Расщепление Атомной Промышленности

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Глава Росэнергоатома Сергей Кириенко пошел по пути Евгения Адамова

1157974704-0.jpg Серьезные аналитики полагают, если бы в руках Михаила Ходорковского находился не нефтяной краник, а ядерный реактор или хотя бы контейнер с оружейным ураном, итог его политических устремлений мог быть совсем иным. Сегодня в ход снова идут подозрительные «схемы», только нынче в сфере интересов находятся не автомобильные гиганты и нефтяные месторождения, а… атомный комплекс России. Игра идет по-крупному: в стране работают более 30 ядерных энергоблоков.

Человек из «бригады»

Похоже, что многим так до сих пор и непонятно, кто оказался в кресле атомного министра.

Бывший полпред президента Кириенко занял «зеленый» кабинет Евгения Адамова, несмотря на специальные («дефолтные») постановления Совета Федерации РФ (от 15 октября 1998 г. №447-СФ и от 19 марта 1999 г. №113-СФ) о недопустимости назначения С.В. Кириенко на какие-либо высокие государст­венные посты. Но раз он оказался в полпредах, почему же не занять кресло министра по атомной энергии?

Профессионалы не скрывают удивления. Один из них – И. Никитчук поделился с нашим корреспондентом: «Кириенко ведь судостроитель по основной специальности. Мы до сих пор краснеем за бывшего министра Адамова, а тут такой сюрприз. Сколько времени он был премьером? С апреля по август 1998 г. Сколько дров наломал? Еще, правда, руководил работами по химическому разоружению (с мая 2001 г. – «АН»), но это не имеет ничего общего с ядерными проблемами страны. Говорят, что решение о его назначении было принято еще в 2004 г. В новой для себя должности г-н Кириенко быстро освоился и начал предлагать руководству страны одну идею за другой».

5 апреля, находясь в Гонконге на конференции «Ядерный топливный цикл 2006», он сделал громкое заявление: «Любые разговоры о приватизации АЭС и атомных объектов в России – это либо провокация, либо некомпетентность». Но почему же возникли подобные разговоры?

Государственный реактор и частная турбина

В огромном атом­ном хозяйстве России нездоровая возня вокруг ядерных турбин, трубопроводов и котлов началась еще в 1992 г. На Балаков­ской атомной станции (в Саратовской губернии) вдруг обнаружили… частную турбинную установку ядерного реактора ценою в 5 млрд. руб. Работники АЭС никак не могли взять в толк: если турбина частная, то почему ее должен обслуживать тот же самый коллектив, что и всю станцию? А если реактор государственный, то как поступать с «прибылью» частной турбины?

«Это дурдом на выезде! Полнейший маразм и правовой беспредел», – писали местные журналисты. Кому же принадлежала турбина? Выяснили: Сер­гею Иванову, ген­директору Энергетической русской компании (ЭРКО). Сегодня Иванов за­нимает пост заместителя директора концерна «Росэнергоатом». Как-то г-н Иванов выступил на страницах авторитетнейшей «Нью-Йорк таймс» с очень странными заявлениями. Он сообщил американ­скому читателю, что российская атомная энергетика из-за хронических неплатежей не может в полной мере проводить работы по обеспечению безопасности АЭС. И потому надо создать международную структуру, которая бы отслеживала работу российского атомного комплекса. Заметьте – это была позиция государственного чиновника.

Сама ЭРКО была создана именно для привлечения част­ных инвестиций в атомную энергетику. Компания выкупила оборудование для Смоленской, Калининской и Балаковской атомных станций. В 1993 г. с ними были заключены договоры об аренде оборудования, оставшегося в собственности ЭРКО. Но в 1995 г. был принят закон «Об использовании атомной энергии», по которому все сооружения и комплексы с ядерными реакторами, в том числе атомные станции, были закреплены в федеральной собственности. И ЭРКО предложила эту собственность выкупить, чтобы компания могла выплатить компенсацию частным акционерам.

Все это не помешало в 2002 г. министру по атомной энергии Александру Румянцеву назначить Сергея Иванова исполнительным директором концерна «Росэнергоатом» (даже несмотря на приватизацию ядерной турбины и заявления в американской прессе!). В результате нет сегодня в отрасли личности более скандальной (разве что недавно вышедший из тюрьмы Евгений Адамов), чем г-н Иванов.

