Разрушение имиджа Ельцина

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Разрушение имиджа Ельцина

Дорогая частная школа в Англии для внука Бориса, виллы и замки на подставных лиц, "Аэрофлот" для зятя и др.

Оригинал этого материала
© warweb.ru, origindate::24.04.2007, Как проходит "звездная" слава

Converted 24054.jpgПовышенное внимание к «новым кремлевским детям», наследникам высокопоставленных чиновников правительства, как те решают сложные проблемы нынешней жизни, определялось понятным интересом к «тайнам Кремля». В этой ситуации «дети Кремля», их статус, жизненный успех или неудачи, поведение и образ жизни приобретали особое значение, особенно в политической борьбе во время парламентских и президентских выборов. Кроме того, следует учитывать национальный менталитет россиян, постоянное внимание «среднего россиянина» к жизни «верхов». Некоторые аналитики относят этот интерес, особенно к скандальным проблемам «детей Кремля», к традициям прошлого, когда общественное мнение не жаловало ближайшее окружение царского двора. Поэтому был так широк интерес к семье первого Президента России Бориса Ельцина, которая стала перед президентскими выборами 1996 года одним из факторов его победы, а в последнее время превратилась в политический тормоз, способствующий разрушению имиджа президента. Поэтому общественное мнение России с удовлетворением восприняло заявление Бориса Ельцина об уходе и передаче власти новому поколению российских политиков.

Дьяченко Татьяна Борисовна (в девичестве Ельцина) родилась в 1959 году, после окончания школы приехала в Москву и стала 17-летней абитуриенткой из Свердловска, подавшей документы в МГУ, на недавно открывшийся факультет вычислительной математики и кибернетики. После сдачи вступительных экзаменов была зачислена на 1-ый курс факультета, получила место в общежитии, но на старших курсах съехала из общежития и обосновалась в Москве. Материальных трудностей не испытывала, в деканат не обращалась за разрешением устроиться подработать, даже когда оставалась без стипендии. Отец, первый секретарь Свердловского обкома, как считали в деканате, материально поддерживал дочь, иначе она не смогла бы закончить МГУ. Ельцина, подтверждают в том же деканате, никогда не была активисткой, не занималась комсомольской работой, хотя ленинские зачеты сдавала благополучно, на картошку ездила исправно, играла в волейбол, даже выступала за вторую сборную МГУ, а в остальном была совсем не выдающейся.

К ошибкам молодости относят ее роман с однокурсником, «смазливым татарином» из Башкирии. Он был скоротечным, разрыв окончательным. Фамилию Татьяна не меняла, на последнем курсе ушла в декретный отпуск и закончила МГУ годом позднее. Кремлевская молва затушевывает, кто же все-таки является отцом ребенка. Официально сама Татьяна заявляет, что союз с Алексеем Дьяченко есть ее единственный брак, заключенный якобы еще в студенческие годы, к тому же счастливый, поскольку в результате этого союза появились два сына – Борис и Глеб. Однако по данным из КБ «Салют» (ныне составная часть Государственного космического научно-производственного центра им. Хруничева), куда она получила распределение с дипломом «математик, системный программист», уже работая, Татьяна познакомилась с младшим сыном главного конструктора Юрия Васильевича Дьяченко - Алексеем через брата Василия, работавшего в том же отделе. В скором времени состоялась свадьба. За 11 лет работы в КБ Татьяна никогда не говорила про первого мужа, зато любила рассказывать про сына Бориса – на какие соревнования он поехал, как у него дела в школе.

В этот период жизни Татьяной не могли нахвалиться и начальники, и сослуживцы. Она была способной и трудолюбивой. Уже в ноябре 1983 года ей поручили заниматься расчетом орбит космических кораблей, которые меняются в зависимости от сезонных отклонений, увеличения солнечной активности и т.д. Далее работа становилась все сложнее и сложнее. (Кстати, программами, которые писала Татьяна Ельцина, пользуются до сих пор, и они имеют коммерческую цену). Начальство ценило молодого специалиста, она была вышколена, видимо, считали, еще с детских времен. Дисциплинирована до крайности, точная, аккуратная.

