Реанимация "Трех Китов"

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Генпрокуратура начала пересмотр наследства Устинова с "мебельного дела"

И.о. генпрокурора России Юрий Бирюков Генпрокуратура сообщила о начале решительных действий в нашумевшем деле о крупной контрабанде мебели, реализованной в 2000 году в мебельном центре «Три кита», принадлежащем предпринимателю Сергею Зуеву. С санкции суда были арестованы на десять суток господин Зуев, его бывший партнер Андрей Латушкин, черный брокер Андрей Саенко и еще двое посредников в контрабанде. «Их вина была для нас очевидна еще пять лет назад,– сказали в Федеральной таможенной службе (ФТС),– однако для их ареста потребовалось личное вмешательство Владимира Путина».

Прокурорский разворот

Пять ходатайств в Басманный суд об аресте фигурантов так называемого мебельного дела подписал и. о. генпрокурора Юрий Бирюков. Именно он в 2001-2002 годах был инициатором уголовного преследования тех, кто намеревался посадить за контрабанду Сергея Зуева. С легкой руки господина Бирюкова на скамье подсудимых оказались сначала следователь СК при МВД Павел Зайцев, который «переусердствовал» в расследовании упомянутого дела о контрабанде, а затем два крупных чиновника Государственного таможенного комитета (ныне ФТС): начальник управления таможенной инспекции Александр Волков и первый замначальника управления таможенных расследований и дознания Марат Файзулин. Последние были вскоре полностью оправданы Дорогомиловским судом, а следователя Зайцева Мосгорсуд приговорил со второй попытки (первая также увенчалась оправданием) к двум годам лишения свободы условно, разрешив, впрочем, продолжить работу в СК. Именно Юрий Бирюков, если верить экс-судье Мосгорсуда Ольге Кудешкиной, оказывал по телефону давление на суд, добиваясь вынесения обвинительного приговора следователю Зайцеву, и именно в результате его давления председатель Мосгорсуда Ольга Егорова отобрала дело у судьи Кудешкиной, передав более послушному коллеге.

Но после отставки генпрокурора Владимира Устинова закачалось кресло и под первым его заместителем Бирюковым. Исполняющий обязанности генпрокурора решил, что настало время дать ход делу о мебельной контрабанде.

Об аресте подозреваемых по делу «Трех китов» мебельного магната Сергея Зуева, его бывшего партнера – гендиректора фирмы «Альянс-96″ Андрея Латушкина, черного брокера Андрея Саенко и двух посредников в контрабанде – супругов Подсотских в Генпрокуратуре сообщили как о своем выдающемся достижении. Впрочем, обвинение им пока не предъявлено, но это лишь дело ближайших дней. «Следствие,– отмечено в сообщении,– изучило представленные компетентными органами иностранных государств материалы по 50 партиям поставленного товара. Только в упомянутых партиях контрабандным путем в Россию было ввезено около 400 тонн мебели и других товаров общей стоимостью 62 млн рублей».

«При этом (подозреваемыми) не были уплачены таможенные платежи на сумму более 18 млн рублей,– утверждают в Генпрокуратуре.– Общее количество поставок в адрес подставной фирмы «Лига Марс», через которую осуществлялась контрабанда мебели, составило 378, работа по остальным поставкам продолжается. Следствие подозревает Саенко, Зуева, Латушкина и супругов Подсотских в совершении контрабанды организованной группой в крупном размере и уклонении от уплаты таможенных платежей группой лиц в особо крупном размере. Саенко, Зуев и Латушкин также подозреваются в легализации контрабандных товаров в крупном размере в составе организованной группы на 52 млн рублей».

Свидетели под автоматным огнем

Напомним, что это дело было возбуждено 7 сентября 2000 года, а месяц спустя его принял к производству упомянутый следователь СК Павел Зайцев. Еще через месяц, 10 ноября, к следователю Зайцеву поступил рапорт из УБЭП Московской области о том, что к контрабанде мебели причастны черные брокеры Андрей Саенко и Павел Стрепков, которые специально для этого зарегистрировали по чужому паспорту фиктивную фирму «Лига Марс». На основании этого рапорта следователь Зайцев постановил, в частности, провести обыски дома у Андрея Саенко, а также у его отца Юрия Саенко, проживающего в этом же поселке, и еще у двух его родственников.

А дальше с делом началось что-то невероятное. Генпрокуратура забрала его у следователя Зайцева и начала уголовное преследование против него самого за превышение служебных полномочий при назначении обысков. Одновременно с делом следователя Зайцева ведомство Владимира Устинова предъявило обвинение в превышении полномочий таможенникам ГТК Александру Волкову и Марату Файзулину. Они, по версии Генпрокуратуры, требовали от владельца «Трех китов» Сергея Зуева, чтобы тот уплатил таможенные платежи и штрафы (всего $5 млн) за фиктивную фирму «Лига Марс», через которую шла контрабандная мебель. Примечательно, что на суде по делу таможенников также всплыла фамилия брокера Саенко. Подсудимый Файзулин при допросе на суде заявил: «Сергей Васильевич Зуев – очень сложный человек. Он же мне сам рассказывал, как организовал контрабанду мебели. А помогали ему известные нам черные брокеры Стрепков и Саенко, о своих претензиях к последнему он тоже мне поведал».

