Распродажа продолжается

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

Распродажа продолжается FLB: В России утвердился надежный заслон землезахватчикам в лице всесильного Росреестра

"Куда бы вы ни пожаловались на земельное нарушение (самозахват участка, огораживание берега, незаконное изменение категории и вида использования земли) — все ваши жалобы будут переадресованы в одно и то же место. Прокуратура, Комитет по госконтролю природопользования, даже местная администрация скорее всего перенаправят любой ваш запрос в Территориальное управление Федеральной службы государственной регистрации, кадастра и картографии (Росреестра). Где он и будет похоронен, уверена Ирина АНДРИАНОВА, журналист «Новой газеты в Санкт-Петербурге». То, что сейчас на месте Островной улицы Дача Карагополова Естественная монополия Росреестр — удивительный орган. Он обладает монополией в части права контроля над земельными нарушениями (даже прокуратура обязана направлять ему для проведения проверки информацию о нарушениях, и лишь по результатам проверки может принять решение о мерах реагирования), и при этом сам решает, реагировать ему на тот или иной запрос, проводить проверку или нет. Это закрытая структура, которая сама контролирует собственную деятельность (ведь регистрирует земельные участки тот же Росреестр!). Неудивительно, что сплошь и рядом имеют место вопиющие земельные нарушения, а протесты рассыпаются о стену молчания , полагает Ирина Андрианова. Лесные земли, оформленные как земли сельхозназначения с видом использования «под дачное строительство»; оформление двойной собственности на одни и те же участки (например, лесной фонд Российской Федерации, в котором вдруг оказываются частные дачи); оформление в собственность земель общего пользования, в том числе береговых полос водных объектов и муниципальных дорог; документарная регистрация земельного участка совершенно в другом месте (например, в 50 км от его фактического местоположения); регистрация участка задним числом, когда масса береговых участков по всей области вдруг оказывается переданной в собственность аж в 1993 году; липовые подписи мертвых душ на поддельных актах — все это Росреестр, считает журналист «Новой». Недавно в Подмосковье случился редкий скандал с участием Управления Росреестра Раменского района (редкий потому что обычно эта структура неподсудна): земельные инспекторы не только оформили в частную собственность берег по фиктивным документам, но еще и ухитрились прирезать к будущим дачам нуворишей чужие земельные участки , давно принадлежащие другим частным лицам. Видимо, в этом основная причина того, что дело дошло до суда: когда у людей отнимают общественный берег и лес, они обычно воевать не идут. А вот когда строители вдруг приходят на твой дачный участок и начинают деловито возводить через него забор — тут невольно дойдешь до крайних мер. Ответственности не несем Впрочем, случай в Раменском так и остался единственным в своем роде. По наблюдею «Новой газеты», за многочисленные факты земельного произвола в Ленобласти Росреестр пока что ни разу не ответил (исключением является, пожалуй, только история с дачной застройкой Левашовского полигона). Так, у «Новой» есть ответ прокуратуры, подтверждающий, что земельные участки на берегу Вуоксы напротив памятника истории — крепости Тиверск (Мельниковское МО, Приозерский район) были выделены на территории Лесного фонда . Однако прокуратура почему-то не поспешила привлечь к ответственности чиновников районного Росреестра. Далее, в Выборгском районе в 2010 г. суд (!) признал факт незаконной приватизации участка в пределах береговой полосы реки Рощинка . Перед приватизацией имело место незаконное формирование земельного участка берега и постановка его на кадастровый учет. Все это было сделано силами главного земельного инспектора Выборгского района А. В. Максимова, утверждает журналист «Новой». Однако даже после решения суда виновные не были наказаны . Берег вернули в муниципальную собственность, тогдашний глава Выборгского района Константин Патраев заявил, что имела место техническая ошибка. Жители Рощино направили обращение в прокуратуру с просьбой возбудить уголовные дела в связи с превышением служебных полномочий — в том числе против Максимова. Ответ был отрицательным: Выборгская прокуратура не усмотрела в действиях чиновников ничего криминального и предложила заявителям самим обращаться в Следственный комитет. Все для вашего удобства Махинации Росреестра обычно концентрируются в местах, где особенно высока стоимость земли , полагает Ирина Андрианова. Где, соответственно, свободных участков почти не осталось и возможности легально построить элитную дачку почти нет. Именно там богатые застройщики обращают свои взоры на берега и леса. Именно там наблюдается высокий спрос на противозаконную лояльность земельных чиновников, который они с готовностью удовлетворяют, считает журналист. В безусловных лидерах здесь Выборгский район, особенно в той части, что граничит с Курортным. Там борьба идет уже чуть ли не за каждый дециметр элитной земли. Так, в начале 2000-х годов с карты поселка Рощино исчезла половина муниципальной улицы Островная — по соседству, кстати, с тем участком берега, что был возвращен через суд