Распатроненный город-4

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


© Газета "Октябрьская площадь - Климовск", № 9, июль 2005

Распатроненный город-4

Стоит ли ждать дивидендов держателям акций ОАО «Климовский штамповочный завод»

(Начало: [page_17131.htm "Распатроненный город-1,2,3"])

Иван Перепалов

Эта история о грустном. О том, как был обескровлен, разорен и растащен на куски крупнейший патронный завод страны. Мы начнем ее с 1991 года, когда было принято решение о создании АОЗТ «ПКФ Климовск». Организатором и первым генеральным директором нового общества закрытого типа стал Василий Владимирович Потриденный, ныне возглавляющий частное предприятие ЗАО «КСПЗ», которому принадлежит имущественный комплекс обанкроченного Климовского штамповочного завода.

В 1991 году ФГУП «КШЗ» еще был могучим госпредприятием, единым и неделимым. Позже из него выделят: в ОАО «Восток» - 15-й цех по производству строительных и спортивных мелкокалиберных патронов, в ЗАО «Виктори-К» - цех охотничьих патронов, в ЗАО «Гурт» - цех выпуска монетных заготовок, в ЗАО «КТЭК» - котельную и цех водоснабжения, а в ЗАО «КСПЗ» - все оставшееся патронное производство…

Не трудно догадаться, что спустя короткое время государство и акционеры КШЗ навсегда лишились этих активов. Так же, как и известного на всю страну дочернего предприятия ОАО «Кардиоэлектроника». Новым владельцем уникального производства кардиостимуляторов, приносящего, по разным оценкам, не менее миллиона долларов чистой прибыли в год, теперь является частное ОАО «Группа МНГ. Управляющая компания», зарегистрированное в г. Лобня Московской области и подконтрольное Хорхе Портилья-Сумину.

Стоявший у руля всех этих трансформаций Василий Потриденный за последние 14 лет успел со всех сторон проявить свои организаторские и коммерческие таланты. Все созданные им за эти годы фирмы – вроде АОЗТ «ПКФ «Климовск», ЗАО «Климовск-Тула», ЗАО «Внешторгэкспорт» и многие другие – мертвой хваткой вгрызались в тело дряхлеющего гиганта КШЗ и насосом откачивали ресурсы. Через эти фирмы шли продажи продукции и услуг завода, в том числе сверхприбыльный экспорт патронов. Но выручка не вся и не сразу возвращалась кормильцу. На отведенные в сторону заводские деньги эти фирмы скупали акции ОАО «КШЗ», вводили своих представителей в совет директоров, которые послушно выполняли приказы хозяев и благополучно вели завод к краху.

После завершения процедуры банкротства, длившейся более двух лет, ОАО «КШЗ» был ликвидирован в ноябре 2004 года. Светлая ему память!

Кому принадлежат дивиденды акционеров КШЗ

Мне довелось присутствовать в маленькой комнатушке редакции Климовского радио, когда во время прямого эфира с главой города журналисты принимали телефонные звонки жителей. – Стоит ли передавать главе этот вопрос? – протянула мне листок помощница ведущей. На нем: «Мария Николаевна с Весенней спрашивает, почему не платят дивиденды по акциям КШЗ, и почему завод не помогает сегодня городу, как это было раньше?»

Никто не любит приносить в дом дурные вести. Тем более людям пожилым. И наверняка небогатым, живущим надеждой на то, что рано или поздно полученные за ваучеры акции завода, которому отдана вся жизнь, сделают их хоть чуть-чуть капиталистами и обеспечат безбедную старость.

Уже не сделают. И не обеспечат. Завода, владельцами которого они себя считают, больше нет. На его месте, за тем же забором, давно кипит частный бизнес совсем других «акционеров», гордо именующих себя ЗАО «КСПЗ».

Они не выкладывали этот завод по кирпичику на руинах послевоенной разрухи, не осваивали «на коленках» новые технологии и не застраивали пядь за пядью вокруг заводских стен свой маленький город – символ новой достойной жизни.

