Редкий Абрамович долетит до середины Ла-Манша. Абрамович

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


"Официально компанию «Красноярские авиалинии» называют «КрасЭйр», неофициально - «летающий Челси». У штурвала ее стоят сразу два Абамовича, Борис и Александр, но с лондонским Абрамовичем их роднит разве что дальнее соседство в списке миллиардеров да кое-какие связи в верхах. Впрочем, по первому пункту братья уступают приятелю Даши Жуковой почти на порядок, а второго преимущества перед конкурентами они скоро и вовсе могут лишиться. Государство, которому принадлежит 51 процент акций КрасЭйр, намерено более рачительно следить за своими активами.

- В нашей семье всегда придавали большое значение родственным отношениям, - исповедался как-то Борис Абрамович. - Для нас все общее - семья, работа, отдых...
И действительно, КрасЭйр – бизнес семейный (или, по-итальянски, мафиозный). Ведь Абрамовичи – не просто родные братья, они еще и близнецы. Борис – гендиректор компании, изобретает ее стратегию, Александр – его первый зам, занимается оргработой.

- Все-таки родного человека понять проще: иногда достаточно просто перемигнуться друг с другом, - считают они. Правда, в семье не обошлось без третьего брата, однако старший из клана Абрамовичей – Михаил - давно перебрался в Германию.

Появились близнецы на свет 29 января 1960 года в сибирском Красноярске, тут же и прошло все их детство. Когда родители (мать - врач, отец – большая шишка в «Металлоснабсбыте») уходили на работу, за малышами присматривал именно Михаил, проверял уроки, ходил в школу на собрания, наказывал за двойки. Видимо, поэтому, то ли братья, то ли судьба наказали и самого Михаила: в таких вершинах бизнеса, как близнецы, он сейчас не летает. Да и сами братцы-компаньоны залетели в него, пожалуй, случайно, окончив авиационный институт.

- На самом деле мы поступали туда не как в авиационный, а хотелось просто в другой город уехать, после школы жизнь посмотреть, - опрометчиво признался как-то Борис Михайлович. - И тут на наше счастье - выездная комиссия Рижского инженерного авиационного института. Мы с Александром пошли поступать, тогда нам было все равно куда. Поступили, уехали в Ригу. Вот мы авиаторами и стали.
Это теперь Борис Абрамович - завкафедрой «Экономика и организация авиатранспортного производства» Сибирской аэрокосмической академии и член-корреспондент Международной Академии информатизации, а Александр Абрамович - член-корреспондент МАИ и «Отличник Аэрофлота». В 1983 году, вернувшись по распределению в родной Красноярск, оба ныне «Почетные работники транспорта России» попали в не столь уж процветающий АТБ Красноярского объединенного авиаотряда. Сначала близнецы вкалывали там инженерами, потом пошли в рост, а затем и в разлет.

Если Александр Абрамович еще долго держался за АТБ, в котором вскоре стал старшим инженером цеха, а чуть позже - начальником всего производства (1987-1995), то Борис Абрамович подался на сторону, хотя с авиацией и не порвал. С 1988 по 1989 год он - главный инженер авиационного завода № 67, с 1989 по 1993 год - начальник авиа-технической базы аэропорта "Черемшанка" в Красноярске, с 1990 по 1995 год – замначальника управления гражданской авиации по эксплуатации авиационной техники.

В 1995 году братья основали региональную компанию по авиаперевозкам «Сибавиатранс». Начинали как водится загадочно – «с нуля»: владельцы Красноярского метзавода «от щедрот» дали им один Як-40 и один Ан-32, а местный банк дал подъемные. Тайну возникновения «первого миллиона» Абрамовичи до сих пор хранят за семью печатями. «Уже через пять лет мы вошли в первую двадцатку по России», - гордятся своим детищем Абрамовича, давно выкупившие у спонсоров акции «Сибавиатранса». Его Александр возглавляет до сих пор.

С тех пор Абрамовичи всех уверяют, что привыкли работать по 10 часов в день. Правда, при этом они находят время: Борис – на футбол-хоккей и горные -водные лыжи, а Александр – на более пафосный теннис. Оба женаты, у обоих есть дочки. Личных самолетов, увы, нет (вполне хватает служебных), зато сбылась другая детская мечта.

