Разжиганию не подлежат

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Оригинал этого материала
© "Новая газета", origindate::12.01.2011

Разжиганию не подлежат

Создан судебный прецедент: ни чиновники, ни милиционеры не являются "социальной группой"

Борис Вишневский

Примеров того, как любые протесты против действий властей объявляются «разжиганием социальной розни» и квалифицируются как «экстремизм», в российской политической жизни последних лет становится все больше. Первой ласточкой стало известное дело сыктывкарского блогера Саввы Терентьева, осужденного в 2008 году за «разжигание» в отношении такой «социальной группы», как «менты», на год лишения свободы условно.

А в 2009 году по инициативе ФСБ было начато уголовное разбирательство по факту издания брошюры «Мемориала» «Положение граждан бывшего СССР на территории Краснодарского края». В марте 2010 года эксперты Минюста представили заключение о том, что в текстах брошюры «имеются высказывания, направленные на возбуждение ненависти по признаку социальной группы», поскольку в ней «дана негативная оценка и брошюра направлена на формирование негативного образа сотрудников администрации Краснодарского края, прокуратуры, милиции, работников ЗАГСа и судов».

В 2010 году в Рязани против журналистов газеты «Вечерняя Рязань», написавших критическую статью о работе МВД, было возбуждено уголовное дело за «разжигание розни по отношению к сотрудникам милиции».

В Костроме Романа Замураева судят за то, что он предложил принять проект закона «О суде народа над президентом и депутатами Федерального собрания». Его обвиняют в разжигании социальной розни в отношении социальной группы «президент и депутаты».

[ИА "Росбалт", origindate::26.11.2009, "Муртазин приговорен к 1 году и 9 месяцам лишения свободы": Бывший пресс-секретарь президента Республики Татарстан Ирек Муртазин приговорен к одному году и девяти месяцам лишения свободы с отбыванием наказания в колонии-поселении. Его осудили за клевету и возбуждение ненависти к президенту Татарстана Минтимеру Шаймиеву.
Муртазин признан виновным в совершении преступлений, предусмотренных ч.2 ст.129 (клевета) и п."а» ч.1 ст.282 (возбуждение ненависти либо вражды, а равно унижение человеческого достоинства по признакам принадлежности к какой-либо социальной группе, совершенными публично и с использованием СМИ) УК РФ.
Под социальной группой, в отношении которой осуществлены эти уголовно наказуемые деяния, подразумевается «власть», а нарушение неприкосновенности частной жизни допущено в отношении президента РТ Минтимера Шаймиева. Оглашение приговора, основанного на многочисленных свидетельских показаниях, статьях и заметках в блоге самого Муртазина, а также написанной им сатирической антиутопии «Казань-2037», началось 24 ноября. — Врезка К.ру]

Ну а в Тюмени судят преподавателя Тюменского государственного университета кандидата филологических наук Андрея Кутузова, обвиняя его в авторстве листовки «Долой политические репрессии! Ментов к стенке!», якобы распространенной на митинге в октябре 2009 года против нарушения прав граждан сотрудниками центров «Э» (центры по противодействию экстремизму. — Б. В.). Эксперт-криминалист УФСБ по Свердловской области Светлана Мочалова признала в своем заключении, что милиционеры являются «социальной группой», ненависть к которой разжигается данной листовкой.

По ходатайству защиты к делу было приобщено социологическое исследование специалистов из Нижегородского государственного университета, которое полностью опрокидывает утверждения государственного эксперта. Доктор социологических наук профессор Владимир Козырьков, кандидат политических наук доцент Дмитрий Зернов и ассистент Роман Сундуков пришли к однозначному выводу: ни сотрудники милиции, ни «менты», ни сотрудники департамента по противодействию экстремизму МВД РФ, ни сотрудники Центра по противодействию экстремизму ГУВД по Тюменской области, ни бывшие сотрудники УБОПа «не являются социальной группой ни в целом, ни в отдельности». И следовательно, в отношении них не может разжигаться «социальная рознь».

Эксперты отмечают, что работники милиции «представляют собой один из государственных институтов, который имеет характер иерархической и сложной организации, функционирование которой осуществляется через деятельность множества малых профессиональных групп, работающих на различных уровнях этой сложной организации». Но в целом они не являются социальной группой — ни большой, ни малой, потому что социальные группы — элементы общества, а не государства.

Процесс по «делу Кутузова» только начат, но налицо важное обстоятельство (хотя в России и нет прецедентного права, данный прецедент весьма существенен), которое может повлиять не только на него.