Вместе с имуществом они присвоили историю и трудовую славу КШЗ, его заслуги и награды, знамена и реликвии. Заодно прибрали к рукам товарные знаки и эмблемы КШЗ и Востока, даже латинскую букву V на капсюле.

Схемы растаскивания активов, лишь формально прикрывавшие откровенное воровство и бесхозяйственность, преследовали единственную цель: «кинуть» многотысячную армию акционеров-работников и завладеть всем единолично.

Надо признать: цель достигнута. Судя по реестру акционеров, Хорхе Портилья-Сумин (Йорге Портилла) единолично контролирует 74% акций КСПЗ, записанные на трех его верных ординарцев: Бориса Гимбатова (20%), Юрия Губских (20%) и Виталия Евдокимова (15%), а также на собственную фирму ООО Холдинговая компания «ОПК» (19%). На самом деле все 100% его, но не так давно ему пришлось переоформить в дар Мингосимуществу 26% акций, чтобы формально претендовать на госзаказ или экспортные контракты по линии государственного «Рособоронэкспорта». Впрочем, с 26 процентами акционер по имени «государство» практически ни на что не влияет.

Оборотень

Рассказывают, что Евгений Васильевич Рудаков, избранный генеральным директором КШЗ в апреле 1997 года, примерно за полгода до отставки, организованной Потриденным в середине 2000 года, запретил охране пускать Василия Владимировича на завод. И многие охранники с удовольствием исполняли этот приказ – вплоть до захвата завода героями этого повествования. Дело в том, что Рудаков, как и многие другие руководители, доверившиеся Потриденному и пытавшиеся делать с ним бизнес, в конце концов понял, с кем имеет дело. Он нашел в себе мужество резко указать Васе на дверь.

За что Рудаков выставил Потриденного? Оказывается, Василий Владимирович, скупивший к тому времени акции КШЗ и входивший в совет директоров, регулярно пользовался своими полномочиями и запрашивал отчеты бухгалтерии о должниках и кредиторах завода. Получив нужные сведения, он отправлялся к кредиторам с предложениями усилить давление на завод, чтобы получить дополнительные выгоды. Он, с одной стороны, имел доступ к самой сокровенной информации изнутри, а с другой – использовал ее для давления на завод снаружи, с помощью своих фирм и прочих кредиторов. На сегодняшнем языке это называется использование инсайдерской информации в личных целях. В США и Европе это является тяжким экономическим преступлением, за которое дают приличный срок.

А начиналось все в обычной «Васиной» манере: любовь и дружба взахлеб. В отпуск Рудаковы и Потриденные ездили только вместе, семьями отмечали все дни рожденья и праздники. Василий не упускал ни одного повода занести подарочек и попить чайку. Он не уставал восхищаться Рудаковым, его профессионализмом, мудростью и дальновидностью… Но уже в апреле 2000 года Потриденный – как президент ЗАО «Внешторгэкспорт» - подпишет трехстраничное требование о созыве внеочередного общего собрания акционеров КШЗ для немедленного свержения Рудакова. В этом документе фамилия вчерашнего кумира фигурирует в окружении таких оборотов как «злоупотребления и мошенничество перед государством», «круговая порука», «грубое игнорирование интересов акционеров и государства».

От любви до ненависти один шаг. Столь резкие смены настроения - характерный почерк Потриденного. Из примерно пяти десятков бывших заводчан, с которыми мне довелось говорить, никто не назвал его порядочным человеком. Его не просто не уважали (за глазами иначе, как пренебрежительно и по-кошачьи «Васька» не звали), но точно знали – сволочь и стукач, сдаст или подставит.

Рассказали еще о нескольких такого рода «перевертышах», когда Потриденный с обезоруживающей преданностью, кротостью и смирением («без мыла») втирался в доверие и получал, чего хотел, а затем «грамотно» подставлял и выбрасывал из бизнеса своего покровителя. Так было с бывшим директором КШЗ Беляевым, бывшим секретарем горкома Антоновым. Но самой громкой можно считать историю с Юрием Матвеевичем Баскаковым.

Прощайте, мистер Хорхе!

