Рейдерские захваты «a la коровайко» на Кубани

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

046e0617fe64.jpg

Ежегодно в России происходит не менее 80 тысяч рейдерских захватов! И каждый раз используется административный и силовой ресурс. Удивительно, что бизнес в нашей стране все еще есть…


Отчего так горек «Кубанский сахар»


Original Кубанский сахар.jpg


«В конце мая 2012 года мне была назначена встреча в Краснодарском аэропорту с председателем совета директоров концерна «Покровский» Коровайко А.В. Это были не переговоры, это был диктат – «подарить» ему весь мой сахарный бизнес. Дошло до прямых угроз, без обиняков говорилось о крепких связях с криминальными группировками Дагестана, Осетии, Чечни. Признаюсь, после встречи я крепко задумался и сам себе задавал вопросы: «Тебе и твоей родне жизнь не дорога? Эти сотни миллионов рублей трупам уже не будут нужны...»


«Подари мне весь твой сахарный бизнес»


С этого откровения Олег Санзяпов, владелец группы компаний «Кубанский сахар», и начал наш разговор по скайпу. Я – из Краснодара, Олег Иванович – откуда-то издалека, куда его загнало уголовное преследование. За тысячи километров от родины, вернуться в которую – его самая желанная мечта. Но не в тюрьму, которую ему уготовили рейдеры концерна «Покровский», как считает предприниматель. А, отстояв свою невиновность, добившись честного, неподкупного рассмотрения дел «Кубанского сахара», продолжить деятельность на Кубани, используя свой более чем 20-летний опыт управления в пищевой и перерабатывающей промышленности и интеллектуальный потенциал компании.


– Вы можете подтвердить публично сказанное мне?


– Конечно, ведь заявления об угрозе моей жизни и жизни близких я официально отправлял и в Следственный комитет, и в ФСБ.


– И? – И НИ-ЧЕ-ГО! На это у меня есть своё объяснение, подтверждаемое всеми целенаправленными действиями правоохранительных органов, действующих по прямому наущению «покровских». В рядах этого концерна активно и, признаю, плодовито работает бывший полковник ФСБ Сергей Ечкалов. А бывших в компетентных органах, как известно, не бывает. Не потому ли практически во всех ОРМ (оперативно-розыскных мероприятиях) почему-то участвует и даже даёт указания-подсказки Сергей Николаевич? Это явное (и очень серьёзное, если не преступное!) нарушение. Я ведь сам бывший работник следственных органов МВД и прекрасно знаю, как обязаны в соответствии с УПК действовать силовики.


– Что-то Андрей Коровайко не похож на опутанного связями с криминальными кругами. Его послужной список впечатляет. Совет директоров концерна «покровский» возглавил после государевой службы на должности заместителя полномочного представителя президента по Южному федеральному округу. По рангу это соответствует уровню генерала, генерал-лейтенанта…



– И этот административный ресурс он использовал. Во время той памятной встречи и во время других каждый раз подчёркивал, что его работа замом полномочного представителя президента по Южному федеральному округу замыкалась на кремлёвские и правительственные структуры. Ты, мол, соображаешь, с кем тягаешься?



«Тягаться» «Кубанский сахар» с «покровскими» начал лет пять назад. История широко известная, имеющая массу публикаций и вышедшая на федеральный медийный уровень. Но никто не отрицает, что появление компании Санзяпова связано напрямую с просьбой администрации Краснодарского края и тогдашнего губернатора найти эффективного инвестора для спасения сахарной отрасли Кубани. Да, именно для спасения! После многомиллиардных афер пресловутого «Евросервиса», за которым стояли питерские мошенники, после посадок, в том числе и руководителя регионального филиала «Россельхозбанка» (бывшего вице-губернатора края, курировавшего сельское хозяйство), сахарные заводы один за другим превращались в банкротов, и трудовые коллективы, оставшиеся без работы и зарплаты, взбунтовались: выходили на трассы, пикеты, устраивали марши протестов. «Покровские» сунулись было, но отступили перед трудностями, официально отказавшись от участия в санации заводов.



