Расправа Над Банкиром

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


За уголовным преследованием стоит одна из нефтяных компаний, контролируемая земляком Тагирбекова, преследующая цель отнять у него "Смоленский пассаж".

1108712809-0.jpg Группа вооруженных людей в форме сотрудников милиции ворвалась в помещение 1-й клинической больницы Управления делами Президента РФ, в одной из палат которой находился председатель Правления «Мосстройэкономбанка» Казибек Тагирбеков. Вместе с милиционерами в больницу ворвался и заместитель Хамовнического межрайонного прокурора Денис Рожков.

После непродолжительной схватки с охраной больницы и несмотря на протесты врачей, г-н Тагирбеков был насильно увезен в Хамовнический суд Москвы. За прошедшую неделю это второй инцидент, связанный с именем известного банкира, участниками которого становятся сотрудники хамовнической прокуратуры. Две предыдущие попытки заключения г-на Тагирбекова под стражу были признаны судом незаконными и не имеющими для этого никаких оснований.

Скандал, в центре которого оказались сотрудники Хамовнической прокуратуры Москвы, обрастает новыми подробностями. Напомним, что на прошлой неделе прокуроры предприняли попытку заключения под стражу руководителя «Мосстройэкономбанка» и одновременно хозяина торгового комплекса «Смоленский пассаж» Казибека Тагирбекова. Как утверждала и продолжает утверждать защита банкира, ни единого законного основания для этого у прокурорских работников не было.

Напомним, что еще четыре месяца назад с заявлением в правоохранительные органы обратилась москвичка. Женщина сообщила о нарушении ее прав как акционера «Мостройэкономбанка» — дескать, руководство банка владеет «Смоленским пассажем» незаконно. Информация, согласитесь, важная, если бы не несколько существенных «но».

Во-первых, «Мосстройэкономбанк» — один из уполномоченных банков Правительства Москвы, а потому речи о каких-либо «незаконных действиях» и быть не может: в «Смоленский пассаж» банк инвестировал больше 30 миллионов долларов, торговый центр получил вторую жизнь, он процветает. А с Москвой у банка целый пакет официальных долгосрочных инвестиционных договоров.

Во-вторых, претензии обиженной дамы-акционера относятся ко времени, когда… ее в числе акционеров не было и в помине! Ведь владелицей всего 1 (!) акции – это в третьих – женщина стала лишь прошлой осенью. Получается, купила акцию (или ей эту бумагу подарили, не важно) и заявила свои претензии. Мол, в 99-м году были нарушения, в 2000-м…

С чего это вдруг Хамовническая прокуратура так рьяно взялась за это дело пока неизвестно – суд, состоявшийся 10 и 12 февраля, отказался заключить г-на Тагирбекова под стражу. Более того, ситуацию с насильственными действиями в отношении руководителя «Мосстройэкономбанка» взял под личный контроль мэр Москвы Юрий Лужков.

В нашем распоряжении – уникальный документ. Это стенограмма переговоров между следователем Хамовнической межрайонной прокуратуры г. Москвы Еленой Васильевой, заместителем районного прокурора Денисом Рожковым и адвокатами г-на Тагирбекова: Рубена Маркарьяна, Анатолия Иваниченко и Сергея Дорохина. Запись сделана 9 февраля в помещении Хамовнической межрайонной прокуратуры ЦАО. В тот день прокуратура впервые попыталась арестовать банкира. Время: 13.50 — 14.20.

После окончания допроса Казибека Тагирбекова следователь Елена Васильева ненадолго вышла, но после вернулась и сказала:

Следователь: Соответственно у нас два варианта: либо Казибек Рашидович на своей машине со мной едет в суд, либо мы поедем на конвойной машине.

Адвокат Дорохин: Основания для задержания?

Следователь: Я не задерживаю Казибека Рашидовича, мы доставляем его в суд.

Адвокат Дорохин: Значит, он приедет сам.

Следователь: Он поедет со мной и сотрудником милиции.

Адвокаты: Он может сам доехать… Нам не понятно, процессуально – это как? Кого Вы повезете в суд?

Следователь: Обвиняемого.

Адвокаты: Разве в отношении него избрана мера пресечения?

Следователь: Избираем меру пресечения в виде заключения под стражу.

Адвокат Дорохин: Да, пожалуйста! Но он задержан в качестве подозреваемого? Покажите мне норму закона, регламентирующую Ваши действия?

Следователь: Что – доставка в суд?

