Распад Союза ССР: мифы и факты

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

Распад Союза ССР: мифы и факты 8 декабря исполнится 15 лет с того дня, как в правительственной резиденции «Вискули» в Беловежской Пуще руководители трех советских республик – Президент РСФСР Борис Ельцин, Председатель Верховного Совета БССР Станислав Шушкевич и Президент Украины Леонид Кравчук – подписали соглашение о создании Содружества Неза­висимых Государств. Советский Союз перестал существовать. Сегодня на страницах «Аргу­ментов неделі» об этом событии размышляет его непосредственный очевидец и участник, известный политик Сергей ШАХРАЙ.


" Был ли «тайный сговор»? Почему все случилось именно в Беловежье, причем так быстро и неожиданно, что стали поговаривать о «тайном сговоре за спиной Горбачева»? На самом деле никакой тайны не было. Спецслужбы, охранявшие Вискули, исправно все докладывали Президенту СССР. Поначалу Борис Ельцин и Станислав Шушкевич все еще надеялись уговорить Леонида Кравчука сохранить хоть в каком-нибудь виде Союз. (Ведь, как известно, в свое время Ельцин не просто сказал «Союзу – быть!», но даже 17 августа 1991 г. парафировал проект Союзного Договора и планировал его подписать 19 августа 1991 г.) Однако украинский президент не желал даже слышать слово «Союз». Наконец нашли формулу – «Содружество» как способ сосуществования государств в одном экономическом, политическом, военном пространстве. Вопреки распространенному мнению о том, что российская делегация прибыла в Вискули с готовым текстом, – не было не только текста, но даже компьютеров и ксероксов: рукописи перепечатывали на электрической машинке, размножали в трех экземплярах с помощью телефакса. Президенты поручили экспертам готовить документы в соответствии с моделью содружества. Общий смысл был ясен, но важно было найти для него необходимую юридическую форму. Все решило то обстоятельство, что в Вискулях собрались три из четырех республик – учредителей СССР в 1922 г. – Россия, Белоруссия, Украина. Четвертой была Закавказская Федерация, которая прекратила суще­ствование в 1936 г., а все члены бывшей ЗСФСР уже вышли из состава Союза (Грузия – 9 апреля, Азербайджан – 30 августа, Армения – 21 сентября 1991 г.). Очевидно, что трое из четырех «отцов-основателей» имели право обсуждать судьбу Союза. В итоге родилась формула соглашения, которая состояла из двух частей. Первое: государства-учредители констатируют факт смерти образованного ими государства – Союза ССР. Второе: Россия, Украина и Белоруссия (опять же в качестве учредителей) объявляют о создании нового объединения – Содружества Независимых Государств. Рулоны факсовой бумаги Когда наконец была готова согласованная «болванка» текста, ее размножили на телефаксе в трех экземплярах, и эти рулоны понесли через коридор в другую комнату, где отдельно от всех находились Ельцин, Кравчук и Шушкевич. С ними в тот момент не было ни экспертов, ни советников. От президентов бумаги возвращались с вопросами, пометками, предложениями. Страницы снова исправлялись, множились – и так по нескольку раз, пока не пришли к выводу – да, это и есть выход из тупика. Затем было решено связаться с Нурсултаном Назарбаевым, президентом Казахстана, попросить его срочно прилететь. Было важно опереться на поддержку этого авторитетного лидера. Однако Назарбаев, несмотря на приглашение, так и не приехал – остался в Москве, в резиденции Горбачева. Говорят, что Горбачев тогда обещал Назарбаеву пост премьер-министра СССР, вдобавок оба президента отказывались верить, что Союз на ладан дышит. Так и не дождавшись президента Казахстана, Б. Ельцин, Л. Кравчук и С. Шушкевич подписали соглашение об образовании СНГ. Подписав соглашение, решили позвонить Горбачеву и Дж. Бушу-старшему. Телефонисты «спецкоммутатора» довольно долго разыскивали хозяина Кремля, а Белый Дом соединился почти сразу. В итоге часть разговора шла параллельно: Ельцин с Бушем, Шушкевич с Горбачевым. Как отречение Николая II Узнав о произошедшем, Горбачев сразу обратился к армии. Он вплоть до своей добровольной отставки 25 декабря 1991 г. обзванивал командующих округов, просил поддержку у маршала Шапошникова. Но военные не откликнулись. Все это очень напоминало историю Николая II в 1917 году, когда царь из Ставки Верховного Главнокомандования обратился к войскам, а военные единодушно высказались за его отречение от престола. Как непосредственный участник тех событий, помню, что российская делегация возвращалась из Минска в Москву в противоречивом настроении. С одной стороны, все понимали, что удалось предотвратить развитие ситуации по «югославскому сценарию» – кровавых межнациональных военных конфликтов между частями одного государства. А ведь первые звонки этого кошмарного спектакля уже звенели тогда по всей территории страны – в Нагорном Карабахе и Приднестровье, Северной Осетии и Чечено-Ингушетии. Но в то же время было ощущение огромной, невосполнимой утраты и тревоги. Точку в юридическом оформлении распада СССР поставили верховные советы России, Украины и Белоруссии, которые практически единогласно ратифицировали Соглашение об образовании Содружества Независимых Государств. Вскоре к СНГ присоединились все, кроме прибалтийских республик и Грузии. 25–26 декабря 1991 г. Верховный Совет СССР подтвердил факт распада Союза и проголосовал за прекращение полномочий союзных органов государственной власти. Сначала исчезла КПСС ПЕРВАЯ причина случившегося в Вискулях, как мина замедленного действия, десятки лет дремала в той статье советской Конституции, которая давала союзным республикам право на свободный выход из состава СССР. Вторая причина – «информационный вирус» зависти, в полную силу проявивший себя в конце 1980­х – начале 90­х. Не выдержав испытания жесточайшим кризисом, сосед стал жалеть куска хлеба для соседа, надеясь выжить в одиночку. В Тбилиси и Вильнюсе говорили, что «хватит работать на Москву», на Урале требовали прекратить «кормить» республики Средней Азии и т.