Расстрелы и газовые камеры возвращаются в Америку?

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

Расстрелы и газовые камеры возвращаются в Америку? 30 Мая 2014 Из-за эмбарго европейских фармацевтов в США резко возросло количество чрезвычайных происшествий во время приведения в исполнения смертных приговоров. Стандартный на сегодня метод – летальная инъекция – начал давать сбои из-за экспериментального состава препаратов. Решить проблему пока не удается, поэтому некоторые штаты задумались о возвращении старых методов – расстрелов и газовых камер, а доктор, придумавший классический смертельный коктейль, вообще ратует за гильотину. Казнь насильника и убийцы Рассела Баклью в штате Миссури была назначена на 20 мая. Все приготовления были сделаны, осужденный ждал в камере для смертников. До исполнения приговора оставался всего час, когда судья Верховного суда Сэмюэл Алито-младший поставил перед судом вопрос о приостановке процедуры, в связи с чем казнь отложили. На следующий день суд постановил, что необходимость казни Баклью именно при помощи инъекции должна быть изучена тщательнее, решение данной проблемы было передано Апелляционному суду восьмого округа и до сих пор находится в рассмотрении. Адвокат заключенного Шерил Пайлейт утверждает, что смертельная инъекция в случае Баклью создает особый риск, поскольку подзащитный Пайлейт страдает от неизлечимых опухолей сосудов – кавернозной гемангиомой – в голове, на шее и горле. По словам юриста, введение любого препарата внутривенно может вызвать кровоизлияние или обструкцию дыхательных путей. Штат счел доводы "смутными". Власти напомнили, что за шесть месяцев привели в исполнение шесть смертных приговоров при помощи однокомпонентной инъекции и никаких проблем не было. Тем не менее прежде в разных штатах были случаи, когда казнь шла не так, как планировалось. Очевидные наблюдателям и длительные по времени страдания приговоренных заставили американцев задуматься, не нарушает ли причинение смерти при помощи инъекции Восьмую поправку Конституции США, запрещающую жестокое или необычное наказание. Оппоненты смертной казни путем инъекции недовольны тем, что закон запрещает разглашать сведения о том, где приобретены препараты. Такая секретность не дает возможности убедиться в надежности вещества и в том, что оно окажет адекватное воздействие. Петиция Пайлейт, в которой она настаивала на праве ее подзащитного получить информацию о химическом составе, при помощи которого Баклью будет убит, была отклонена. Верховный суд в этом году отклонил еще несколько аналогичных запросов. Из 32 американских штатов, в которых применяется смертная казнь, только в восьми инъекцию готовят из одного препарата. В остальных применяется смесь из трех химических веществ – тиопентала натрия, панкурония бромида и хлорида калия. Многие штаты, как, например, Калифорния, Арканзас, Кентукки, Луизиана, выразили намерение перейти на использование инъекции из одного вещества, несмотря на то что тройной состав был стандартным средством с 1982 года, когда он впервые был применен в Техасе. Сомнения в совершенстве смеси возникали и раньше, но особенно убедительными они стали после казни Клейтона Локетта в конце апреля этого года. Локетт был приговорен к смертной казни в 2000 году за убийство. С двумя другими грабителями он забрался в дом, но их застала на месте преступления 19-летняя Стефани Нейман. Локетт выстрелил в девушку, но не убил ее. Увидев, что она жива, он приказал своим сообщникам закопать ее заживо. Оба соучастника получили пожизненные сроки, а Локетт отправился ждать казни. В назначенный день осужденному ввели сыворотку из трех препаратов, но у него лопнула вена, и действие веществ оказалось непредвиденным. У Локетта наблюдались судороги в конечностях, он пытался приподняться, его дыхание стало отрывистым, так что организаторам казни пришлось через 20 минут после начала прервать процесс и занавесить шторы, чтобы свидетели не увидели дальнейших мер. В итоге Локетт