Реанимация “Трех китов”

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

Реанимация “Трех китов” Генпрокуратура реанимировала дело “Трех китов”. Вчера были арестованы пять участников давнего скандала с контрабандой мебели для торговых центров “Гранд” и “Три кита”. Мебельщики считают дело наведением порядка на рынке, а политологи видят в нем борьбу за кресло генпрокурора.

"Вчера на сайте Генеральной прокуратуры РФ появилось сообщение об аресте подозреваемых в контрабанде мебели для торговых центров “Гранд” и “Три кита”. Среди них, указано в сообщении, гендиректор ООО “Альянс-95” Сергей Зуев, глава фирмы ООО “СЭФ Транс” Андрей Саенко, гендиректор ООО “Альянс-96” Андрей Латушкин, главный бухгалтер московского представительства латвийской компании ООО “ФМ Группа” Ирина Подсотская и ее супруг Павел Подсотский. В ближайшее время им будет предъявлено обвинение. Получить официальные комментарии из Генпрокуратуры вчера не удалось. Дозвониться до Зуева вчера также не удалось: по его телефону отвечал человек, представлявшийся Павлом, который ни подтвердить, ни опровергнуть информации, что Зуев арестован, не смог. “Альянс-95” и “Альянс-96” в 2000 г., на момент начала расследования дела о контрабанде, считались владельцами торговых центров “Гранд-1” и “Гранд-2” и “Три кита”. В то время они продавали в основном мебель, которую самостоятельно импортировали. По данным Генпрокуратуры, они ввезли 400 т мебели и других товаров на 62 млн руб., не заплатив таможне более 18 млн руб. Сейчас оба “Гранда” и “Три кита” сдают помещения в аренду. В 2004 г. Зуев рассказывал “Ведомостям”, что совладельцы “Грандов” и “Трех китов” поделили бизнес и он будет заниматься “Тремя китами”. Контроль над “Грандами” получил Зарах Илиев (совладелец ТК “Москва”, гостиницы “Украина” и др.), претензий к нему у Генпрокуратуры нет. Подозреваемые отошли от операций с импортом, так что аресты не сократят количество серой мебели на рынке, рассуждали вчера мебельщики. По словам директора по связям с общественностью “Шатуры” Вадима Бахтова, официальный рынок мебели оценивается в $3,5-4 млрд, но нелегально произведенная в России и незаконно ввезенная мебель увеличивает его еще на $4 млрд. “Мы как производитель и продавец мебели довольны, что на рынке решили навести порядок, — говорит Бахтов. — Контрабанда подрывает условия для цивилизованной конкуренции и развития бизнеса”. Другие эксперты уверены, что Генпрокуратура вернулась к делу по политическим соображениям. Когда Главное управление по борьбе с контрабандой ГТК впервые обвинило Зуева в контрабанде, он пообещал выплатить таможенные пошлины и даже внес часть суммы, но одновременно обратился в Генпрокуратуру, жалуясь на неправомерные действия таможенников. В отношении начальника управления таможенной инспекции Александра Волкова и первого замначальника управления таможенных расследований и дознания Марата Файзулина были возбуждены уголовные дела. Позже их оправдали. А в 2001 г. по указанию первого заместителя генпрокурора Юрия Бирюкова, ныне исполняющего обязанности генпрокурора, было прекращено уголовное дело и в отношении Зуева, к тому времени уже депутата Мособлдумы. В марте 2002 г. по парламентскому запросу расследование возобновилось. В апреле 2003 г. Верховный суд лишил Зуева мандата. Председатель Национального антикоррупционного комитета Кирилл Кабанов полагает, что эти аресты — часть борьбы за Генпрокуратуру, попытка ослабить позиции Бирюкова. В одном ряду с этим делом, полагает Кабанов, стоит и отставка сенатора Бориса Гутина, который с 1996 по 2000 г. работал в Управлении по борьбе с таможенными нарушениями ГТК, а с 2000 по 2004 г. занимал должность зампредседателя ГТК. “Три кита” — прибыльное предприятие и было видно, что вокруг него кормится не один десяток чиновников, вспоминает депутат Госдумы от Одинцовского округа, на территории которого находится торговый центр, Виктор Алкснис. В Генпрокуратуре ранее были люди, не заинтересованные в продолжении дела “Трех китов”, поэтому и сегодня решения принимаются выше, в администрации президента, считает он. Сегодняшние аресты — знак: ни одна из групп влияния вокруг