Раздербанили До Атома

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


После ухода Бендукидзе на ОМЗ пришли "государственники" — компания разваливается, настоящие владелецы неизвестны

1160389029-0.jpg В ОМЗ управленческий кризис. Ушел глава компании Сергей Липский. Похоже, компания в своем прежнем виде разваливается, многие ключевые активы ей уже не принадлежат. Акционеры пока не в состоянии определиться со стратегией развития компании и надеются на финансирование государством атомных проектов

На прошлой неделе в Объединенных машиностроительных заводах (ОМЗ) сменился генеральный директор. В компании сообщили, что прежний руководитель Сергей Липский уходит в отставку «в связи с истечением срока действия его контракта». На должность Липского назначен Евгений Сергеев, ранее занимавший пост директора одного из дивизионов ОМЗ — «ОМЗ-Атом». Сейчас, когда гендиректора не являются собственниками компаний, это событие кажется вполне заурядным. На самом деле все серьезнее. С уходом Сергея Липского компания ОМЗ, как нам кажется, прекратит свое существование как частная общемашиностроительная корпорация, когда-то бывшая лидером российского рынка.

На свободу с чистой совестью

Исполнительным директором ОМЗ Сергей Липский стал еще в 2003 году, при экс-владельце компании Кахе Бендукидзе. Он пришел в этот машиностроительный холдинг из непрофильного для машиностроения бизнеса — торговли. До ОМЗ он возглавлял компанию СВ, которая владела розничной сетью «Техносила». В то время владелец ОМЗ г-н Бендукидзе уже готовился покидать компанию, и новый гендиректор устроил всех, в том числе Газпромбанк и дружественные ему структуры, выкупившие в 2005 году контрольный пакет акций компании. Сомнений в профессионализме г-на Липского не возникало ни у кого, и нынешний контракт с ним также должен был быть продлен. По крайней мере, представители нынешних акционеров нам четко дали понять, что кандидатура Липского в этой должности их очень даже устраивала.

Еще бы: после ряда неудач, реструктуризаций, чуть ли не дефолта компании в 2004 году — всех этих последствий несостоявшегося слияния с «Силовыми машинами» — Липскому удалось выправить ситуацию в ОМЗ. Если верить аналитикам инвесткомпании «Ренессанс Капитал», «за время работы на посту генерального директора ОМЗ он обеспечил оптимизацию бизнес-процессов в компании и повышение рентабельности». Между тем еще летом 2004 года «Ренессанс» в своем аналитическом отчете указывал, что «ОМЗ теряет контроль над своей ликвидностью, компания стала заложником кредиторов, появилась угроза технического дефолта». У ОМЗ действительно не хватало свободных средств для оплаты всех долгов. Только краткосрочный долг компании составлял на тот момент около 205 млн долларов. Сергей Липский тогда говорил, что ситуация некритична и целевая установка менеджмента компании — сократить краткосрочную задолженность до 170–190 млн долларов к 2005 году — будет выполнена. Так и получилось. По итогам прошлого года консолидированная выручка компании составила рекордные 666 млн долларов, показатель EBITDA (прибыль до выплаты налогов, процентов и дивидендов) — 59,4 млн долларов, чистый долг снизился до 164 млн долларов. Впечатляющие финансовые результаты помогли ОМЗ весьма выгодно разместить этой осенью облигационный заем на 1,5 млрд рублей. Ставка первого купона облигаций ОМЗ по итогам конкурса была установлена на уровне 8,8% годовых, что хотя и выше процентов по займам нефтяников и металлургов, но вполне достойно для промышленных корпораций несырьевого толка.

Вместе с тем все это время в ОМЗ происходили серьезные изменения, не всегда в лучшем свете характеризующие акционеров компании — и прошлых, и нынешних.

Уплыли суда, отошли буровые…

Если сравнить нынешнюю структуру активов компании ОМЗ и ту, что была в 2004 году, можно обнаружить серьезную «недостачу». Сейчас в ОМЗ входят лишь отдельные цеха и площадки екатеринбургского Уралмашзавода, питерские Ижорские заводы и чешские Skoda Steel и Skoda JS. Судостроительные предприятия, заводы подъемно-транспортного и нефтегазового машиностроения и многое другое куда-то «разошлись». Нам так и не удалось достоверно выяснить, кому принадлежат эти активы-беглецы. Кто-то говорит, что часть из них по-прежнему находится в собственности г-на Бендукидзе, некоторые называют в качестве новых владельцев известных промышленных магнатов. Важно, что особой выгоды от продаж всех этих заводов ОМЗ так и не получили.

