Расщепление Минатома

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Оригинал этого материала
© "Профиль", origindate::06.04.1998

Расщепление Минатома

Минатом раскололся на два враждующих лагеря. Чиновники определяются, кто будет продавать российский уран, находящийся на складе корпорации USEC в США.

Право получить урановый контракт оспаривают франко-канадский концерн Comeco-Cogema и американская компания Pleiades. По некоторым сведениям, интересы Comeco-Cogema лоббирует Альфа-банк. Американцы же пользуются поддержкой Национального резервного банка.

Цена вопроса - $4 миллиарда.

Сотрудники Минатома, вплоть до замминистров, не могут определиться, кому же предоставить право продать 4000 тонн российского урана.

Часть чиновников, возглавляемых экс-министром по атомной энергии Виктором Михайловым (сейчас он занимает пост первого замминистра), приводит аргументы в пользу сотрудничества с американской компанией Pleiades.

Другая группа, идейным руководителем которой принято считать замминистра Константина Куранова, придерживается той точки зрения, что максимальную выгоду сулит контракт с Comeco-Cogema.

Во всем Минатоме хранит молчание по этому поводу только новый министр по атомной энергии Евгений Адамов.

Урановое обогащение

В 1993 году между правительствами России и США было заключено соглашение, предусматривавшее переработку в низкообогащенный 4000 тонн высокообогащенного урана, извлеченного из "отправленного в утиль" ядерного оружия. Это вещество переправлялось в США (в корпорацию USEC) и использовалось впоследствии как топливо на американских атомных электростанциях. Вырученные деньги попадали в российский бюджет.

Контракт по продаже российского урана, который оценивался примерно в $12 миллиардов, был рассчитан на 20 лет. Два года USEC исправно оплачивала услуги по обогащению, а также стоимость природного сырья, которое использовалось в России для этого процесса. Затем американцы платить перестали, предложив деньги только непосредственно за процесс обогащения (разделения).

Причиной стал принятый в 1996 году в США закон о приватизации USEC, в котором оговаривалось, что корпорация освобождается от необходимости оплачивать российское сырье и будет платить только за услуги по обогащению. Причем 63% - деньгами, а 37% - своим американским природным ураном.

Однако к тому времени весь уран был отправлен в Америку. $8 миллионов уже поступили в Россию, а $4 миллиарда "зависли". Вывоз урана обратно по межправительственному соглашению был запрещен.

В итоге российская сторона, представленная "Техснабэкспортом", решила найти нового трейдера по продаже урана на территории США.

Брат за брата

Вот тут-то и появились два конкурента, которые начали борьбу за право торговли российским ураном.

Первый - франко-канадская компания Comeco-Cogema. интересы концерна, по некоторым сведениям, лоббирует Альфа-банк, который готов предоставить участникам сделки финансовое обслуживание.

Компания Cogema (ядро консорциума Comeco-Cogema), руководимая Жаном Сирота, работает на урановом рынке с 1971 года. В 1996 году оборот компании составил около 34 млрд. франков. Контролирует около 70% мирового рынка делящихся материалов. Консорциуму принадлежат многочисленные уранодобывающие шахты, а также несколько разделительных заводов и предприятий по производству тепловыделяющих элементов для АЭС на территории Европы и США.

В борьбу за урановое сырье включилась и компания Александра Шусторовича под названием Pleiades, предложившая "Техснабэкспорту" свои услуги по реализации залежавшегося "стратегического товара". По данным "Профиля", эту сторону представляет Национальный резервный банк, который также хотел бы поучаствовать в операционном обслуживании уранового контракта.

Компания Pleiades, президентом которой является Александр Шусторович, создана в 1992 году. За это время ни одной сделки с ураном она не заключила. Консультантами компании являются бывший министр торговли США Роберт Моссбахер и бывший госсекретарь США Джеймс Бейкер. В начале 1997 года компания в партнерстве с фирмами Mitsubishi, Westinghouse и банком Parisbas участвовала в тендере на строительство турецкой АЭС "Аккую", в котором одержала победу. В прошлом году Pleiades приобрела 49% акций компании GNSS, в которой 51% принадлежит "Техснабэкспорту". В случае если разрешение на продажу урана получит Pleiades, по сути, именно GNSS и займется продажей российского урана на рынке США.

Информацию о заинтересованности в контракте Альфа-банка подтверждает заместитель генерального директора компании "Техснабэкспорт" Алексей Лебедев (старший брат президента НРБ Александра Лебедева), заявивший в интервью "Профилю", что "участие в лоббировании интересов Comeco-Cogema Альфа-банком ни для кого не секрет".

В свою очередь, источник "Профиля", близкий к Альфа-банку, сообщил: "Заместитель гендиректора "Техснабэкспорта" Алексей Лебедев является старшим братом президента НРБ Александра Лебедева. А у "Техснаба" есть желание обзавестись "собственным" банком для обслуживания своих контрактов. Есть даже информация, что глава НРБ Александр Лебедев созванивался по этому поводу с Сергеем Дубининым".

Однако официально представители банков отрицают, что проявляют интерес к урановому контракту.

