Рахимов хочет править вечно

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Руководящая номенклатура в Башкирии не собирается менять

1052834645-0.gif Муртаза Рахимов решился продлить свои президентские полномочия еще на один срок. Общественности республики стало известно об этом через газету «Башкортостн», на страницах которой с предложением избрать на декабрьских выборах ныне действующего главу выступил известный драматург Нажиб Асанбаев.

Это напомнило события пятилетней давности, когда с точно таким же призывом в газете «Советская Башкирия» обратился к избирателям один из пожилых руководителей Белокатайского района. Оба не из башкир, чему в окружении президента РБ придают большое значение, мол, нас все уважают.

Бывший фронтовик Асанбаев еще раз перечислил все известные заслуги президента республики и не добавил нового к тому, о чем постоянно сообщают официальные СМИ Башкортостана. Но драматург умолчал о главных составляющих демократического государства: наличии и развитии его институтов, о соблюдении и защите прав человека, с чем в республике постоянно возникали большие проблемы. За 13-летнее правление окружения Рахимова Башкирия по части соблюдения прав человека была возвращена в начало 80-х годов прошлого столетия.

Республиканские правозащитники могли бы привести сотни примеров о том, как здесь преследуются люди за убеждения, не совпадающие с позициями властей.

Удастся ли Рахимову пересечь финишную ленту первым? По большому счету ему нет необходимости штурмовать Белый дом, ведь он, как и в прошлый раз, является его хозяином. А хозяин барин! Значит, ему придется обороняться, отгонять тех, кто покушается на главную должность в РБ. Обороняться так, чтобы избирателям республики казалось, чтобы это было похоже на штурм. Благо, искусством имитациии в его окружении овладели давно.

Нериторическим является вопрос: удастся ли Рахимову сохранить третий срок? Если «да», то какими для населения республики будут его итоги? Есть большие сомнения в том, что Башкортостану уготована судьба печального опыта народа Туркменистана, где культ личности Ниязова превзошел все мыслимые границы. Ее признаки давно ощущаются и здесь. О главе Башкортостана принято говорить и писать только хвалебное. Его окружение пресекает всякое инакомыслие, не говоря о критике.

Если окружение пытается создать образ незаменимого, то сам президент укрепляется в этом заблуждении день ото дня. Величие нуждается в постоянном подкреплении и не имеет размеров и границ.

Его аппетиты растут по геометрической прогрессии.

Администрация Рахимова готова его продемонстрировать народу.

Пока нет оснований утверждать, что сам Муртаза Рахимов горит желанием быть трижды избранным. Не может того быть, чтобы он не чувствовал, что не справляется с ответственной деятельностью. Все-таки тяжело человеку, сформировавшемуся в застойные годы, трудиться в новых условиях. Скорее всего, на него давять те люди, которые боятся потерять свои теплые и доходные места. Их, влиятельных, кажущихся сильными, сегодня немало. Они боятся не только потерять место, но и того, что придется отвечать за известные проступки. И эта боязнь заставляет просить их президента продлить их легитимность.

Таких людей хватает во всех коридорах власти, в том числе и в республиканском парламенте, с которым у главы Белого дома отношения особые. Конструктивные, любит говорить сам Рахимов. Только ли?

Ба! Знакомые все лица.

С 11 апреля в Башкортостане работает третий по счету парламент, избранный на основе прямого волеизъявления граждан республики. Функции , в некоторой степени,кадровый состав Государственного собрания Республики Башкортостан нового созыва отличаются от предыдущих по ряду позиций: во-первых, полномочиям, перечень которых в связи с приведением Конституции Республики Башкортостан в соответствие с федеральным законодательством несколько сократился; во-вторых, принципу избрания, так как не допускается совмещение депутатской деятельности со службой государству и т. д. Народные избранники наделили себя правом выразить недоверие Президенту Республики Башкортостан в случаях, когда это предусмотрено законом.

Необходимо отметить, что выборы в республиканский парламент прошли в соответствии с новой редакцией Конституции Республики Башкортостан, принятой 3 декабря 2002 года. Среди депутатов, кому выпал жребий трудиться на постоянной основе, оказались и те, кто еще год назад пускал пыль в глаза и настаивал на том, что «старая» Конституция РБ полностью соответствует федеральному законодательству. Наводит на грустные размышления то, что некоторые из них даже сохранили за собой те же руководящие должности. Остается загадкой, как такие лица могли быть избранными. Неужели им можно доверить законотворчество, если они сами их нарушают?