в 2010-м. А причина проста — крупный бизнесмен, акционер Выборгского ЦБК Анатолий Карагополов пожелал иметь там дачу. Разумеется, с собственным берегом . И конечно, весьма немаленькую, под стать своему положению. Одна беда, что свободных (и даже несвободных) участков в этом месте уже не было. Был, правда, очень маленький участок, но для солидного поместья этого бы точно не хватило. Но Карагополов легко вышел из положения. Купив этот маленький участок, он прирезал к нему кусок улицы Островной (неотчуждаемая по закону территория общего пользования) и береговой полосы реки Рощинка (также территория общего пользования, которая даже по тогдашнему законодательству не могла передаваться в собственность). Все это можно было бы списать на правовой хаос начала 90-х. Однако в начале 2000-х, когда стартовал единый земельный кадастр и появилась структура, позднее названная Росреестром, участок Карагополова был благополучно легализован! С береговой полосой и половиной улицы, несмотря на то что «дорога песчано-гравийная улица Островная», частично находящаяся ныне за забором дачи Карагополова, включена в реестр муниципального имущества (№3-355, длиной 480 м). Мертвые души По мере развития событий, продолжает Ирина Андрианова, на улице Островной начали применяться совсем уж экзотические методики подтасовки документов — например, подписи «мертвых душ» . В процессе документарного и фактического «поглощения» дачей Карагополова части муниципальной улицы требовалась подпись владелицы соседнего дома на акте согласования границ. В акте согласования стоит личная подпись хозяйки дома № 3 по улице Островной Агеевой В. А., невзирая на то обстоятельство, что она умерла за полгода до составления указанного акта. В результате работ, проведенных землеустроителем Олегом Михеевым, участок Карагополова увеличился в два раза и, естественно, границы наложились на береговую полосу с одной стороны и улицу Островную — с другой, поглотив полностью и берег озера, и часть улицы. Один из участков, на которых стоит дача Карагаполова (всего их 6) был продан Анатолию Кимовичу неким Изотовым Д. Е., 1930 г. р., за 19 тысяч рублей. Причем сделал это пенсионер Изотов якобы спустя всего месяц после того, как сам получил и оформил в собственность свой участок 24.03.1999. Похожим способом Карагополов получил еще один соседний участок, принадлежащий некой Вершининой Н. Д., 1928 года рождения. Причем почерки различных подписантов на документах так поразительно схожи, как будто один и тот же человек подписывался и за Изотова, и за Вершинину, и за Карагополова, и за землеустроителя Михеева. Прирезая к имеющимся участкам все новые и новые, Карагополов в результате получил 6 земельных участков, свой личный берег и личную улицу . Что же осталось простым смертным? Куцый огрызок береговой полосы шириной в пять метров и 223 погонных метра Островной улицы без возможности разворота для пожарных машин и другой спецтехники. Кстати, пожарный надзор оштрафовал МО «Рощинское городское поселение» за отсутствие пожарного разворота и предписал установить таковой. Но где? Дорога и прилегающая территория стараниями тех же чиновников теперь находится в частной собственности. Вот и платят теперь муниципалы штрафы из бюджета за неисполнение пожарных предписаний. Все документы, подтверждающие продажу, находятся в Выборгской прокуратуре. Только проведя экспертизу землеустроительной документации, можно признать незаконным межевание кадастрового инженера Олега Михеева. Но кто будет проводить экспертизу? Все тот же Росреестр. Который и легализовал всю эту земельную вакханалию , считает «Новая». Участки без места Еще одна популярная метода Росреестра — незаконное документарное оформление участка в другом месте (отличном от его реального местоположения) , продолжает журналист. Так, по данным Публичной кадастровой карты, один из соседствующих с Карагополовым участков находится совсем не в Рощино, а в поселке Барышево (в 50 км к северу!). Любопытно, кто же в Барышево владеет участком, который по документам числится за соседом Карагополова? Скорее всего никто. Этот участок — просто точка с кадастровым номером, без установления границ. Видимо, ее просто наугад ткнули в карту, чтобы хоть куда-то пристроить один из участков, не умещающихся на земной поверхности. С подобной регистрацией участка в другом месте мы сталкивались уже не раз. «Новая» писала о незаконной застройке берега озера Молодежное в Приозерском районе; земельный участок, который, согласно ответу Комитета по госконтролю природопользования (со ссылкой на проверку Росреестра), был выделен в собственность, на Публичной кадастровой карте оказался на расстоянии в нескольких километров от места событий. И тоже, естественно, без установления границ. Однако градостроительный план на этот эфемерный участок муниципалы почему-то подписали и разрешение на строительство — выдали! Как я вовремя успел Но такая экзотика клиентам Росреестра требуется не всегда. В последнее время, отмечает Ирина Андрианова, архипопулярной методикой продажи непродаваемых участков становится оформление их задним числом . Якобы тот или иной участок берега был продан еще в начале 90-х годов; а то, что хозяин «вспомнил» о нем лишь сейчас, объясняется лишь его невероятной