Расследование Магнитского о тре миллиарда

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Три миллиарда рублей были похищены у государства в 2006 году путем незаконного возврата налогов на прибыль компаний «Финансовые инвестиции» и «Селен секъюритиз», которые через фонд «Ренгаз»консультировал «Ренессанс капитал – финансовый консультант»

20110419144240-150x150.jpgЮристы Hermitage Capital направили в СК РФ 200-страничное заявление (приложения) о еще одном обнаруженном Сергеем Магнитским хищении 3 миллиардов рублей из казны России (т.е. у нас с вами), осуществленном в конце 2006 года с помощью и при участии должностных лиц тех же московских налоговых инспекций №№25 и 28, которые год спустя, в декабре 2007 года, похитили из бюджета 5,4 миллиарда рублей.

Момент истины

Старшее поколение должно помнить старый анекдот советской эпохи о грузине, который объяснял на суде, почему он зарезал своего приятеля.
Выглядело это приблизительно так: «Он шел, поскользнулся, упал на нож – и так восемь раз подряд»…

Нечто подобное сегодня происходит с четой Степановых, которые доказывают, что они не имеют никакого отношения к хищениям миллиардов рублей бюджетных средств через возглавляемую Ольгой Степановой налоговую инспекцию №28, а все их несметные богатства нажиты «непосильным предпринимательским трудом» Владлена Степанова, который вместо того, чтобы поддержать супругу в трудную минуту, развелся с ней в конце 2010 г., как только у нее начались неприятности по службе, и ушел со всеми деньгами.

Конечно, то, что в декабре 2007 года в возглавляемую Ольгой Степановой налоговую инспекцию пришел уголовник Виктор Маркелов и попросил возвратить из бюджета 3,65 миллиардов рублей (остальная часть из 5,4 миллиардов рублей была похищена через налоговую инспекцию №25 Елены Химиной), ранее уплаченных компаниями, принадлежащими фонду Hermitage, которые Маркелов незаконно переоформил на себя, – чистая случайность.
Он, наверное, мог зайти в какую-нибудь другую инспекцию, но из 70 налоговых инспекций Москвы и Московской области ему понравилась именно эта. Так же совершенно случайно он представил в эту налоговую инспекцию судебные решения по искам о несуществующих задолженностях этих компаний перед подставными фирмами-однодневками на десятки миллиардов рублей, полученным с помощью адвоката Андрея Павлова, связанного с «Универсальным банком сбережений» Геннадия Плаксина и ранее привлекавшегося к уголовной ответственности Алексея Шешени.

Совершеннейшей случайностью является и то, что Маркелов за десять дней до этого открыл для украденных им у фонда Hermitage компаний новые счета в этом самом «Универсальном банке сбережений», принадлежавшем деловому партнеру юриста Андрея Павлова ранее судимому за мошенничество Дмитрию Клюеву.
Именно на счета в этом банке поступили из Казначейства РФ украденные деньги, и с них они ушли за границу и на счета фирм-помоек. Именно в эти случайности верят коррумпированные чиновники в МВД, признавшие налоговые инспекции, одобрившие за один день возврат из бюджета 5,4 миллиардов рублей, «обманутыми» и «введенными в заблуждение».

А вот что случайным все-таки признать очень трудно, так это то, что за год до этого к этой же Ольге Степановой точно так же случайно зашел Газим Ахметшин, директор ООО «Финансовые инвестиции» (ранее эта компания принадлежала инвестиционному фонду «Ренгаз») и попросил вернуть на открытые им в том же «Универсальном банке сбережений» счета более 2,4 миллиардов рублей, представив в качестве обоснования полученные при участии тех же лиц – Андрея Павлова, Алексея Шешени и Геннадия Плаксина – решения судов о взыскании более 10 миллиардов рублей по несуществующим обязательствам.
Еще свыше 500 миллионов рублей были похищены по той же схеме через налоговую инспекцию №25 Елены Химиной в отношении ООО «Селен секьюритиз» (еще одной компании принадлежавшей ИФ «Ренгаз»). Это больше напоминает рассказ несчастного героя из упомянутого старого советского анекдота. Дорожка в возглавляемую Ольгой Степановой налоговую инспекцию была протоптана, и случайно туда на самом деле никто не заходил.

