Рамзан Кадыров: “У нас есть команда, и мы не остановим войну, а закончим ее”

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

Рамзан Кадыров: “У нас есть команда, и мы не остановим войну, а закончим ее” Первый вице-премьер республики о ситуации в Чечне

"В “МК”, как и в некоторых других газетах, развернулась дискуссия о ситуации в Чечне, о нынешнем раскладе сил в республике. Сегодня мы продолжаем разговор и предоставляем слово Рамзану Кадырову. О Басаеве Я вам даю слово, Басаева я убью. Это мой враг, кровный враг. Не для того, чтобы было России хорошо, не для того, чтобы было мне хорошо. Он мой кровный враг. И он не человек, он — зверь. Его надо закопать на три метра в глубину. Позвоните Какиеву, позвоните Хамбиеву, позвоните в прокуратуру (я вам сейчас дам телефон), пусть они объяснят, если я такой бандит и террорист, почему меня держат во власти. Если бы мне сегодня сказали, что ты можешь сидеть дома, я свободно и спокойно ушел бы и учился бы дальше. Но я все равно свою месть не оставлю. И буду я служить России, не буду служить России — у меня есть дорога, начатая моим отцом, и я ее закончу. О похищении родственников боевиков Все время подчеркивается, что якобы я задержал родственников Хамбиева. А я клянусь, такого никогда не было, потому что я не воюю с родственниками. Я воюю с теми, кто бегает и убивает наш народ. Я вот что скажу. По поводу этого Махмудова, которого, как утверждают правозащитники, якобы я своровал, что он у меня находится в котельной около дома. Так вот он три дня назад обратился в прокуратуру: “Что вы меня ищете? Что вы допрашиваете наших родственников? Я был в Азербайджане. Уже приехал домой. Меня оставьте. Из меня не делайте политику”. И Махмудов — дома. Что касается того, что родственников Масхадова забрали, и этим так обеспокоены господа правозащитники. А почему не думают, что Басаев и Масхадов убивают тысячи людей... Мы останавливали военных и людей из определенных структур, останавливали их и заставляли снять маски и дальше работали. Будем работать по закону. Вот если по закону не работают люди, мы этих людей преследуем. И если бывают такие моменты, а это десятки моментов, когда не выполняют, не слушают министра внутренних дел Чеченской Республики, то мы их заставляем. И на сайте “Кавказцентр” вы видите, как люди в масках молятся, как они идут на спецоперации в масках, как они скрывают свои лица. Вот это те бандиты, которые занимаются похищениями людей. Они почувствовали, что родственники Масхадова хотели заявить, что якобы Масхадов сдался, — сразу забрали их и увезли куда-то. У нас такая информация есть. Чтобы Масхадов не вел переговоры. Но у него на руках ничего нет. Вот говорят правозащитники, он легитимный президент Ичкерии. Нет такой республики Ичкерия, нет такого слова “Ичкерия” — это забытое прошлое. Было, как сон, и прошло. Об убийстве Ахмата Кадырова Это все воля Всевышнего, что он погиб. Стопроцентно это сделали Масхадов и Басаев. И они заявили, что по их заказу был организован взрыв. Все, что должно было быть сделано, охрана сделала. Но этот заряд был заложен давно. И что случилось, то случилось. И месть будем дальше продолжать, и будет стопроцентная месть... После проведения в Веденском районе операции был убит начальник ГРУ Ичкерии, как они его называют. И пока Масхадов и Басаев живы, эта месть будет продолжаться. И мы убьем Басаева и Масхадова — и так мы закончим это все. Как начальник Службы безопасности президента я обеспечивал безопасность не только президента, но и народа Чечни. Там был начальник охраны, пять человек было в охране Кадырова. Но мы не занимались безопасностью президента, мы в то время проводили спецоперации по республике. Почему это случилось? Вы можете сколько угодно писать, а другие могут по-другому подвести. Вот так и случилось. А почему это до сих пор не раскрыто, почему не опубликовано — все будет в свое время. Вот сейчас пока ликвидируем Басаева, который это заказал, разберемся с некоторыми господами чеченцами, которые дали деньги на это. А пока мы будем молчать. А когда мы их заберем или уничтожим, то тогда мы опубликуем полностью все. О переговорах Сейчас в Веденском районе двадцать человек, которые готовы сложить оружие и которые были и в той войне против, и сейчас они против, они готовы сложить оружие и сплотиться. Мы работаем и днем, и ночью. И я исполнитель, вот мне скажет Кремль, что надо вести переговоры, я буду вести переговоры с определенными людьми. А с Басаевым и с Масхадовым никогда в жизни не буду разговаривать. Они убийцы, они отдавали приказы убивать мирных людей. Они убивали наших глав сел, наших директоров школ, наших милиционеров, мирных жителей, которые проживают на территории Чеченской Республики. С такими людьми пусть разговаривает прокуратура. Если она их оправдает, только тогда они будут чистыми. А я никогда в жизни не соглашусь с Басаевым и с Масхадовым — они убийцы. Они не люди. На три метра в глубину их закопать надо. О хищении бюджетных средств, выделяемых Чечне федеральным центром Я не тот человек, который контролирует деньги. У нас есть компетентные органы. Я курирую силовой блок. О хищениях чеченской нефти Комендатура на постах стоит, милиция, ФСБ, прокуратура. Вот одного человека — нашего бывшего сотрудника назначили командиром полка. Вот тогда выдавали 1200 тонн нефти, а сейчас — ноль. Где они воруют нефть, я не знаю. О проекте Договора по разграничению полномочий между федеральным центром и Чечней Этот договор еще будет дорабатываться с участием специалистов с обеих сторон. Этим будут заниматься наши специалисты, и потом это будет подписано. У нас люди сейчас, команда, и это единственная команда, которая способна восстановить республику, — и восстановит. И мы не остановим войну, а закончим ее."
631e1fcac8dc17991f13cb1db2038ef8.gif

Ссылки

Источник публикации