Расстрел в Кировске: Гурьев "переводит стрелки"

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Оригинал этого материала
© solomin, origindate::15.04.2009, Фото: "Коммерсант"

Расстрел в Кировске: Гурьев "переводит стрелки"

В обмен на верность сенатор Гурьев отдал город на кормление своим назначенцам

Екатерина Орлова

Compromat.Ru

Сенатор Андрей Гурьев

25 марта в городе Кировске произошла трагедия, прогремевшая на всю Россию. Доведенный до отчаяния прессингом со стороны местных чиновников 62-летний пенсионер-предприниматель Иван Анкушев застрелил мэра города Илью Кельманзона и его заместителя, начальника Кировского ЖКУ Сергея Максимова, а потом застрелился сам.

Его предсмертная записка заканчивалась словами: «Мне не дают возможности делать то, что я считаю нужным. Надежды на честность арбитражного суда нет. Вы меня уничтожили. Не доживу до сбора грибов. Это мое любимое занятие. Иван Анкушев».

Вскоре после этого события в прессе и даже на центральных телеканалах развернулась мощная пропагандистская кампания, организаторы которой пытаются доказать, что Иван Анкушев был психически неуравновешенным и нечистым на руку типом, а убиенные им чиновники – бескорыстными и кристально честными гражданами. Владелец местной градообразующей компании «Апатит» сенатор А. Гурьев, выступая на похоронах, назвал Анкушева «упырем», сгубившим невинных людей.

Немного подпортила эту картинку одна деталь из материалов следствия, каким-то образом попавшая на страницы газет и мурманских Интернет-блогов. Оказывается, при обыске в рабочем кабинете Максимова был обнаружен пистолет и 10 миллионов рублей, не проходящих ни по каким документам. Сразу же возникает вопрос: каким образом в столе у скромного коммунальщика (заметьте, кстати, не у бизнесмена Анкушева, а у одного из руководителей города) могла заваляться такая сумма, и для чего ему боевое оружие? Тем не менее, охранители местного начальства продолжают утверждать, что незаконные поборы в Кировске – нонсенс и плод больного воображения покойного Анкушева.

Чтобы убедиться в том, что Анкушев пошел на крайнюю меру не от хорошей жизни, достаточно почитать записи на местных Интернет-форумах. Вот лишь одна из них: «Иван Александрович Анкушев был человек неоднозначный, но умный, предприимчивый и упрямый. То, что его уже много лет "прессовали" администрации города в разных составах - не секрет для всего Кировска. И отъём магазина в пользу общепитовского предприятия ОАО «Апатит», и периодические отключения электроснабжения, и персонально для него установленная арендная плата - это тоже факт. Оппозицию властям он составлял уже много лет, но, видно поняв, что «плетью обуха не перешибёшь», принял страшное для всех решение, и то, я думаю, в состоянии аффекта. Кошмар какой-то! Был знаком со всеми троими. Упокой, Господи, их души!».

Причины, по которым местное чиновничество пытается сложить всю ответственность за случившееся на Ивана Анкушева, просты и понятны. Чрезмерное внимание прессы и федеральных структур к секретам кировского «болотца» может привести – и отчасти уже привело - к обнаружению в шкафах городского руководства таких скелетов, что еще очень многим может не поздоровиться.

А скелетов, действительно, обнаружилось уже немало. Оказывается, покойный Сергей Максимов при жизни был не только генеральным директором Жилищно-коммунального управления, депутатом городского совета, а также главой городского бюджетного комитета и Почетным гражданином Кировска. Помимо этих полномочий и регалий он владел сетью заправок «Гелан», несколькими домами на улице Парковой и многочисленными счетами в зарубежных банках. Кроме того, он являлся учредителем или контролировал через подставных лиц еще несколько частных фирм.

По странному стечению обстоятельств, профиль деятельности этих предприятий четко совпадал с потребностями Кировского ЖКУ, поскольку занимались они производством окон, ремонтом швов и кровель в жилом фонде города Кировска, сантехническими работами, вывозом и переработкой мусора. Одновременно Максимов контролировал созданную им же городскую управляющую компанию и все ее финансовые потоки. Наверное, нет нужды объяснять, какое это золотое дно – одновременный контроль над муниципальным заказчиком, фирмами-исполнителями и поставщиками.

По некоторым данным, после искусственного банкротства ЖКУ большинство активов управления было переведено на частные фирмы, контролируемые Максимовым и его подставными директорами. Огромное количество бюджетных денег и коммунальных платежей уходило через ЖКУ и управляющую компанию на счета этих фирм, а после обналичивания оседало в карманах Максимова и его компаньонов. Кстати, в число его деловых партнеров входили и местные уголовные авторитеты - Булавин и Наум.

Все тому же Максимову приписывают попытку рейдерского захвата местного ООО «Коласпортланд» и организацию многолетних поставок низкокачественного «левого» топлива на систему заправок «Гелан», директором которой он назначил своего двоюродного брата. Кстати, именно на заправках «Гелан» по договору с ЖКУ заправляется и городской коммунальный транспорт.

Ни для кого не секрет, что фактическая власть в Кировске принадлежит руководству градообразующей компании «Апатит» и ее владельцу сенатору Гурьеву, с которым директор Кировского ЖКУ Максимов давно связан прочными дружескими и деловыми отношениями. Их общими усилиями был приведен к власти в Кировске и усажен в мэрское кресло Илья Кельманзон – бывший подчиненный Гурьева и его верный сподвижник.