президента не обладает иммунитетом, фамилии арестованных вторичны, уверен политолог Алексей Макаркин: “Важно, что возглавляющий следствие первый замначальника прокуратуры Ленинградской области Владимир Лоскутов не из Генпрокуратуры, он государев человек. И вот он говорит про план расследования, оказавшийся у одного из арестованных, т. е. озвучивает утечку”. По мнению Макаркина, это дело — намеренное ослабление силовиков накануне внесения кандидатуры генпрокурора в Совет Федерации. Еще на эту тему. "Время новостей" Китобои Генпрокуратура начала пересмотр наследства Устинова с "мебельного дела" Екатерина БУТОРИНА, Виктор ПАУКОВhttp://www.vremya.ru/2006/102/51/154259.html Генпрокуратура России вчера объявила об аресте пяти фигурантов, казалось, уже забытого, а шесть лет назад очень громкого и скандального «мебельного дела»: о масштабной контрабанде элитной мебели, продававшейся через торговые центры «Три кита» и «Гранд». Среди задержанных оказался и сам главный герой той эпопеи -- уже бывший владелец этих мебельных центров Сергей Зуев. Как вчера было официально объявлено, он и его предполагаемые сообщники подозреваются в контрабанде, неуплате таможенных платежей и легализации средств, полученных преступным путем, на десятки и сотни миллионов рублей. Во вторник вечером Владимир Путин на встрече с иностранными бизнесменами на экономическом форуме в Санкт-Петербурге произнес несколько загадочных, как тогда всем показалось, фраз: "Мы хорошо знаем, что к числу трудностей относятся всевозможные административные барьеры и коррупция. Борьба с этими негативными явлениями непроста. Мы никогда не прекращали этой борьбы и намерены вести ее постоянно и впредь еще более жестко. Даже сегодня эта работа продолжается и прямо сейчас она идет в столице нашей родины Москве". Вчера же утром выяснилось, что как раз в это время в Москве следователи проводили аресты и первые допросы фигурантов «мебельного дела». Давно заглохшее, как казалось, "мебельное дело" шесть лет назад стало первым масштабным столкновением между околокремлевскими группами влияния, когда группа силовиков только начала еще предъявлять претензии на контроль за основными финансовыми потоками. В частности, они попытались сменить руководство таможни, которую возглавлял тогда "чужой" им Михаил Ванин. В свою очередь, руководство ГТК решило продемонстрировать, что силовики сами причастны к незаконным операциям, в том числе контрабанде мебелью. Нынешний поворот «мебельного дела» подтверждает предположения, во-первых, о наметившемся ослаблении силовой группировки во власти. А во-вторых, о назревающих в Генпрокуратуре серьезных переменах. О том, что они последуют, начали говорить сразу после неожиданной отставки генпрокурора Владимира Устинова, состоявшейся 2 июня. То, что эти перемены начались именно с пересмотра «мебельного дела», причем еще до назначения нового генпрокурора, подтверждает, что «косметическим ремонтом» Генпрокуратура теперь не отделается. И вслед за неизбежными кадровыми перестановками в ее руководстве могут последовать скандальные разоблачения. Это же вчера подтвердил и следователь Ленинградской облпрокуратуры Владимир Лоскутов, в 2002 году специально прикомандированный к Генпрокуратуре по личному распоряжению президента Путина для расследования мебельной эпопеи. Отвечая на вопрос "Времени новостей", почему это дело ведется так долго, он сказал: «Сложность расследования, которое еще продолжается, несмотря на арест пяти подозреваемых, заключалась в их больших связях в правоохранительных органах, которые препятствовали следствию». По словам следователя, возобновить "заглохшее" следствие помогло лишь вмешательство первого лица государства: "Если бы не поддержка президента, неизвестно, как бы закончилось расследование". Кто именно препятствовал следствию, г-н Лоскутов уточнять не стал, но за него это вчера сделали некие "информированные источники» информагентств, сообщившие, что противодействие оказывали некоторые руководители Генпрокуратуры. Впрочем, то, что именно руководство Генпрокуратуры всячески тормозило «мебельное дело», было понятно и раньше, хотя во времена Владимира