Рассекретить Примакова

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

Рассекретить Примакова

"Евгений Примаков по роду своей работы был одним из самых секретных людей страны. Он начинал как журналист, был директором ИМЭМО (Институт мировой экономики и международных отношений), который во времена СССР готовил закрытые доклады для руководства страны. На переломе эпохи от тоталитаризма к демократии был "брошен" М. Горбачевым и Б. Ельциным на Службу внешней разведки.

НО УЖЕ многие годы Е. Примаков - публичный политик. На должность премьер-министра был призван в качестве "политического слесаря", чтобы спасти "всероссийскую квартиру" от полного затопления после дефолта 1998 года. Стал опасен для "семьи" и подпиравших ее олигархов. Был уволен. Сегодня он возглавляет одну из важных фракций (ОВР) в Государственной думе. 
Но Госдума сейчас на каникулах. И, воспользовавшись каникулярным настроением, "АиФ" пытается раскрыть некоторые из секретов политика под кодовым названием "Примус". Так Е. Примакова называют друзья... 
Человек из "Особой папки" - Не жалеете о том, что пришли во власть? 
- Не жалею, не плачу. Меня, как говорилось в советские времена, "выдвигали". Не могу сказать, чтобы я сопротивлялся. Но сейчас есть ощущение, что кто-то вел меня за руку... 
- И вам открылась формула жизни? 
- Она очень простая. Работать, отдавая работе все силы. 
- А друзья? Частная жизнь... 
- Одно без другого бессмысленно. Если что-то отнять - друзей или работу, - человек будет повержен. 
- В каком высоком кабинете вы чувствовали себя комфортнее? 
- Сложнее всего было в правительстве из-за коллизий, которые возникали с "семьей". 
- А разведка? Ведь вы пришли в Службу внешней разведки из академической сферы. Почему вас приняли там как своего? 
- У меня там было много друзей. К тому же я сразу решил для себя, что иду не для политического надзора, а для работы. Профессионалы поняли, что я не разрушитель. Я старался сохранить разведку, приспособив ее к новым условиям и потребностям. Важно было сохранить кадры. Это было оценено профессионалами. К тому же разведка - это прежде всего аналитическая работа. А я этим занимался, еще будучи журналистом. В то время существовала так называемая "Особая папка", в рамках которой Политбюро давало поручения по выполнению деликатных миссий. Например, в связи с курдами. При этом записывалось, что КГБ обеспечивал безопасность и связь. Но кадровым разведчиком я никогда не был. 
- Существует мнение, что в КГБ Бакатин действовал иначе. Вы же знаете, что его обвиняют в том, что он отдал американцам схему прослушивания посольства США в Москве. 
- Бакатин - мой товарищ... Я не согласен с такой односторонней оценкой. Все, что он делал, было санкционировано высшим руководством. Горбачевым и Ельциным. 
- Ельцин вам доверял? 
- На первых порах он относился ко мне настороженно. Но мой жизненный принцип - не подходить слишком близко. Я не дружил семьями ни с Горбачевым, ни с Ельциным. 
Прожить без синяков? - В одном из ваших стихотворений вы пишете: "Давай подольше проживем без шишек, синяков, грибов корзину соберем, подышим глубоко...". Какие политические булыжники, свалившиеся на вас, самые тяжелые? 
- Когда отправили в отставку правительство. 
- Это было политическое поражение или коварная подножка? 
- Политического поражения не было. Мы избежали катастрофы. В стране начался подъем. Люди стали получать зарплату. В политике начали преобладать государственные интересы. 
- Когда вы возглавили правительство, у населения появилась надежда, что вы покончите с коррупцией... 
- Нам не хватило времени. Мы же не могли и не хотели прибегать к репрессиям, чтобы в считаные дни "предъявить результат". Уже были выявлены факторы и источники коррупции. Но "семья" восприняла это как угрозу. Б. Березовский тотчас же заявил, что мы даем сигнал к репрессиям. 
- Как вам кажется, у Путина хватит воли покончить с коррупцией? 
- Политическая воля есть. Но указания президента вязнут, в том числе и в его собственном аппарате. 
- А чтобы не вязли... нужна жесткость или жестокость? 
- Власть не должна быть дряблой. 
Давлю в себе раба... - Еще из ваших стихов: "Давлю в себе раба, работы нет труднее...". Удалось стать свободным человеком? 