- Всю жизнь мечтал научиться кататься на мотоцикле, - вспоминает Борис Абрамович. - Но родители нам с братом не покупали ни мопедов, ни чего-либо подобного, они боялись, что мы куда-нибудь залетим, врежемся. И вот моя детская мечта воплотилась в жизнь. Я купил сразу большой мотоцикл - Honda, весом 450 кг. Раз-два в год мне удается выбираться на мотоцикле на три дня - 300-500 км в день по хорошему автобану плюс где-нибудь еще остановиться. Те ребята, которые со мной проводят отдых, тоже все катаются - они были обречены научиться.

«Под крышей ОПГ Быкова»

Оказалась обречена на Абрамовичей и компания «Красноярские авиалинии», в кресло гендиректора которой Борис Михайлович приземлился в 1998 году:
- Возглавить «КрасЭйр» мне предложил Александр Николаевич Лебедь, очевидно после того, как было принято решение о необходимости смены руководства компании.

Злые языки утверждают, что такое решение Лебедю нашептал небезысвестный Анатолий Быков, с которым у Абрамовичей сложились неплохие контакты и который положил на авиацию глаз. В оперативной справке по «Красноярскому ОПС» так прямо и сказано, что к середине 90-х авиакомпания попала «под «крышу» ОПГ Быкова».

После того, как Быков разошелся с Лебедем во взглядах на место под солнцем, кошка перебежала и между губернатором и Абрамовичами. После гибели генерала прокуратурой края был проведен ряд проверок аэродромных, навигационных и диспетчерских служб, по результатам которых прокурор Красноярского края Виктор Гринь выписал представление об устранении нарушений правил эксплуатации и аэронавигации руководству авиакомпании «КрасЭйр». Но с гибелью Лебедя его размолвку с Абрамовичами официально никто не связал.

Сегодня «КрасЭйр» входит в пятерку крупнейших авиаперевозчиков страны. Такого экономическое чуда близнецы добились если и в перчатках, то уж точно не в белых, а скорее в боксерских. На их счастье (и в ущерб конкурентам) аэропорт Красноярска в свое время не был выведен из состава «Красноярских авиалиний» и оказался полностью зависим от Абрамовичей. Когда в 2002 году в маршрут Москва-Красноярск попытались вписаться «Домодедовские авиалинии» (ДАЛ), их первый же приземлившийся борт несколько часов кружили по рулежной дорожке, не давая пассажирам даже выйти. За такую самодеятельность других бы ударили по рукам, но покровительство некоторых чиновников из «Росавиации» лишь расправляло Абрамовичам крылья. В мае 2005 года авиакомпания «Сибирь» тоже анонсировала маршрут Красноярск-Москва, но тут же получила правительственную депешу с пренеприятнейшим известием, что из-за нового рейса превышается пропускная способность красноярского аэропорта. В итоге Красноярск так и остался под мнополией «КрасЭйр».

Залетные тарифы от Абрамовичей

Итог монопольного превосходства Абрамовичей в красноярском поднебесье – тарифы вдвое большие, чем у конкурентов, летающих в соседние регионы. Про сервис и безопасность не стоит и говорить. Быквально в прошлом году «КрасЭйр» угодила в "черный" список авиакомпаний, по вине которых пассажиры чартерных рейсов провели часть новогодних каникул в терминалах российских и международных аэропортов. Внушает сомнение и авиапарк компании: когда год назад ее Ту-214, прилетевший из Москвы в Благовещенск, выкатился за пределы посадочной полосы, оказалось, что это тот же борт, что за несколько месяцев до этого разгерметизировался на высоте 10 километров. Тогда чудом никто не погиб, но тот летающий гроб вояжирует до сих пор. По поводу аварийных посадок в «КрасЭйр» вообще говорят, что это «нормальные штатные ситуации». Видимо нормой для Абрамовичей, является и отношение их персонала к пассажирам. Один из бедолаг, летавший самолетом КрасЭйр в Хургаду, рассказывал, как «стюардесса бросила в его соседа подносом с объедками обеда, только за то, что тот попросил его забрать, так как собирался спать».