умер от сердечного приступа через целых 43 минуты после ввода препарата. Клейтону Локетту ввели завышенную дозу, к тому же специалисты, осуществлявшие инъекцию, долго не могли найти правильного место для укола. Через два часа после экзекуции должна была состояться казнь Чарльза Уорнера, осужденного в 1997 году за убийство и изнасилование 11-месячной девочки. Однако после случившегося с Локеттом исполнение приговора Уорнера отложили на 180 дней. Уорнер и Локетт безуспешно пытались добиться отмены в Оклахоме закона, запрещающего разглашать информацию о поставщике препаратов для смертельной инъекции. Власти утверждают, что это делается, чтобы уберечь фармацевтические компании от исков и репутационных проблем. Противники закона возмущаются, поскольку конфиденциальность этой информации увеличивает риск чрезмерных страданий приговоренных к смертной казни. Эти опасения усиливаются тем, что штатам стало сложнее получать необходимые вещества, учитывая эмбарго, наложенное европейскими фармацевтическими компаниями. В такой ситуации велика вероятность, что в некоторых случаях исполнители смертных приговоров используют непроверенные комбинации веществ или препараты, изготовленные с нарушением технологии. Сомнения вызывает не только качество препаратов и умение их применять, но и сама идея тройного состава. Его разработкой занимался доктор Джей Чепмэн, который считал, что применявшиеся тогда расстрел и электрический стул были недостаточно милосердными способами. "Это глупо. Мы убиваем животных более гуманно, чем людей", – решил он и три недели думал, как же наилучшим способом убить человека. К удивлению самого Чепмэна он изобрел состав, который в настоящее время стал стандартным средством казни. Однако через некоторое время и сам изобретатель начал подозревать, что учел не все. Его формула включала в себя анестетик (тиопентал натрия), однако оказалось, что он действует не на всех. Чепмэн тогда предложил заменить данный препарат диприваном, утверждая, что этот анестетик надежнее. Однако диприван (еще называемый пропофолом) широко используется в медицинских целях. Производится он в основном в Европе, и попытка применять его для исполнения смертных приговоров может привести к прекращению поставок лекарства из Старого Света. Поэтому от замены обезболивающего власти отказались. Если же анестетик не срабатывает и преступник продолжает оставаться в сознании, он ощущает асфиксию, вызванную другим компонентом смеси – панкуронием бромида, – который парализует все мышцы, в том числе и дыхательные. Когда у Чепмэна спросили, зачем включать в формулу вещество, провоцирующее асфиксию, ученый признался, что тоже этого не понимает. "Хороший вопрос, – задумался Чепмэн. – Если бы я делал это сейчас, я бы, наверное, исключил его [препарат]". Впрочем, третий компонент – хлорид калия, с большой эффективностью вызывающий остановку сердца, – доктор менять не стал бы. Чепмэн также посетовал, что в проведении процедуры казни многие ошибки происходят из-за некомпетентности медсотрудников. В приготовлении необходимой смеси нужно соблюдать точность, с большой аккуратностью отмерять количества каждого компонента, тем более что некоторые из них в порошках. Вводить состав в организм преступника тоже следует внимательно и со знанием дела, иначе эффект может быть неожиданным. В 2009 году в Оклахоме была проведена крайне неудачная казнь Джозефа Кларка, осужденного за убийство. 