Рассудили не по понятиям

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Рассудили не по понятиям

Суд Лондона отклонил иск Бориса Березовского к Роману Абрамовичу на $5 млрд за долю в "Сибнефти" и на $564 млн за долю в "Русале"

Оригинал этого материала
© Ведомости.Ру , origindate::31.08.2012, Фото: Reuters

Судья: Березовский сказал бы "практически все, что угодно"

Михаил Оверченко

Compromat.Ru

Борис Березовский

Судья Элизабет Глостер отклонила иск Бориса Березовского к Роману Абрамовичу по обеим частям (претензии на компенсации за доли в «Сибнефти» и «Русале»), говорится в резолютивной части решения, опубликованного на сайте Высокого суда Лондона.

[…] Березовский, подавший иск к Абрамовичу еще в 2007 г., требовал от бывшего партнера $5 млрд за долю в «Сибнефти» и $564 млн — за долю в «Русале». Таковы, по его утверждению, были его потери от невыгодных сделок, якобы навязанных ему Абрамовичем с ведома президента Владимира Путина после того, как Березовский в 2000 г. попал в опалу и покинул Россию. Березовский утверждал, что вместе со своим партнером, ныне покойным Бадри Патаркацишвили, владел 49% акций телекомпании ОРТ (этот пакет он продал Абрамовичу за $175 млн, но в суде не предъявил по нему претензий), правами на 43% акций «Сибнефти» и 25% акций «Русала».

Абрамович на оглашение решения в суд не приехал. Березовский прибыл в суд в хорошем расположении духа, на нем серый костюм и белая рубашка без галстука. Он слушал обоснование решения, подперев подбородок рукой и изредка попивая воду из стакана, сообщало РАПСИ. По завершении оглашения решения он заявил журналистам, что его вера в британское правосудие подорвана. «Eсть история, которую знает весь мир. Госпожа Глостер просто переписывает историю», — сказал он. Отвечая на вопрос, намерен ли он подавать апелляцию, Березовский ответил, что собирается обсудить эту возможность со своими юристами: «Это зависит от того, осталась ли у меня вообще вера в британское правосудие».

["Московские новости", origindate::31.08.2012, "Лондон выучил слова "krysha" и "kinyt": Защита Березовского изначально просила суд руководствоваться французским или английским правом, потому что в законах этих стран учитываются устные договоренности. Березовский утверждал, что старался строить бизнес по западной модели. Поэтому и иск был подан в Лондоне. Абрамович же просил сначала суд вообще не принимать иск к рассмотрению. Потом ответчик попросил судью рассматривать спор по российским нормам, ведь сделки совершались в России и по российским законам.
В итоге Элизабет Глостер, принимая решение по иску, основала его именно на российском праве. А в нем устные договоренности не учитываются никак. — Врезка К.ру]

["Коммерсант", origindate::03.09.2012, "Борис Березовский внушил недоверие": Подобные споры довольно распространены в Великобритании. "Это средство защиты отношений особого доверия между трастом и бенефициаром. Английские суды удовлетворяют такие иски чаще континентальных судов, но все же случаев выигрыша подобных дел немного и при отсутствии письменных доказательств решение судьи всегда субъективно, многое здесь зависит от того, как сторона ведет себя в процессе,— рассказывает президент коллегии адвокатов "Узойкин, Писков и коллеги" Денис Узойкин.— Но в российском суде вероятность успеха таких исков вообще нулевая". [...]
Юристы уверены, что решение лондонского суда не легитимизирует приобретение "Сибнефти" Романом Абрамовичем. "Главное, что нужно было решить суду,— существовало ли соглашение между Березовским и Абрамовичем. Поскольку суд пришел к выводу, что соглашения не было, то обстоятельства покупки компаний уже не исследовались и оценку законности залоговых аукционов суд не давал",— отмечает Григорий Чернышов. С ним соглашается Денис Узойкин: "Нюансы аукционов по "Сибнефти" касаются только сделок по приватизации, законность которых выходит за рамки данного спора". — Врезка К.ру]

«Я проигрывал дела и до этого, но я всегда понимал, почему. На этот раз я не могу понять. Все, что говорил Абрамович в суде — это ложь», — добавил Березовский, отказавшись назвать сумму расходов, потраченных им на участие в процессе.