Сослуживцы отмечали скромность дочери первого секретаря Свердловского, а затем Московского горкома партии. Обедали в отделе, каждый приносил себе поесть в майонезных баночках, пищу разогревали с помощью кипятильников, делали на всех салаты из овощей, заваривали чай. Татьяна в еде никогда не отличалась особой претенциозностью, даже когда стала дочерью президента. Ее обед состоял из простых блюд картошка, помидоры, селедка. В то время существовала практика направлять сотрудников на дежурство в столовую, замещать технический персонал, которого всегда не хватало. Работа грязная – протирать подносы, счищать с тарелок остатки еды, выставлять грязную посуду на мойку. Регулярно ходила работать в столовую и Татьяна Ельцина. Даже когда Борис Ельцин, как первый секретарь горкома, приехал на предприятие, ее дежурство в столовой не было отменено. Получала Татьяна в пределах 180 рублей. В распределении талонов на пальто, туфли, других вещей не участвовала.

В КБ она продолжала играть в волейбол, окончила курсы английского языка, однако отказывалась выступать в качестве переводчика, ссылаясь на недостаток знаний.

Проработала в КБ 11 лет, затем, уйдя в декретный отпуск, уволилась, а после рождения второго сына наступил новый этап ее жизни, о котором отзывы диаметрально противоположны. Что же повлияло на такую резкую смену имиджа, что превратило скромную сотрудницу КБ в представительницу «кремлевской семьи» с ее интригами и закулисной борьбой? Она, как считают аналитики, сумела выдержать борьбу с трудностями, но не выдержала испытания славой и властью.

Во время подготовки президентской кампании 1996 года было решено задействовать «семейный фактор», «очеловечить» президента, показать его в неофициальной обстановке. Словом, на вооружение были взяты западные избирательные технологии, когда семья кандидата в президенты помогает в предвыборной гонке. К такому выводу Борис Ельцин пришел после визита во Францию, когда увидел, что Жак Ширак активно привлекает к публичной деятельности жену Бернадет и дочь Клод. Примерно такого же возраста, как Татьяна, Клод официально назначена советником президента.

Итак, Татьяна вошла в предвыборный штаб Бориса Ельцина и через месяц стала одним из его руководителей. В этом резком взлете свою роль сыграл «династический фактор»: участникам штаба было проще продвигать свои идеи, предложения, передавая их Татьяне, которая доводила их до отца, как свои. Она работала напряженно во время предвыборной кампании, ее кабинет 1119 на 11-м этаже Президент-отеля был всегда заполнен народом. Впрочем, уже в этот период авторитарный, «делай, как я», подход давал сбои. Так, она в конце концов настояла на том, что избирательная кампания не должна носить антикоммунистического характера. В результате антикоммунизм избирательным штабом Ельцина был запущен с большим опозданием. Антикоммунистические ролики были прокручены на телевидении только после первого тура голосования и неожиданно быстро дали желаемые результаты.

После победы на президентских выборах Татьяна не пожелала уходить из политики. Однако ее попытки несколько сократить появления на телевизионном экране уже не воспринимались в обществе, прежде всего его левой частью. Попытки улучшить имидж за счет посещения, например, места трагической гибели в Ростовской области вызывали отрицательную реакцию, а телевизионные кадры поездки в Швейцарию для приема президентского самолета, оборудованного по последнему слову техники, серьезно навредил тому же имиджу дочери президента. Левая оппозиция открыто заговорила «о ее теневом, неконституционном влиянии» на отца. Словом, повторялась ситуация с зятем Хрущева главным редактором «Известий» Аджубеем, которому после октябрьского переворота 1964 года ставили в вину стремление выступать «теневым министром иностранных дел».

Тогда, в июне 1997 года Татьяна была официально назначена советником президента. Как было объяснено, это решение президента как бы конституирует ее фактическую роль и ответственность внутри команды президента и придает ее уже давно исполняемым обязанностям юридический статус.

Сама Татьяна толкует свое назначение расширительно. Я, заявила она, не хотела бы называть себя имиджмейкером. Нет. Я – советник президента. У меня вполне скромная роль: буду помогать президенту. В общем, как и в выборную кампанию. Потому что я могу сказать какие-то неприятные вещи. Мне это легче сделать, чем кому-то другому. Потому что я – дочь президента. И эффект будет максимальнее. Я могу выбрать момент, знаю, как это можно сказать. У меня нет никаких политических амбиций, я не хочу делать карьеру. Вот это моя работа на три года. Одновременно она обещала ни в коем случае не лоббировать чьи-то интересы.