На КШЗ «Баскаков» было именем нарицательным. Настоящий «оборонщик» старой закалки и многолетней выдержки. С 14 лет на заводе, знал на нем каждый уголок. Прирожденный технарь и энтузиаст патронных технологий, работяга-трудоголик, непререкаемый авторитет в капсюльной тематике.

Передо мной номер Российской газеты за 23 февраля 2000 года, где речь идет о завершившейся в США ежегодной выставке предметов вооружения "Шот Шоу", на которой самым сенсационным оказался российский стенд. На нем демонстрировались созданные специалистами ОАО «Восток» под руководством Баскакова и - самое главное - уже освоенные в производстве первые в мире экологически чистые капсюли. Сенсационность объясняется не только исключительной актуальностью изобретения, но и тем, что над решением той же задачи многие годы безрезультатно бились лаборатории крупнейших всемирно известных американских и европейских патронных корпораций. И вот, когда многие из них уже склонялись к выводу, что проблема неразрешима, на международном рынке неожиданно появляется серийная российская продукция. «Нельзя не восхищаться упорством, изобретательностью и одухотворенностью этих подвижников, - писала газета. - Нельзя не восхищаться генератором этой беспрецедентной разработки - Юрием Баскаковым, чутко уловившим главную тенденцию мирового патронного рынка, имевшим дерзость взяться за, казалось бы, неразрешимую - даже для мощных западных корпораций - проблему. Человеком, буквально заразившим коллег своей неукротимой энергией и верой в успех и в конечном итоге переломившим тяжелую для целой отечественной отрасли ситуацию в более благоприятную сторону. Такое по плечу далеко не многим. Ведь, по существу, группа Баскакова отвоевала для России почетнейшее место на мировом рынке патронов».

ОАО «Восток» появилось в 1992 году в результате «автономной» приватизации 15 цеха КШЗ. Его сразу же возглавил Баскаков. В условиях очевидного кризиса российской патронной отрасли он сумел объединить усилия нескольких крупнейших научно-производственных комплексов – в Ульяновске, Туле, Котовске и Муроме, чтобы разработать и поставить на поток экологически чистые капсюли третьего поколения.

Думаю, Юрий Матвеевич искренне верил, что патронщики всей России – одна большая семья, которая должна творить вместе, а лавры - поделим потом. Кому первому и сколько достанется – беспокоило его во вторую очередь.

За такой вот непростительный в наше время альтруизм он и поплатился, когда завод внезапно оказался в руках профессиональных торгашей, которые не умели создавать и развивать, но очень хорошо освоили искусство «толкать» и «пилить».

Баскакова выкинули не сразу. Поначалу он даже сдружился с Хорхе, не раз вместе парились в бане, как настоящие друзья. С приходом нового хозяина (Баскаков называл его не иначе, как «мистер Хорхе») на заводе вновь объявился и Потриденный. Но никто из новых назначенцев на руководящие должности в КШЗ (Мельник, Фокин) не хотел брать к себе интригана, ославившегося в скандальных история (о них - рассказ еще впереди). На только что созданное ЗАО «КСПЗ» поставили командовать главного инженера КШЗ Владимира Муравьева. Тогда оставшийся без места Потриденный решил в очередной раз задружиться с Баскаковым. И тот, приняв Васины «фигуры ухаживания» за чистую монету, сам бросился в объятья к своему будущему душителю и попросил Хорхе назначить Потриденного своим замом в ОАО «Восток».

Человек широкой души, Юрий Матвеевич Баскаков щедро делился с Хорхе и Потриденным своими связями в отрасли, а они у него, надо сказать, были просто фантастическими. Баскаков познакомил Хорхе и Потриденного с министрами и их заместителями, начальниками различных отделов и управлений Минобороны, ГРУ, СВР, ФСБ и МВД. Представил их и тогдашнему гендиректору Российского агентства по обычным вооружениям Александру Ноздрачеву, без которого КСПЗ никогда не получил бы в столь сжатые сроки полный пакет лицензий на производство и продажу патронов. Знакомство состоялось осенью 2001 года в Сочи на совещании генеральных директоров оборонных предприятий.