«Дело касается российских реалий и, следовательно, должно было рассматриваться в России, — говорится в заявлении компании Абрамовича Millhouse. — Тем не менее г-н Абрамович всегда относился с почтением к британской судебной системе и верил в ее правосудие. Мы изначально утверждали, что обвинения г-на Березовского были безосновательными, и теперь это подтвердил суд».

«Всегда приятно, когда клевету называют своими именами», — прокомментировал по просьбе журналистов решение пресс-секретарь президента Дмитрий Песков.

Характеристика дела

Оба участника процесса — «российские граждане и являются — или были — успешными бизнесменами», говорится в начале решения судьи. Решение ей пришлось принимать, рассматривая «четыре весьма спорных устных договоренности, относящихся к значительного размера активам, решение о принадлежности которых имело бы существенные финансовые и коммерческие последствия для обеих сторон». Все или практически все аспекты этих договоренностей оспаривались сторонами, указывает судья, а документов по этим договоренностям практически не было. Все устные свидетельства относились к событиям давних лет, и приводилось мало прямых доказательств, что крайне осложняло принятие решения судом. Бремя доказательства — что устные договоренности действительно свидетельствовали о праве собственности Березовского на оспариваемые активы — было возложено именно на него, подчеркнула Глостер, а не на Абрамовича (чтобы он доказывал суду обратное).

Судья отметила, что за давностью лет и ввиду отсутствия в этом деле прямых доказательств она не пыталась доискаться до правды о том, какими реально были отношения Березовского и Абрамовича и как по-настоящему строился их бизнес. В отличие от других судебных процессов, где суду приходится выносить решение на основании представленных сторонами доказательств, в данном случае фактически суду приходилось решать, кому верить — Березовскому или Абрамовичу, отметила судья. Чтобы убедить суд, «Березовскому необходимо было сформировать высокую степень доверия к своим показаниям» как по «Сибнефти», так и по «Русалу», что означало «не только его способность правильно вспоминать события, но и продемонстрировать, что он является объективным и достойным доверия свидетелем».

Это Березовскому не удалось.

"Сибнефть"

Судья пришла к выводу, что не было соглашения о том, что Березовский (или Березовский и Патаркацишвили) в качестве вознаграждения за свою роль в создании и приватизации «Сибнефти» должен получить ее акции или право на их получение; также — что не было соглашения, что ему будет причитаться 50% (или другая доля) от прибылей «Сибнефти» и/или трейдинговых компаний Абрамовича в результате его и Патаркацишвили участия в «Сибнефти». Наоборот, отметила судья, стороны договорились, что Абрамович будет оплачивать расходы Березовского (а затем и Патаркацишвили) не только в отношении ОРТ, но и в целом в обмен на помощь, протекцию или krysha со стороны Березовского. Суммы платежей определялись ежегодно по договоренности сторон.

Судья признала, что некоторая связь между такими платежами и прибылями «Сибнефти» и/или трейдинговых компаний Абрамовича могла существовать: по мере того как компании зарабатывали все больше, Березовский и Патаркацишвили ожидали и увеличения платежей. Однако не было договора о том, что истцу причитается часть прибыли из-за того, что он владел акциями «Сибнефти». Природа соглашений между Абрамовичем с одной стороны и Березовским и Патаркацишвили с другой — могла заставить их полагать, что им причитается некоторая доля от деятельности «Сибнефти», но это не означает, что была контрактная договоренность такого рода, как утверждает Березовский, постановила судья.

При этом она добавила, что, отклонив претензии Березовского, не должна решать, какими в реальности были отношения между этими тремя людьми и какими точно были договоренности; главное, что Березовский не доказал обоснованность своих претензий на долю в «Сибнефти».

