Ракеты заменил собачий корм

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

Ракеты заменил собачий корм FLB: Очередные «земли Минобороны»: частный бизнес на территории 66-го военного городка на Южном Урале


"Генеральная прокуратура проводит масштабную проверку в своем ведомстве на Южном Урале по запросу депутата Госдумы Александра Агеева . Парламентарий в обращении на имя Юрия Чайки выразил сомнения в компетентности главы регионального надзорного органа Александра Войтовича (на фото) . В распоряжении Znak.com оказались материалы переписки депутата с силовыми ведомствами.
51e6a60f4df3d87c403133dcdabd5205.jpeg
Начало конфликту положила жалоба главы сельского поселения из Сосновского района: получить в муниципальную собственность бывшие земли Минобороны РФ ему мешает бездействие, а то и прямая заинтересованность прокуратуры Южного Урала, предполагает издание. С 2009 года территория бывшего 66-го военного городка под Вознесенкой (5 километров от границы с Челябинском) находится в частной собственности. Как районные власти умудрились продать федеральную землю? «В апреле 2013 года я получил распоряжение комитета по управлению имуществом Приволжско-Уральского военного округа прибыть для передачи в муниципальную собственность территории бывшего 66-го военного городка, – рассказал Znak.com глава Вознесенского сельского поселения Сосновского района Александр Белашкин . – Приехал в Екатеринбург, получил документы – и указал военным, что земля-то давно уже в частной собственности: по моим сведениям, еще в 2009 году по распоряжению главы Сосновского района Владимира Котова и участок, и инфраструктура были проданы по тендеру местному предпринимателю. Реально же бизнесмен Василий Сокольников давно организовал свой бизнес в заброшенном военном городке, вот только налогов никуда не платит». Когда-то на территории 66-го военного городка располагалось подразделение ПВО, войск противовоздушной обороны. Армейская реформа еще в самом начале 2000-х годов привела к тому, что часть то ли расформировали, то ли куда-то перевели, но до апреля 2013 года, до выхода соответствующего приказа заместителя министра обороны России, земля оставалась в федеральной собственности. Сотрудники армейского комитета по управлению имуществом столкнулись с интересным препятствием: по их документам и приказу московского начальства землю следовало передать селу. По зарегистрированным же гражданскими инстанциями актам купли-продажи у бывшего военного городка и его инфраструктуры – казарм, представляющих собой, по сути, двухподъездные жилые трехэтажки, гаражей, другого имущества – уже несколько лет как имелись новые хозяева – физические лица. «С подачи военных районная прокуратура подала иск в Сосновский районный суд и выиграла процесс, – продолжает Александр Белашкин. – Сделка по продаже районными же властями федеральной земли была признана недействительной, администрацию обязали вернуть деньги предпринимателю Сокольникову – к слову, он заплатил за несколько гектаров с недвижимостью каких-то 198 тыс. рублей! Предприниматель обжаловал решение райсуда, сейчас иск рассматривается в суде областном. Но с конца прошлого года я испытываю постоянное давление со стороны силовиков». Глава поясняет: «Меня, мою семью постоянно давят, как будто в истории с землей я – главное заинтересованное лицо». И тут же продолжает: «Может, и так – я еще года четыре назад обращался в прокуратуру, просил выяснить, что за мельница на территории заброшенного военного объекта снабжает народ мукой и собачьим кормом, не уплачивая в местный бюджет ни копейки». По словам Белашкина, для него остается загадкой, как районные власти умудрились продать федеральную землю. Однако о «давлении» со стороны силовиков он рассказывает более подробно: со слов сельского главы выходит, что в декабре 2013 года, когда сам Белашкин лежал в больнице, сотрудники ФСБ проводили выемку документов по реализации местной программы ветхо-аварийного жилья. «Докопаться» не получилось: у главы, который сам в свое время, кстати, служил в органах госбезопасности, все траты были расписаны копейка в копейку. За поддержкой чиновник обратился к депутату Госдумы, первому заместителю комитета по конституционному законодательству и государственному строительству Александру Агееву , связавшись с ним через помощника парламентария, троицкого районного