Для Василия та поездка во всероссийскую здравницу останется в памяти на всю жизнь – во всяком случае, не меньше, чем отсидка в американской тюрьме. После массивного возлияния с высокими начальниками он решил показать класс в заплыве на длинную дистанцию. Набежавшая волна унесла перепившего «героя» далеко от берегов, и лишь подвиг более трезвых товарищей спас будущего гендиректора КСПЗ от неминуемой гибели.

«Идиллия» продолжалась недолго. Капля камень точит, а у В.В. - отменное чутье, что и в какой момент нужно «капнуть». Примерно спустя полгода после начала совместной работы Потриденный без особого труда убедил Хорхе, что Баскаков – плохой хозяин, не понимает, кому должен теперь носить деньги и, главное, помогает конкурентам – Муромскому, Ульяновскому, Котовскому и Тульскому заводам прибирать к рукам наше сокровище – капсюльную технологию.

Впервые в жизни Юрия Матвеевича вызвали на стрелку – в гараж, где расставлены майбахи Хорхе. Чего можно ждать от парочки «мистер Хорхе-Потриденный» - Баскакову дважды объяснять не надо. Как человек разумный он посчитал за благо уйти «по собственному желанию».

Как сказал один очень уважаемый в городе человек: Баскаков голос потише имел, потому и в живых остался...

Та же участь ждала и первого директора КСПЗ Владимира Муравьева. Хороший технарь, он мало что понимал в юридических тонкостях и потому подписывал всё подряд, что ему давали – массу спорных документов по переброске имущества КШЗ на КСПЗ в счет погашения фиктивных кредитов, полученных КШЗ от ООО «Группа МНГ. Управляющая компания» (участие этой фирмы в умышленном банкротстве КШЗ отмечено в заключении ФСФО, см. «ОП» №5, июнь 2005). Как только операция вывода активов завершилась, серый кардинал Потриденный вновь устроил несколько удачных поводов, чтобы столкнуть Муравьева с Хорхе, после чего Муравьев не просто ушел – убежал, нет, улетел, пулей.

Мотивы столь экстренной эвакуации не нужно объяснять. У специалиста с таким уровнем квалификации и опытом даже не было времени подыскивать себе другое место работы, он срывался и убегал в никуда, лишь бы уцелеть. Сейчас Владимир Муравьев успешно трудится на одном из крупных предприятий Климовска. Будем надеяться, что там ему ничего не угрожает. (Для особо впечатлительных читателей, уже ощупывающих пистолет в кармане брюк, сообщаю: ни Баскаков, ни Муравьев не давали интервью для этой статьи).

Вместо прибыли - затраты и убытки

Но вернемся к нашей теме – разворовывание КШЗ. Далее мы расскажем, как у завода уводили деньги, на которые скупались его акции, а затем – присваивалось его имущество.

Перенесемся вновь в год 1995-й, когда возглавляемое Потриденным АОЗТ «ПКФ Климовск» во всю грузило на экспорт охотничьи патроны в адрес американской корпорации «Игл Эксим Инк.», г.Сан-Франциско. Конъюнктура была отличная. Цены «на борту судна» превышали 180 долларов за тысячу штук. С завода продукция грузилась по цене 64 доллара за тысячу (легко прикинуть разницу при миллионных поставках). «ПКФ Климовск» выступала комиссионером КШЗ, то есть действовала по его поручению и за его счет, но от своего имени. При этом ею был заключен договор о совместной деятельности с «Игл Эксим Инк.», по которому прибыль от продажи патронов должна была делиться поровну между «ПКФ Климовск» и американцами.

После завершения отгрузок в марте 1995 года подвели первые итоги совместной деятельности, и «Игл Эксим Инк.» перечислила своему партнеру «ПКФ Климовск» долю от прибыли - 753 тысячи долларов США. По сути - все эти деньги (не говоря уж о доле американцев, которые наживались на неопытности российских оборонщиков) должны были бы полностью принадлежать КШЗ, изготовившему и отгрузившему продукцию. И тогда не было бы задержек зарплаты на полгода и прочих долгов, из-за которых началось банкротство. Но разве для этого громоздилась вся конструкция?