забывчивостью. Напомним, что после 2006 года вступила в силу ч. 8 ст. 27 Земельного кодекса, согласно которой приватизация участков в пределах береговых полос запрещена. Но что делать, если ранее приватизированные береговые полосы уже закончились, а спрос нуворишей растет? Судя по новой волне застройки элитных береговых участков, которые еще вчера были свободными, в начале 1990-х был какой-то шквал приватизации берегов. Во всяком случае, у всех вновь объявившихся владельцев чудесным образом имеются документы о регистрации участков от 1992–93 гг . Причем, как можно заметить, этих покупателей в 90-е интересовали весьма отдаленные и на тот момент труднодоступные берега, хотя имелись свободные участки и гораздо ближе! Нынешние застройщики, вдруг «вспомнившие» о своих давнишних приобретениях, видимо, обладали даром предвидения и каким-то образом знали, что через 20 лет мимо их берега пройдет хорошая асфальтовая дорога либо к нему вплотную подступят границы поселения… К такого рода махинациям можно отнести продажу берега озера Молодежное, расположенного вплотную к трассе А-129 на участке Приозерск — Кузнечное (в собственность была передана полоска суши между водой и дорогой шириной всего 20–35 м). Так вот, согласно Публичной кадастровой карте, участки с соответствующими кадастровыми номерами оформлены в собственность еще в 1992 году! Примерно тогда же, в 1993-м, якобы были выданы документы на целых 27 (!) участков на берегу Вуоксы напротив крепости Тиверск (как упоминалось ранее, это еще и Лесной фонд) . Об этом нам сообщил начальник земельного отдела МО «Мельниковское сельское поселение» А. А. Бахарев. Непонятно, как 27 собственников разом могли забыть о своих участках на целых 20 лет, а потом синхронно вспомнить. Но, учитывая частоту подобных «озарений» по Карельскому перешейку, надо полагать, нас ждет еще немало сеансов коллективного возвращения памяти. Целая серия таких возвращений случилась в последние годы в Токсове (Всеволожский район), где чудесным образом «нашлись» старые документы собственности на последние свободные земельные участки на берегах озер Вероярви и Чайное. Несмотря на явную липу и наличие возмущенных обращений граждан, Росреестр никаких мер не принял. Дома на самозахваченных участках были успешно достроены , сообщает “Новая газета”. Не мешайте нарушать Отдельно хочется рассказать о том, как Росреестр реагирует на жалобы граждан. В канцелярии этого учреждения, видимо, существует специальный бланк ответа-отказа, в который подставляют нужные фактические данные и отправляют заявителю. Причем неважно, от кого пришло письмо: от частного лица или из прокуратуры. Ответ будет один и примерно такой: «Проверять не будем, ибо имеем право не проверять» . Так, движение «Против захвата озер» пыталось обращаться в прокуратуру по поводу захвата участка в береговой полосе реки Рощинка (поселок Рощино, Береговая ул., 2–4). Сначала тогдашний замруководителя Управления по Ленинградской области А. А. Низовский ответил, что провести проверку не представилось возможным из-за отсутствия на месте (!) владельца участка Кашина А. Е., а также за «отсутствием сведений о его надлежащем извещении о времени и месте проведения проверки и ввиду ограниченного доступа на земельный участок». Выходит, если хозяин-нарушитель в ответ на звонок проверяющих органов не открывает двери, то он никогда не будет проверен и привлечен к ответственности? Впрочем, как выяснилось, на этот раз Управление уж слишком разоткровенничалось. Следующим письмом Низовский объяснил, что его структура вообще может забыть о нарушении Кашина. Плановую проверку, мол, мы провести не можем, так как адрес Береговая, 2–4, не стоит в нашем плане проверок; а внеплановую проводить не будем, так как в списке условий для проведения внеплановой проверки вашего случая нет. Далее замруководителя, откровенно издеваясь, приводит список оснований для внеплановой проверки, где черным по белому указано, что к таковым относятся «угроза окружающей среде», «приказ надзорных органов», также проведение внеплановой проверки возможно после «согласования с органами прокуратуры». Так как ни одно из этих условий Низовский для себя не увидел (хотя налицо все три), в проведении проверки было отказано. Хотя просьба о проведении проверки поступила из прокуратуры! Добавим, что у нас накопилось уже несколько ответов-отказов, написанных под копирку. Во всех случаях нарушители благополучно ушли от ответственности, потому что Росреестр не счел возможным их проверять , а другого органа, уполномоченного следить за земельными нарушениями, у нас просто нет. Приходится признать, заключает журналист, что в России просто физически нет возможности наказывать землезахватчиков в правовом режиме. Государство создало им надежный заслон в лице Росреестра. Это единственный настоящий хозяин русской земли, который ею распоряжается, ее продает, ее регистрирует, а также сам себя «проверяет» и «наказывает». Что же нам остается? Только одно: бороться за освобождение своей земли и от захватчиков, и от Росреестра своими силами и средствами. Ирина АНДРИАНОВА, «Новая газета в Санкт-Петербурге» №33 6-12 мая http://www.novayagazeta.spb.ru/index.shtml "
631e1fcac8dc17991f13cb1db2038ef8.gif

Ссылки

Источник публикации