Эта декларация о намерениях отражает, пожалуй, два фундаментальных обстоятельства в изменения поведения «второго Ельцина», избранного президентом на следующий срок. Уже в начале этого периода стало заметно сокращение кадровой базы у президента. Если раньше страна была свидетелем того, как люди из ближнего окружения президента возносились к вершинам власти, не будучи готовы к выполнению обязанностей, которые им на этих вершинах предстояло выполнять. Так появлялись завлабы во главе правительства, доценты в вице-премьерах, председатели колхозов во главе администраций или законодательных органов. На втором этапе президентства, вопреки своим прежним установкам борьбы против кумовства и поощрения родственников, он переходит к назначению своих родных и близких на важные государственные посты. Это – один аспект его кадровой политики.

С другой стороны, внутри команды понимали, что Борис Ельцин, получив мандат на второй срок, все чаще «отпускает тормоза», его поступки становятся менее мотивированными. В этой обстановке все большее значение приобретает неофициальный канал влияния на принятие президентом решений, в это и видит свою основную роль Татьяна Дьяченко. Широкие, ничем не ограниченные полномочия на практике привели к тому, что на равных вошла в «ближнее окружение» Ельцина – в триумвират Чубайс, Березовский, Татьяна.

Анализ дальнейших событий показывает, что Татьяна подтвердила образ умной, но излишне идеалистически настроенной женщины. Она не смогла удержаться в рамках обязанностей, ею самой очерченных. Поэтому стали появляться слухи, отражающие растущее политическое влияние дочери президента. Так, ее прочили в губернаторы Тульской области, «назначали» на другие высокие должности. Однако, по мнению среднего звена управленцев в Кремле, отсутствие политического опыта и неподготовленность к изощренным «подковерным» интригам сделали ее игрушкой в руках Чубайса и Березовского. Именно через Татьяну Чубайс гасил скандал «коробки с долларами», именно через Татьяну производил нужные кадровые перестановки в аппарате Березовский. Именно с помощью дочери убирали Коржакова, который так и не сумел установить хорошие отношения с ней.

Серьезным ударом по имиджу Татьяны и самого президента стало решение, сделанное после победы в президентской гонке, направить внука Бориса для обучения в дорогую частную школу в Миллфилде (графство Сомерсет, Великобритания). Вместе с ним в этой школе оказались Алексей Чубайс, Полина Юмашева – дети родителей из «ближнего круга» президента. Решение о посылке трех детей в одну и ту же частную школу за рубежом свидетельствует о степени продвинутости отношений, внутренних отношениях в команде. Появились слухи, что личные отношения Татьяны с Чубайсом перешли в интимные, этот факт старательно озвучивал Александр Коржаков, обещавший сообщить подробности амурных похождений Татьяны и Бориса Ельциных. Он собирался раскрыть подробности, куда возил в «Волге» Ельцина с затемненными стеклами, выводя президента из Кремля через черный ход, почему в пищеблоке официантки были заменены на официантов, и почему не удалось заменить медсестер на медбратьев по требованию Наины Ельциной, какие страсти бушевали в семье Ельциных и т.д.

Отъезд сына Татьяны в Миллфилд негативно воспринимался в России, большинство россиян не могут купить своим детям новые учебники, а говорить об образовании стоимостью в 15 тысяч фунтов стерлингов в год просто аморально. К слову, школа в Миллфилде – одна из самых дорогих в Англии. Она занимает около 30 гектаров, практически это – целый город со своими стадионами, площадками для гольфа, 18 теннисными кортами. Построены олимпийский плавательный бассейн, манеж для верховой езды (ученики могут привозить своих коней, чем часто пользуются арабские юноши) и театр на 600 мест стоимостью более 8 миллионов долларов. В школе обучаются 1200 учеников, 14 процентов – иностранцев, конечно, не совсем простых. Первоначально школа была организована для нескольких индийских принцесс, затем, в более поздние времена здесь учились сыновья саудовского короля, дочь короля Иордании Хусейна, приемный сын китайского лидера Дэн Сяопина и другие.

