Реакция вымещения

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

Реакция вымещения Передел Газпрома продолжается: под лозунгами повышения информационной прозрачности Кремль копит компромат на команду Вяхирева

Федеральные власти, однажды отпустив газовую монополию в приватизационнное плавание, не раз спохватывались и пытались восстановить контроль государства в Газпроме. Однако спаянной менеджерской команде, возглавляемой Ремом Вяхиревым, удавалось отбить атаки. Газпром и сейчас еще держится. Но держится из последних сил

"Совет директоров Газпрома наконец решил как следует разобраться с внутрикорпоративным управлением и взаимоотношениями с фирмой "Итера". Эта международная группа компаний еще несколько лет назад была никому не известна. Сегодня, став собственником ряда месторождений, она превратилась в одного из крупнейших независимых поставщиков газа, активно участвует почти во всех газовых проектах стран СНГ, совместно с Газпромом занимается расчетами и поставками газа в страны Содружества, добывает газ на территории России, снабжает им Свердловскую область. В многочисленных публикациях утверждается, что "Итера" - чуть ли не филиал Газпрома, через который концерн пропускает крупные финансовые потоки. Авторы постоянно намекают на тесную связь этой группы с менеджментом газового монополиста.

17 января министр экономического развития и торговли Герман Греф направил письмо с предложением провести аудиторскую проверку взаимоотношений со скандально известной структурой председателю совета директоров Газпрома Дмитрию Медведеву (который одновременно занимает пост первого заместителя руководителя администрации президента РФ). В письмо включен список из 20 вопросов, на которые должна найти ответ аудиторская фирма. Ей предстоит попытаться прояснить факты, касающиеся структуры "Итеры", состава ее акционеров, связей с Газпромом. Добыть информацию о том, на каких условиях Газпром передал "Итере" газовые месторождения, предоставлял кредитные гарантии и кредиты, а также установить, по каким ценам "Итера" купила и перепродала крупные партии добытого Газпромом газа. В общем, вопросы касаются практически всех аспектов взаимоотношений двух компаний. 
Инвестор инвестору В отличие от других естественных монополий, где контрольный пакет акций принадлежит государству, в Газпроме собственность поделена на четыре части - примерно по 40% государству и менеджменту компании и по 10% иностранным инвесторам и мелким отечественным акционерам. 
Надо сказать, что федеральные власти, однажды отпустив газовую монополию в приватизационное плавание и потеряв таким образом контрольный пакет, не раз спохватывались и пытались восстановить контроль государства в Газпроме. Спаянная менеджерская команда, возглавляемая Ремом Вяхиревым, умело сопротивлялась (вспомним захлебнувшуюся кавалерийскую атаку на Газпром правительства Сергея Кириенко). Публика, да и правительство мало что знали об управлении концерном, о его финансовой отчетности. Газпром пребывал в густой информационной темноте. 
При Путине попытки "встроить" Газпром в государственную вертикаль продолжились, и администрация нового президента оказалась много удачливее предшественников - ей удалось ослабить роль старой менеджерской команды концерна. На последнем собрании акционеров в июне прошлого года государство сумело значительно уменьшить влияние менеджмента компании в совете директоров - 5 мест из 11 заняли представители государства, и лишь 4 (против обычных 6 на протяжении последних лет) достались управляющим концерна. Остающиеся 2 места заняли Борис Федоров (он избран в совет от мелких акционеров, владеющих 10% акций концерна) и Буркхард Бергман - представитель стратегического инвестора Газпрома, немецкой компании "Рургаз". 
Во главе совета стоит замглавы администрации президента Дмитрий Медведев. Однако большинства в совете директоров у государства все-таки нет, и это не позволяет Медведеву напрямую управлять монополией. Ему приходится лавировать и привлекать на свою сторону независимого члена совета директоров Бориса Федорова, добывая таким образом дополнительный - решающий - голос. 
В любой компании интересы инвесторов могут быть различны. Для менеджмента, а часто и стратегического инвестора прибыль компании и дивиденды не всегда являются главной целью. "Рургаз" заинтересован прежде всего в том, чтобы монополия выполняла долгосрочные обязательства по поставкам газа в Европу. Для портфельных и мелких инвесторов главный интерес состоит в повышении рыночной стоимости компании, в росте доходности и ликвидности ее акций. Несовпадение экономических интересов привело к борьбе между акционерами компании: Кремль вместе с мелкими инвесторами борется с менеджментом Газпрома. Государство блокируется с мелкими инвесторами, поскольку их цели на нынешнем этапе совпадают: повысить рыночную стоимость своего пакета акций и получить дивиденды. Впрочем, больше всего государству хочется восстановить контроль над газовым монополистом. 