Но самое удивительное: когда министерское кресло в здании на Ордынке занял Кириенко, Иванов остался работать в концерне «Росэнергоатом».

До этого не додумался даже Чубайс

Бывший атомный министр Александр Румянцев тоже не возражал против приватизации российских АЭС. Хотя поначалу, 17 декабря 2001 г. в интервью агентству РБК он громко заявил о том, что приватизация АЭС запрещена законом, что нельзя акционировать не только атомные реакторы, но и всю инфраструктуру стан­­ций – котлы, трубопроводы, турбины с генераторами. Но ровно месяц спустя Румянцев в интервью на радиостанции «Эхо Моск­вы» вдруг заявил, что, если Росэнергоатом и останется государст­венным заведением, отдель­ные компоненты системы, например турбины, все же могут быть… проданы. В конце концов, реактор и турбинный зал находятся в разных зданиях. Значит, можно привлечь частные инвестиции в развитие атомной энергетики.

– Соответствующие по­пра­вки к закону «Об использовании атомной энергии» уже готовятся, – заявил (еще тогда!) г-н Ру­мянцев.

Схема такова: пользуясь своими связями в руководстве Рос­атома, ловкие люди с АЭС (через подставных лиц) скупают построенные в СССР турбины при энергоблоках АЭС (как это сделали предприниматели из ЭРКО), потом выкачивают день­ги атомщиков за пользование «частной» турбиной. Об угрозе такой чисто номенклатурной приватизации в своем известном письме предупреждал президента Ельцина самый первый наш министр по атомной энергии Виктор Михайлов. Он просил Ельцина еще в 1999 г. отправить Адамова в отставку. Адамова отправил в отставку уже В. Путин, но кресло на Ордынке занял Румянцев. Именно тогда и пробил час «атомных приватизаторов». Очевидно, идея использовать ЭРКО как «раковую клетку» поступила от одного из ушлых околоатомных менеджеров. Да и сам министр Румянцев часто ссылался на опыт США и Франции, где многие АЭС либо уже находятся в част­ных руках (как в США), либо готовятся к приватизации (как во Франции).

А ведь до приватизации АЭС не додумался даже Чубайс! В общем, Кириенко было у кого перехватить «смелую» инициативу.

«Нас держат за идиотов»

Росатом в лице Кириенко недавно объявил о сверхпрог­рамме развития атомной отрасли страны. Акционирование Росэнергоатома Кириенко планирует завершить в течение 2007 г. Министр даже сумел обосновать замену ФГУПов акционерными обществами тем, что у ОАО больше возможностей по привлечению средств, в том числе инвестиций. Эксперты дружно отмечают, что Кириенко «держит всех нас за идиотов». Будущее представляется таким. Например, сначала он заявляет, что собст­венник АЭС не изменится: государст­во будет владеть 100-процент­ным пакетом акций на всех АЭС. И тут же говорит об инвестициях, которые для ОАО привлекаются гораздо легче, чем на гос­предприятия. Вероятно, спустя короткое время после акционирования вдруг выяснится, что атомщикам катастрофически не хватает средств для безаварийной работы электростанций и для этого нужно разрешить ОАО со 100-процентным госучастием продать часть пакетов частным инвесторам. И пойдут заявления инвесторов, что без полноценного контроля за управленческими решениями на предприятиях они не могут добиться рентабельности. И, пользуясь наличием блокирующих пакетов, станут тормозить все решения, которые будут идти вразрез с «эффективным управлением». И государство пойдет на уступки, позволив продавать инвесторам контрольные пакеты акций предприятий атомного комплекса…

– Для ядерной отрасли приватизация смерти подобна. В нынешней России бизнесмены не станут вкладывать сотни миллионов долларов в строительство турбин, потому что такие вложения окупаются только лет через 10, – считает известный физик-ядерщик Лев Максимов. – И потом, мы же платим за электричество в 5 раз меньше, чем в Европе. Напрашивается вопрос: какой олигарх вложит свои кровные в турбинные установки?

Кто придумал Атомпром?

На конференции Ядерного общества России 28 июня в Москве Сергей Кириенко сделал громкое заявление:

Россия не может больше выходить на международный рынок ядерных услуг и успешно конкурировать на нем отдельными частями. Она должна выступать единой интегрированной компанией. Рабочее название будущей компании – Атомпром.