11 ноября 2010 года Кировский районный суд Екатеринбурга отказался признать экстремистскими листовки с лозунгом «Правительство в отставку», газеты «Друг народа», листовки «Обращение к милиции» и листовки с лозунгом «Верь в себя, а не власти». В суде представитель прокуратуры заявил, что считает социальной рознью «действия, направленные на разжигание социальной ненависти к органам государственной власти, к отдельным слоям населения, изменение основ конституционного строя», при этом «власть также является слоем населения». Государственные эксперты представили заключение о том, что в указанных материалах «содержатся призывы, направленные на возбуждение социальной вражды между различными группами населения и индивидами», и отметили, что эти материалы «могут возбудить экстремистские настроения у определенной категории читателей, имеющих заниженную самооценку и негативное восприятие действительности»…

Суд, однако, с позицией обвинителей категорически не согласился и отметил, что «право лица свободно выражать свое мнение не может быть поставлено в зависимость от вероятности отрицательного воздействия данного мнения на других лиц, страдающих отклонениями в своем отношении к жизни, самому себе и обществу».

Что касается разжигания ненависти к органам власти, суд констатировал, что «данные субъекты общественных отношений, за исключением наличия у них властных полномочий, не обладают какими-либо специфическими признаками, в особенности относящими их к той или иной социальной группе». А потому «побуждение к совершению враждебных и неправомерных действий на основании несуществующих признаков не представляется возможным»…

Решение суда вступило в силу и обязательно для выполнения всеми государственными органами.


***

"Дела по 282-й статье ни разу не возбуждались в интересах безработных или, к примеру, кондукторов трамваев. А вот журналист, критиковавший власть, получил реальный срок"

Оригинал этого материала
© "Радио Свобода", origindate::21.04.2010

Критики, они же — разжигатели

Виталий Камышев

Можно ли считать чиновников или сотрудников ФСБ "социальной группой", к которой критично настроенные граждане умышленно разжигают нетерпимость и даже ненависть в обществе? Юристы и правозащитники сомневаются в этом. Их тревожит тот факт, что число уголовных дел, возбуждаемых по 282-й статье российского Уголовного кодекса, растет. Именно по этой статье за разжигание ненависти к социальной группе был осужден журналист из Татарстана Ирек Муртазин, неоднократно выступавший с критикой республиканских властей. О деле Муртазина и других подобных шла речь на круглом столе, организованном Комитетом за гражданские права.

Когда в 2003-м году в Уголовный кодекс вносилась норма, устанавливающая ответственность за возбуждение ненависти или вражды в отношении отдельных социальных групп, особых дискуссий не было. Предполагалось, что эта норма призвана защищать преследуемые социальные меньшинства. Однако за прошедшие годы дела по 282-й статье ни разу не возбуждались в интересах безработных или, к примеру, кондукторов трамваев. А вот журналист, критиковавший власть, получил реальный срок.

Норма закона превращается в своего рода универсальный инструмент власти, говорит эксперт Комитета за гражданские права и доверенное лицо Ирека Муртазина Рэм Латыпов:

— На сегодняшний момент мы имеем несколько вступивших в законную силу приговоров по данной норме. Самый знаменитый — дело Ирека Муртазина, который фактически был осужден за возбуждение вражды и ненависти к социальной группе "представители власти республики Татарстан" путем выпуска и распространения книги "Минтимер Шаймиев — последний президент Татарстана". Менее известные дела — это дело Саввы Терентьева, дело Стомахина, еще менее известное — Виталий Танакова, который был осужден фактически аналогично, как Муртазин, за возбуждение ненависти и вражды к социальной группе "власти республики Марий Эл". В законе нету правового определения такой вещи, как социальная группа. Это может породить возбуждение совершенно абсурдных уголовных дел.

В деле Ирека Муртазина поражает многое, говорит его адвокат Юрий Зак:

— Например, комплексная психолого-лингвистическая экспертиза признала критику власти разжиганием социальной ненависти. В книге Муртазина — вы можете с ней ознакомиться в интернете, она лежит в свободном доступе, — да, жесткая критика всех ветвей власти республики Татарстан с приведением фактов, примеров и так далее. И если бы, не дай бог, в наше время жил Вольтер или Радищев, и они имели бы несчастье проживать на территории Российской Федерации, то, я думаю, их судьба была бы печальна.

Между тем Ирек Муртазин, отбывающий срок в одной из колоний-поселений Татарстана, сдаваться не собирается. Его адвокаты готовят сейчас альтернативную психолого-лингвистическую экспертизу книги о Минтимере Шаймиеве и запрос в Конституционный суд по поводу соответствия основному закону нормы о возбуждении ненависти к социальной группе.

На круглом столе Комитета за гражданские права выступили журналистка Надежда Низовкина и юрист Татьяна Стецюра. В Бурятии против них возбуждено дело по той самой 282-й статье. Активистки оппозиционного движения "Солидарность" изготовили листовки, в которых в частности напоминали, что 23 февраля — это еще и дата сталинской депортации чеченского народа. Их обвинили в разжигании ненависти к российской армии и сотрудникам ФСБ. Девушкам грозит до пяти лет лишения свободы.