В направленном сегодня юристами Hermitage Capital в Следственный Комитет РФ сообщении о преступлении (приложения), говорится, что хищение в общей сложности 3 миллиардов рублей в 2006 году было осуществлено теми же налоговиками из возглавляемых Ольгой Степановой и Еленой Химиной налоговых инспекций 25 и 28 по г. Москве, через тот же самый «Универсальный банк сбережений», принадлежавший Дмитрию Клюеву и с участием все того же адвоката Андрей Павлова, а также Алексея Шешени и Геннадия Плаксина, еще за год до хищения налогов, уплаченных компаниями, украденными у фонда Hermitage.
Оба хищения и фамилии участвовавших в них чиновников были раскрыты Сергеем Магнитским до его ареста в ноябре 2008 года.

Три миллиарда рублей были похищены у государства в 2006 году путем незаконного возврата налогов на прибыль двух фирм – ООО «Финансовые инвестиции» и «Селен секъюритиз», принадлежавших ранее инвестиционному фонду «Ренгаз», который консультировало ЗАО «Ренессанс капитал – финансовый консультант».
В конце 2006 года эти две фирмы представили в ИФНС №№25 и 28 по г.Москве фальшивые уточненные налоговые декларации, основанные на полученных судебных решениях о взыскании с них несуществующих долгов и заявления о возврате якобы «переплаченных» налогов на сумму в 3 миллиарда рублей. Без реальной проверки эти фальшивки были одобрены двумя московскими ИФНС №28 и № 25, возглавляемыми Ольгой Степановой и Еленой Химиной соответственно, после чего из казначейства на счета компаний, открытые в «Универсальном банке сбережений» поступили деньги.

В заявлении, которое только что направлено в СК РФ, указывается, что, расследуя кражу компаний фонда Hermitage и дальнейшее хищение в конце 2007 года из бюджета страны ранее уплаченных этими компаниями налогов в размере 5,4 миллиардов рублей, Сергей Магнитский обнаружил несколько аналогичных хищений.
Запросив через электронный архив арбитражных судов информацию о других делах, в которых принимал участие адвокат Андрей Павлов, Сергей Магнитский обнаружил, что за год до того, как сфабриковать иски против украденных российских дочерних компаний фонда Hermitage в арбитражных судах Москвы и Татарстана, Андрей Павлов в тех же самых судах выступал адвокатом в идентичных мошеннических процессах против двух компаний — ООО «Финансовые инвестиции» и ООО «Селен секьюритиз».

«Из полученных материалов судебных дел в отношении этих двух компаний следовало, что в марте-апреле 2006 года к этим компаниям от имени пяти фирм-однодневок (ООО «Приор» далее уступленный ООО «Мегасел», ООО «Интер-форум», ООО «Анри-лайн», ООО «Полета», ООО «Оптим-сервис») в Арбитражный суд республики Татарстан и Арбитражный суд г. Москвы было предъявлено пять исков на общую сумму более 21,5 миллиарда рублей (приблизительно 787 миллионов долларов США), в результате чего этими судами было взыскано с двух компаний – «Финансовые инвестиции» и «Селен секьюритиз» – более 12,5 миллиардов рублей (приблизительно 460 миллионов долларов США).

Учредителями и директорами фирм-однодневок, подавших иски в суды, выступали лица, аффилированные с «Универсальным банком сбережений»: Ю.Г. Макаров – владелец и член правления банка, А.Н. Шешеня и Г.Н. Плаксин – Председатель Совета директоров банка.

Директорами компаний-ответчиков, т.е. двух компаний – «Финансовые инвестиции» и «Селен секьюритиз» – являлись Нестеренко Ю.А. и Ахметшин Г.Г.

Во всех судебных процессах принимал участие партнер Дмитрия Клюева с 2001 года адвокат Андрей Павлов.
Он выступал на стороне истцов, направляя в арбитражные суды заведомо ложные документы.

Во всех судебных делах исковые требования обосновывались по одной и той же схеме с использованием однотипных поддельных документов.
Компании-однодневки требовали от компаний «ответчиков» возмещения убытков по якобы неисполненным договорам поставки ценных бумаг (РАО «ЕЭС России» и АКБ «Сбербанк») и на основании якобы соглашений об отступном, предусматривающих добровольную выплату компаниями «ответчиками» – «Финансовые инвестиции» и «Селен секьюритиз» упущенной выгоды в размере нескольких миллиардов рублей.