"Русал"

Глостер также пришла к заключению, что Березовский и Патаркацишвили не участвовали в приобретении алюминиевых активов, которые затем были объединены в компанию «Русал» вместе с активами Олега Дерипаски. Она приняла сторону Абрамовича, заявлявшего, что, хотя на документе от 10 февраля 2000 г. о покупке алюминиевых активов у TWG братьев Рубенов в качестве покупателей значатся также Патаркацишвили и президент «Сибнефти» Евгений Швидлер, последние лишь помогали организовать сделку, но не приобретали акций. Платеж от Абрамовича Патаркацишвили (в итоге последний получил в общей сложности $585 млн в 2004 г., хотя поначалу предполагалось заплатить ему $115 млн по завершении сделки) — это действительно комиссионные за его услуги как посредника и за помощь в приобретении алюминиевых активов и в «крышевании», считает Глостер.

13 марта 2001 г. в лондонском Dorchester не было заключено никакого договора о том, что Березовский и Патаркацишвили получат долю в объединенном «Русале». У них не было доли в алюминиевых активах, которые в феврале приобрела Millhouse Capital Абрамовича, а последний к моменту встречи уже договорился с Дерипаской о слиянии. В отеле не было заключено договоренностей, что 50% от доли, которую Абрамович получит в «Русале», он будет как трасти держать в интересах Березовского и Патаркацишвили; что ни один из четырех участников встречи не может продать свою долю без согласия остальных; и что Абрамович будет выступать как доверительное лицо Березовского и Патаркацишвили, решила судья.

ОРТ и угрозы Абрамовича

Судья также постановила: Березовский не привел убедительных доказательств, что на встречах с президентом Путиным и главой его администрации Александром Волошиным в августе 2000 г. последние угрожали, что если он не выйдет из капитала ОРТ, то его ждет судьба Владимира Гусинского (который был арестован и был вынужден продать медиаактивы, включая телекомпанию НТВ); что 7, 8 или 9 декабря 2000 г. в шато Березовского на мысе д'Антиб Абрамович угрожал, что если он не продаст пакет ОРТ, то его друг, арестованный накануне топ-менеджер «Аэрофлота» Николай Глушков, останется в тюрьме, а Путин организует конфискацию его пакета ОРТ, и что Глушкова выпустят, если он согласится; и что Березовский решил продать пакет ОРТ из-за этих угроз.

Глостер заявила, что приняла сторону Волошина и Абрамовича, утверждавших, что такие угрозы не делались.

Судья заключила, что Абрамович на встречах с Березовским и Патаркацишвили с августа 2000 г. по май 2001 г. не грозил, что использует свое влияние на Путина, чтобы добиться экспроприации их доли в «Сибнефти», если они не согласятся продать ее ему. Сделанный Абрамовичем платеж в $1,3 млрд был не за акции «Сибнефти», это был последний платеж, чтобы избавиться от «крыши», считает она.

Характеристики истца и ответчика

Разные манеры поведения и дачи показаний Березовского и Абрамовича, их разный подход к участию в перекрестных допросах, судя по заявлениям судьи, сыграли важную роль при вынесении ею решения по делу. Березовский был слишком многословен и непоследователен, а поэтому неубедителен, его показания не вызвали доверия у судьи. Внимательность и скрупулезность Абрамовича, его подробные, а не расплывчатые, как у истца, ответы заставили Глостер счесть его в целом заслуживающим доверия свидетелем.

«Проанализировав всю совокупность представленных доказательств, я сочла Березовского не производящим впечатления, не заслуживающим, по сути, доверия свидетелем, который относится к правде как к преходящему, гибкому понятию, которое можно формировать так, чтобы оно отвечало его текущим интересам. Иногда его свидетельства были намеренно нечестными; иногда было очевидно, что он выдумывает показания <…>; временами у меня складывалось впечатление, что он не намеренно давал нечестные показания, а убедил себя в том, что события происходили так, как ему хотелось. <…> Во время выступления он украшал и дополнял свои письменные заявления или напрямую противоречил им. Он опровергал свои же собственные устные заявления, иногда через несколько минут после того, как их делал», — говорится в решении судьи.