Вместе с внуком Борисом в школе – десять детей из России, есть ребята из бывших республик Советского Союза. (По уставу школы, воспитанников не ограничивают в карманных деньгах, как это делают в других английских школах, - сколько прислали из дома, столько можно и тратить). Одна девочка из Украины приехала в Миллфилд сразу после того, как ее папа узнал, что там учится внук Ельцина. В Миллфилде гадали, каковы планы «нового украинского»...

В международных кругах школа в Миллфилде пользуется репутацией спортзала для тренировки мускулов, а не интеллекта. Что касается успехов в учебе, то по результатам 1996 года ее ученики не занимали первого места даже в графстве Сомерсет.

Среди выпускников школы два олимпийских чемпиона – Мэри Рэнд и пловец Дункан Гудхью. В Миллфилде Борис Ельцин провел два года, увлекался теннисом, обожал роликовые коньки, по воскресеньям вместе с охранником играл в футбол. Алексей Чубайс отдавал предпочтение стрельбе, виндсерфингу и плаванию. Полина Юмашева старательно повышала свое мастерство в теннисе.

Скандал с обучением внука президента в английской школе в Кремле гасили не оригинальным способом. Сообщили, что любвеобильный дедушка из гонораров за публикацию своих книг в размере 280 тысяч долларов оплачивает пребывание в Миллфилде. Такой же ответ был дан и по поводу подарка другой внучке, студентке МГУ, чешской автомашины. Правда, оставлен без ответа вопрос: кто оплачивал пребывание охранника? Ну, если Чубайс мог оплатить пребывание своего сына от первого брака, то где нашел средства скромный Валентин Юмашев? К тому же сразу возникло возражение чисто морального свойства: в советские времена, Сталин, Молотов и другие вожди пролетариата сдавали все гонорары государству, поскольку считалось, что книги и статьи покупают, прежде всего, потому, что их авторы – первые лица государства, и гонорар, естественно, принадлежит ему. В связи с вопросом о финансах президентской семьи, заслуживает детальной проверки сведения о том, что коммерческие структуры, появившиеся вокруг власти, содержат саму власть. Пример: Национальный фонд спорта Тарпищева, скидки по автомашинам, предоставленные структурами Березовского при покупке представителями администрации президента и т.д.

Скандал с внуком продолжился, когда он сначала поступил в МГИМО, а затем ушел из него. Этот шаг объясняют тем, что в феврале 1999 года Борису исполнилось 18 лет, а поэтому ему надо было срочно возвращаться в Россию, чтобы избежать призыва в армию (в МГИМО имеется военная кафедра). После того, как этот вопрос был решен, Борис смог снова отправиться за границу. В случае вопросов со стороны военкомата он сможет всегда восстановиться в российском престижном институте. О похождениях Бориса-II в Москве подробно рассказывали в прессе, в частности о том, как он, будучи студентом МГИМО, засунул в багажник своей машины девушку и возил её по городу, и как после этого студенты устроили ему «тёмную», заставив уйти из института и перевестись в МГУ.

Следующий серьезный удар по имиджу и респектабельности президента в связи с дочерью был нанесен в связи с «дачными» скандалами. Официально Татьяна с семьей прописана у отца, в доме на Осенней улице, в Москве, однако проживает на подмосковной даче.

Общественная молва особенно эмоционально и ревниво откликается на сведения о покупке президентской семьей, в первую очередь Татьяной, зарубежной собственности. Еще в 1995 году сообщения управляющего французским агентством по недвижимости «Уотерфрант проперти» Мишеля Шассаня о том, что он продал на Французской Ривьере (в районе Ниццы) русским две виллы за 1,6 и 3 миллиона долларов, связывали с Татьяной, приобретением собственности через подставное лицо. Новый всплеск эмоций относится к октябрю 1997 года, когда английская «Таймс» опубликовала статью о том, что Борис Ельцин (или кто-то из приближенных) в августе купил на французской Ривьере крупное землевладение.