Именно в обмен на верность Гурьев фактически отдал своим назначенцам город на кормление и позволил создать условия, при которых ни вздохнуть, ни, извините, охнуть без визы местного начальства никто не смеет. Городское руководство наладило тотальный контроль над информационным пространством и общественной жизнью Кировска. Маниакальная склонность Гурьева к повсеместной расстановке своих людей в данном случае сыграла с ним злую шутку – его старательные, но не слишком разборчивые в средствах протеже переборщили в борьбе за экономическое пространство и привлекли к себе внимание всей страны, заплатив за это собственными жизнями.

Пытаясь исправить эту ошибку и сместить акценты с местных поборов и взяточничества на личность самоубийцы, в СМИ подбросили версию, что за Анкушевым якобы «кто-то стоял». Но в эту глупую ложь никто не поверил.

В операцию прикрытия чиновничьих безобразий включились и правоохранительные органы. Начальник местного УВД сразу дал понять, что серьезного расследования по данному факту не будет, с ходу и под телекамеру поставив дистанционный диагноз покойнику и объявив его сумасшедшим. Действительно, а что тут расследовать, если убийца был не в себе?

Между тем, многие обстоятельства трагедии еще не раскрыты до конца. Брат покойного Юрий Анкушев уверен, что убийства произошли в результате перестрелки. Действительно, по версии следствия, Анкушев пытался покончить с собой, сначала выстрелив себе в живот, а потом – в голову. Довольно странный способ самоубийства. До сих пор остается невыясненным, откуда взялись 10 млн. руб., найденные в кабинете Максимова (и куда они впоследствии делись)?

Сенатор Гурьев, узнав об этом происшествии, срочно прибыл в Кировск. Это естественно – ему было необходимо лично проверить, насколько хорошо подчищены хвосты и правильно ли расставлены пропагандистские акценты. У сенатора сейчас и так крайне сложная ситуация, связанная с неопределенностью его статуса в Совете Федерации и другими неприятностями, поэтому кировское ЧП для него – оплеуха более чем серьезная.

Вот почему в выступлении на похоронах Гурьев «перевел стрелку», назвав Анкушева упырем и тем самым санкционировав его посмертную травлю. Следует спросить, однако, кто чью кровь в этом городе пил годами, прежде чем случилась трагедия?

Иван Анкушев много лет напряженно работал, чтобы оставить своим родным бизнес, способный обеспечить семью на случай его кончины. Однако специфика власти гурьевских ставленников такова, что процветать может только их собственный бизнес, а остальным назначено находиться в полупридушенном состоянии. В отдельно взятом Кировске сбылась мечта любого монополиста-капиталиста: зарплату работник должен относить в «свою» продуктовую лавку, заправлять авто он должен на «своей» АЗС…

Многие жители Кировска считают, что Анкушев представлял здоровую, государственную точку зрения на роль малого бизнеса в жизни общества. Его статьи и письма на эту тему неоднократно печатались в СМИ, неподконтрольных Гурьеву. Вот небольшая цитата из его открытого письма, адресованного чиновникам: «Можно сколь угодно красиво о ценовом сговоре производителей и «сетевиков» - в этом есть доля правды. Но когда хибиногорский чиновник начинает подковерную борьбу против своих земляков - это уже не словоблудие! Это осмысленное действо, на мой взгляд, сравнимое с геноцидом мелких предпринимателей, нацеленное прямо на карман рядового покупателя».

А назначенцы «государственника» Гурьева, будучи членами «Единой России», гнули свою собственную линию, не имевшую ничего общего ни с государственной, ни с партийной. Использовать партийную принадлежность в качестве ширмы или рычага – это вообще очень характерно для Гурьева и его команды.

В конце концов, назначенцы Гурьева подвели, а Гурьев подставил «Единую Россию». Истинная причина этой трагедии вовсе не в своенравии отдельного предпринимателя, а в порочной практике вмешательства местного монополиста и олигарха во всё и вся, не в помешательстве затравленного городскими властями пенсионера Анкушева, а в самонадеянности того, кто негласно, но сознательно культивировал безнаказанность городских чиновников.

Общество растревожено, словно улей. Но всколыхнуть людскую молву или остановить ее даже по мановению чьей-то волшебной палочки невозможно. Призывы властей прекратить обсуждение случившегося воспринимаются как очередное затыкание ртов. Сейчас не обвинять людей надо за их не всегда лестные высказывания в адрес чиновников, не делать «сенсационное разоблачения» в прессе и на телевидении, а беспристрастно расследовать дело, чтобы не допустить подобных трагедий в будущем. Нельзя оправдывать действия предпринимателя, оружием ответившего на произвол чиновников и угрозы «закопать» его, если он не смирится. Он совершил тяжкий грех. Времена Робин Гудов, творивших самосуд, прошли. Никому не дано лишать жизни людей. Но разобраться в истинных причинах произошедшего необходимо. Гурьевскому мракобесию и беспределу, царящим в городе, давно пора положить конец. Найденные в кабинете Максимова миллионы, которыми он наверняка делился со своими высокими покровителями, и пистолет – как раз то недостающее звено во всей цепочке событий, которая привела к столь дикой развязке.