– Я до сих пор жалею, что поддался уговорам губернатора, – продолжил Олег Санзяпов. – Ведь в какие передряги попаду, какому давлению и преследованию подвергнусь, с какой беспардонной фальсификацией будут сфабрикованы уголовные дела – в страшном сне не могло привидеться. Тем более администрация края принародно, представляя коллективам сахзаводов, обещала всяческую поддержку. Поддержали…


6bec8879342b3.jpg


Сразу в кусты, как только начались мощные рейдерские наезды. Иными словами, заход группы компаний «Кубанский сахар» по просьбе краевой и районных властей с согласия и одобрения коллективов предприятий никак нельзя назвать рейдерством – «недружественным захватом». А вот дальнейший отжим сахарного бизнеса у Санзяпова вполне подходит к определению рейдерства. Захват был не только «недружественным», но агрессивным, жёстким, силовым. С обязательными уголовными делами против сопротивляющихся.



– Перед Новым годом (27.12.2012, когда снимали директора «Каневсксахар» Павла Игнатенко и «покровские» ставили директором Мадироса Осканова. – АЖР.), – вспоминает Николай Дугин, проработавший на «Каневсксахар» 21 год, в то время начальник службы контроля, – пригнали и ОМОН, и своих «крепких ребят», «газельки» подогнали, свою охрану выставили. Мы назвали это покровским переломом. Я потом недолго смог работать – противно! А при Санзяпове, при Павле Игнатенко завод воспрял духом, работа закипела. Ведь это действительно профессионалы. Игнатенко вообще сахарник до мозга костей! Всю жизнь в этой отрасли. У нас стали такие объёмы, которых отродясь не было. Работа, заработки, 13-я зарплата…



На федеральном радио «Вести FM» в конце апреля этого года в «Полном контакте» Владимира Соловьёва этой теме была посвящена специальная передача «Как отжимают сахарный бизнес на Кубани». Нельзя не согласиться с прозвучавшими там резкими обличительными словами Шота Горгадзе, московского адвоката, председателя Общественной палаты Подмосковья, часто появляющегося в телевизоре (чаще всего в «Пусть говорят» Малахова): «Речь сегодня пойдёт о градообразующем предприятии «Каневсксахар». Предприятие, на котором трудится более 500 человек, которое является одним из крупных налогоплательщиков Краснодарского края. Сейчас я бы хотел рассказать о той «красивой», совершенно «потрясающей» своей наглостью схеме рейдерского захвата, который происходил за последние несколько лет». И даже сравнившего этот захват с цапковским бандитизмом: «Я без всякого преувеличения могу сказать, что история очень похожа на Кущёвку, только не с таким трагическим концом, который был в истории с Цапками».



Небольшое уточнение: на предприятии при П. Игнатенко в 2012 году работали 574 человека, а после его снятия уже через год – 268, фонд зарплаты в 2012‑м – 131,5 миллиона рублей, 2014 год – 63,6 миллиона. Не устраивали же для столичного гостя пресловутую «карусель», сродни выборной, дважды заводя через проходную работников, вот и насчитал адвокат более 500!



Ещё цифры, опрокидывающие нелепые, но шумно выпущенные на многомиллионную публику обвинения, будто «Кубанский сахар» из своих офшоров гнал сахар-сырец, не беря на переработку выращенную фермерами Кубани сахарную свёклу. В том же «Каневсксахаре» такая динамика: 2011 год – переработано сахарной свёклы 606 тысяч тонн, 2012 год (дождливый, много порченой свёклы) – 548 тысяч тонн, а в 2013-м, с приходом «покровских» – падение – 431 тысяча, 2014-й – 436 тысяч, 2015 год – 468 тысяч тонн.



Так с чего же началось рейдерство, о котором с болью в сердце говорит известный адвокат?



Предприятия с приходом «Кубанского сахара» стали восстанавливаться. Это признают даже недруги Олега Санзяпова. Это бесстрастно констатируют цифры. Да, пришлось выкупать долги, да, как всегда водится в предпринимательском мире, как это действо узаконено в Гражданском кодексе, безнадёжные долги «продаются» на меньшую сумму при «переуступке прав». И за неполных два года, начиная с 2011 г., «Гулькевичский», «Каневской», «Лабинский», «Динской» переработали три миллиона тонн свекловичного сырья – 14% всего краевого объёма, плюс 150 тысяч тонн сахара-сырца. В полную силу стали работать коллективы этих заводов, в каждом из которых была обеспечена занятость 500–700 человек. Вот характерный пример, как реанимировали один из сахарных заводов. В конце июля 2011 года администрация Динского района обращается к Санзяпову с просьбой взять «Динской» под свою опеку. Времени на запуск фактически нет, минимум нужно полгода, а тут всего месяц-полтора до поступления свёклы. Разве что не ночевали на заводе, решали вопросы приобретения оборудования, финансирования и кредитования, письменных обязательств – риск огромный, финансовая ответственность! – расплатиться после будущей продажи сахара. Срослось, получилось! Но, для того чтобы срослось, получилось, в заводы было вложено полмиллиарда рублей! Собственных и заёмных.