Летом 1997 года на французской Ривьере был продан «Шато де ля Гаруп», расположенный на мысе Антиб, неподалеку от известного курортного города Антиб. Официально замок купил некий международный консорциум недвижимости, выложив за него 55 миллионов французских франков (11 миллионов долларов). Французская газета «Нис матэн» и орган деловых кругов еженедельник «Пуэн», на которые ссылается британская «Таймс», писали, что владельцами поместья стали либо Борис Ельцин, либо его дочь Татьяна, либо «приближенная к президенту группа предпринимателей». (Обращает внимание, что и в дальнейшем сведения о покупке семьей Ельциных зарубежной собственности связываются с подставными лицами. Как правило, в таком случае используются или создаются фирма, консорциум по покупке недвижимости, на чье имя совершается купчая, затем фирма выпускает одну внутреннюю акцию с символической стоимостью в 1 доллар, акция продается действительному владельцу. Эта внутренняя сделка нигде не заявляется, однако в случае осложнений документ о продаже выступает как юридический документ).

Сведения о продаже «Шато де ля Гаруп» семье Ельциных базируются на статье в английском журнале «Кантри лайф». Родственники журналистки Карлы Карлайсл владели «Шато де ля Гаруп» с 1904 года по август 1997 года. Они по-родственному подтвердили Карле, что новым хозяином семейной виллы стал Борис Ельцин. Карлайсл в опубликованной статье, сообщая об этом, выражает опасения относительно того, «сможет ли президент достойным образом ухаживать за старыми оливковыми деревьями, растущими на территории замка, сможет ли он позволить себе расходы на то, чтобы кипарисы были вовремя пострижены и сохраняли ракетообразную форму». Эти опасения вызваны тем, что новые владельцы отказались от услуг всех работников имения, кроме дворецкого.

Эта информация была немедленно опровергнута пресс-службой президента, сославшейся на декларацию о доходах, опубликованную в мае 1997 года. Там заявляется, что никакой зарубежной собственностью президент не владеет. На этот аргумент был выдвинут контрагумент, сводящийся к тому, что декларация была обнародована в мае, а сама покупка была совершена в августе и подлежит опубликованию только в следующем году. В 1998 году таких сведений не было опубликовано. Одновременно журналистка из газеты «Нис матэн», автор статьи о покупке, отказалась подтвердить свою информацию, и отказалась назвать имя настоящего владельца «Шато де ля Гаруп». Дальнейшего развития эта история не получила.

Позднее президентская администрация перешла к другой тактике: отказалась опровергать появляющиеся сведения о покупке семьей Ельциных зарубежной собственности. Так, в 1998 году появились сведения о покупке Татьяной замка в Австрии, они уже не опровергались пресс-службой.

Более развернутые сведения появились во второй половине 1998 года в Германии о покупке Татьяной Ельциной замка в курортном местечке Гармиш-Партенкирхен. Речь идет о замке Ляйтеншлессель по адресу Вильгельм-фон-Миллер-Вег, 10. Замок размещен в Партенкирхене, на горе, куда новичку трудно забраться на автомашине. Германская полиция пресекает все попытки получить данные о хозяине замка, уклончивые ответы даются и в аппарате бургомистра. Вместе с тем, не отрицаются сведения о том, что Татьяна Дьяченко в канун 1998 года провела в Гармиш-Партенакирхене несколько дней, побывала в пивнушке, где отведала национальные баварские блюда под баварскую музыку. По свидетельству жителей, она вела себя как обычная богатая туристка из новой России, ее сопровождали люди, которые чувствовали себя как дома. По их поведению чувствовалось, что они - в Гармиш-Партенкирхене не первый раз.

В результате местного расследования установлено: покупка была оформлена на лихтенштейнскую фирму. Замок сменил владельца осенью 1997 года. Татьяна дважды приезжала в Баварские Альпы из Москвы по туристической визе и осматривала замок. Русские, сообщают местные жители, приезжали в Гармиш-Партенкирхен на джипах «Мерседес», а в замке уже велись небольшие ремонтные работы. Поскольку сам замок охраняется государством (внушительный дом, металлический забор и старые деревья скрывают большую часть участка и дома), последовало обращение за разрешением на проведение реставрационных работ (начавшиеся в сентябре 1998 года), в том числе на полную замену сантехники. В замке, хотя в нем никто сейчас не живет, продолжается жизнь: дорожки подметены, три синих мусорных контейнера переполнены, у ворот стоят полные мусорные мешки. Охранников в замке нет, однако здание поставлено на сигнализацию. Дополнительным косвенным доказательством, что дом принадлежит Ельциным, оказалось, что в переполненном почтовом ящике находился конверт с адресом от известной мюнхенской фирмы «Курт Фаустиг», занимающейся изготовлением хрустальных люстр. Письмо было адресовано Татьяне Ельциной (как это принято на Западе). В феврале 2000 года появилась версия, что замок принадлежит Роману Абрамовичу, получившему прозвище «кошелек Семьи», а тот отдал его Татьяне Дьяченко.