«Я также пришла к заключению, что в случае отсутствия подтверждающих доказательств на заявления Березовского, если они отличались от заявлений Абрамовича или других свидетелей, зачастую нельзя было полагаться. С сожалением должна сказать, что, анализируя вопрос об убедительности Березовского, я пришла к выводу: он сказал бы практически все, что угодно, чтобы поддержать свою позицию», — заявила Глостер.

Абрамович же произвел на судью благоприятное впечатление. «Он давал аккуратные и продуманные ответы конкретно на тот вопрос, который ему задавался. Он делал все, чтобы убедиться, что он правильно понял вопрос и его суть», — указывает Глостер. Она отмечает, что, конечно, сказывается и разница в характерах Березовского и Абрамовича, однако для нее важным оказалось то, что последний «в тех случаях, когда располагал соответствующими знаниями, был способен давать полные и подробные ответы; он старался разделять свои собственные знания, реконструированные предположения и спекуляции <...> между его устными и письменными заявлениями было мало расхождений». Он честно признавался в нарушениях, например в подписании документов задним числом, добавила Глостер.

«Я сочла Абрамовича правдивым и в целом заслуживающим доверия свидетелем», — сделала вывод судья.

Как отмечала на днях Financial Times, решение суда по иску Березовского к Абрамовичу может создать прецедент: аналогичный иск был подан против основного владельца UC Rusal Олега Дерипаски гражданином Израиля Михаилом Черным, оспаривающим долю в алюминиевой компании. Представитель Дерипаски в пятницу заявил РАПСИ, что тот приветствует решение британского суда, признавшего понятие «крыша» и навязывание «крыши» бизнесу: «Это важное решение, поскольку дает основания для несостоятельности претензий господина Черного к господину Дерипаске».


***

"Абрамович… попросту может разорить Березовского. Путину это наверняка понравится"

Оригинал этого материала
© "Ведомости", origindate::03.09.2012

Истец за все ответит

Михаил Оверченко, Ирина Резник

[…] После оглашения решения Березовский заявил, что его вера в британское правосудие подорвана: «Eсть история, которую знает весь мир. Госпожа Глостер просто переписывает историю. Я проигрывал дела и до этого, но всегда понимал почему. На этот раз я не могу понять. Все, что говорил Абрамович в суде, — это ложь».

Березовский может подать апелляцию — после того как будет опубликована мотивировочная часть решения, а это, сообщил «Ведомостям» помощник судьи Глостер Филип Моррис, произойдет не раньше 17 сентября.

Четкие формулировки, в которых выдержано решение судьи Глостер, сильно осложнят Березовскому апелляцию, считает Стивен Грей, юрист из фирмы 7 Bedford Row: «Судья на основном процессе, заслушивающий показания, практически всегда лучше способен оценить их достоверность, чем апелляционный суд, их не заслушивающий. Поэтому апелляционный суд обычно крайне неохотно вмешивается в подобные решения».

Ответчик потребует денег

«Насколько я знаю, вечеринки по случаю решения суда не планируется, — сказал “Ведомостям” представитель Романа Абрамовича Джон Манн. — Но мы будем требовать возмещения судебных издержек со стороны истца — Березовского. Точной суммы требований пока назвать не могу».

В деле «Березовский против Абрамовича» разбирательство о расходах обещает быть долгим, детальным и скандальным, принимая во внимание их размер и то, что их выплата может привести к банкротству Березовского, считает бывший главный юрист ЮКОСа, ныне профессор University of Westminster Дмитрий Гололобов.

Британские СМИ оценивают судебные затраты каждой из сторон примерно в 100 млн фунтов ($159 млн), называя процесс одним из самых дорогих в истории.