Как оказалось, завод не только не должен был участвовать в прибыли, но не покрыл даже себестоимость, по которой патроны отгружали на экспорт. Спланированная Потриденным операция «удачно» завершилась невозвратом валютной выручки на сумму около 2,3 миллиона долларов США и многолетними безрезультатными судами.

Складывается впечатление, что тогдашние руководители КШЗ свято верили, что никто не позволит обанкротить градообразующий завод. Потому охотно повелись на посулы, что прибыль от продаж будет справедливо делиться между избранными - акционерами «ПКФ Климовск». Постепенно их набралось около 400 – помимо заводских руководителей всех уровней пришлось взять в партнеры «нужных» чиновников, подписывавших разрешения и согласования, а также коммерсантов, традиционно промышлявших у кормушки.

Одного не учли малоопытные в бизнесе оружейники: не тот человек Василий Владимирович, чтобы просто так раздавать полученную прибыль скопищу нахлебников. Зачем показывать прибыль на «ПКФ Климовск» и платить с нее налоги? Зачем платить дивиденды? Потриденный срочно вылетает в Америку, чтобы поправить ситуацию, и возвращается оттуда с письмом от «Игл Эксим Инк.» о том, что перечисленные ими 753 тысячи долларов – это, дескать, совсем не прибыль, как было указано в платежке, а оплата за текущие поставки продукции. Что же при этом стало с прибылью, которая была заработана и распределена, письмо умалчивало. Одновременно Потриденный сообщил, что разорвал с американцами договор о совместной деятельности на том основании, что эта деятельность на дает результатов. Вот те на! Или 753 тысячи долларов не результат? Но как мудро говаривал один старый бухгалтер, врешь в корешке - ври в квитанции. Если сказал, что не было прибыли – ври до конца, что ее никогда не было, не могло быть и не будет.

Быть может, именно после того экстренного визита Потреденного с просьбой о подложном письме для перекрашивания прибыли в расходы, ушлые американцы поняли, что с российской стороны деньги уводят в сторону, и решили вообще не платить по долгам. Вор украл у вора! А может и сам В.В. предложил американцам «кинуть» свою русскую фирму и распилить полученное от продажи патронов – можно только гадать. Факт остается фактом – деньги за поставки 1995 года в сумме 2,3 миллиона долларов США в страну не вернулись до сих пор.

В августе 95-го Потриденный вновь отправился в Штаты, может быть для того, чтобы окончательно обговорить с партнерами схему дележа выручки. Но тут он неожиданно вляпался в такую историю, после которой, как рассказывают, у него навсегда отпало желание и исчезла возможность навещать родину пепси-колы.

Первая посадка

Потриденного арестовали и посадили в американскую тюрьму.

Несколько человек рассказали мне две версии этого инцидента. По первой из них, Потриденного задержали по подозрению в участии в контрабанде оружия и отмывании денег на территории США. Накануне, в апреле 95-го, в Америке на складах «Игл Эксим Инк.» была арестована партия патронов из России в рамках расследования контрабандных схем поставок оружия. Вероятно, если следовать этой версии, придуманная Потриденным замена прибыли на расходы не осталась без внимания американских финансовых органов. Возможно, в деле фигурировали и сомнительные счета, на которые перегонялись деньги. Позже адвокаты кое-как замяли проблему, но вопросы у федералов к российской стороне остались. Поэтому, когда Потриденный прилетел в августе, его тут же «приняли».

По второй версии, Василий, приземлившись, отправился отрываться в местный ресторан, где решил приударить за симпатичной путаной (пол не сообщается). Слово за слово, начал кадрить и тащить в номер. В США приставание в публичном месте с предложением заняться сексом за деньги является преступлением. За что и посадили гендиректора «ПКФ Климовск» в каталажку.