Как же эти депутаты собираются работать на едином с федеральным центром правовом поле, если такая деятельность противоречит их убеждениям? Можно ли сказать, что они признали свою ошибку? Если, да, то в чем это, прежде всего, находит отражение?

На наш взгляд, в первую очередь признание должно касаться отношения депутатов Госсобрания РБ к Верховному суду РБ, с которым у депутатов больше года тянется скрытый конфликт, связанный с принятием новой редакции Основного закона республики, которая стала возможной благодаря решению высшего суда РБ. Парадоксальность ситуации заключается в том, депутаты выполнили решение суда, но в отношении Верховного суда и особенно его председателя М. Г. Вакилова заняли противоположную позицию.

То, что устроили депутаты 20 апреля на своем заседании руководителю суда, пожалуй, со временем будет исследовано правоведами и журналистами и оценено как пародия на демократию. Вакилова обвинили во всем, в чем можно было найти какой-то изъян. Обвинили, грубо нарушая нормы права, прежде всего, Закона «О статусе судей в РФ». На юридическом языке это звучит примерно так: по одному и тому же вопросу принято два взаимоисключающих решения. Во-первых, согласились с судебным решением, которым установлено несоответствие Конституции РБ федеральному законодательству. Во-вторых, раз такое решение вынесено, то в этом виноват руководитель суда, которого следует наказать. Причем не единожды, о чем еще речь впереди.

Между двумя учреждениями, расположенными неподалеку друг от друга, нет никакой связи уже больше года, и от этого страдают прежде всего граждане республики, потому что при удовлетворении определенных нужд вынуждены ловчить. Даже парламентские слушания, касающиеся деятельности правоохранительных органов, проходят без участия представителей Верховного суда. Тем не менее, депутаты считают себя вправе указывать на «недостатки в работе судов», о чем свидетельствуют строки из их решений.

Проблемный «вертикаль»

Именуемое на официальном языке «укрепление вертикали власти», если точнее, приведение конституций и уставов субъектов Федерации в соответствие с федеральным законодательством в Башкортостане шло очень болезненно. Заявление заместителя Генерального прокурора по Приволжскому федеральному округу А. Звягинцева о противоречии отдельных положений Конституции РБ Конституции РФ пролежало без рассмотрения в республиканском парламенте ни один год. Вообще весь «процесс приведения в соответствие», легко сказать, занял более двух лет. Тем, кто по долгу службы оказал содействие конституционному процессу, пришлось испытать огромные неприятности на службе, пожертвовать своим положением в чиновничьей иерархии, поставить «крест» на карьерном росте и т. д.

Выстраивание властной вертикали, применительно местной власти Башкортостана, высветило ряд важных, прежде всего, политико-правовых проблем. На наш взгляд, важно знать, и не менее важно принять меры, чтобы исключить их повторение в перспективе.

Первое. Решение проблемы взаимного делегирования полномочий между центром и регионами еще не теряет остроты. О том, что ряду субъектов Федерации необходимо привести свою законодательную базу в соответствие с федеральной, в Кремле начали говорить еще три года назад. Осуществление этой цели было возложено на учрежденные Указом Президента РФ федеральные округа. Но в ряде субъектов Федерации продолжали жить по принципу «Собака лает, караван идет». Распространять на своих граждан права, гарантированные Конституцией РФ, например, в Башкирии сочли излишним.

Реальные шаги в этом направлении были сделаны только после удовлетворения Верховным судом РБ вышеназванного заявления Генпрокуратуры РФ. Высшим судом республики было установлено, что ряд положений Конституции РБ из-за противоречия Конституции РФ являются утратившими свою юридическую силу, потому недействующими. (Вместе с тем, ряд положений республиканской Конституции остались нетронутыми, хотя с федеральными законами не согласовывались).

Как утверждали затем отдельные депутаты, «превышения полномочий» в действиях суда нет, наделение судов общей юрисдикции полномочиями на отмену местных законов не соответствующих Конституции РФ предусмотрено федеральным законодательством.

Начало «приведения в соответствие» было заложено не заявлением Генпрокуратуры РФ и даже не решением Верховного суда РБ, а Определением Конституционного суда РФ, вынесенным еще 27 июня 2000 года. В нем содержались выводы о противоречии ряда положений некоторых субъектов Федерации, в том числе Конституции РБ Конституции РФ. Следовательно, превысили свои полномочия депутаты открыто выступившие против решения Конституционного суда РФ и Верховного суда РБ, действующих во исполнение закона. Такой порыв может свидетельствовать только о том, что среди народных избранников еще сильны настроения по сохранению привилегий, закрепленных в прежних законодательных актах. Эту мысль подтвердило выступление президента РБ перед парламентариями нового созыва. Рахимов напомнил депутатам, что в его администрации разграничению предметов ведения и взаимному делегированию полномочий придается особое значение. Причем это было повторено несколько раз.