К началу 2012 г., когда судебные разбирательства российских олигархов в Лондонском суде стали делом привычным, средние расценки местных адвокатов достигли 800-1000 фунтов в час. Самые лучшие оценивали свое время в 1500 фунтов. В Лондоне заговорили о «русской премии» и «эффекте Сампшна» — адвоката Абрамовича, которому только за подготовку дела к слушанию единовременно выплатили около 10 млн фунтов. Гонорары адвокатов Абрамовича, по словам знакомых с ними лондонских юристов, уже превысили 150 млн фунтов. Что же касается Березовского, то сколько именно он уже заплатил юристам, неизвестно — договор между ним и представляющей его интересы юридической фирмой Addleshaw Goddard предполагает, что адвокатский гонорар зависит от результата иска. Addleshaw Goddard заблаговременно приобрела страховку, которая покроет ее затраты в случае проигрыша, говорится на британском юридическом сайте thelawer.com.

Гололобов напоминает, что в английском процессуальном праве базовым принципом возмещения судебных расходов (они включают оплату юристов, судебные сборы, услуги переводчиков, экспертов, техническую помощь и т. д.) остается их возложение на проигравшую сторону. Кроме того, продолжает Гололобов, юристы Абрамовича могут потребовать от Березовского в качестве условия апелляции security for costs (обеспечения возможных расходов) внести на депозит суда большую сумму — несколько десятков миллионов фунтов. «У Абрамовича хорошие шансы содрать с Березовского все до последней копейки, чтобы тот уже ни на кого не мог больше подать в суд, — заключает юрист. — Он попросту может разорить Березовского. Путину это наверняка понравится».

Состояние Березовского до суда оценивалось примерно в полмиллиарда долларов, из которых 250 млн он отписал при разводе бывшей супруге, а ей деньги пойдут в первую очередь. «Как бы мы скоро не увидели Березовского в роли управляющего имениями бывшей жены», — иронизирует Гололобов.

Судебными расходами неприятности Березовского не ограничатся. «Характеристика Березовского, которую ему дала одна из самых уважаемых британских судей — Глостер, может повредить беглому олигарху и в его других лондонских процессах. К его показаниям, не подкрепленным документами, другие британские судьи уже могут относиться более скептически», — рассуждает один из участников процесса.

Политические последствия

«С одной стороны, Владимир Путин должен быть очень доволен тем, что его давний враг Березовский потерпел фиаско в Лондонском суде, — говорит политолог Дмитрий Орешкин. — Очень показательно теперь то, как именно Абрамович будет затаптывать его. Он понимает, что именно это от него теперь требуется. Но, с другой стороны, благодаря этому процессу весь мир вынужденно узнал о том, что представляет собой путинская система управления. Все узнали, что в России платят миллиарды за крышу, насколько велика коррупционная составляющая, что можно инсценировать аукцион и взять в долю в бизнесе бандитов и т. д. Все это теперь установлено Лондонским судом. Это очень негативно отразится на репутации Путина и его окружения и только укрепляет недоброжелательное отношение инвесторов к российскому бизнесу». [...]


***

Друг о друге

Абрамович о Березовском
«Наша дружба строилась на моих выплатах ему. Это не такая дружба — крепкая, мужская, как у меня, например, с другими товарищами, с которыми я дружу много лет, несмотря ни на что <...> Когда он меня приглашал к себе в гости, я приезжал».

Березовский об Абрамовиче
«Я построю вам обычную математическую модель. Есть коллективная игра, где все участники связаны каким-то обязательством. Вот когда один нарушает обязательство, коллективность заканчивается. Это называется «кинуть».

Три встречи

13 марта 2000 г., отель «Дорчестер», Лондон
Лондонская встреча — один из принципиальных моментов противостояния Бориса Березовского и Романа Абрамовича; на ней присутствовали также Бадри Патаркацишвили и Олег Дерипаска.

По версии Березовского, на встрече обсуждалось создание «Русала» и были достигнуты устные договоренности об объединении алюминиевых активов. По версии Абрамовича — Дерипаски, бизнесмены обсуждали окончание алюминиевых войн.