Вот тут, когда всё налажено, и появляются «покровские», отсюда начинается, как взволнованно выразился Ш. Горгадзе, «совершенно «потрясающий» своей наглостью рейдерский захват».



…Первым делом, когда в мае 2012 года Олег Санзяпов ответил отказом на ультиматум Андрея Коровайко, начали бессистемно заводиться уголовные дела. Инициировались дела в родном для «покровских» Ростове! И все они затем прекращались: из-за «отсутствия события», из-за «отсутствия в деянии преступления»… Но! На время ведения следственных действий арестовывались счета, останавливались движения материальных и финансовых средств, банки прекращали кредитование. Все эти аресты затем были сняты. Все без исключения! Но толку-то! Непокорный «Кубанский сахар» медленно, но верно подводили к краху. А угрозы о физической расправе самому Санзяпову, его дочери Светлане Фоменко. Её мужу Роману и брату мужа Максиму Фоменко, заместителю гендиректора О. Благовещенской, П. Игнатенко, его супруге… Сколько об этом уже писано-переписано.



Вот выдержка из одной публикации 2014 года: «С рассветом в дом Фоменко, что на улице Скобелева, и в офис решительно вторгаются более тридцати сотрудников силовых структур. Чёрная форма, маски, короткоствольные автоматы наизготовку в крепких руках плечистых парней из «Антитеррора». Почему без бэтээра, раз уж разыгрываются маски-шоу сродни антитеррористической операции?! В доме беременная третьим Светлана и двое малолетних детей, её муж Роман Фоменко. В офисе несколько сотрудников. Все жмутся от страха, косясь на автоматы, и безропотно выполняют любые команды. Руководящие многочасовым обыском сотрудники-силовики по-хозяйски потчуются пирожными с чаем и кофием, не забывая изымать аппаратуру, флешки, бумаги, досматривать автомобили и т.д. Заметив Максима Фоменко, несущего компьютер из офиса в дом, догнали и… На следующий день М. Фоменко, предварительно обратившись за медицинской помощью, пишет заявление в военный следственный комитет: «Прошу дать юридическую оценку сотрудникам, совершившим в отношении меня противоправные действия, причинив телесные повреждения. Акт судебно-медицинского исследования прилагаю».



…Следователь В. Завьялов заводит уголовное дело против Павла Игнатенко, на что Ленинский райсуд реагирует: незаконно! «У следователя отсутствовали доказательства наличия существенного вреда от действий Игнатенко П.Н., что свидетельствует об отсутствии законного основания для возбуждения уголовного дела». Но всё же, использовав другие формулировки и через другой суд, Завьялов сажает бывшего директора «Каневсксахар» в СИЗО №1 Краснодара. Полгода прессовали в застенках Павла Игнатенко, не сломили, не подписал он носимые ему сфабрикованные бумаги. Спрашивал, готовя публикацию, молодого следователя Завьялова: зачем же в тюрьму, неужели общественно опасен бессребреник Игнатенко? (У Павла Игнатенко из собственности подержанная иномарка, купленная в кредит с помощью тёщи, плюс требующий капитального ремонта старенький дом, доставшийся по наследству). Начальство давило, ответил следователь, признав, что Павел Николаевич мягкий интеллигентный человек, вряд ли обидит и муху. На вопрос, а правда ли, что он, В. Завьялов, за провёрнутое «дело» получил 3 миллиона рублей, его начальник 10 миллионов, ответил ожидаемо: «Это всё наветы!» Однако из Следственного комитета вскоре уволился. Стал преподавателем в университете. Студентов учит, как стоять на страже закона.