Потом американские друзья внесли залог и Потриденного отпустили до суда. Но он не стал дожидаться процесса и сбежал в Россию, чем грубо нарушил закон. Из-за этого теперь на веки вечные значится В.В Потриденный в черных списках разыскиваемых американским правосудием. А залог за него и прочие издержки, вероятно, были покрыт из тех самых денег, которые так и не дошли до ни до КШЗ, ни до ПКФ Климовск.

Бунт на корабле

Выходки Потриденного и не могли не вызвать возмущения у участников «ПКФ Климовск». В стане дольщиков начался бунт. Это воровство, у нас украли деньги! - возмущались самые буйные. Революционная ситуация обострилась, когда в ноябре 95-го американцы внезапно организовали телефонную конференцию напрямую с гендиректором КШЗ Рудаковым и сообщили, что после завершения той самой совместной деятельности, которая якобы не давала результатов, осталась нераспределенная прибыль, около 220 тысяч долларов, которую предлагается направить на бонусы руководителям КШЗ и «Игл Эксим Инк.», минуя Потриденного и «ПКФ Климовск».

Общее собрание учредителей принимает решение отстранить Потриденного от руководства и назначить президентом «ПКФ Климовск» главного бухгалтера КШЗ Анатолия Лашевича.

Лашевичу пришлось возглавить предприятие, которое более не вело коммерческой деятельности, а занималось лишь расследованием махинаций предыдущего директора и судами с «Игл Эксим Инк.». Надо отдать должное, обескровленная и увешанная долгами «ПКФ Климовск» за три года сумела-таки выиграть иск к американцам в Международном арбитраже Стокгольма. Но на легализацию судебного решения в США и взыскание денег с «Игл Эксим Инк.» средств уже не было. А Потриденный в это время уже рулил другой организацией – ЗАО «Климовск-Тула», куда сумел перебросить часть ликвидных активов «ПКФ Климовск».

Где взяли деньги на скупку акций КШЗ

В декабре 96-го при активном участии Потриденного гендиректором КШЗ назначили Вячеслава Башкова, имевшего авторитет ближайшего подельника Василия Владимировича. С этого момента началась полная вакханалия. Башков подписывал письма к контрагентам и должникам завода, чтобы они платили не на счета КШЗ, а прямиком Потриденному на ЗАО «Внешторгэкспорт». Именно на эти в наглую уведенные у завода деньги «Внешторгэкспорт» и скупал у работников КШЗ, которым Башков по полгода задерживал зарплату, акции завода.

Великолепная идея – чтобы работнички охотнее несли свои акции, купленные за ваучеры, нужно просто не платить им зарплату. А чтобы у предприятия действительно не было денег на зарплату – достаточно выручку перенаправлять налево, и все.

С января 1997 года Потриденный подписал с Башковым договор о совместной деятельности по производству патронов, по которому завод в счет своего вклада в совместную деятельность отдавал «Внешторгэкспорту» патроны по плановой себестоимости, а «Внешторгэкспорт» - продавал патроны по рыночной стоимости. Поскольку эта плановая себестоимость ничего общего с фактической не имела, за несколько месяцев такого «партнерства» КШЗ понес более 2 миллионов рублей убытков. Ясно и без дальнейших разъяснений, кому в итоге доставались вершки, а кому – корешки.

Обратите внимание, все это были не разовые сделки. В течение многих лет подряд завод под разным поводами и предлогами, изобретенными или организованными Потриденным & Co., не мог торговать самостоятельно и пользовался «прокладками», впитывавшими в себя все без остатка.

Стая, свора, шобла…

Ресурсы утекали с завода с невиданной скоростью. Работал дружный тандем: Вячеслав Башков (директор КШЗ, ныне – директор по производству КСПЗ), Владимир Королев (начальник отдела снабжения КШЗ, ныне - исполнительный директор КСПЗ), Виктор Рыжов (директор по производству ОАО «Восток», ныне – коммерческий директор КСПЗ) и Анатолий Лашевич (главный бухгалтер КШЗ). Художественный руководитель концессии – Василий Потриденный, президент ЗАО «Внешторгэкспорт», член совета директоров КШЗ.