Александр Гафин, вице-президент Альфа-банка: "Мы действительно давно работаем с Минатомом и, в частности, добились права стать операционным центром для размещения заказов под строительство АЭС в Китае и Иране, которые будут возводиться силами российских специалистов. При этом суммарная стоимость проектов составляет $1,5 миллиарда. Относительно уранового контракта мы также вели переговоры, но объять необъятное невозможно. И мы отказались от этого проекта. Это я вам заявляю совершенно официально".

Заместитель генерального директора "Техснабэкспорта" Алексей Лебедев: "Мы просто перебежали кому-то дорогу. НРБ в этом контракте никак не участвует, и через этот банк никаких средств по данному контракту не проходит".

Атомная атака

Видимо, сейчас наступил период ожидания, чью позицию по вопросу об урановом сырье займет новый глава Минатома.

В самом же Минатоме война не утихает.

Сторонники Comeco-Cogema обвиняют Pleiades в отсутствии опыта работы с делящимися материалами и пугают тем, что Pleiades запросто может сплавить уран, например, в Ирак. Тогда Россия потеряет и уран, и деньги, и репутацию на этом рынке.

Уран - это не речной песок. Продукт стратегический, дорогой. Да и обращения требует аккуратного. Чернобыльская пыль еще не развеялась над Европой. Поэтому, если на рынке появляется новая компания, первым делом потенциальные партнеры будут интересоваться наличием у нее страховки, складских помещений и специальной лицензии на транспортировку делящихся материалов. Всем этим компания Pleiades не обладает. А потому не сможет бороться с "урановыми монстрами" за приемлемые цены.

Источник "Профиля" в Минатоме: "Уран - материал достаточно ликвидный, под него можно привлечь кредиты. Для серьезного международного скандала достаточно заключить контракт с офф-шорной компанией, которая теоретически может связаться с представителями арабского мира".

Но если все это так, то как же г-н Шусторович смог оказаться, по сути, доверенным лицом экс-министра атомной энергетики Виктора Михайлова и получить реальные шансы распоряжаться российским ураном?

Источник "Профиля" в Минатоме: "Шусторович познакомился с Виктором Михайловым через академические круги. А помог им наладить доверительные отношения тогдашний министр иностранных дел Андрей Козырев. К тому же Шусторович вхож к президенту Российской академии наук академику Осипову. Кстати, Алексей Лебедев ранее работал в протокольной службе Минатома и сопровождал Виктора Михайлова во всех поездках".

Сам Александр Шусторович утверждает, что хорошо знаком со многими губернаторами американских штатов и даже с младшим братом экс-президента США Джорджа Буша. Сторонники Pleiades, в свою очередь, предостерегают российских чиновников от продажи российского урана международному монополисту.

Алексей Лебедев, заместитель генерального директора "Техснабэкспорта": "Нельзя продавать уран монополистам уранового рынка. Comeco-Cogema уже владеет 70% рынка, а с условием покупки российского урана эта доля составит 85%. Если мы продадим весь свой уран - именно таково главное условие Comeco-Cogema,- то больше торговать на этом рынке нам будет нечем. Pleiades намерен уран придержать, продавая его понемногу разным покупателям. "Техснабэкспорт" в этом тоже заинтересован, так как, например, в Японии, по нашим оценкам, года через два запасы топлива для АЭС истощатся. Тогда мы сможем продать наше сырье не по $30 за килограмм, а в два раза дороже".

"Профиль": Как же в таком случае быть с 57-й статьей российского бюджета, в который заложено $272 миллиона от продажи урана? Бюджет-то будет выполняться сейчас, а не через два года.

Алексей Лебедев: Тут важно ответить на вопрос, что важнее для России. Если деньги, то контракт нужно заключать с Comeco-Cogema. Но тогда мы теряем до 50% прибыли в зависимости от темпа роста цен на рынке. Продадим все оптом, и потом на этом рынке нам просто будет нечего делать. Если Россию интересует влияние на рынке урана и возможность на нем зарабатывать, то лучше работать с Pleiades.

Александр Шусторович: "Что касается отсутствия у Pleiades лицензии на хранение и транспортировку делящихся материалов, то она в принципе и не требуется. В США есть три компании, которые имеют лицензию на хранение уранового сырья (среди них, кстати, Comeco-Cogema не фигурирует). Мы просто заключаем с ними договор и храним свои материалы на их складе. То же касается и транспортировки. Вообще, обвинения Pleiades в отсутствие лицензии равносильны, скажем, обвинению строительной компании в том, что она не имеет, например, собственных плотников. А зачем ей нужны постоянные плотники, если их можно просто нанять?"

Защита от радиации

Есть надежда, что решению вопроса поможет обсуждаемая сейчас на межправительственном уровне возможность разрешить России вывоз урана из США.

Заместитель министра России по атомной энергии Лев Рябев: "Мы сами должны торговать ураном. И на рынке США, и на рынке третьих стран. С кем выгодно, с тем мы и будем сотрудничать".

Случись так, конкурировать между собой будут, видимо, уже российские фирмы