и пользуется самым большим авторитетом и уважением у госчиновников и всевозможных лоббистов.

Нетрудно догадаться, кому в этой системе отведена роль судебной власти. Да, Владимир Устинов официально возглавляет Генпрокуратуру, но разве только о своих непосредственных обязанностях печется этот деятельный и неравнодушный чиновник? Разве не стал он непререкаемым авторитетом для судей всех уровней? Разве не поддались они убедительному обаянию Устинова, разбирающегося в тонкостях юриспруденции гораздо лучше большинства этих самых судей? Критики российской власти всегда смотрят на мир сквозь черные очки и поэтому объясняют объективное влияние Генпрокуратуры на российских судей, используя такие термины как «давление», «покорность» и даже «трусость». Порой доходят до того, что называют всю судебную систему России «фабрикой по производству заказных уголовных процессов». И даже роль директора этой фабрики отводят незаслуженно оболганному Генпрокурору.

Но почему нельзя предположить, что тот внушительный авторитет, который приобрел Генпрокурор среди всевозможных служителей Фемиды, объясняется лишь искренним уважением к его профессионализму и компетентности? Не секрет, что образовательный и профессиональный уровень многих российских судей, мягко говоря, оставляет желать лучшего. Так разве плохо, что подобные судьи прислушиваются к мнению специалиста, а не выносят свои решения иногда просто наобум?

Конечно, в этом разделении властей «по-русски» есть свои минусы, но есть и плюсы. Может быть, они сразу и непонятны, но кто мешает любому человеку хорошо подумать и отыскать эти плюсы? Не надо только думать о том, что этот властный многогранник чем-то похож на зловещий Бермудский треугольник, где будто бы бесследно исчезла российская демократия, свобода слова и независимые СМИ, компания ЮКОС и политический плюрализм, остатки честного правосудия и гигантские, якобы растворившиеся в никуда, сверхдоходы от продажи нефти. Не надо убеждать себя в том, что, как и положено настоящему Бермудскому треугольнику, эта система рано или поздно поглотит вообще все живое и неживое в нашей стране, включая и саму Российскую Федерацию. Это вовсе не так.

К любому «углу» нашего треугольника не подкопаться, как ни старайся, их репутация безупречна, их поступки никогда не бывают ошибочными, а уж о бескорыстности и бесконечной любви к своему народу не стоит и говорить. Разве же не любовью к народу продиктовано стремление титанов взвалить только на себя заботу о правильном выборе губернаторов, Думы? Ведь какая тяжелая ноша свалилась с плеч электората, уставшего от этих никому не нужных регулярных походов на выборы!