На этом же судебном процессе на стороне подсудимых таможенников выступил в качестве свидетеля гендиректор ЗАО «ТПК ‘Диском’», президент ассоциации «Мебельный бизнес» Сергей Переверзев. Он сказал суду, что сам ранее работал в мебельном центре «Гранд» вместе с его владельцем Зуевым и поэтому точно знает: как бы ни притворялся господин Зуев лишь арендодателем торговых площадей мебельного центра «Три кита», на самом деле он мебельный импортер. Спустя четыре с лишним месяца после дачи этих показаний господина Переверзева застрелили прямо на больничной койке госпиталя имени Бурденко. Это преступление так и не раскрыто.

А летом 2003 года получил две пули в спину и чудом выжил черный брокер Саенко. Его Mercedes 600 был обстрелян киллером при выезде из его дома в подмосковном поселке Селятино. Это покушение тоже остается нераскрытым; одна из главных версий следствия – расправа с весьма информированным подозреваемым по делу «Трех китов».

Вмешательство президента Путина

На процессе по делу следователя Павла Зайцева свидетели рассказывали о заинтересованности Генпрокуратуры в том, чтобы увести от ответственности мебельных контрабандистов. Так, следователь СК при МВД Виктор Цымбал заявил суду, что руководитель группы оперативного сопровождения этого дела Сергей Киселев доставил в СК сводку прослушанных телефонных переговоров, в которых подозреваемые в контрабанде говорят: «Генпрокуратуре проплачено $2 млн за закрытие дела» и «будем теперь ментам мазать лоб зеленкой». А бывший первый замначальника СК при МВД генерал Сергей Новоселов заявил: «За этим делом кроется конфликт ведомственных интересов – с одной стороны, СК и ГТК, с другой, Генпрокуратуры и ФСБ». (В последней работал заместителем директора Юрий Заостровцев, чей отец руководил охранной фирмой, «крышевавшей» мебельный центр «Три кита».)

В этот конфликт в 2002 году вынужден был по просьбе Госдумы вмешаться Владимир Путин. По его настоянию дело «Трех китов», прекращенное Генпрокуратурой за отсутствием в действиях фигурантов состава преступления, было возобновлено и передано для продолжения расследования прокурору Владимиру Лоскутову, специально прикомандированному из прокуратуры Ленинградской области. Летом 2003 года он провел обыски в офисе «Гранда» и дома у некоторых его сотрудников, которые окружение Сергея Зуева назвало тогда «вполне корректными». Однако перейти к более решительным действиям следователю Лоскутову не давали в течение трех лет.

Подозрения подтвердились

Уже после арестов по делу «Трех китов» следователь Лоскутов заявил журналистам: «Это решение (о передаче ему дела как независимому следователю) было принято из-за больших связей подозреваемых с коррумпированными должностными лицами в правоохранительных органах, препятствующих следствию». По его словам, в ходе расследования дела были неоднократные попытки подкупа следствия с целью предоставления планов расследования и оперативно-розыскных мероприятий в отношении подозреваемых. «На одном из обысков у подозреваемых был изъят план расследования дела»,– сообщил господин Лоскутов. «Это очень серьезное дело,– заключил он.– И если бы не поддержка президента России, который держал на личном контроле ход следствия, оно бы не достигло таких результатов».

В ФТС сообщили, что обо всех фактах мебельной контрабанды, названных вчера пресс-службой Генпрокуратуры, было известно еще пять лет назад, однако «арест Зуева без вмешательства президента был бы невозможным». По словам таможенников, господин Зуев заявлял им: «Мы платить за «Лигу Марс» не будем – это же явка с повинной». В ФТС надеются, что «политической воли хватит, чтобы довести это дело до суда».

Адвокаты Сергея Зуева были вчера недоступны, а его личный помощник, пожелавший остаться неназванным, заявил, что господин Зуев свою вину никогда не признавал. «А заплатил он ГТК $2,5 млн только потому,– сказал помощник,– что был в предынфарктном состоянии, шесть дней провалялся в больнице под капельницей и считал реальной угрозу таможенников арестовать здания «Гранда» и «Трех китов» и забрать их в счет оплаты платежей».

В свою очередь, следователь Павел Зайцев, начинавший расследование мебельного дела и получивший за него условный срок, сказал: «Это еще не победа. Лично для меня победой была бы моя полная реабилитация, а для государства – осуждение контрабандистов и возмещение нанесенного ими многомиллионного ущерба». А экс-судья Мосгорсуда Ольга Кудешкина, уволенная за «дискредитацию судебной власти» в прессе и пожаловавшаяся на свое увольнение в Страсбургский суд (ее жалоба уже коммуницирована), заявила: «Я бы хотела думать, что так выполняется указание президента о наведении порядка на таможне. Но возможно и то, что продолжается подковерная борьба. Один из флангов ослабевает, а другой – усиливается».

Екатерина Заподинская, Александр Жеглов, Алек Ахундов

Оригинал материала

«Коммерсант» от origindate::15.06.06