Адвокат Дорохин: Да, доставка обвиняемого в суд под конвоем. Конвоироваться у нас может только тот, кто задержан или находится под стражей. Вы хотите доставить под конвоем в суд человека, находящегося на свободе?

Тагирбеков: Я приехал к Вам по доброй воле, я никуда не скрываюсь.

Следователь: Я Вас не задерживаю.

Адвокаты: Мы можем идти?

Следователь: Нет, я говорю: процессуально задержать можно подозреваемого, а Казибеку Рашидовичу предъявлено обвинение.

Адвокат Дорохин: Так чего мы здесь сидим?

Следователь: Потому что мы сейчас едем в суд.

Тагрибеков: Может, Вы нам дадите предписание явится в суд? Мы явимся добровольно.

Адвокат Иваниченко вслух разъясняет Тагирбекову К.Р., что его незаконно лишили свободы. Мера пресечения не избрана, а конвой определяется на основании лишь устного указания.

Тагирбеков: Должно быть решение суда, чтобы меру пресечения применить?

Адвокат Иваниченко: Да, но его нет.

В комнату зашел заместитель прокурора Хамовнической межрайонной прокуратуры г. Москвы Денис Рожков.

Адвокат Дорохин: Объясните, почему нашего клиента пытаются доставить в суд под конвоем, без процессуальных оснований? Он не является задержанным!

Адвокат Иваниченко: Кто лишал его конституционных прав на свободу передвижения? Почему сотрудники милиции должны доставить его в суд?

Адвокат Дорохин: Вы хотите человека силой доставить в суд?

Рожков: Я никакую силу применять не буду.

Адвокат Иваниченко: Тогда, во сколько нам надо явится в суд?

Рожков: А в чем проблема, Казибек Рашидович?

Тагирбеков: Вы же попросили – я приехал.

Рожков: А в чем проблема, если в Вашей машине поедет сотрудник милиции?

Тагирбеков: А почему мой водитель должен об этом знать?

Рожков: Так в чем проблема?

Тагирбеков: Вот мой адвокат, пусть он скажет.

Рожков: Хорошо, я спрошу адвоката.

Адвокат Иваниченко: Вы лишаете моего подзащитного конституционного права на передвижение. Вы хотите, чтобы он явился в суд? Дайте предписание, повестку. На каком основании Вы хотите его доставить в суд с милицией?

Рожков: Вы ходатайство напишите, я Вам на него отвечу, ладно?

Адвокат Иваниченко: Вы нам скажите – мы можем идти или не можем?

Рожков: Вы – адвокаты – можете идти в суд, домой, куда хотите.

Адвокат Иваниченко: На каком основании наш подзащитный должен сидеть в Вашем кабинете?

Адвокат Маркарьян: Тем более, что допрос окончен.

Денис Рожков и следователь Елена Васильева вышли. В кабинет зашел милиционер – старший сержант.

Адвокат Иваниченко: Так и запишем – допрос окончен, зашел сотрудник с таким-то номером. Вы нам препятствуете в свободном выходе?

Милиционер: Нет, но…я смотрю за тем, чтобы…

Адвокат Дорохин: Так тогда мы пойдем?

Адвокат Иваниченко указал, что подзащитный может выйти из кабинета. Подошла следователь Елена Васильева.

Следователь: Подождите, не уходите.

Тагирбеков: Мне выходить можно?

Следователь: Подождите, не уходите для следственного действия.

Адвокат Дорохин: Но у нас на руках протокол, допрос же окончен!

Адвокат Иваниченко: Для какого следственного действия?

Следователь: Допроса… может быть.

Адвокат Иваниченко: Если Вы объявили нам начало нового допроса, то составьте протокол. Что значит «может быть»? Может быть, Вы сейчас начнете подзащитному иголки под ногти засовывать!

Адвокат Маркарьян: Вы препятствуете свободному передвижению нашего доверителя.

Адвокат Иваниченко: Он лишен свободы передвижения?

Следователь: Нет.

Адвокат Маркарьян: Тогда мы пойдем.

Рожков: Вы в суд отказываетесь являться?

Адвокаты: Нет, не отказываемся.

Тагирбеков: Дайте повестку, мы пойдем в суд сейчас же. Скажите, к какому часу, какой судья, какой суд, мы придем. Зачем я с конвоем поеду?

Рожков: Вы найдете в УПК панятие «повестка в суд»? Вот Вас вызвали официально в суд.

Адвокат Маркарьян: Нет, нас вызвали в прокуратуру для допроса.

Адвокат Иваниченко: Выходите, Казибек Рашидович!