Во всех случаях поддельный характер представленных в суды, а затем и в налоговые органы (ИФНС №№25 и 28 по г. Москве) документов был очевиден, и они не смогли бы выдержать никакой проверки.
Все так называемые компании-истцы, якобы совершавшие многомиллиардные сделки по приобретению ценных бумаг, сдавали нулевую отчетность, и их «выдающиеся» операции с ценными бумагами российских эмитентов не были отражены в их финансовой отчетности. В то же время, компании «ответчики», якобы продававшие эти ценные бумаги, не только никогда не владели акциями РАО «ЕЭС России» и АКБ «Сбербанк», что также отражено в их финансовой отчетности, но и не могли ими владеть, так как проспект эмиссии самого ИФ «Ренгаз», который владел компаниями «Финансовые инвестиции» и «Селен секьюритиз» в период сроков, указанных в исковых заявлениях, позволял этому фонду покупать на российском рынке только акции РАО «Газпром». По очень странному стечению обстоятельств один из фиктивных договоров со стороны ООО «Финансовые инвестиции» был подписан директором Анисимовой Л.В., т.е. директором компании в то время, когда ею еще владел ИФ «Ренгаз».

В отличие от фонда Hermitage, направившего в правоохранительные органы десятки заявлений о возбуждении уголовных дел сразу после того, как им были обнаружены незаконная перерегистрация его компаний и сфабрикованные против них решения арбитражных судов, ни «Финансовые инвестиции» и «Селен Секьюритиз», ни ИФ «Ренгаз», которому они ранее принадлежали, ни «Ренессанс Капитал», под управлением которого находился сам ИФ «Ренгаз», насколько нам известно, никогда не заявляли ни о краже у них компаний, ни о сфабрикованных задолженностях, ни о хищении уплаченных этими компаниями налогов».

Как далее указано в поданном заявлении о хищении 3 миллиардов рублей государственных денег, «это хищение, совершенное за год до того, как были украдены компании фонда Hermitage и похищены уплаченные ими налоги в размере 5,4 миллиардов рублей, при этом совершенное с разрешения руководителей одних и тех же налоговых органов, при участии одного и того же банка и с привлечением одних и тех юристов, одних и тех же судов, одних и тех же преступников, является неопровержимым доказательством невиновности С.Л. Магнитского, а также прямо указывает на действительных организаторов хищения – руководителей налоговых органов Ольгу Степанову и Елену Химину.»

Таким образом, рушится вся та бесстыдная ложь, которую нагромоздили одуревшие от безнаказанности и бесконтрольности следователи МВД и связанные с ними одной цепью работники прокуратуры.

В деле Сергея Магнитского все упрощается – две стороны, две версии, как черное и белое – и только одна истина.

Первая версия – самого Сергея Магнитского.
Он обнаружил хищение трех компаний своего клиента фонда Hermitage и установил, что это хищение было совершено с целью мошеннического возврата налогов из бюджета России на сумму 5,4 миллиардов рублей, ранее уплаченных фондом. Сергей обвинил в этом преступлении сотрудников двух московских налоговых инспекций №№28 и 25 по г. Москве, возглавляемых соответственно Ольгой Степановой и Еленой Химиной; прикрывающих эти инспекции милиционеров, в том числе подполковника Кузнецова и майора Карпова, «добывших» для преступников необходимые им документы; владельца «Универсального банка сбережений», ранее судимого за мошенничество Дмитрия Клюева и его делового партнера адвоката Андрея Павлова, собственно и организовавших всю комбинацию. Кто «крышует» этих мошенников Сергей не знал, хотя было понятно, что никакие майоры и полковники без прикрытия на самом верху такую операцию совершить не в состоянии.

Вторая версия принадлежит исполнителям этого преступления – тем, кого Сергей Магнитский до своего ареста обвинял в причастности к хищению денег из бюджета, тем, кто арестовал Сергея Магнитского и уничтожил его в следственном изоляторе.
По их «версии», хищение государственных денег организовал некий Октай Гасанов, о котором ничего неизвестно кроме того, что он умер еще за три месяца до кражи денег из бюджета. Помогал ему в этом некий мифический Семен Коробейников, который так же отошел в мир иной и теперь с какой-то запредельной наглостью именуется чиновниками МВД владельцем «Универсального банка сбережений», несмотря на то, что еще в 2006 году в Пресненском суде г. Москвы было установлено, что «Универсальный банк сбережений» принадлежит Дмитрию Клюеву.