Второе. На фоне этой истории отчетливо прослеживается еще одна важная проблема-грубейшее нарушение прав человека, занимающего особое положение в обществе — судьи, права которого охраняются специальным законом о статусе суде в РФ. Депутаты без тени сомнения поддержали уголовное дело, возбужденное МВД республики против «хищения средств, выделенных из федерального бюджета на ремонт зданий Верховного суда РБ», что подтвердило обсуждение вопроса с пристрастием на заседании Госсобрания РБ. Причастность депутатов к «делу», где, как вьгяснилось далее следователем Пермской областной прокуратуры, расследования проводились с грубейшими нарушениями закона, были нарушены конституционные права десятков людей, привлеченных к допросу, не оставляет сомнений. Ведь именно они подпитывали почву. Именно депутаты Госсобрания РБ не раз обращались руководству Верховного суда РФ и даже Президенту РФ с просьбой отстранить от занимаемой должности председателя Верховного суда РБ М. Г. Вакилова. Только отстранить! На другие меры реагирования депутаты не соглашались. Это было уже политическим преследованием за верность судьи Конституции страны. Получается, что депутаты ждали от него вынесения незаконного решения, следовательно, нарушения Основного закон РФ, использовав свой статус для вмешательство в деятельность суда. Они и слышать не хотели о том, что процедура прекращения судейских полномочий применяется согласно закону «О статусе судей в Российской Федерации» и Конституция РФ депутатов такими правами не уполномочивает.

Третье вытекает из второго. Две ветви власти, в лице представительной и исполнительной отказываются признать равными себе «молодую поросль» — судебную, которая, согласно Конституции страны, призвана их уравновешивать. Это противоречит статьи 10 Конституции РФ, где закреплена самостоятельность властей. К сожалению, и после десяти лет со дня принятия Конституции РФ положение с правами человека, в защите которых основную тяжесть несут суды, в республике не изменилось в лучшую сторону. Наоборот, отношение к судебной власти напоминает то недалекое прошлое, когда руководители правоохранительных органов являлись членами ушедшей в историю партии, и они управлялись. Не зря же говорят, что болезнь уходит, а привычки остаются. Номенклатура, которая находится у руля в Башкортостане, менять их не собирается. Уходить — тоже. В силу известных обстоятельств она плавно перетекла в новые руководящие кресла и продолжает навязывать свое мнение остальной части. Она, похоже, признает легитимными только свои права, а права остальной части населения считает производными от собственного.

Четвертое. К сожалению, все вышеперечисленное указывает на то, что некоторые попрежнему придерживаются принципа «Закон что дышло, куда повернешь, туда и вышло». Это опасное заблуждение, ведь дискредитация закона может обойтись их нарушителям очень дорого. Подобных историй в стране было предостаточно, не хватит на руках пальцев, чтобы пересчитать опальные имена даже очень известных когда-то людей.

Тем не менее, «наступление на грабли» продолжается. Каждый стремится учиться на собственных ошибках.

Можно выделить еще одно обстоятельство, которое сыграло на руку Центру, но никак не номенклатуре отдельных регионов. Это провал политики «суверенизации». Время подтвердило, что это был всего лишь политический акт, за которым не стояло ничего существенного, а всего лишь амбиции отдельных людей закрепить за собой инструменты давления на местных граждан. Суверенитет не привел к росту ни экономической, ни социальной активности граждан, наоборот, на местах процветал чиновничий произвол, этот класс приобрел над гражданами неограниченные права.

Решение Верховного суда отнимало под ними эту почву. Это породило чувство бессилия, и надо было сорвать зло на ком-то. И этот человек как будто сам подвернулся.