Напомним, кутерьма с активами ОМЗ началась после того, как бывший главный акционер ОМЗ и ее экс-генеральный директор Каха Бендукидзе решил построить машиностроительную компанию с миллиардным оборотом. Бендукидзе собирался добиться этого за счет слияния с другой российской энергомашиностроительной компанией: зимой 2004 года было объявлено о слиянии с «Силовыми машинами». Бендукидзе тогда объяснял «Эксперту», что диверсифицированной компании ОМЗ необходимо концентрироваться на одном бизнесе — энергетическом машиностроении. В планах компании значилась продажа менеджерам части непрофильных активов — производителей судов и нефтегазового оборудования. Хотя сделка с «Силовыми машинами» сорвалась, многие ключевые активы ОМЗ были все-таки проданы. В результате ОМЗ остались без стратегии и без половины «тела».

Более того, судя по косвенным данным, компания может скоро потерять и «голову». Часть Уралмашзаводов (с них, собственно, и начинались ОМЗ), специализирующаяся на производстве горно-металлургического оборудования и все еще входящая в ОМЗ, возможно, тоже будет продана. К примеру, не так давно с интересным заявлением выступила нефтесервисная группа «Интегра» (контролируется Феликсом Лубашевским, родственником Виктора Вексельберга). Эта компания готова приобрести весь комплекс Уралмашзаводов. Среди претендентов на «Уралмаш», как нам доводилось слышать, назывались и структуры Алишера Усманова.

Сейчас, после двух лет расчленения, в ОМЗ твердо остаются только активы атомного профиля — Ижорские заводы и две промплощадки чешской корпорации Skoda.

Понятно, что для миноритарных акционеров ОМЗ такая массированная «реструктуризация» вряд ли была выгодна. Котировки акций ОМЗ уверенно двинулись вниз.

Запавшие на атомные деньги

После ухода из компании Бендукидзе на ОМЗ пришли «государственники». По некоторым сведениям, Каху Бендукидзе «попросили» покинуть атомную отрасль. Последний не стал сопротивляться и продал атомные активы ОМЗ группе инвесторов, представителем и членом которой является Газпромбанк.

Российское правительство на днях утвердило «Программу развития атомной отрасли на 2007–2010 годы и на перспективу до 2015 года», за счет которой отрасль сможет получить огромные средства. Предполагается, что каждый год в России будет закладываться по два новых энергоблока АЭС со сроком строительства пять лет. Всего до 2015 года будет построено десять энергоблоков. Объем финансирования должен будет составить примерно 54 млрд долларов — больше чем по 5 млрд долларов в год! Значительная часть этих средств может быть направлена на закупку оборудования, которое производят ОМЗ.

Но в отношении ОМЗ до сих пор непонятно, будет ли компания самостоятельно делать ядерные реакторы и кожухи в рамках какой-то кооперации либо все-таки станет частью большой государственной корпорации. Будет ли в этой вновь созданной корпорации место для сторонних, частных инвесторов?

В середине лета этого года представители ОМЗ, Газпромбанка и Росатома обсуждали параметры предполагаемого совместного предприятия, создаваемого на базе атомного дивизиона ОМЗ. Газпромбанк и «Атомэнергомаш» («дочка» госкомпании ТВЭЛ) заявили о намерении создать совместную компанию, которая в дальнейшем приобретет ряд активов атомного машиностроения в России, в том числе акции Ижорских заводов и блокирующий пакет акций «дочки» ОМЗ — компании «ОМЗ-Спецсталь». Доли «Атомэнергомаша» и Газпромбанка в совместной компании должны, согласно планам, составить 51 и 49% соответственно. Ходят слухи и о других конфигурациях: о компаниях со звучными рабочими названиями вроде «Атомпром». В любом случае места для частного капитала в компании не остается.

У семи нянек дитя без глаз, рук и ног

Но есть и другие сообщения. Говорят, что компания ОМЗ останется публичной корпорацией и активы ее никуда выводиться не будут. Одним словом, неразбериха. Понятно, что в ситуации такой неопределенности руководить компанией довольно сложно. Как объясняет сведущий в этой теме источник, «члены совета директоров ОМЗ должны принимать решения, а руководство компании выполнять, но первые к бремени стратегических решений просто не готовы». Если раньше в ОМЗ был один человек, принимающий стратегические решения (Бендукидзе), то теперь их приходится принимать коллегиально — никто не хочет брать на себя персональную ответственность за развитие и процветание ОМЗ. А потому многие планы и проекты придется согласовывать по несколько раз. Как в свое время объяснял сам Сергей Липский журналисту «Интерфакса», «любые проекты, которые не добавляют конкретики в ситуацию, не могут оказывать позитивного влияния на развитие бизнеса».