NB: – Кстати, копию именно этого судебного приговора Пресненского суда, по которому Дмитрий Клюев был осужден по делу Михайловского ГОКа, подчиненные подполковника Кузнецова изъяли у Сергея Магнитского во время ареста на его квартире – Сергей почерпнул оттуда многое, что легло в основу его расследования совершенных должностными лицами систематических хищений государственных денег.

О Коробейникове известно не больше, чем о Гасанове, а именно то, что он умер в ноябре 2008 года, «ступив на несуществующий балкон в строящемся пентхаузе», который, наверно, также не существует.

Слова против фактов, подделки против документов – что неудивительно, поскольку следствие по делу о хищении государственных денег ведут те же самые чиновники МВД, которых Сергей обвинял в совершении этого преступления.
И, заметьте, никого это не удивляет – ни руководство ФСБ-МВД-СК-ГП РФ, ни Президента с Премьером, ни протестующих против международных санкций российских депутатов. Это нормально, так теперь принято в нашей стране – поручать расследования преступлений именно тем, кто их совершает!

редставляете, какой подвиг должны совершить эти люди, чтобы взять и обвинить самих себя.
Но от них не ждут подвигов, а они их и не совершают. Они просто-напросто подделывают документы, фальсифицируют свидетельские показания и возлагают вину на своего разоблачителя. Они предъявляют обществу двух мелких исполнителей – ранее судимых за тяжелые преступления уголовников (Маркелова и Хлебникова), которые заключают сделку со следствием и принимают вину за организацию бюджетных хищений на себя, и заявляют, что ими руководил мертвый уже Магнитский, который ранее изобличил их в совершении хищения в сговоре с чиновниками МВД. После этого их осуждают без суда по так называемой «упрощенной» процедуре, без исследования каких-либо доказательств, и они получают самый минимально возможный срок.

Эта мыльная опера могла бы разыгрываться бесконечно долго, растянувшись на сотню серий, как мексиканская мелодрама, если бы не одно печальное для жуликов обстоятельство.
Буквально накануне своего ареста Сергей Магнитский обнаружил, что мошенники, которых он изобличил в незаконном возврате 5,4 миллиардов рублей налогов, уплаченных компаниями фонда Hermitage, на самом деле уже в течение нескольких лет занимались аналогичными хищениями из бюджета. Именно это открытие и стоило жизни Сергею:

«7 октября 2008 года С.Л. Магнитский дал показания следователю СО СУ по г.Москве СК при Прокуратуре РФ Станиславу Гордиевскому о причастности сотрудников налоговых инспекций ИФНС №№25 и 28 по г.Москве, возглавляемых Ольгой Степановой и Еленой Химиной, а также сотрудников ГУВД по г.Москве Карпова и Кузнецова к хищению из российского бюджета 5,4 миллиарда рублей налогов, ранее уплаченных компаниями, украденными у фонда Hermitage.

6 ноября 2008 года С.Л.Магнитский дал интервью корреспонденту журнала «Business Week», в котором сообщил, что им обнаружено второе хищение бюджетных средств путем мошеннического возврата налогов на прибыль, совершенное через те же налоговые инспекции №№25 и 28, теми же так называемыми юристами и с привлечением того же самого банка, что и в случае с хищением налогов, уплаченных компаниями фонда Hermitage, НО ГОДОМ РАНЕЕ.
Все это время С.Л. Магнитский активно рассылал запросы, собирая информацию об этих и других компаниях, которые он подозревал в незаконном возврате налогов у государства.

12 ноября 2008 года решением заместителя начальника СК при МВД РФ Олега Логунова (далее был переведен на работу в Генеральную Прокуратуру РФ) в состав следственной группы, расследующей сфабрикованное по рапорту ФСБ РФ уголовное дело №153123, возглавляемой Сильченко, был включен подполковник Артем Кузнецов и трое его подчиненных.
Именно против А.К.Кузнецова месяцем ранее Сергей Магнитский дал обличительные показания, указав на его непосредственную роль в незаконном изъятии правоустанавливающих документов российских компаний фонда Hermitage, использованных для их незаконной перерегистрации, высказав подозрения о причастности А.К. Кузнецова к организации хищения налогов, уплаченных компаниями фонда Hermitage.