Но глава Минатома Адамов еще в 1998 г. планировал слить все станции в одну компанию для того, чтобы амортизационные деньги с самых новых АЭС вкладывать в реконструкцию старых станций. Таким образом, инициати­ва создания Атом­прома принадлежит вовсе не Кириенко, а Адамову. По замыслу экс-министра, такое акционерное общество стало бы новой естественной монополией, занятой всем циклом производства атомной энергии.

В вертикально интегрированный холдинг должны войти все составные производ­ства атомной энергии – добыча урана, конверсия, обогащение, фабрикация, генерация, атомное машиностроение, инжиниринг и строительство. Для возможного вхождения предприятий гражданской части атомного комплекса в состав Атомпрома они должны быть преобразованы в АО со 100-процентной долей государства. Важным шагом в появлении холдинга будет также объединение компаний ТВЭЛ и Техснабэкспорт, 100% акций которых принадлежит государству, в единый горнорудный холдинг. ТВЭЛ и Техснабэкспорт будут владеть по 50% уставного капитала новой компании. Возможность приватизации предприятий атомной отрасли стала активно обсуждаться после того, как было объявлено об акционировании Рос­энергоатома. Планы энергетиков преобразовать концерн, вырабатывающий 15% электроэнергии в стране, в акционерное общество многими были восприняты как первый шаг к переходу предприятия в частные руки.

Скорого проникновения частного капитала в атомную энергетику «старые» атомщики не исключают, однако для этого требуются изменения в российском законодательстве. Команда нынешнего министра заявляет, что над законом уже работают.

– Кириенко это все объединяет с одной-единственной целью – он создает новую бизнес-структуру, – уверены «старые» атомщики.

Кто будет стричь купоны?

Сегодня в Росатоме, доказывая преимущества приватизации, ссылаются на опыт работы тех предприятий атомной отрасли, которые уже стали акционерными обществами. Техснабэкспорт, ТВЭЛ, Рос­энергоатом, Атомстрой­экспорт и другие предприятия отрасли работают в режиме акционерных компаний. Техснаб­экспорт получает прибыль за счет посредничества при по­ставках за рубеж стратегических запасов оружейного урана, произведенного еще в СССР. Выполнение этой роли и обрекает Техснаб­экспорт на успех. При министре Адамове компания получила статус эксплуатационной организации и широчайшие возможности. Она имеет право приобретать в собственность расщепляющие материалы, что позволяет ему становиться собственником и конечной продукции.

Зашевелились и россий­ские алюминиевые компании. Они планируют инвестировать средства в строительство АЭС в обмен на долгосрочные фиксированные тарифы на электроэнергию. Но согласно действующему законодательству, привлечение частных инвесторов в строительство АЭС не разрешено. Какие входы-выходы найдут в этой ситуации?

Но вот что интересно: ответственные за радиоактивные отходы и за отработанное ядерное топливо в благородной схеме «приватизации атомной промышленности»… не обозначены. Значит, приватизировать атомную отрасль хочется многим, а отвечать за смертельно опасные отходы никто не желает. А ведь проблема захоронения радиоактивных отходов не решена даже в США, где атомная отрасль приватизирована, но именно государство обязалось построить могильник стоимостью более 50 млрд. долларов. Могильник пока не построили. Частные АЭС начинают испытывать трудности с хранением отработанного ядерного топлива и радиоактивных отходов в хранилищах. И они грозят исками государству, которое не выполняет свои обещания.

Кто рулит Росэнергоатомом?

Генеральным директором концерна «Росэнергоатом» стал давний товарищ Кириенко по нижегородскому комсомолу Сергей Обозов. Этот человек раньше и АЭС никогда вблизи не видел. Но зато четыре года подряд г-н Обозов был заместителем президентского полпреда Кириенко в Приволжском федеральном округе.

Федеральное государственное унитарное предприятие «Российский государственный концерн по производству электрической и тепловой энергии на атомных станциях» (Росэнергоатом) осуществляет централизованное государственное управление 10 атомными станциями России. В соответствии с законодательством РФ в области использования атомной энергии концерн «Росэнергоатом» выполняет функции эксплуатирующей организации и несет всю полноту ответственности за обеспечение ядерной, технической и пожарной безопасности на всех этапах жизненного цикла АЭС, включая меры по ликвидации аварийных ситуаций.