Устинова вслух об этом предпочитали, естественно, не говорить. МВД и таможня пытались обвинить Сергея Зуева и стоящие за ним влиятельные фигуры в контрабанде на десятки миллионов долларов. А Генпрокуратура и ФСБ, напротив, упорно пытались закрыть дело о контрабанде, попутно возбуждая уголовные дела против занимавшихся им таможенников и следователей МВД. Стоит отметить, что г-н Лоскутов вчера прямо заявил, что в рамках «реанимированного» дела о контрабанде обязательно будет проведена проверка всех фактов воспрепятствования следствию. Кто именно в Генпрокуратуре может пострадать за «мебельное дело», пока сказать никто не решается. Но поле для предположений здесь огромное, и при желании в число виновных может попасть и сам г-н Устинов и его заместители. Ведь "война", разгоревшаяся из-за «мебельного дела», затронула руководителей многих ведомств, некоторые из них были вынуждены ходить на допросы или уйти в отставку. И санкцию на многие решения, принимавшиеся в рамках этого расследования, по определению могли давать лишь первые лица Генпрокуратуры. История «мебельного дела» началась еще летом 2000 года. Тогда сотрудниками Государственного таможенного комитета (ГТК, ныне - Федеральная таможенная служба) была арестована крупная партия контрабандой мебели, следовавшей в адрес нескольких подставных фирм. Вскоре после этого в ГТК обратился владелец торговых домов «Три кита» и «Гранд» Сергей Зуев, который сам предложил выплатить таможенные сборы и штраф в 2,5 млн долл., чтобы забрать арестованную мебель, хотя формально он к ней отношения не имел. Таможенники согласились, однако Зуев стал жаловаться в Генпрокуратуру, утверждая, что таможенники вымогали у него деньги. Тем временем Следственный комитет (СК) при МВД возбудил по факту контрабанды и неуплате таможенных платежей уголовное дело, которым в октябре того же 2000 года занялся следователь Павел Зайцев. Поставка мебели, как установило следствие, осуществлялась через подставные фирмы «Лига Марс», «Логистика и менеджмент», «Сэфтранс», «Альянс-95», «Альянс-96». Нескольких сотрудников «Трех китов» и «Гранда», связанных с этими фирмами -- в том числе задержанного позавчера Андрея Саенко - пытались вызвать на допрос, но от явки они уклонялись. В связи с этим, как рассказывал потом следователь Зайцев, ему было дано указание «об экстренном проведении обысков по адресам фигурантов уголовного дела по обстоятельствам, не терпящим отлагательств без санкции прокурора, но с обязательным последующим уведомлением прокурора о произведенном обыске в суточный срок». Эти обыски были проведены в середине ноября 2000 года, после чего работа г-на Зайцева в качестве следователя по «делу Трех китов» завершилась, и он сам превратился в обвиняемого. В конце ноября 2000 года уголовное дело было изъято Генпрокуратурой, а через месяц против г-на Зайцева было возбуждено уголовное дело о превышении полномочий. По мнению Генпрокуратуры, следователь действовал из «ложно понятых интересов службы» и «карьеристских побуждений». Досталось и таможенникам. Начальника таможенной инспекции ГТК Александра Волкова и 1-го замначальника управления таможенного расследования и дознания ГТК Марата Файззулина Генпрокуратура также обвинила в превышении полномочий, а именно в том, что они оказывали давление на предпринимателя Зуева, вымогали у него 2,5 млн долл. в счет штрафов за неверное таможенное оформление мебели. Вслед за г-ном Зуевым в прокуратуре утверждали, что таможенники не имели права требовать уплаты от мебельных домов, которые внешнеэкономической деятельностью не занимались, а должны были взимать штрафы от поставщиков товара, в частности с той же «Лиги Марс», зарегистрированной в Германии. В СК потом выяснили, что представлявшиеся директорами этой фирмы граждане ФРГ на самом деле были подставными лицами, а фактическим владельцем фирмы был тот же Зуев, но Генпрокуратура тогда на это не отреагировала. Более того, дело о контрабанде в 2001 году было закрыто за отсутствием состава преступления. После вмешательства в 2002 году депутатов Госдумы следствие возобновили «по вновь открывшимся обстоятельствам». МВД и ГТК вступили в