Глядя на их «изможденные» лица на фотографиях, первое, что бросается в глаза – характерные приметы друзей зеленого змея. Водка и другие крепкие спиртные напитки всегда были «золотым ключиком» к сердцам этих «матерых» производственников, героев капиталистического труда. Перефразируя детскую песенку, «на пьяницу не нужен нож, ему как следует нальешь и делай с ним что хошь». Сколько раз Потриденного выручал этой простой житейский способ, с помощью которого можно и выгодное дельце устаканить, и зацепить человечка, подсадить на крючечек, на маленькую общую с ним тайну, преступленьице, о котором, если что, и раззвонить можно. А можно и промолчать, но за это нужно давать воровать дальше. Вот так.

Есть команды, которые спаяны настоящей дружбой, уважением, абсолютным доверием, преданностью друг другу и общему делу. Про таких говорят Команда с большой буквы. А есть другие. Их чаще называют «стая», «свора» или «шобла». Здесь цементирующим веществом выступает липкая грязь соучастия в преступлении – воровстве, измене, обмане, предательстве или даже убийстве. А чтобы пробивающиеся иногда из глубин подсознания импульсы совести и моральной ответственности не давили на мозг, нужно почаще заливать зенки и отключаться от реальности. В конце концов, мир так не совершенен и в нем столько зла и несправедливости, что одним больше, одним меньше – не имеет значения...

Поразительно, но ни о Башкове, ни о Королеве никто из моих собеседников, работавших с ними на КШЗ или продолжающих трудиться на КСПЗ, не смог вспомнить ничего хорошего. Запомнилась история про несчастный случай в 96-м, когда у Башкова в цехе погиб рабочий, его затащило в барабан и размолотило на куски. Узнали об этом только на второй день. Причиной была вопиющая халатность со стороны Башкова как руководителя, энергетиков и мастера цеха. Но Башков сумел уйти от ответственности, и крайним сделали мастера…

Полет стаи Потриденный-Башков-Королев-Рыжов-Лашевич прервался в апреле 97-го, когда по решению общего собрания акционеров сняли Башкова и избрали гендиректором КШЗ Евгения Рудакова. Начались проблемы. Рудаков запретил очередную крутую схему, на которой нашим дельцам светили «лунные» деньги.

Дело в том, что начальник отдела снабжения КШЗ В.Н. Королев обнаружил на базисных складах завода большое количество неучтенного пороха и рассказал об этом Потриденному. Тот сразу же предложил продать этот порох от «Внешторгэкспорта» на КШЗ по рыночной цене и присвоить деньги. Но порох – не семечки, так просто ниоткуда взяться не может. Нужно было еще одно оборонное предприятие в серединке для игры в распас. Согласились помочь дружки из Казанского завода, где производили пороха. Договорились на бумаге передать неучтенку казанцам по условной минимальной цене, как некондиционную, для переработки, а затем – также на бумаге и по той же «нулевой» цене – этот порох покупает у Казани «Внешторгэкспорт» и продает КШЗ уже по полной стоимости. Красиво? Красиво! Жаль, Рудаков не дал.

За годы работы в патронном бизнесе Потриденный привык к временным трудностям. Не спеша, без суеты, он все равно добился своего, «сожрал» Рудакова - его сняли по требованию ЗАО «Внешторгэкспорт» в 2000 году, когда контрольный пакет акций уже находился в руках Хорхе и Потриденного. Что случилось с Рудаковым дальше – мы уже рассказывали в «Распатроненном городе-2» (№6, июль 2005).

Вернувшись на площадку вместе с Хорхе, Потриденный тут же восстановил в правах свою стаю и процесс пошел. Уже не нужно было прятаться и тырить по мелочам. Задача стояла куда более масштабная – вывести все основные фонды с КШЗ на свои фирмы. Для этого нужно было вначале обвесить завод неподъемными долгами, а потом – за эти самые долги – забрать у него имущество.