Суть дела

Мало кто в стране осведомлен о том, как происходил процесс «укрепления вертикали власти» в Республике Башкортостан. Да и в самой республике много найдется тех, кто, к примеру, мало что слышал о событиях, как Башкирия вновь обрела единое с федеральным правовое поле. Высшие чины республики посвящать местную печать в эти проблемы не стали, видимо, решив, сами, мол, с усами. Если и эпизодически появлялись в местной печати какие-то публикации соответствующего содержания, то они, как правило, носили односторонний характер, в них подвергалась критике политика Центра, «нарушающего принципы федерализма». Да и гражданам республики, пожалуй, не до того, что по «старой» Конституции Башкортостан строил свои отношения с Центром на основе договора, а республиканские законы пользовались верховенством на ее территории; что Президент РБ был наделен правом представлять республику в отношениях с иностранными государствами, что высшие чины совмещали депутатские полномочия со службой государству, а руководители федеральных судов утверждались властями республики и т. д.

Удовлетворение Верховным судом РБ вышеназванного заявления Генпрокуратуры, породившее огромную конфликтную ситуацию вокруг самого учреждения, которая сохраняется и поныне, заставило-таки депутатов пожаловать народу новую Конституцию

РБ. Все-таки они вспомнили, что согласно статье 118 Конституции РФ «правосудие в Российской Федерации осуществляется только судом». Конфликт с Конституционным судом РФ, который согласно Конституции РФ (статья 125) вправе отменить акты или их отдельные положения, не соответствующие Основному закону страны опасен своим разрешением: закон — против депутатов. Решения Конституционного суда не подлежат подтверждению, кем бы то ни было и обжалованию, они являются действующими со дня вынесения.

Конфликт вокруг решения Верховного суда РБ, истинные причины которого были скрыты от населения, происходил без участия общественности, без учета ее мнения, что также является грубым нарушением принципа гласности. Эти события напоминали войну теней. Ведь решение суда по этому вопросу, как того требует закон, «благодаря депутатской воле» нигде не был опубликован. Народные избранники тем самым скрыли следы своего незаконного действа. Предание огласке решения Верховного суда РБ в их интересы не входило. Оно бы открыло глаза граждан на то, что избранные им же люди настаивают на продолжении ущемления их гарантированных Конституцией страны прав. К примеру, в главном — самим избирать глав муниципальных образований, чем вот уже долгие годы распоряжается президент РБ.

Крайнего нашли в …судье

Вместо того, чтобы начать работу по внесению соответствующих поправок в республиканскую Конституцию, депутаты затеяли «разборку» с председателем суда. Будучи уверенными в своих поступках, давшие когда-то «добро» на утверждение председателем Верховного суда РБ М. Г. Вакилова, депутаты, видимо, были уверены в праве поступать с ним как будет угодно. Искать для этого подходящего случая не пришлось, 16 апреля МВД республики было возбуждено вышеупомянутое уголовное дело. Якобы, на основании проведенной Контрольно-ревизионным управлением Минфина РБ плановой проверки, где обнаружили нарушения в использовании бюджетных средств. Правда, докладывая на заседании Госсобрания РБ, первый заместитель министра внутренних дел Н. Патрикеев оговорился, что уголовное дело заведено не против председателя Верховного суда, что входит в компетенцию Генеральной прокуратуры РФ на основании заключения Высшей квалификационной коллегии судей РФ.

Сразу возникает ряд вопросов. Если дело не возбуждено не в отношении руководителя суда, то почему оно становится предметом обсуждения на высшем уровне? Не станут же депутаты заниматься пустяками. Почему о «хищении 64 тысяч рублей докладывает первый заместитель? И тут же второй заместитель ( как оба зама оказались на заседании, одного мало?) утверждает о том, что «они уверены в хищении этих денег».

Достаточно ли у депутатов оснований и полномочий задавать вопросы руководителю другой ветви власти — суда о том, что как подобное могло произойти в доверенном ему учреждении, ведь следствием еще ничего не установлено.

Тем не менее, народные избранники позволили себе перешагнуть закон и устроили настоящий судебный процесс, где каждый старался присвоить себе полномочия прокурора. Чтобы парламентское обсуждение выглядело внушительным, в одну «кучу» свалили и другие «обвинения», например, отделку новой квартиры председателя «за счет бюджетных средств», «волокиту» в продлении или прекращении полномочий судей и т. д. Установлена ли хотя бы часть обвинений в адрес председателя суда имеющим на то компетенцию учреждением, народных избранников не интересовало. Как будто руководитель Верховного суда не предупреждал депутатов о том, что без проведения каких-то следственных действий еще рано говорить о факте преступления. Не говоря об обвинении. Обсуждение «дела Вакилова» вылилось в недоверие со стороны депутатов, о чем они поспешили уведомить и председателя Верховного суда РФ В. М. Лебедева.