Кондолиза Райс не верит Сергею Кириенко

Скептики рассуждают о наполеоновских планах нового руководителя Росатома: похоже, он собирается повторить «феномен Газпрома». Известно, что Европа зависит сегодня от российского газа; не получится ли так, что многие страны остального мира в случае реализации новой идеи будут зависеть от Росатома?

Но для создания подобных центров нужны инвестиции. Владимир Путин определил перспективы: довести долю атомщиков в производстве электроэнергии до 25%. Сейчас эта доля равна 16%.

По подсчетам специалистов, для того чтобы к 2030 г. не только не снизить долю атомного электричества в энергетическом балансе страны, но и нарастить ее до 25%, нужно ввести 40 гигаватт мощностей. Это означает ввод в эксплуатацию ежегодно двух энергоблоков-миллионников. Подобная задача ставилась в СССР. Не осилили. Неужели сегодня в России такое возможно? Но для этого надо решить колоссальные, масштабные задачи, прежде всего восстановить весь технологический комплекс Минсредмаша СССР…

– Атомпром никогда не завоюет такой сильной позиции, какую сегодня имеет «Газпром», который время от времени берет на испуг Европу и грозит ей прерыванием поставок, – так считают многие профессиональные атомщики.

Это объясняется тем, что атомную энергию производят многие страны, и у России здесь нет монополии. Госсекретарь США Кондолиза Райс недавно заявила, что США не верят в надежность поставок россий­ской энергии. Если учесть, что это было сказано сразу после объявления о консолидации ТВЭЛа и Техснабэкспорта, то США видят явную угрозу в появлении Атомпрома. К тому же Техснабэкспорт уже заявил, что рассматривает возможность добычи урана как в России, так и за рубежом, в частно­сти, в Австралии, Намибии и Бразилии. Сегодня Россия располагает почти половиной всех мировых мощностей по обогащению урана, однако их экспортный потенциал ограничивается дефицитом природного урана внутри страны. Вместе с тем, крупнейшие производители урана в мире – Канада и Австралия – по международным правилам не могут поставлять его сегодня в Россию. Все это может привести к серьезной войне на мировом рынке за обогащенный уран.

И показательно, что параллельно с подготовкой изменения формы собственности Росэнергоатома государ­ство осуществляет скупку активов уже акционированных предприятий. Техснабэкспорт выкупил у Газпромбанка 4% акций Атомстройэкспорта. Государство увеличило свою долю в холдинге Атомстройэкспорт до 50,2%. Комментируя эту сделку, г-н Кириенко отметил, что вообще не понимает, каким образом контрольный пакет одного из ведущих предприятий в атомной отрасли ранее не находился в руках государства. Интересно, как часто ему приходится удивляться, сидя в кресле главы Росатома?

В масштабах атомной войны

«Аргументам неделi» удалось получить у одного из депутатов Госдумы «Закрытую справку о состоянии дел в атомной энергетике РФ». Цитируем по тексту: «Управление отраслью в целом и концерном «Росэнергоатом» за последние несколько лет резко ухудшилось. Исполнительная дисциплина находится на крайне низком уровне. Не выполняются не только соб­ственные решения, но и решения, принимаемые Правительством РФ, а также прямые указания Президента РФ (в частности, по письмам губернаторов Курска, Санкт-Петербурга и Саратова, связанных с проблемами атомной энергетики). Система управления концерном запутана, отсутствует взаимодействие между технической и исполнительной дирекцией, между центральным офисом и АЭС. Гендиректор концерна фактически им не управляет, в концерне числятся 18 заместителей генерального директора (данные 2005 г.), в том числе 10 из них одновременно являются директорами атомных станций».

– Системный кризис. Финансовое состояние отрасли близко к банкротству из-за нерационального использования инвестиционных средств, – прокомментировал «АН» этот документ д.т.н. Иван Никитчук. – Деградирует и отраслевая наука, и ее отраслевая база. Полностью сорвана программа строительства новых энергоблоков, принятая в мае 2003 г. Правительством РФ «Энергетические стратегии развития России на период до 2020 г.» и, как следствие, нарастающее нарушение топливного баланса страны в объеме до 15 млрд. куб. м природного газа в год к 2010 г. Такого не было даже при Ельцине.

Подготовила Надежда Попова

Оригинал материала

«Аргументы недели» от 07.09 2006