Последнее собрание акционеров ОМЗ, вопреки ожиданиям, так и не внесло ясности в ситуацию с будущим компании. Новые акционеры своей стратегии развития ОМЗ так и не озвучили. В компании рекомендуют спрашивать у акционеров. В Газпромбанке по поводу ОМЗ говорить отказываются. Отказался разговаривать с нами и Сергей Липский.

Вместо обсуждения деталей стратегии развития ОМЗ Газпромбанк публично объявил, что начавшиеся процессы реформирования атомного сектора затронут структуру ОМЗ и входящего в их состав атомного дивизиона, поэтому «может встать вопрос о делистинге акций компании на всех биржевых площадках». В целях «минимизации возможного ущерба для миноритариев при делистинге» инвесторы во главе с Газпромбанком стали выкупать оставшиеся в обращении бумаги ОМЗ по цене, не превышающей среднюю на рынке за последние шесть месяцев. Инвесторы в панике стали распродавать бумаги компании. Сейчас котировки ОМЗ даже ниже той самой установленной цены выкупа.

Газпромбанк со товарищи намерены включить основное подразделение ОМЗ по производству оборудования для атомной энергетики в реализацию правительственной программы реструктуризации данной отрасли. Ранее сообщалось о создании холдинга «Росатом», однако детали данного проекта до сих пор не опубликованы. Чем открытое акционерное общество как форма собственности могло помешать реструктуризации гражданского атомного машиностроения, они объяснить так и не смогли. Однако, что любопытно, не произошло до сих пор и делистинга акций компании. Закрадываются сомнения: а не было ли это спланированной манипуляцией. Может, ОМЗ так и останутся публичной компанией и кто-то просто-напросто задешево скупил акции этого эмитента?

Более того, никто не знает точно, кто контролирует ОМЗ. В составе совета директоров есть представители Газпромбанка, но их меньшинство. Вполне может статься, что среди ключевых бенефициаров ОМЗ есть и другие юридические и физические лица, нам пока не известные. Скажем, некое ЗАО «Форпост Менеджмент» обратилось в Федеральную антимонопольную службу России с ходатайством о консолидации до 95% акций Объединенных машзаводов. Кому принадлежит эта компания? Нам этого выяснить не удалось.

На некоторые вопросы «Эксперта» согласился ответить в письменном виде председатель совета директоров компании ОМЗ Алексей Матвеев

— Кто является акционерами и бенефициарами ОМЗ? Сколько акций ОМЗ принадлежит конкретно Газпромбанку?

— Контрольным пакетом акций ОМЗ, без учета казначейского пакета, находящегося на балансе дочерних предприятий ОМЗ, владеет ЗАО «Форпост Менеджмент». Газпромбанк не входит в число владельцев ОМЗ, но он стратегический финансовый партнер компании.

— В свое время ОМЗ и Газпромбанк распространяли информацию о том, что собираются провести делистинг акций с фондовых бирж. Будет ли проведена эта процедура? Будет ли, наоборот, увеличиваться free-float уставного капитала ОМЗ? Вообще, будут ли ОМЗ оставаться публичной структурой?

— Делистинг никогда не рассматривался в качестве меры, направленной на стопроцентный контроль над ОМЗ со стороны ЗАО «Форпост Менеджмент». Появившаяся информация связана с тем, что требования Лондонской и других международных бирж предусматривают необходимость релистинга в случаях радикального изменения профиля бизнеса. Теоретически создание СП с «Атомэнергомашем», куда войдут Ижорские заводы, может быть воспринято именно в таком контексте.

— Намерены ли ОМЗ оставаться публичной структурой?

— Обратного никто не утверждал.

— Что происходит с активами Уралмашзавода, контролируемыми ОМЗ? По слухам, их собираются купить сторонние инвесторы вроде Феликса Любашевского?

— Совет директоров ОМЗ понимает достаточно непростую ситуацию, сложившуюся на Уралмашзаводе. Де-факто это сегодня единая промышленная площадка, но не единая компания. По мнению большинства членов совета директоров, некий альянс или СП с другими профильными компаниями, который может дать хороший синергетический эффект, был бы оптимальным вариантом развития ситуации. Но речь идет не о продаже.

Андрей Виньков