- Анархистом я, конечно, не стал. А раба приходилось выдавливать буквально по каплям. Система была устроена очень жестко. Трудно было преодолеть страх перед партийной дисциплиной. Я и мои друзья не были революционерами, но были, что называется, "диссидентами системы". Мы не выходили с плакатами на улицу. Но расшатывали догмы аналитическими "фомками". Один из примеров: установкой ЦК КПСС и советской пропаганды было то, что капитализм - это путь к мировым войнам, а интеграция в Западной Европе ведется с целью создания экономической базы для НАТО. Мы же в публикациях ИМЭМО утверждали, что интеграция - это объективный ход европейской истории, а капитализм не так уж и обречен. 
- Вас наказывали? 
- Были доносы, следовательно, были и разносы. Но система тоталитаризма уже давала сбои, и головы, как при Сталине, не летели. 
Я много раз грешил... - Все чаще говорят, что осенью Государственная дума будет распущена. 
- Считаю, что это была бы грубейшая ошибка. Думаю, что В. Путин на это не пойдет. Все это "пиаровские" игры, запугивание. В Конституции четко прописаны причины и поводы, по которым Дума может быть распущена. Дума в целом таких поводов не дает. Она нормально взаимодействует с президентом, а на самороспуск депутаты не пойдут. Нервничает тот, кто не умеет и не хочет работать с депутатами. 
- Если бы Дума все-таки была распущена и назначены новые выборы, вы стали бы снова баллотироваться? 
- Нет. Хотя я нормально себя чувствую физически, чтобы работать. Но дальше я бы не пошел. 
- Готовите какие-то запасные аэродромы? 
- Нет. Думаю остаться в политике. А в каком качестве... пусть подскажет судьба. 
- Вы как-то сказали: "Я много раз грешил, но никого не предал". Я прямо-таки слышу, как из зала кричат: "Давай подробности!" 
- В подробности окунаться не хотелось бы. Но речь, поверьте, идет о тех грехах, за которые Бог не карает. 
- Женщины относятся к этим грехам? 
- Думаю, что да... 
- В книге "Годы в большой политике" на фотографии с подписью "Дружеская встреча" среди друзей я насчитал 9 женщин. Вам везло со "слабым полом"? 
- Это не "слабый пол", а жены друзей, родственники. 
Кто-то из "доброжелателей" запустил в Интернет информацию, что "престарелый сексуальный гигант" Примаков за последние 10 лет пропустил через свой "будуар" 250 женщин. Я пришел домой и с гордостью показал это жене. Она с карандашом в руках села за арифметику, а потом и говорит мне: "Какой же ты гигант? Ведь это всего две женщины в месяц...". 
- И все-таки на интернетовском сайте "Компромат.ру" на фоне других политиков вы выглядите почти святым. Неужели и известный "русский грешок" так уж совсем обошел вас стороной? 
- Не пытайте, секрета не выдам... 
- Но вы выросли в Тбилиси... Читатели "АиФ", наверное, хотели бы спросить: за хорошим дружеским застольем в былые-то годы академик Евгений Максимович сколько мог "принять на грудь"? 
- Почему "мог"? Я и сейчас могу. 
- ???... 
- Моя жена считает, что после 300 граммов у меня начинает улучшаться настроение. Но это нечасто. Обычно у меня хорошее настроение. 
- Возвращаясь к компромату... За годы во власти и даже в правительстве вы ничего не "приватизнули", не построили палат каменных. Трудно жить не берущему в условиях нынешней России? 
- Трудно... 
- А на что живете? 
- Если бы я не получал гонорары за свои книги, было бы нелегко. А так живу нормально... 
- Было замечено, что на презентации вашей последней книги "Восемь месяцев плюс" отсутствовали некоторые друзья: Игорь Иванов, Валентина Матвиенко, Юрий Лужков. Это что? Маленькие предательства? 
- Да нет... И. Иванова не было в России. Ю. Лужков был на официальном мероприятии с президентом. Что касается В. Матвиенко, то хорошо, что ее не было. Мне не хотелось ее "подставлять". Ведь книга весьма нелицеприятна к некоторым высшим лицам нынешней администрации. 
- А Ю. Лужков? Какие у вас сегодня с ним отношения? Ведь, по вашим собственным словам, о слиянии "Отечества" и "Единства" вы узнали из газет. Лужков вас не "кинул"? 
- Я не член "Отечества" или любой другой партии или движения. Я исхожу из того, что Лужков принял ту реальность, которая существует. Отношения с Юрием Михайловичем не теряют доверительности. Но каждый занимается своим делом. "
631e1fcac8dc17991f13cb1db2038ef8.gif

Ссылки

Источник публикации