Знакомясь с подобного рода делами, с рейдерством, получившим массовое распространение в стране (ежегодно более 80 тыс. рейдерских захватов!), понимаешь, почему так привлекательна – и доходна! – профессия юриста в нынешнее рыночное время. Ты не сеешь и не жнёшь, не поливаешь землю-кормилицу потом, не применяешь агрономические или зоотехнические знания, не молишь у Бога благоприятную погоду, у банков – посильный кредит, а забрасываешь юридический крючок в суд или в прокуратуру, в силовые ведомства (с наживкой, обязательно с наживкой!). И выуживаешь уже готовую сельхозпродукцию или целую (как в нашем деле – сахарную) отрасль. Залезший к фермерам тяжёлый кованый сапог силовиков давит хрупкие ростки земледельцев, у которых нет кандидатов и докторов юридических наук, у них агрономы и животноводы, овощеводы и землепашцы, комбайнёры и трактористы…



Кстати, у кандидата юридических наук Андрея Коровайко тема диссертации знаковая: «Реорганизация хозяйственных обществ».Удачно реорганизует многие и многие общества и даже ИП соседнего Краснодарского края. И вообще – очень удачный и талантливый предприниматель. Заметили тенденцию: был федеральным куратором всего малого и среднего бизнеса Южного федерального округа – стал крутым бизнесменом в этом же округе! Так и у больших всемогущих начальников – сплошь талантливые дети: успешны в бизнесе, приносящем миллиарды, высоки в должностях даже при младости своих лет и без всякого опыта. Более трёхсот фермеров Кубани уже свыше полугода протестуют, митингуют всерьёз и по-настоящему, организуют сборы и выступления против рейдерской атаки «покровских», уже и тракторы завели, чтоб на них добраться до Кремля, до президента, ожидая от Путина спасения от Коровайко и компании! Но деньги делают своё дело, и «покровские» подключают федеральные информационные ресурсы.



С месяц назад «Каневсксахар», имеющий в уголовных делах статус потерпевшего, подал в краевой суд апелляционную жалобу на решение Каневского районного суда, признавшего необходимым объединить дело П. Игнатенко с делом Санзяпова и Благовещенской. Потерпевшие возражали, и юридически обосновать суду возражения прибыл из столицы Шота Горгадзе. Посмотреть и послушать дебаты между провинциальным защитником и известным на всю страну московским адвокатом собрались представители и местной прессы, и из федеральных СМИ. Скажем сразу, глаза горели и душа вскипала у медийных представителей после краткого, но эмоционально сильного выступления знаменитого гостя. Сила – в той высокой пафосной ноте, с которой были произнесены обличительные слова. Адвокат сообщил, что побывал на заводе, а также видел на фото в Интернете пикет из семи сотрудников, державших плакаты «Игнатенко – к ответу!». Он с болью в голосе сказал, что ему искренне жаль, он всем сердцем переживает за простых тружеников «Каневсксахара», обобранных Павлом Игнатенко. (К сведению: при П. Игнатенко фонд зарплаты на заводе был в два (!) раза выше, чем в последующие годы, Это так, к слову об «обобранных»). И всё. Достаточно. Наблюдающей публике не нужна юридическая тягомотина. Сел, спокойно наблюдая за ответным выступлением защитника интересов П. Игнатенко краснодарского адвоката Евгения Дубина. Медийщики враз потухли, пропуская мимо ушей продолжительную речь кубанца: в ней не было ни пафоса, не крика души, ни метафор и аллегорий – сплошь статьи УПК и УК, ссылки на замечания прокуратуры, на решения и постановления Верховного суда РФ. Вся эта доказательная правовая риторика звучала сухо и малопонятно, и потому никак не воспринималась смишниками. Они были на стороне кратких, как любой талант, но артистически выспренних, пафосных двух-трёх фраз прилетевшего срочным рейсом защитника потерпевших. Потом в кулуарах обсуждалось, дорого ли берут столичные стряпчие. Большинство проговаривало – миллионы рублей. На самом же деле, думается, в данном случае защита осуществлялась вообще бесплатно – ниже достоинства за пару лёгких фраз брать деньги!



«Мои услуги стоят не дороже денег, а иногда и не стоят ничего. Потому что, если дело мне интересно, а Вы стеснены в средствах, я готов заняться Вашим делом бесплатно. Ну просто потому, что мне так хочется. Обязательное условие для бесплатной юридической помощи: моя личная симпатия и мой профессиональный интерес к Вашему делу», – цитируем сайт Ш. Горгадзе. Вероятнее всего, сахарное дело как раз подходит под это условие.