Рожков: В данном случае Вы пытаетесь… скрыться?

Адвокат Иваниченко: Нет, не пытаемся, это Вы пытаетесь нас задержать.

Рожков: Это не я, это милиция. Вы можете идти, а Казибек Рашидович – нет.

Адвокат Дорохин: Он задержан?

Рожков: Нет, он не задержан.

Адвокат Дорохин: А что он тогда здесь делает?

Рожков: Он доставляется в суд. А то Вы сейчас выйдете и скроетесь.

Адвокаты: Это Ваша фантазия.

Тагирбеков: Если бы я хотел скрыться, я бы сюда не приехал.

Рожков: У Вас сейчас есть шанс, что Вас арестуют.

Адвокат Иваниченко: Что значит шанс?

Денис Рожков вышел, оставив милиционера в дверях.

Вопрос адвоката Маркарьяна милиционеру:

«Товарищ милиционер, мой подзащитный может пройти мимо Вас?».

Милиционер: Нет, не может.

Адвокат Маркарьян: Почему?

Милиционер: На устном основании.

Зашла Елена Васильева.

Тагирбеков: Я могу пальто взять?

Следователь: Вам придется какое-то время подождать.

Вопрос адвоката Иваниченко: На каком основании мы сейчас находимся здесь, в прокуратуре?

Следователь: Следственные действия продолжаются…

Адвокат Иваниченко: Какие?

Следователь: В данный момент мы доставляем обвиняемого в суд.

Адвокат Иваниченко: Нет такого следственного действия. Допрос окончен. Поставлено время в протоколе 14-40, мы уже час здесь находимся. На каком основании?

Следователь: Для проведения дополнительных следственных действий.

Адвокат Иваниченко: Каких?

Следователь: Выйдите все из кабинета.

Адвокат Иваниченко (обращаясь к милиционеру): Товарищ старший сержант. Сейчас время 14 часов 35 минут, мы может пройти мимо Вас, мимо Вашего поста? Казибек Рашидович, попробуйте пройти мимо милиционера. Проходите.

Милиционер воспрепятствовал.

Милиционер: Я выполняю приказание.

Адвокат Иваниченко: А что, милиция ваши вассалы, что ли? На каком основании? Милиционер может доставлять человека в участок, выяснять личность, но он не может выполнять личное поручение прокурора.

Рожков: Нет, почему, официальное поручение. Человека мы обязаны доставить в суд.

Адвокат Иваниченко: Хорошо, Вы должны ему выписать это поручение. Вы его выписали?

Адвокат Дорохин: Задержанного Вы обязаны доставить в суд.

Рожков: Что Вы говорите такого? Какого задержанного?

Адвокат Дорохин: Значит, мы не задержаны? А что же Вы сейчас делаете, как не задерживаете его? Вы хотите применить силу к человеку? Он сейчас может выйти? И поехать в суд?

Адвокат Иваниченко: На каком основании он Вами задержан?

Милиционер: В данное время…

Адвокат Иваниченко: Вы его лишаете свободы передвижения. На каком основании?

Милиционер: На каком основании? На основании устного указания.

Адвокат Дорохин: Кто дал указание?

Милиционер: Вы что у меня интервью берете?

Адвокат Иваниченко: Нет, мы хотим пройти мимо Вас. Вы знаете, что превышаете свои должностные полномочия?

Милиционер: Вряд ли.

Адвокат Маркарьян: Вряд ли знаете?

Милиционер: Вряд ли превышаю.

Адвокат Иваниченко: Давайте посмотрим на применение Вами силы. Казибек Рашидович, попробуйте пройти.

Тагирбеков: Вы что, на мне эксперименты хотите ставить?

Адвокат Дорохин: Это не шутка.

Тагирбеков делает попытку пройти мимо милиционера в коридоре. Слышен звук борьбы (применение силы).

Пришла следователь Елена Васильева.

Следователь: Мы Вам выпишем повестку в суд, подождите.

Тагирбеков попросил воды.

Дальше, как уже сообщалось, у банкира случился сердечный приступ, он был экстренно госпитализирован в 52-городскую больницу, откуда на следующий день те же Елена Васильева и Денис Рожков доставили его в Хамовнический суд. Полуголого. Босого. Мало понимающего, что на самом деле с ним происходит.

Понятно, что суд перенесся на 12 февраля, а 12 февраля и вовсе отказал прокурорам в заключении Казибека Тагирбекова под стражу. По заявлениям адвокатов, действия Хамовнической прокуратуры, станут предметом судебного разбирательства.