депутата Александра Лебедева. Переписка между главой и депутатом оказалась пространной: после обращения Агеева в Генпрокуратуру и Следственный комитет РФ с ходатайством о переводе расследования в следственное управление СК по УрФО последовала «парадоксальная реакция со стороны правоохранительных органов, в первую очередь – со стороны прокурора Челябинской области Александра Войтовича ». Заявление было подано в связи с тем, что Белашкин настаивал: некоторые территории Сосновского района находятся в личной собственности высокопоставленных силовиков Южного Урала, ведь Сосновский как бы обнимает Челябинск почти на всем протяжении городской черты, и, соответственно, земли в районе имеют весьма высокую стоимость. На объективность областных силовых структур глава Вознесенки, таким образом, не надеялся. Кроме того, Белашкина возмущает следующий факт: главу района Котова за нарушение Земельного кодекса и продажу федеральной земли никак не наказали, зато в отношении супруги главы Вознесенского Светланы Белашкиной возбуждено уголовное дело. Белашкина, руководившая в свое время ФКБУЗ «Станция переливания крови», в конце прошлого года была вынуждена уволиться со своего поста. 8 мая уже 2014 года на основании постановления областной прокуратуры в ее отношении было возбуждено уголовное дело по факту незаконного заключения госконтракта в сентябре 2013 года (статья 285 УК РФ). Преследуют, по мнению супруга, Светлану Белашкину и полицейские: в письме на имя депутата Агеева глава сельсовета утверждает, что сотрудникам ГУ МВД по Челябинской области поставлена задача возбудить против нее дело «хоть по какой-нибудь статье». «Этой весной по инициативе областной прокуратуры вдруг попытались реанимировать материалы еще осенней проверки в моем отношении, - рассказала Светлана Белашкина Znak.com. – Дело касалось заключенного мною контракта, но еще тогда же, осенью 2013-го, вступило в силу решение суда о прекращении уголовного преследования за незначительностью инцидента. И вдруг – такая реанимация! Как это объяснить, если не попыткой давления на моего мужа?» Просьба Александра Белашкина к Агееву такова: ходатайствовать перед министром обороны РФ Сергеем Шойгу , чтобы тот взял дело о возвращении земли под 66-м военным городком на личный контроль, добиться в СК РФ уголовного преследования лиц из районной администрации, виновных в незаконной продаже, просить ФСБ провести проверку деятельности новых хозяев – Василия Сокольникова, его дяди Сергея Озерова и еще двух совладельцев – неких Деевой и Бондарева. Александр Агеев в минувшем августе развил бурную деятельность: запросы за его подписью были направлены и в Генпрокуратуру, и в Следственный комитет РФ, и даже в ФСБ . Однако при изучении этих запросов нельзя не заметить: письма постепенно уходят от темы военного городка под Вознесенкой и новой целью запросов в них выступает конкретно областной прокурор Войтович. Так, 6 августа за подписью Агеева в силовые и надзорные ведомства направлена серия однотипных писем, в которых речь идет уже не только о «деле Белашкиной»: депутат утверждает, что в целом качество прокурорского надзора в Челябинской области очень низкое, и связывает это с деятельностью возглавляющего прокуратуру с 2004 года Александра Войтовича . «Дело Белашкиной», делает вывод депутат, возбуждено с целью оказать воздействие на ее чиновника-супруга. Кроме того, парламентарий затрагивает и более резонансные дела: так, именно с инициативой Войтовича Агеев связывает уголовное преследование бывшего первого вице-губернатора области Андрея Косилова (из запроса: «прокурор Войтович А.П. заявил о множественных нарушениях Косилова А.Н. по хищениям на ЗАО ППЗ «Еткульский», в эфире 31 канала указал, что фабрика была куплена Косиловым «за пять копеек»). «Но 31 июля на пресс-конференции Войтович признался, что действовал по требованию экс-губернатора Михаила Юревича , а Косилов ни в чем не виноват. Подлежит проверке либо факт преследования невиновного человека, либо соучастия в сокрытии вины», – делает вывод депутат Агеев. Еще один факт в «копилку грехов» регионального прокурора – многократное возбуждение уголовного дела в отношении профессора Челябинского госуниверситета Марины Загидуллиной , обвиняемой в том, что получала полную зарплату за время, проведенное в загранпоездках, откуда профессор читала студентам лекции в