Липовые кредиты перечисляло ООО «Группа МНГ.Управляющая компания». Все делалось под надежным прикрытием в Новикомбанке, где КШЗ специально открыли счет. Тут же со счета КШЗ на счет подставной фирмешки в этом же банке кредитные деньги переводились в оплату якобы выполненного капитального ремонта оборудования. Для пущей убедительности нужно было сымитировать ремонт - на 2 миллиона долларов. За это отвечал В.Башков. Он тщательно выбрал, какие станки якобы подверглись модернизации, определил, сколько на какой списать расходов, и поставил людей покрасить эти станки снаружи, чтобы не было сомнений в их полном и безоговорочном техническом перерождении.

Не подвел и Королев. На складах КШЗ в начале 2002 года числилось огромное количество готовых патронов. Их решили срочно переписать из «готовой продукции» в «незавершенное производство», чтобы затем по бросовой цене сырья продать самим себе на КСПЗ, а оттуда – толкнуть по нормальной рыночной цене. Вот так на КСПЗ и появились деньги. Так руководство КСПЗ начало распространять легенду о том, что они мгновенно наладили выпуск патронов. На этих украденных у КШЗ запасах продержались довольно долго.

Тогда же в начале 2000 года Потриденный и Хорхе занялись долгом Минобороны перед КШЗ, который превышал миллион долларов США. В конце концов Минобороны свои обязательства выполнило, но деньги на КШЗ не попали. Как обычно, с помощью нехитрых вексельных схем, прокрученных в одном из банков, средства осели на подконтрольных организациях.

Вот так потихонечку да помаленечку клевали наши курочки по зернышку. Только одного долга Минобороны хватило бы, чтобы предотвратить банкротство, реструктурировать долги и восстановить завод. А если бы вернуть КШЗ все, что было украдено стаей-сворой – тогда он точно выбился бы в лидеры отрасли, во всяком случае, был бы не хуже соседнего ЦНИИ ТОЧМАШ или Подольского ОАО «ЗиО»…

Но КШЗ тем временем уверенно продолжал свой путь к банкротству, которое началось в августе 2002 года. В день оглашения судебного решения о начале процедуры на заводе полностью сожгли бухгалтерию – концы в воду. Но, как известно, рукописи не горят…

Что же касается заслуженных подельников – Башкова, Королева, Рыжова - их ратный труд в деле разорения «ничейного» КШЗ и укрепления частного КСПЗ достойно отмечен работодателем: каждому с барского плеча куплена новенькая Нива-Шевроле и регулярно выдается премия в конверте (иначе, судя по скромным зарплатным ведомостям, они б давно обносились и оголодали).

Гудит земля

Десятки, сотни работников КШЗ оказались втянутыми в преступные махинации – с патронами, со списанием затрат на фиктивный ремонт, с уводом выручки на сторону, с воровством имущества, по переделке балансов и исключению из них различных активов. Трудно винить этих людей, простых исполнителей-стрелочников, они были вынуждены исполнять приказы – кто под страхом потерять работу, а кто и под страхом избиений, такой метод «мотивации» широко практиковался мистером Хорхе (надеюсь, мы сумеем рассказать читателям про уникальное уголовное дело, возбужденное Подольской спецмилицией по факту нанесения тяжких телесных повреждений работнику КШЗ В.Горбатюку, но впоследствии закрытое ввиду того, что пострадавший отказался «вспомнить», кто его избил).

Многие из таких людей, для которых КШЗ действительно был частью жизни, их прошлым, настоящим и будущим - не могут молчать.

Их душит обида и мучает совесть.

У них украли то, что принадлежит им по праву.

Это они акционировали КШЗ, и они должны были владеть и управлять своим заводом.

Вместо этого их руками выгребает жар какая-то стая-свора-шобла…

Пока они говорят тихо, шепотом и с оглядкой по сторонам. Из заветных уголков достают припрятанные желтые листки – сохраненные документальные свидетельства преступлений, совершенных новыми хозяевами, окопавшимися на Заводской, 2.

Среди этих листков есть и своего рода дневники с хроникой захвата завода – записи неприметной служащей о том, что ей довелось видеть и слышать, о высоких покровителях из правоохранительных органов, именами которых не стеснялись угрожать или кичиться на пьянках и разборках…

Нет, не только рукописи не горят. И каждому непременно воздастся по делам его.