Позиция официальных властей Германии, препятствующих расследованию данных о собственности Татьяны Дьяченко в Гармиш-Партенкирхене объясняется тем, что в стране действует негласное правило: пока руководитель страны находится у власти, никаких сенсационных расследований, могущих повредить отношениям между двумя странами. Зато властителей свергнутых, низложенных здесь не щадят. Например, после крушения режима заирского диктатора Мобуту немецкое телевидение демонстрировало его дворцы в Швейцарии и в Баварских Альпах, искали и нашли недвижимость индонезийского диктатора Сухарто, а ранее – иранского шаха и филиппинского президента Фердинанда Маркоса. Более того, многие из этих замков и вилл арестованы, поскольку на них предъявили права новые власти вышеупомянутых стран.

Последний скандал с подставными лицами по «дачным делам» возник в начале 1999 года. Ранее администрация президента отрицала, что строящаяся дача в ближнем Подмосковье, на Николиной горе, где проживают Никита Михалков и другие знаменитости, принадлежит Татьяне Дьяченко. Дачей якобы владеет руководитель строительного треста. Затем в связи со скандалом по швейцарской фирме «Мабетекс» возникла версия, что именно эта фирма является подставным хозяином виллы на Николиной горе, а действительным – Татьяна Дьяченко. Управляющий делами президента Павел Бородин опроверг эти сведения. Затем появились сообщения, что дача принадлежит Виктору Столповских, президенту фирмы «Мерката трейдинг», одно время компаньона «Мабетекс», а затем ставшей самостоятельной и сотрудничавшей с Управлением делами президента в реставрации Кремля.

Новая атака на Татьяну Дьяченко была предпринята председателем думского Комитета по безопасности 2-го созыва Виктором Илюхиным, который озвучил данные Генпрокуратуры о бегстве капиталов из России на счета высокопоставленных российских чиновников за рубежом. В частности, такие переводы осуществлялись через австралийский банк, четверть уставного капитала якобы принадлежит Татьяне Дьяченко.

Новый узел скандалов завязался вокруг другого члена «семьи президента» - зятя Валерия Окулова, мужа старшей дочери Елены, ставшего в 1997 году и.о. генерального директора акционерного общества «Аэрофлот – международные линии». Назначение на должность было проведено за два дня, а маршала авиации Евгения Шапошникова, до того возглавлявшего «Аэрофлот» переместили на должность советника Ельцина. Березовский не скрывал, что он способствовал неожиданному взлету президентского зятя, однако впоследствии их пути разошлись. Окулов сумел освободиться от «мертвой хватки» Бориса Абрамовича, и прокуратура возобновила расследование о «швейцарском следе» «Аэрофлота»: почему была создана специальная компания, которая на своих счетах в Швейцарии аккумулировала значительные валютные доходы «Аэрофлота»?

Стиль безнаказанности и роскоши, словно метастазы, быстро был освоен семьями высокопоставленных чиновников. Так, еще в 1995 году сын президента самопровозглашенной республики Приднестровья Смирнова, ратующий за союз с Россией, построил дачу стоимостью в 200 тысяч долларов.