онлайн-режиме. Агеев напомнил и о публикации в «Новой газете» от мая 2011 года, в которой описывалось, что на пир в честь юбилея прокурора было потрачено около 5 млн рублей . Вспоминает Агеев также о знаменитом бунте в Копейской колонии №6 в ноябре 2012 года – по его мнению, надо выяснить, какие меры прокурорского реагирования были приняты (напомним, по итогам расследования уголовных дел, возбужденных после беспорядков в ИК-6, на скамье подсудимых по разным статьям оказались и ряд осужденных, и ряд сотрудников ГУФСИН, в том числе в Копейском горсуде уже почти полгода рассматривается дело в отношении отстраненного от должности начальника ИК Дениса Механова ). И, наконец, последним пунктом в обращении депутата стала нашумевшая весной 2014 года история с телефонным разговором между президентом РФ Владимиром Путиным и челябинской пенсионеркой Светланой Щербаковой , пожаловавшейся на слишком высокие цены за общедомовые нужды. Прокуратура после этого провела ряд проверок, добилась признания необоснованными тарифов, утвержденных областным Единым тарифным органом, однако депутат утверждает, что результатов нет, а цены за услуги ЖКХ как росли, так и растут. 19 августа Агееву пришел ответ из Генпрокуратуры за подписью заместителя начальника управления по надзору за исполнением законодательства в сфере экономики Дмитрия Данилова . Представитель Генпрокуратуры сообщает, что по всем перечисленным депутатом фактам организована проверка, но результаты ее пока неизвестны: обычно на прокурорскую проверку отводится месяц. СК тогда же ответил в том смысле, что проверка законности возбуждения дела в отношении бывшей главврача ФКБУЗ «Станция переливания крови» Светланы Белашкиной передана в региональное следственное управление СК РФ. По вопросам же, касающимся уголовного преследования Андрея Косилова и Марины Загидуллиной, законность решений должна проверять вышестоящая инстанция надзорных органов, то есть Генеральная прокуратура. Связь между делами жены вступившегося за федеральную землю сельского главы, бывшего вице-губернатора и профессора как-то не прослеживается. Обнаруживает ее только сам обвиняемый во всех смертных грехах прокурор Войтович: в беседе с корреспондентом Znak.com он объяснил град жалоб на него от депутата Агеева инициативой вовсе не самого члена Госдумы, а его помощника Александра Лебедева. «Налицо личная обида», – заявил прокурор Челябинской области Александр Войтович. И продолжил: «В начале августа на приеме этот молодой человек начал оспаривать все мои ответы на его запросы, повел себя неадекватно, и я потребовал от него покинуть кабинет. После этого, видимо, вдобавок к «вознесенскому» делу, Лебедев попытался собрать как можно больше других громких эпизодов. Проверка по депутатскому запросу у меня побывала, я дал ответы на все предъявленные претензии. В соответствии с установленным законом порядком мои ответы и свои выводы Генпрокуратура доведет до депутата Агеева». Сам Александр Лебедев подтверждает: он записался на личный прием к региональному прокурору и побывал у него 5 августа. «Задал Войтовичу вопросы – у меня потребовали покинуть помещение! – рассказал он корреспонденту Znak.com. – Меня фактически выкинули из кабинета, а к деятельности Войтовича действительно множество вопросов. Почему-то разбирательство по продаже федеральной земли в Сосновском районе проводит какой-то отдел областной прокуратуры, а распоряжение о привлечении к ответственности Светланы Белашкиной по делу, по которому уже вынесено решение суда, подписывает лично областной прокурор!» Добавим, что два из четырех фигурантов этого конфликта в ближайшее время намерены покинуть свои посты: Войтович летом 2014 года публично заявил о том, что оставит должность областного прокурора в ноябре, а Белашкину осталось сидеть в кресле главы Вознесенки и вовсе две недели: на новый срок Александр Иванович идти не захотел из-за пошатнувшегося здоровья, уже сегодня он передвигается по большей части на костылях.
C666160b3e41d2edff45acf6995801f4.jpeg
D38a64c00cfb7a4e7e839bed0d952488.jpeg
E39fb9ff0ba17d26b1c9e582b7ff9192.jpeg
34fedff4a00239d5356be95ed7cb1f9f.jpeg
5a68744ce64315528d0152da837e3c88.jpeg
Ae5961634fdbd8b7d65aa073525c03fb.jpeg
Кирилл Бабушкин, Znak.com 01.09.2014, http://znak.com/chel/articles/01-09-19-58/102858.html"
631e1fcac8dc17991f13cb1db2038ef8.gif

Ссылки

Источник публикации