Согласно показаниям Абрамовича он и Дерипаска «были ошеломлены нарядом Березовского, когда предприниматель прибыл на встречу с часовым опозданием». По его словам, опоздание Березовского Патаркацишвили объяснил тем, что он здесь, в отеле, но немножко занят. Березовский появился в растрепанном виде: непричесанный, запыхавшийся. «По-моему, на нем была рубашка и накинуто что-то типа халата», — рассказывал Дерипаска. Услышав это, адвокат Березовского Лоуренс Рабинович воскликнул: «Вы все это придумываете, это просто ерунда!» Дерипаска ответил: «Я достаточно хорошо знаю вашего клиента. Он мог появиться в чем угодно, даже голым. Ему это ничего не стоило». Березовский это опровергает. Он утверждает, что приехал в отель из Палаты лордов.

6 декабря 2000 г., аэропорт Ле-Бурже, Париж
Разговор между Березовским, Патаркацишвили и Абрамовичем в VIP-зале парижского аэропорта записал Андрей Луговой, работавший шефом охраны Патаркацишвили. Бизнесмены обсуждали легализацию выплаты причитающихся Березовскому и Патаркацишвили денег за «Русал» и «Сибнефть».

«Я хочу, чтобы крупная западная компания разобралась в моей собственности. И перевести эту собственность на нее, на эту компанию, или передать ее в управление <... > Я хочу, чтоб это было официально. Чтоб эта компания управляла моими акциями и чтоб было ясно, что эти акции действительно мои», — говорил Березовский Абрамовичу. А тот соглашался: «Может, это и разумное решение».

Затем Патаркацишвили сказал, что нужно установить некие суммы, которые «мы» могли бы ежемесячно получать. На это Абрамович ответил, что «ежеполугодно сможем получать», потому что «не принято чаще собирать акционерные собрания, распределять дивиденды и так далее <...> компания <...> принимает решение и за полгода должна выплатить нам, и за год должна выплатить нам».

На суде Абрамович сказал, что речь шла о легализации платы за крышу, а слово «мы» Патаркацишвили употреблял не всегда к месту: где-то говорил «мы», где-то говорил «ты»: «Он иногда путал слова, ведь он учился в грузинской школе, а не в русской». Свое «нам» он пояснил так: «Я всегда говорю «мы», имея в виду себя и свою команду».

7, 8 или 9 декабря 2000 г., мыс Антиб, Франция
По словам Березовского, Абрамович приезжал к нему в его шато на мысе Антиб, где в присутствии Патаркацишвили передал предложение от Владимира Путина: цена за ОРТ снижена до $175 млн, сделка должна быть совершена «незамедлительно», иначе акции будут «конфискованы». Встреча прошла между 7 и 9 декабря сразу же после ареста заместителя гендиректора «Аэрофлота» Николая Глушкова — друга Березовского, и Абрамович дал понять, что если Березовский продаст ОРТ, то Глушкова выпустят.

Сторона Абрамовича отрицает факт встречи, предоставив в качестве доказательства загранпаспорт бизнесмена, в котором нет отметки о пересечении французской границы. Но на суде выяснилось, что в загранпаспорте Абрамовича царит неразбериха. Например, есть штамп о въезде бизнесмена в Россию, но о выезде его из Франции нет, и наоборот.

["Русский Forbes", origindate::15.11.2011, "15 открытий, которые принес процесс Березовского и Абрамовича": По утверждению защиты Березовского, встреча состоялась между 7 и 9 декабря. Абрамович утверждает, что этой встречи никогда не было, а с 7 по 9 декабря он был в России и обсуждал в Думе законопроект о государственной символике. Чтобы восстановить точные даты встреч, обсуждалась скорость личного самолета Абрамовича Gulfstream G5 и штампы в его заграничном паспорте. Выяснилось, что в некоторых случаях там стояли только въездные российские штампы, но не было выездных французских. Не осталось в его паспорте и выездных российских штампов от 6 декабря — в этот день он должен был встречаться с Березовским в аэропорту Ле Бурже. В письме погранслужбы подтверждается, что Абрамович выезжал из России 6 декабря 2000 года, хотя выездных штампов за этот день в его паспорте нет.
Согласно показаниям Абрамовича, дорога из Москвы в Ниццу на его личном самолете занимает 3,5 часа. А чтобы долететь из Москвы до Чукотки, требуется 9 или 11 часов в зависимости от маршрута. — Врезка К.ру]