д. Третья причина – процессы так называемой автономизации. К началу 90­х перестройка выдохлась. С политическим и экономическим ослаблением Центра власть начала «протекать» на нижние этажи – в союзные и автономные республики. В процессе соперничества Ельцина и Горбачева за политическое лидерство становилась все очевидней слабость первого Президента СССР, избранного лишь Съездом народных депутатов, а не прямым голосованием населения. Поэтому его положение было менее легитимным и авторитетным, чем любого из президентов союзных республик. Однако на стороне Михаила Горбачева все еще действовал бюрократический аппарат. Из секретных папок ЦК появился на свет так называемый план автономизации. Для того чтобы ослабить Россию и «демократического» Ельцина, предлагалось поднять статус автономий в составе РСФСР до статуса союзных республик. Верховный Совет СССР принял соответствующий закон 26 апреля 1990 г. – механизм «автономизации» был запущен. В результате его реализации карта РСФСР оказалась бы похожей на кусок сыра с огромными дырами – Россия потеряла бы 51% территории со всеми стратегическими ресурсами и почти 20 млн. населения. Сознавая опасность фактического развала РСФСР, российский съезд народных депутатов в целях обеспечения целостности республики подавляющим большинством голосов (907 – за, 13 – против и 9 – воздержавшихся) принял 12 июня 1990 г. Декларацию о государственном суверенитете РСФСР. Вопреки расхожему мнению, в этой Декларации нет ни слова о выходе России из состава СССР. Напротив, РСФСР четко заявила, что собирается и впредь оставаться составной частью обновленного Союза. В сложившейся политической ситуации не выдержал и пошел трещинами огромный монолит КПСС. Мало кто помнит, что в отличие от других союзных республик у РСФСР не было республиканской партийной организации. Создав КП РСФСР в критический для партии момент, противопоставив ее союзному руководству, Иван Полозков и Геннадий Зюганов внесли тем самым решающий вклад в развал КПСС и затем – в распад Союза. Чтобы сместить Горбачева с постов Генерального секретаря КПСС и Президента СССР, радикальное крыло КПСС и партийный аппарат готовили на сентябрь 1991 г. проведение внеочередных съезда КПСС и Съезда народных депутатов СССР. Горбачев обратился за поддержкой к лидерам союзных республик, пообещав им существенно расширить полномочия и форсированно – уже в августе 1991 г. – подписать новый Союзный договор. Чтобы опередить Горбачева с лидерами союзных республик, была предпринята попытка государственного переворота в образе ГКЧП. Однако, вопреки расхожему мнению, ГКЧП был не основной причиной, а последней каплей, перевесившей чашу в пользу распада СССР. Став порождением центрального партийного аппарата и втянутых в переворот региональных структур КПСС, ГКЧП предопределил распад партии, сделал процесс ее реформирования невозможным, а это, в свою очередь, исключило вероятность любых попыток поэтапного реформирования союзного государства. В связи с событиями 19–21 августа 1991 г. Генеральный секретарь ЦК КПСС М. Горбачев 25 ав­густа 1991 г. сложил с себя полномочия Генерального секретаря и призвал ЦК КПСС «принять трудное, но честное решение о самороспуске». С 22 августа по 6 ноября 1991 г. прекратили существование компартии всех союзных республик. Совершенно закономерно, что практически одновременно с распадом структур КПСС лавинообразно разваливалось единое государство. К декабрю 1991 г. из состава СССР вышли фактически все союзные республики, за исключением России и Казахстана. Для того чтобы убедиться, насколько стремительно шел процесс распада, достаточно взглянуть на таблицу, прилагаемую к материалу. Последней точкой в этой разрушительной работе стал украинский референдум 1 декабря 1991 г., когда абсолютное большинство граждан республики поддержало объявление независимости Украины. Таким образом, 8 декабря 1991 года соглашение, подписанное главами трех славянских республик – России, Белоруссии и Украины, официально оформило уже состоявшуюся кончину СССР. Аргумент очевидца Петр КРАВЧЕНКО, эксминистр иностранных дел Белоруссии: «Ельцин искренне пытался спасти Союз, пусть даже в новой, видоизмененной форме. Он убеждал Кравчука в том, что мы не должны уходить друг от друга, что нам этого не простят народы (…). Но Кравчук был непоколебим. Его аргументация была предельно простой. Он говорил, что Украина на референдуме уже определила свой путь, и этот путь – независимость. Советского Союза больше нет, а создавать какие­-то новые союзы ему не позволит парламент. Да Украине эти союзы и не нужны, Украина не хочет идти из одного ярма в другое». «Вечер 7 декабря оказался отмечен и курьезным происшествием. После ужина Ельцин поднимался на второй этаж, где располагались его апартаменты. И вдруг на середине лестницы споткнулся и стал падать спиной назад. С учетом его солидного телосложения такое падение могло закончиться трагично. Охрана замешкалась, все оцепенели, но ситуацию спас Шушкевич, который поднимался вслед за Ельциным и ловко подхватил Бориса Николаевича. На следующий день, выйдя к завтраку, Ельцин по-царски достал из кармана часы и сказал: – Станислав Станиславович, это – за поддержку Президента России в трудную минуту»."
631e1fcac8dc17991f13cb1db2038ef8.gif

Ссылки

Источник публикации