Расшифровка записи "вербовочной" беседы с Р.Хусаиновым

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


© "Совершенно секретно", декабрь 2000

Расшифровка записи "вербовочной" беседы с Р. Хусаиновым

Оперативник. Русламбек, привет. Как жизнь?

Хусаинов. Ничего, нормально.

О. Это самое главное. Как твои успехи? Я имею в виду тех людей, которые находятся там в заложниках.

X. Не могу связаться. Туда вылетел еще один человек.

О. Откуда?

X. С Москвы.

О. Твои люди?

X. Они в курсе. Я жду от них результата. Вот-вот. Позвоните.

О. Смотри. Короче, я с ребятами из ГУБОПа разговаривал. Они эту ситуацию отслеживают, там идет все нормально. С. (речь идет о полковнике из ГУБОПа. — Л.К.) правильно говорит. Мы с ним вместе работаем, но один и тот же результат. Руководство идет к нам навстречу, чтоб мы вылетели к тебе. Предлагают Париж. Париж тебя устроит?

X. Хорошо, мне без разницы.

О. Ты подумай, пожалуйста, может быть, к нам сюда приедешь.

X. Давайте сначала в доверие друг к другу войдем.

О. Париж... Ориентировочно 23-24 октября. Будем два дня. Будем встречаться. Я сделаю на свой телефон роуминг международный. Созвонимся. Постарайся в это время находиться там... Все вопросы решать. Договоримся, мне кажется. Ты готов к нашему разговору?

X. Хорошо. А телефон тот, на роуминге?

О. Мой телефон. У тебя есть мой телефон? Он постоянно со мной. День - ночь... У нас к тебе будут очень интересные предложения. Для тебя интересные.

X. Примерно на какую тему?

О. Ты ж не глупый человек, все понимаешь. Чтоб тебя никто не дергал... Договоримся, наверное?

X. Если хорошее... благо?

О. Для тебя это благо, наверное. Нам, может быть, будешь чем-то полезен.

X. Мне главное жить спокойно.

О. После этого мы, естественно, поможем тебе. Конечно. Если ты нам помогаешь, почему бы нам тебе не помочь.

X. Вас сколько будет?

О. Два сотрудника ФСБ. Все вопросы, что касается МВД, я с ними переговорил и перед отъездом еще раз переговорю, чтобы не было непонятных моментов. Я с их руководством встречусь, чтобы к тебе не было претензий... Они это обещают.

X. Хорошо. Я думаю, мы на связь еще выйдем.

О. Ориентировочно созвонимся 19-го, в четверг, через неделю. Во сколько устроит? В 3 часа? Где встретимся?

X. Давайте на нейтральной стороне.

О. Ты вообще этот город себе представляешь? Наши телефоны там работают?

X. Работают-работают. Договорились.

О. Как там проблемы с женой, никаких?

X. Да я уже дня три не звонил. Сегодня позвоню.

О. С отцом связывался. Что хочу сказать. Мы к ним не подходим. Специально связывался с ребятами из МВД. Говорю: вы фокусы какие-то делаете? Все утверждают, что и близко не Подходили. Никто там не был... Если проблемы случаются, я их лично буду решать.

* * *

О. Русламбек? Але? Освободился? Скажи, почему вчера не получилось поговорить?

X. У меня такие моменты бывают с выездом на этот телефон...

О. Мы ж договорились, позвони на мой номер телефона.

X. Ну, это не принципиально.

О. Нет, принципиально. Может, что мы пытаемся сделать, тебе это ни к чему?

X. Я не понял... Вы что, еще визы не получили? Сколько там — две недели?

О. Я в эти нюансы не вникаю. Вылет ориентировочно 30 октября... Вдруг мы приедем, и такая же история случится?

X. Нет-нет. Если вы ориентировочно говорите и такая история, это другое дело... У меня бывают нестыковки.

О. Следующий момент. В отношении Салеха Али... Его освобождать не надо. Есть человек, который будет его забирать. Остались только два журналиста. Это гораздо лучше. И еще, у тебя контакт с ментами есть?

X. С кем?

О. Ну, с милиционерами. Сейчас, в настоящий момент? Ведется работа?

X. Какая?

О. Ну, на Кавказе твой человек контактирует с ними или...

X. Контакт есть тот, который вы прекрасно знаете. Вы же их знаете?

О. Да.

X. Они занимаются.

О. От тебя кто занимается этим делом?

X. Есть люди. Помните, француза освободили? Было время такое.

О. От тебя П. туда не ездил?

X. От меня? Да ну... Чего он туда от меня поедет?

О. Этих людей будут забирать не сотрудники МВД, а наши коллеги из Центра специального назначения, который находится там.

X. ФСБ? Да?

О. Да-да. Не называй организацию, это ни к чему.

X. Специального назначения? Это с милицией?

О. Нет, у нас.

X. Давайте мне понять.

О. Мы же работаем здесь. Нам бы не хотелось случайно принять твоего человека. А то мы его примем, а он как раз от тебя. Пусть выйдет на меня.

X. Это по заложникам? Позвоню, свяжется с вами.

О. У тебя есть проблемы?

X. Проблема одна — не могу сейчас вернуться домой.

О. Это не проблема. Надуманная, тебя никто не тронет. Можешь вернуться хоть сейчас... На связь выходим 27-го, в пятницу... Опозданий у нас нет.

X. Ясно, организация такая. Вежливость.

О. Это так необходимо.

X. Я в вашей организации же не работал.

О. Подожди, Русламбек, у тебя еще вся жизнь впереди, о чем ты говоришь? Как там идет работа на Кавказе по освобождению людей?

X. Там очень тяжелая связь. Человек еще не вернулся. Он должен сегодня-завтра. Дня три назад они меня сильно искали.

О. У тебя конфликтов ни с одним полевым командиром не возникает?

X. Да я ни одного не знаю... Значит, С. отпадает с этой позиции? Как я с ним (речь идет об МВД. — Л.К.) потом вопрос решу?

О. С ними вопрос решаем мы.

X. Вы опять меня в угол загоняете. Я сейчас ихние условия не выполню. Тогда они от своей организации начнут потихоньку давить... Мне нужны гарантии... Я серьезно отнесся к этому делу.

О. Эту ситуацию, с МВД, ты предоставь нам. По МВД мы работаем очень даже успешно. Если мы определимся, то проблем с МВД у тебя не возникнет.

X. Вы с ними решите эти проблемы? Вы компетентны, да?

О. Еще бы!

X. Я насколько знаю, вы редко всегда между собой общий язык находили.

О. Заблуждаешься.

X. Ну, ладно тогда.