Адвокат Сампшн о крыше

«Хотя г-н Абрамович приобрел «Сибнефть» за свои деньги <...> он всегда осознавал, что у него не было бы возможности сделать это без политического патронажа Бориса Березовского <...> Он всегда признавал, что ему придется заплатить г-ну Березовскому <...> Эти платежи в русском языке обозначаются как платежи за крышу <...> Соглашение продать медийную поддержку президенту России в обмен на привилегированный доступ к госактивам, которое сопровождалось другой сделкой по продаже этого преимущества <...> Абрамовичу, просто не является тем видом соглашения, которое могло бы законно закрепить обязательства между сторонами».


***

"Репутации России … страдать дальше уже некуда"

Кто выиграл и кто проиграл в деле "Березовский против Абрамовича"

Оригинал этого материала
© "Русский Forbes", origindate::31.08.2012, Березовский против Абрамовича: процесс века для "чайников"

Дмитрий Гололобов

[…] Выиграл ли процесс Роман Абрамович? Формально — да. Теперь независимый британский суд подтвердил, что ничего он Борису Абрамовичу не должен. И был господин Березовский не полноправным партнером, а простым лоббистом «на подряде». Правда, очень и очень дорогим. Не проиграв деньги и показав всем, что он может одолеть «даже Борю» на его собственном поле, Роман Аркадьевич потерпел серьезнейшее репутационное поражение. Теперь он уже навсегда и бесповоротно — человек, вышедший «из-под крыши Березовского», «плативший откаты» и цинично избавившийся от политически обременительного партнера в нужный момент. Так что вряд ли, несмотря на знаменитое ухоженное «Челси» и благотворительность, ряды уважаемых британцев пополняться когда-нибудь еще одним «сэром». Репутации России как места, где можно очень много заработать и получить лет десять строго режима практически не пострадала. Поскольку страдать ей дальше уже некуда. Она просто оформилась в более ясные для западной юриспруденции понятия, термины и прецеденты. Теперь, при необходимости определиться имеют ли они дело с откатом, умудренные опытом барристеры будут говорить молодым коллегам: «Ты, сынок, посмотри дело 2012 года — Berezovsky vs Abramovich — там все точно написано».

А как же Борис Березовский? Как он переживет проигрыш? Ведь вместе с проигранным процессом БАБ фактически потерял и нечто для него чрезвычайно важное — своеобразный имидж грозного рыцаря-героя, неуязвимого победителя им же порожденного Путина и его режима в британских судах. Вместе с Борисом Абрамовичем своеобразный «крах ожиданий» и моральное (да и финансовое) разочарование переживут и все «олигархи в изгнании», софинансировавшие судебную авантюру Бориса Абрамовича и поддерживавшие его в суде. Разумеется, они рассчитывали, что вынося решение в пользу Березовского, британский суд, прижмет одновременно и Владимира Путина сотоварищи. А успех, на основании созданных прецедентов, можно было бы потом развить и в других западных процессах. Но, как говорится, не судьба.

Будет ли апелляция? Да, британский суд может разрешить Борису Березовскому подать апелляцию. Если она, согласно местным законам, имеет реальные перспективы. Разумеется, юристы Абрамовича, зная положение с финансами у Березовского, скорее всего, будут требовать от него соответствующего депозита на счет суда для обеспечения будущих расходов при рассмотрении его жалобы. Способен ли изрядно поистратившийся на многочисленные суды Березовский финансировать подобный процесс? Захотят ли иные «олигархи в изгнании» поддержать финансово, коллегу по цеху в трудное для него время, повысив ставки в своеобразном «судебном казино»? Скоро мы это узнаем. Многие надеются, что Березовский никогда не уступит бывшему «младшему» партнеру, а тем более маячившей за ним тени ВВП. И будет биться до конца. До последнего своего дворца на Лазурном берегу, вернее сказать.