Казалось бы, государство заинтересовано в проведении независимого аудита. Но совет директоров назначил аудитором международную корпорацию "ПрайсУотерхаусКуперс Аудит" (PWC). Она уже не раз проверяла концерн, который, как положено, оплачивал услуги своего аудитора (а расценки у международно признанных компаний высокие). 
Выбор PWC вызвал бурный протест Бориса Федорова. Он считает, что поручать проверку действий совета директоров назначенной им же аудиторской компании нелогично, и берется вместе с миноритарными акционерами финансировать независимый аудит. Федорову вторит директор Института корпоративного права и управления Дмитрий Васильев: "Аудиторская компания, которая на протяжении ряда лет давала положительные заключения по результатам финансово-хозяйственной деятельности, а теперь привлекается для специальной проверки, может попасть в очень сложную ситуацию: в случае обнаружения каких-либо нарушений... она окажется в положении унтер-офицерской вдовы, которая сама себя высекла. В этой связи вполне обоснованы сомнения... в том, что какие-либо нарушения будут обнаружены... Обращаюсь к руководству компании PWC с предложением отказаться от выполнения поручения по проверке... в связи с наличием явного конфликта интересов, а также к членам совета директоров ОАО "Газпром" с предложением пересмотра своего решения и привлечения к проведению проверки другого аудитора". 
Государственные представители, коль им дано задание "выстраивать" старое руководство, должны были бы единогласно голосовать против того, чтобы проверка Газпрома была вновь поручена PWC. Их голосов вместе с голосом Бориса Федорова вполне хватило бы для утверждения любого альтернативного аудитора. Но совершенно очевидно, что кто-то из представителей государства голосовал "за". А это означает либо отсутствие единой позиции у представителей государства, либо неготовность к перехвату власти, либо попросту сговор отдельных представителей государства с менеджментом компании. 
В Газпроме уверяют, что не опасаются результатов аудита. Наш источник в концерне утверждает, что вопросами увода активов аудиторы, Счетная палата и налоговые органы уже занимались в рамках плановых проверок. По его словам, ничего противозаконного в действиях руководителей корпорации до сих пор выявлено не было. Между тем очередная ревизия Газпрома Счетной палатой завершилась в минувшую пятницу, и аудиторы заявили, что им есть что сказать об отношениях Газпрома и "Итеры". Однако менеджмент Газпрома рассчитывает больше на новое расследование, проводимое старыми друзьями из PWC. 
Борьба за прозрачность Нельзя не отметить, что принятию решения об аудите отношений Газпрома с "Итерой" немало поспособствовал Борис Федоров. И это не первая его "разоблачительная" инициатива. С момента своего избрания 30 июня 2000 года (две предыдущие попытки попасть в совет окончились неудачей) Федоров развернул бурную деятельность. Сначала он возмутился неравноправными условиями обращения ценных бумаг Газпрома. Сегодня существуют два практически не связанных между собой рынка бумаг концерна: внутренний, где продаются обыкновенные акции для российских резидентов, и внешний, где западные инвесторы могут приобрести Американские депозитарные расписки - производные ценные бумаги, удостоверяющие право собственности на акции Газпрома. Обыкновенные акции котируются в России по цене в 3 раза меньшей, чем АДР: западные инвесторы не имеют права покупать акции на внутреннем рынке (их доля в уставном капитале строго зафиксирована, для покупки требуется разрешение правления). Искусственные препоны обращения ценных бумаг на внутреннем рынке сдерживают приток западных инвестиций в корпорацию, страдает и ее капитализация - компания остается сильно недооцененной. Правда, при большом желании запреты можно обойти: инвесторы покупают акции Газпрома, используя для этого в том числе и близкую г-ну Федорову Объединенную финансовую группу. И он не скрывает этого, признаваясь, что продает обыкновенные акции Газпрома западным клиентам. Говорят, что Федоров приобретал акции для таких инвесторов, как Джордж Сорос и скандально известный "гражданин мира" Кеннет Дарт. Этот инвестор-"стервятник" имеет обыкновение скупать акции по всему миру, затем шантажировать компанию-эмитента, блокируя важнейшие решения и в конце концов перепродавать ей свой пакет за баснословные деньги. 
Следующей информационной "бомбой" Бориса Федорова стала тема вывода активов Газпрома в его дочерние подразделения. По данным Бориса Федорова, они были частично выведены в компании "Стройтрансгаз" и "Газэкспорт". По мнению Федорова, "Итера" тоже была создана специально для увода туда активов концерна. Федоров аргументирует свои обвинения тем, что добыча газовой монополии из года в год падает, в то время как у "Итеры" растет. Ему вторят многие западные СМИ. Вот что пишет, к примеру, "Уолл-стрит джорнэл": "Итера" процветает, в то же время финансовое положение Газпрома плачевно: инвестиции в производство сократились почти до нуля, объемы добычи газа падают...", "В течение прошедших двух лет Газпром легко расстался со своими газовыми месторождениями, запасы газа которых составляют около двух триллионов кубометров, передав их в пользу предприятий, в уставном капитале которых определенная доля принадлежит "Итере". Такого количества природного газа достаточно, чтобы удовлетворить потребности всей Европы на протяжении почти пяти лет". Газпром отвечает, что добыча падает из-за отсутствия инвестиций в отрасль и низких тарифов. 