Казалось бы, государство, основной акционер «Красноярских авиалиний» должно быть от такой экономической политики менеджмента в плюсе. При таких завышенных тарифах и такой экономии на пассажирах, прибыль компании должна по идее быть баснословной, но предприятие если порой и находится в плюсе, то совсем не в большом. А маржа где, спросил бы Владимир Путин?

В «Красноярских авиалиниях», наверняка, знают ответ на этот вопрос. Пока один акционер (государство) существенной доходности от КрасЭйр не видит, другой (тандем Абрамовичей) залетает в списки Форбс и тратит десятки, а то и сотни миллионов у.е. на скупку пакетов акций других российских и зарубежных авиафирм, начиная от «Домодедовских авиалиний» и заканчивая венгерской «Malev». В конце 2004 года «братские» компании даже создали небесный альянс, который стал работать под брендом «ЭйрЮнион».

Только когда власти окончательно осознали, чем может закончится стремление Абрамовичей к монополизму, компетентные органы стали задавать близнецам те вопросы, которые стоило задать лет десять назад. Но это тот случай. когда лучше поздно, чем очень поздно.

Хитрые банкроты

Антимонопольщики разозлились на «КрасЭйр» лишь после того, как сами столкнулись с ценовым произволом компании. Заместитель руководителя ФАС Андрей Цыганов слетал в Красноярск на семинар для местных специалистов и, вернувшись в Москву, заявил: «Не может стоить билет от Москвы до Красноярска в авиакомпании со средним сервисом так же, как билет до США, с более высоким сервисом. Если несколько попыток других авиакомпаний зайти на этот рынок провалились, необходимо понять, почему так происходит. Я думаю, мы будем эту ситуацию исследовать». Мало того, специалисты ФАС пригрозили разобраться с краевыми чиновниками, которые пользовались в «КрасЭйре» непонятными льготами. А заодно решили выяснить, на каком, собственно, основании компания вдруг приступила к разбазариванию госимущества, продав топливозаправочный комплекс аэропорта и передав в ренту грузовой терминал.

Изучением экономических манипуляций Абрамовичей озаботилась и Генпрокуратура. Размещение, вопреки воле Росимущества, облигаций на 1,5 миллиарда рублей обернулось для «должностных лиц» компании обвинениями в противоправных действиях и уголовным делом по факту мошенничества с имуществом фирмы.

Сгустились над братьями тучи и в арбитражных судах. Росрезерв, например, одержал победу в давнем споре о взыскании с «КрасЭйр» в пользу федерального ведомства нескольких десятков миллионов рублей. Вокруг ОАО «Домодедовские авиалинии» (доля которых также принадлежит Абрамовичам) и вовсе запущена процедура банкротства. По признанию корпорации «Ростехнологии», которая сейчас проводит аудит хозяйства Абрамовичей, общий объем долгов «ЭйрЮнион» достиг 1 млрд. долларов.

Известно, что только в прошлом году только в арбитражный суд Москвы только к «КрасЭйр» было подано около полусотни исков в целом более чем на миллиард рублей и миллионы долларов. А уже в этом году крупнейший кредитор альянса (поставщик авиатоплива ТОАП) решил взыскать с неплательщиков дополнительные 1,5 миллиарда рублей.

В общем, в последнее время для бизнеса Абрамовичей погода выдается все больше нелетная. А недавнее решение Владимира Путина передать все госпакеты акций компаний, входящих в «ЭйрЮнион» «Ростехнологиям» и вовсе можно оценить, как жесткую посадку братьев. Посадку, правда, пока виртуальную. Юридическое оформление нового холдинга должно было произойти еще осенью прошлого года, но не всем чиновникам пришлось по душе то, что с помощью нехитрой комбинации близнецов государство теряет в объединенном ОАО контрольный пакет.

Так что процесс регистрации новой компании еще идет, и завершения его пока не видно - не факт, что небо на братьями вновь станет безоблачным. Глава «Ростеха» Сергей Чемезов, бывший сотрудник органов безопасности, уж точно разберется, в какую трубу вылетает их, точнее государства, самолетная маржа. Так что фамилия Абрамович отнюдь не для всех является синонимом невиданного успеха."