Народные избранники переиграли. Потом выяснилось, что уголовное дело, продолжением которого занялась далее прокуратура Пермской области, было возбуждено по анонимному заявлению и велось грубейшими нарушениями закона. Во-первых, в рамках одного уголовного дела находились три следственных действия, два их которых затем были прекращены следователем прокуратуры из-за отсутствия состава преступления. Во-вторых, выделенное из уголовного дела расследование по проведению отделочных работ в квартире председателя суда было признано незаконным, затем прекращено в связи с отсутствием события преступления.

В ответе председателя Верховного суда РФ В. М. Лебедева на обращение депутатов Госсобрания РБ с просьбой отстранить М. Г. Вакилова от занимаемой должности содержался отказ. Он исходил из результатов комиссии, работавшей вреспубликелетом 2002 года, в составе членов Высшей квалификационной коллегии судей РФ и Судебного департамента при Верховном суде РФ. В письме выражалось несогласие с противоречащим закону требованием депутатов и сообщалось, что нет оснований для передачи дела в Высшую квалификационную коллегию судей РФ и досрочного прекращения полномочий председателю Верховного суда РБ М. Г. Вакилову.

Торжествовал ли закон, получил ли соответствующую оценку произвол? Реабилитирован ли на глазах своих земляков (администрацией родного района Вакилова-Салаватского — было прислано в Госсобрание РБ письмо о том, что его земляки сожалеют о происшедшем)? Отнюдь. В отношении руководителя суда башкирская верхушка упорно хранит те же позиции, которые она занимала год назад. С Вакиловым высокопоставленные предпочитают не общаться, могут быть последствия. Его никуда на официальные мероприятия не приглашают.

Ему не дано официально общаться с журналистами. Темы суда в Башкортостане не существует, конечно, кроме гражан. Власти РБ хотели бы иметь свой суд, которым бы распоряжались по своему усмотрению. Кто-то пускает слухи о том, что в Белом доме не теряют надежды «уйти» Вакилова с должности. Видимо, заинтересованные люди продолжают обивать пороги нужных учреждений. Но «сдаст» ли Москва человека, которому за принципиальность пришлось столько перенести? Если такое все же произойдет, то чего стоит Конституция страны, гарантирующая права человека? Ведь речь идет не о простом человеке, а о судье!

Из истории «дела Вакилова» неясным осталось многое. Что, например, хотели доказать известные круги затеяв уголовное производство против его родного брата, руководителя одного из хозяйств Салаватского района Башкортостана; заставив родную сестру уйти с работы; отчислив сына из учебы в вузе и отправив служить в армию; запретив администрации поликлинике обслуживать семью Вакиловых и т. д.

Заставить судью поверить в то, что «его могут стереть в порошок, уничтожить весь род»?

Но мы-то живем в ХХ1 веке! Пора забыть средневековые привычки. Или нас хотят возвратить в дикие просторы?

Своим Указом от 23 апреля президент РБ лишил М. Г. Вакилова заслуженного звания юриста РБ. Принятием указа об отмене предыдущего а администрации Рахимова поторопились. Ведь дальнейшие события подтвердили полную невиновность Вакилова, о чем он предупреждал депутатов. Например, ни Закон «О статусе судей в РФ», ни статью Уголовного кодекса РФ. Даже прокуратура и присланные из Москвы комиссии ничего в действиях Вакилова противозаконного не обнаружили.

Да и заявление Генпрокуратуры РФ рассматривал не он, а другой судья, который в своих действиях руководствуется только законом и никому не подотчетен.

Отмена незаконного действия показала бы признание собственной неправоты. Но ведь простой Рахимов и госслужащий Рахимов — не одно и то же, второй принадлежит не только себе и не может поступать как будет угодно. Гражданина Рахимова в данном случае оказалось больше, именно он переубедил президента Рахимова в том, что так поступать нельзя.

Отменит ли президент РБ свой незаконный указ? Если в первый раз он поступил искренне, то — да.

Почему так много наказали председателя за конституционный поступок? Возможно ли такое в правовом государстве, каковым является Российская Федерация? Не слишком ли высокой оказалась цена приведения башкирских законов в соответствие с федеральными?

Почему «крайним» здесь оказался служитель закона? Никто не сможет отрицать, что политическое преследование, является производным от решения суда хотя такие попытки предпринимались. Где здесь поддержка силы Конституции РФ, Закона «О статусе судей в РФ»? Кто их продемонстрирует?

Вопросов, остающихся без ответа уже в течение года очень много.

Оригинал материала

«Независимая Газета»