24 ноября 2008 года следователь Сильченко О.Ф. подписал постановление, поручив подполковнику А.К. Кузнецову осуществить привод С.Л. Магнитского.
В этот же день двое подчиненных подполковника Артема Кузнецова – А.О. Дроганов и А.А. Кречетов – пришли домой к С.Л. Магнитскому и арестовали его с участием подставных лиц, действующих по несуществующим паспортам, в качестве понятых. При аресте и обыске у С.Л.Магнитского были изъяты оригиналы документов, подтверждающие, что реальным владельцем КБ «Универсальный банк сбережений» был Дмитрий Клюев и свидетельствующих о взаимоотношениях Дмитрия Клюева со структурами «Ренессанс Капитал» по организации возвратов налогов через судебные решения еще с более раннего срока, чем возврат налогов «Финансовые инвестиции» и «Селен секьюритиз», а именно по крайней мере с 2002 года.

13 октября 2009 года С.Л. Магнитский сделал заявление следователю Р.А. Грицаю, в котором указал, что он содержится в СИЗО в качестве заложника подполковника Артема Кузнецова и майора Павла Карпова, которых он подозревает в причастности к хищению бюджетных средств, а также о том, что на него оказывается сильнейшее психологическое и физическое давление с целью заставить его отказаться от показаний против сотрудников налоговых и правоохранительных органов.

В этот же день, 13 октября 2009 года, английская юридическая фирма, представляющая интересы фонда Hermitage, направила на имя Генерального прокурора РФ Ю.Я. Чайка и в ряд других российских ведомств РФ заявление, в котором содержалось сообщение о вскрытых С.Л. Магнитским систематических хищениях бюджетных средств ИФНС №28 и ИФНС №25 по г. Москве, возглавляемых Ольгой Степановой и Еленой Химиной, на общую сумму более 11,2 миллиардов рублей, в том числе почти 3 миллиардов рублей путем незаконного возврата налога на прибыль компаниям «Финансовые инвестиции» и «Селен секьюритиз».

Через месяц, 16 ноября 2009 года, С.Л. Магнитский был обнаружен мертвым со следами борьбы на теле в одиночной камере СИЗО «Матросская тишина», куда его доставили, якобы, для оказания медицинской помощи».

Хищение государственных денег – ранее уплаченных налогов на прибыль двух компаний «Финансовые инвестиции» и «Селен секьюритиз» в 2006 г. – за один год до кражи компаний фонда Hermitage и хищения 5,4 миллиардов рублей уплаченных ими налогов на прибыль – это момент истины для всех.

Это момент истины для «налоговой принцессы» Ольги Степановой и ее мужа-альтруиста Владлена, которые утверждают, что найденные на счетах Степанова миллионы долларов и евро, записанные на него и их родственников виллы и квартиры, не имеют никакого отношения к хищению 5,4 миллиардов долларов из бюджета.

Это момент истины для зарвавшихся чиновников МВД: Сильченко, Уржумцева, Кузнецова, Карпова, Виноградовой; прокуроров: Бурова, Печегина, Мясникова, Гриня, Чайки и всех тех, кто имеет наглость утверждать, что деньги из бюджета украли не Степанова с Химиной, не Клюев с Павловым, не Карпов с Кузнецовым (мы сейчас не говорим о тех, кто за ними стоит), а вскрывший это преступление Сергей Магнитский, который был замучен в следственном изоляторе.

Я не сомневаюсь, что весь этот сонм коррумпированных следователей и прокуроров сейчас как опрысканные тараканы засуетятся и начнут заново переписывать свое фальшивое дело о расследовании хищения бюджетных средств, вставляя в него все новые и новые страницы фабриката.
Мне неинтересно, что они там напишут, их фантазия ограничена только их мандатом неприкасаемых, им выдана лицензия на уничтожение порядочных людей, и они ею пользуются сполна. А вот что меня интересует, так это то, до каких пор общество будет считать возможным позволять власти оставлять расследование хищения денег российских налогоплательщиков в руках тех, кто является в нем главным подозреваемым. Мы являемся свидетелями грандиозного эксперимента – мы все вместе устанавливаем возможные границы бесстыдства власти. Может быть, таких границ в России не существует?

Иван Черкасов, партнер фонда Hermitage Capital

Оригинал материала: "Эхо Москвы"