В делах юридических дьявол всегда в мелочах. Мало кто в настоящий момент думает о беспрецедентных юридических расходах, понесенных сторонами в процессе. А зря. Они, по различным слухам уже превышают сотню миллионов фунтов. И скорее всего, суд, следуя устоявшейся практике, возложит их на непоседливого Бориса Абрамовича, который и так жаловался, что истратил на процесс последнюю копейку, хотя ему уже давно пора менять свой «Майбах» на что-нибудь более современное. Таким образом, нельзя исключить, что очень скоро мы услышим, что Борис Абрамович объявил себя банкротом и перешел на иждивении бывшей жены. Но это вряд ли умерит его пыл — его ждут еще несколько крупных процессов, включая дело о наследстве его партнера Бадри Патаркацишивли. Надо ведь и на них искать деньги под залог будущих выигрышей. Так что мы еще не раз увидим Борис Абрамовича, проносящегося стремительно со своей свитой к дверям какого-нибудь из многочисленных лондонских судов.

Кто же получил пользу от выигрыша дела Абрамовичем, кроме него самого? C одной стороны это «прикормленные» режимом олигархи, показавшие кому надо, что они могут дать достойный отпор одряхлевшим реликтам ельцинской эпохи, возомнившим о себе не пойми что. Причем, даже в независимых западных судах, где некого подергать за нужные ниточки. С другой стороны, результатами процесса может быть доволен и сам Владимир Владимирович Путин, который продемонстрировал эти самым «прикормленным» и «послушным», что с ним у них все хорошо — и нужные свидетели приезжают, и PR-поддержка имеется и доказательства необходимые находятся. А вот если без него, то им самим придется разбираться с теми, у кого они когда-то вырвали изо рта кусок и вышибли из страны и из бизнеса.

Процесс еще раз дал старый, но важный урок российскому бизнесу: постоянно готовьтесь к худшему. И днем, и ночью. Продавая мобильные телефоны, торгуя нефтью, держа сеть ресторанов. Время понятийных «сделок» под честное слово, гарантии «правильных людей» или записанных на салфетках в «Реддисон-Славянская» ушло навсегда. Чем дешевле вы покупали свой бизнес, чем больше «откатов» вы платили, чем больше экономили на налогах, чем «выше» и «надёжней» была ваша крыша — тем больше поводов для беспокойства. Все ваши темные схемы, сделки и делишки могут стать предметом самого пристального рассмотрения в западных судах. Там уже не спрячешься за цепочкой оффшоров, депутатским иммунитетом и дружбой с представителями высших судебных инстанций. Это он сегодня — ваш друг, партнер, топ-менеджер. А завтра — он твой процессуальный противник с «клыками наружу», обвиняющий тебя в хищении, коррупции и отмывании незаконных денег. И твоя судьба — в руках твоих юристов, бухгалтеров и аудиторов. Громкий «казус Шувалова», имевший место практически одновременно с делом «Березовского и Абрамовича», подтвердил, что будь ты хоть одним из самых важных винтиков в сложной системе российской бюрократии и особой, приближенной к «самому», это не обезопасит тебя от подножки собственного юриста. […]

["Ведомости", origindate::03.09.2012, "Человек недели: Борис Березовский": Владимиру Путину и его окружению не стоит радоваться поражению Березовского. Спустя какое-то время они сами могут оказаться, как говорят англичане, «в его башмаках».
Многие ли нынешние властные фигуры в России могут без труда документально подтвердить, что владеют долями в компаниях своих предприимчивых друзей? Или все же, как говорила о Березовском и Абрамовиче судья Элизабет Глостер, имеют место сложные «устные договоренности»?
Положение незавидное. Зафиксировать владение долей в компании, даже с использованием самой сложной офшорной схемы, — значит оставить след и жить в вечном страхе перед утечкой документов, публичным скандалом, а в перспективе — кто знает? — уголовным делом.
Не оставлять следов на бумаге означает риск потерять все, лишившись власти.
Неудача Березовского — опасный для «решальщиков» и крыш прецедент. Для госбанкиров, получающих тайные доли в бизнесах в обмен на кредиты. Для топ-менеджеров госкомпаний и чиновников, имеющих скрытые интересы в различных бизнесах. Английский суд отказался легализовать эти тайные доли. — Врезка К.ру]