открытую конфронтацию с Генпрокуратурой, и в конфликт пришлось вмешаться лично президенту Путину. Он поручил расследование независимому следователю Владимиру Лоскутову, который был специально откомандирован из прокуратуры Ленобласти. Тем не менее, дело следователя Зайцева было передано в Мосгорсуд, и сначала -- в сентябре 2002 года -- он был полностью оправдан, но Верховный Суд (ВС) по представлению Генпрокуратуры приговор отменил и отправил дело на новое рассмотрение, которое было поручено судье Ольге Кудешкиной. Процесс затягивался и сопровождался скандалами, начиная с самоотвода народных заседателей, обидившихся на «наглое поведение гособвинителя Дмитрия Шохина», и заканчивая увольнением самой судьи Кудешкиной. В ноябре 2003 года уже другой судья счел вину г-на Зайцева доказанной и приговорил его к 2 годам условно. В августе 2004 года ВС согласился с мнением Мосгорсуда, и обвинительный приговор вступил в силу. Правда, председательствующий по делу судья ВС Зямиль Галиуллин с решением своих коллег не согласился и высказал особое мнение, по которому доводы следователя об обоснованности обысков «по делу фактически не опровергнуты» и «при таких обстоятельствах в действиях Зайцева нет состава преступления». Таможенникам Волкову и Файзулину повезло больше. В октябре 2003 года они были полностью оправданы. В деле "Трех китов» наступило затишье, и так продолжалось до конца апреля нынешнего года, когда стало известно, что Европейский суд по правам человека принял решение о рассмотрении жалоб Зайцева и Кудешкиной в приоритетном порядке. 2 июня состоялась отставка генпрокурора Устинова, а вчера Генпрокуратура объявила об аресте подозреваемых по "мебельному делу", включая и тех, кого пытался привлечь следователь Зайцев. Всего их пятеро: сам Сергей Зуев (правда, «Гранд» он уже продал, а «Тремя китами» владеет лишь частично) и четверо других руководителей мебельных центров - тот же Андрей Саенко, Андрей Латушкин и супруги Павел и Ирина Подсотские. Последние четверо также занимали посты в фирмах «СЭФ транс», «Альняс-95» и «Альянс-96) и московском представительстве латвийской компании «ФМ группа». Первые трое были арестованы судом 13 июня, а остальные вчера. Как сообщил вчера «Времени новостей» г-н Лоскутов, пока все они находятся в статусе подозреваемых, и в течение 10 дней им будет предъявлено обвинение по трем статьям УК - контрабанде, неуплате таможенных платежей и легализации имущества, добытого преступным путем. Все эти преступления, по версии следствия, были совершены организованной группой лиц и в особо крупном размере. Г-н Лоскутов рассказал, что было множество причин, по которым следствие растянулось на столь длительный срок. «Многие документы были утрачены, -- сказал он «Времени новостей». -- Нужно было выполнить множество международных поручений, поскольку мебель поставлялась из многих стран Западной Европы, в частности, из Франции, Италии, Испании и Германии. Кроме того, было проведено более 250 экспертиз. Сложность заключалась также в больших связях подозреваемых в правоохранительных органах. Неоднократно предпринимались попытки подкупа следователя. Тем не менее, на одном из обысков у подозреваемых был изъят план расследования дела. Все эти факты будут обязательно проверены в ходе следствия». Впрочем, о том, что у подозреваемых «большие связи», давно говорил и следователь СК Павел Зайцев. «Свидетели на процессе по моему делу - руководство и оперативные сотрудники СК - заявляли, что Генпрокуратуре была предложена взятка в 2 млн долл. Но эти показания в приговоре учтены не были, -- рассказал он вчера «Времени новостей». -- Об этом же писали Устинову и бывший тогда министром внутренних дел Владимир Рушайло и сменивший его Борис Грызлов. Но 1-й замгенпрокурора Юрий Бирюков отвечал, что все действия их сотрудников законны и обоснованны». В ответ на вопрос «Времени новостей» о том, почему это дело сейчас вдруг сдвинулось с места, Павел Зайцев рассмеялся: «Или тормоз убрали, или кто-то на газ нажал, третьего не дано. Хотя, если тормоз не снять, то и газ жать бесполезно». "
631e1fcac8dc17991f13cb1db2038ef8.gif

Ссылки

Источник публикации