22 минуты ушло на то, чтоб найти вену, подходившую для укола. Однако сразу после укола вена разъехалась, и рука стала распухать. Кларк приподнял голову и стал в ужасе повторять: "Оно не работает, оно не работает…" Техникам потребовалось еще полчаса, чтобы выбрать другую вену и сделать еще один укол. В общей сложности на экзекуцию ушло около 90 минут. После вскрытия на конечностях Кларка было обнаружено 19 свежих уколов. Еще задолго до казни его вены пострадали от шприцов, при помощи которых преступник вводил наркотики. Зимой 2014 года в Огайо приговоренный к смерти Дэнис МакГир в течение 22 минут умирал от инъекции. Наблюдатели отметили агональное дыхание – явный признак того, что процесс шел не так, как нужно. А 9 января этого года в Оклахоме казнили Майкла Ли Уилсона. Его последние слова были: "Я чувствую, что все мое тело горит". В случае МакГира применялась многокомпонентная смесь, в состав которой входили седативное средство мидазолам и анестетик гидроморфин, применявшиеся для такой цели впервые. Уилсона тоже казнили при помощи трехчастной инъекции. Даже некоторые сторонники смертной казни считают трехчастную формулу Чепмэна плохим средством для приведения в исполнение приговора. "Это дурацкий способ, – замечает Майкл Рашфорд, президент Фонда уголовного правосудия, выступающего за сохранение смертной казни. – Сложная процедура, уязвимая для критики". По его мнению, лучше использовать "простой, быстрый и безболезненный" монооксид углерода – ядовитый газ, при вдыхании которого в больших концентрациях начинается головная боль, одышка, далее – потеря сознания, кома и смерть. Аналитический центр под названием "Конституционный проект", в котором состоят судьи, генеральные прокуроры и шефы полиции, в своем отчете высказался против использования инъекции из трех компонентов. По мнению представителей центра, она "создает риск боли и страдания преступника, которых можно избежать". Противники смертной казни видят в неудачах использования инъекции аргумент для отказа от этого вида исполнения приговоров. "Мы наткнулись на лакуны в благонамеренных попытках заставить систему [смертной казни] работать, – говорит Диана Раст-Тирни, исполнительный директор Национальной коалиции за отмену смертной казни. – У этого вагончика отлетели колеса, ведь мы видим, как штаты проводят экзекуции. Применение этого вида наказания становится все более и более редким явлением, и снова встает вопрос о роли случайности [в процессе казни]. Возможно, заставить это работать так, как нам хочется, нам просто не под силу". Сторонники смертной казни иногда видят в сложностях осуществления наказания даже некий заговор. "Основная проблема смертной казни – преграды в ее осуществлении, – настаивает Кент Шайдеггер, юридический директор Фонда уголовного правосудия. – Стратегия [оппонентов] – война, которая истощала бы силы противника. Они хотят сделать смертную казнь дорогой и трудно осуществимой, чтобы отвратить от нее штаты один за другим". Как бы то ни было, идеального средства для осуществления высшей меры наказания, как выяснилось, на данный момент не существует. Но штаты не желают отказываться от смертной казни. В Вайоминге на рассмотрение был поставлен законопроект, разрешающий расстрел. В Миссури генеральный атторней и законодатели штата предложили восстановить газовую камеру. А в Вирджинии поступило предложение вернуть электрический стул для использования в случаях, когда препаратов для инъекции не будет в наличии. Что касается изобретателя тройной инъекции Джея Чепмэна, то он полагает возможным вернуться к еще более отдаленному прошлому. "Самый простой известный мне способ – это гильотина. И я совершенно ничего не имею против ее возвращения. Человеку отрубают голову, и дело с концом", – описывает он преимущества. *** Сегодня казнь с помощью газовой камеры разрешена в пяти штатах, но везде как запасной способ. Его может запросить для себя сам осужденный, или же он может быть назначен судом в случае принципиальной невозможности использовать инъекцию. Газ в США начали использовать для экзекуций с 1920-х, а прекратили в начале 1990-х. Последний приговор был исполнен этим методом в 1999 году, но дело было в том, что решение вынесли за 10 лет до этого. Кроме США газовые камеры официально используют до сих пор только в Северной Корее. Расстрел разрешен только в одном штате – Оклахоме, опять же как альтернативный метод. Последний раз его применили четыре года назад: приговоренный сам настоял на нем "из-за своих мормонских корней". Источник: pravo.ru

Ссылки

Источник публикации