Насколько достоверны обнародованные Федоровым факты - предмет детального разбирательства для аудиторов. Многие вопросы, которыми он задается, легли в основу задания для предстоящей проверки. Борьбу мятежного члена совета директоров за информационную прозрачность Газпрома можно только приветствовать, ведь он пытается подтолкнуть руководство концерна к установлению стандартов цивилизованного управления корпорацией. Кто бы год назад мог себе представить, что совет директоров Газпрома будет подробно разбираться во взаимоотношениях его руководства с "Итерой", то бишь заниматься "снятием корпоративных покровов" (руководство любой компании обрастает близкими фирмами-партнерами, через которые пропускаются в нужном направлении финансовые потоки. Во многих крупных западных компаниях стараются снимать "корпоративные покровы" раз в несколько лет, для чего меняют руководство). И в этом направлении уже сделаны реальные шаги: совет директоров еще в октябре постановил наложить вето на все решения правления, касающиеся сделок с активами газового концерна. Кроме того, правлению было поручено завершить разработку стратегии управления имуществом и другими активами. В скором времени должны быть утверждены правила совершения крупных сделок с активами Газпрома, отбора организаций-оценщиков для подобных сделок. Готовится проект кодекса корпоративного управления компанией, положение о собрании акционеров, о комитетах при совете директоров. 
Но при всем уважении к начинаниям Бориса Федорова нельзя не отметить уникальность его сегодняшнего положения. Он - член советов директоров двух зачастую конфликтующих крупных корпораций (РАО "ЕЭС России" и Газпрома), одновременно он возглавляет компанию, которая торгует акциями этих монстров. Имея эксклюзивный или самый быстрый доступ к информации о корпоративных событиях, он обладает возможностью манипулировать рынком акций. Мы, безусловно, ни в коем случае не утверждаем, что он пользуется этой возможностью, но конфликт интересов - налицо. Ведь, провоцируя тот или иной публичный конфликт, так легко манипулировать ценами акций, то опуская, то поднимая их в нужный момент. А никакого опыта расследований подобных манипуляций у российской ФКЦБ в отличие, скажем, от аналогичного американского органа нет. Неплохо было бы, чтобы именно от г-на Федорова исходила инициатива по утверждению внутрикорпоративных стандартов, не позволяющих совершать сделки с использованием инсайдерской (внутренней, недоступной широкой публике) информации. 
Кто останется? Правительство не раз уверяло нас, что собирается проводить реформу энергетики, в том числе и Газпрома. Министерство экономического развития и торговли рассчитывало, что через 6 лет все получат свободный доступ к трубе, дочерние компании газового монополиста будут преобразованы в открытые акционерные общества, в которых крупной долей будет владеть Газпром, и таким образом их руководство окажется менее зависимым от сегодняшнего менеджмента концерна. По прогнозам министерства, к 2010 году цены на газ для отечественных потребителей увеличатся с 12 до 45 долларов за тысячу кубометров. При этом независимые производители газа получат возможность экспортировать его в Европу. 
Но сегодня главным приоритетом Кремля является не реструктуризация монополии, а установление контроля над ней. "Какая там реформа, - говорил нам в сердцах один из менеджеров Газпрома, - сегодня всех заботит лишь захват контроля над финансовыми потоками". Положение Рема Вяхирева сегодня неустойчиво как никогда: Кремль может снять его в любой момент. Как сказал председатель совета директоров Дмитрий Медведев, "время берет свое, и компании необходимы новые управленческие подходы. Те вещи, которые кажутся очевидными существующей команде руководителей, не кажутся таковыми акционерам. Поэтому я считаю, что необходимо укреплять администрацию Газпрома новыми людьми...". Впрочем, полностью менять старую команду на новую Кремлю необязательно. Государству достаточно сегодня сделать подконтрольным нынешний менеджмент компании, а гарантией лояльности к любым начинаниям властей может стать компромат, который копит Кремль. Предстоящие и проводимые в большом количестве проверки дают возможность в случае малейшего несогласия с политикой, проводимой чиновниками, завести на нынешний менеджмент уголовные дела при участии прокуратуры и налоговой полиции. "
631e1fcac8dc17991f13cb1db2038ef8.gif

Ссылки

Источник публикации