Сын Олега Сосковца – Алексей, в бытность отца первым вице-премьером был владельцем золотой банковской карточки и делал значительные покупки в Лугано, административном центре швейцарского кантона Тичино. Более того, в ночь на 1 марта 1999 года принадлежащий ему джип «Мерседес-320», хотя он владел им по доверенности, на большой скорости врезался в группу таджикских рабочих. В результате ДТП три человека погибли, а машина скрылась с места происшествия. Алексей Сосковец подал заявление об угоне, но был задержан на трое суток для предварительного расследования, но потом был отпущен из-под стражи, освобожден без каких-либо условий – без залога и подписки о невыезде. Следователь Ирина Сафронова заявила в конце марта 1999 года, что версия об угоне не подтверждается, а лечение оставшегося в живых таджика Абдуллы Абдулаева в сумме 9 тысяч рублей, по мнению следователя, в принципе может компенсировать владелец машины, поскольку формально он несет ответственность, раз наезд был совершен на его машине, или это сделал сам Сосковец. Проблема оплаты за лечение пострадавшего не была решена, не решен также вопрос о компенсации, чего просят родственники таджиков за смерть рабочих, у одного из которых осталась жена с ребенком в Таджикистане. Брат Абдуллы пытался установить контакт с Алексеем Сосковцом, однако не смог, к нему, мол, не пускают, говорят, что там охрана, вооруженные люди… (Для справки: 9 тысяч рублей это где-то меньше 380 долларов, а одно колесо для автомобиля «Мерседес» джип 320 Е стоит примерно 320 долларов).

В марте 1999 года в орбиту скандала попал сын первого заместителя генерального прокурора, адвокат Артем Чайка. Поздно вечером РУБОП Московской области задержал двух 30-летних ингушей: Хызира Чумакова и Ибрагима Евлоева. По заявлению сотрудников ООО «Фармпост», ингуши вымогали 60 тысяч долларов. При досмотре автомобиля «Донинвст-Кондор» (номерной знак 0 682 00 99) были обнаружены и изъяты: револьвер импортного производства и граната РГД-5 без запала. Запал УЗРГИ № УЗПЧ-72 нашли у одного из задержанных. Два грамма героина – у другого. При дальнейшем расследовании оказалось, что иномарка принадлежит адвокату Артему Чайке. Спецталон (№ 018027) на машину и доверенность также находились в руках ингушей. Автомобиль с талоном нельзя досматривать, у водителя и пассажиров – проверять документы, в том числе права и техпаспорт. Попал спецталон к преступникам потому, что, как объясняют отец и сын Чайка, Артем дал «Кондор» покататься ингушам, а чтобы не возникало лишних вопросов – ГАИ не жалует лиц кавказской национальности, - снабдил их талоном. Более чем странное объяснение.

Уголовная хроника заполнена сообщениями о противоправных деяниях отпрысков высокопоставленных чиновников. Так, в декабре 1995 года за совершение разбойного нападения был арестован сын начальника ГУВД Московской области генерал-полковника Александра Куликова, сам старший лейтенант ОМОН. Осенью 1995 года по подозрению в скупке краденного допрашивали дочь Сергея Филатова, на тот момент – руководителя администрации президента.

В декабре 1998 года на полтора года был осужден сын советника президента Сергея Красавченко. Его признали виновным в незаконном хранении оружия и подделке документов. Ранее сын Красавченко на угнанном «Мерседесе-200» сбил ребенка. Другой сын советника президента зарезал в драке подростка. 16 тысяч долларов в августе 1998 года пытался вывезти контрабандой в Германию сын курского губернатора, в прошлом вице-президента страны Александра Руцкого. В мае 1998 года с пакетиком кокаина (0,85 грамма) наряд милиции задержал дочь бывшего исполнительного секретаря СНГ Бориса Березовского. Позднее она была отпущена, дело было объяснено молодостью и неопытностью…

10 марта 1999 года в Черкесске сотрудники ГИБДД остановили «Жигули». При досмотре в машине были обнаружены два автомата АК-74, 7 магазинов к ним, а также девять подствольных гранат. Машиной управлял сын Тохчукова – руководителя районного штаба по выборам Владимира Хубиева, главы Карачаево-Черкессии. Когда милиция провела обыск в доме Тохчукова, там был обнаружен арсенал боеприпасов. Тем не менее, милиция проявила поразительную мягкость в отношении сыновей Тохчукова, пойманных с арсеналом оружия. Оба отпущены по подписку о невыезде.

Фактор «детей Кремля» во время президентства Ельцина стал неконтролируемым источником серьезных осложнений, которые подрывали влияние и престиж политической элиты.