Удивило другое. Чувствительность краевого судьи Михаила Амбарова к высокому слову. Он тоже, вероятно, растрогался и вместе с публикой проникся сопереживанием обездоленным «простым труженикам» сахарного завода. Отбросив приведённые кубанским адвокатом заковыристые формулировки статей всех этих УК и УПК, посовещавшись сам с собой в закрытой комнате, вынес вердикт: апелляционную жалобу удовлетворить! Вот так! Столица! Медиа! Первый телеканал и самое сильное радио страны – какой провинциальный судья устоит против аргументов с такой стороны?! Что ж, всё верно, «сначала Mercedes работал на имя, теперь имя работает на Mercedes».



А Евгений Дубин после суда отмахивался от микрофона, настойчиво и провокационно тыкаемого ему прямо под нос репортёрами одного столичного телеканала. Неведомо ему: не важно, что он скажет, к видеокартинке затем выдернут нужные из его слов, но главным будет текст закадровый! Светлана Фоменко это почувствовала на себе: закадровый комментатор объявил её… пытающейся скрыться за границей.



– Зачем вам всё же Павел Игнатенко? Зачем так рьяно стремитесь укатать в тюрьму, прекрасно зная, что ни рубля, ни даже копейки не прилипло к его рукам! – разговариваю с Сергеем Ечкаловым, которого после телефонного общения делегировал на встречу со мной Андрей Коровайко.



– Вор должен сидеть в тюрьме! – красиво ответствовал опытный полковник (в отставке) ФСБ. И добавил: «Люди «Каневсксахара» вышли на пикеты, требуя справедливого возмездия, требуя, чтобы Игнатенко был осуждён. А уж теперь, после вердикта Амбарова, – победно взглянул Сергей Николаевич, – гарантирую: приговор Каневской суд вынесет быстро-быстро. Слов на ветер не бросаю, сами вскоре убедитесь».



Давят же Игнатенко – беспощадно, жёстко, ничем не брезгуя, – проработавшего директором «Каневсксахар» без году неделя, полагаем, совсем по другой причине, очень нужно склонить Павла Николаевича оговорить Санзяпова и использовать приговор в своих же целях.



Видели мы эти постановочные фото «пикетов», на которых сам Ечкалов и пара подчинённых держат перед фотографом типографски выполненные плакаты. Говорят, за 2–3 тысячи рублей подержать полчасика эти плакаты согласились человек пять. Если названные цифры недостоверны, готовы узнать у «Покровских» истинные.



В этой многолетней истории всё в общем-то понятно. Отжим бизнеса проходит в штатном классическом режиме. У «Кубанского сахара» всё отняли. На всех, кто возражал, заведены уголовные дела. Уже и дочь Санзяпова Светлана под уголовкой, уже и на её мужа Романа заведено дело. Единственное, что раздражает рейдеров, – продолжающееся сопротивление практически сломленной стороны.



Давайте вспомним слова президента, высказанные им в ежегодном Послании. Они в этой статье будут очень кстати, не в бровь, а в глаз: «За 2014 год следственными органами возбуждено почти 200 тысяч уголовных дел по так называемым экономическим составам. До суда дошли 46 тысяч из 200 тысяч, ещё 15 тысяч дел развалилось в суде. Получается, что приговором закончились лишь 15% дел. При этом 83% предпринимателей, на которых были заведены уголовные дела, полностью или частично потеряли бизнес. То есть их попрессовали, обобрали и отпустили. И это, конечно, не то, что нам нужно с точки зрения делового климата. Это прямое разрушение делового климата. Я прошу следственные органы и прокуратуру обратить на это особое внимание». И добавил: «Прокуратура должна шире использовать имеющиеся у неё инструменты контроля за качеством следствия».



В завершение приведу выдержки из официального требования заместителя прокурора Краснодарского края старшего советника юстиции В. Рябоконева,направленного руководителю Следственного управления Следственного комитета по краю В. Бугаенко. Извините за многословие, все 10 страниц документа цитировать, конечно, не стану, но вообще выбросить справедливые слова прокурора никак нельзя.



«Таким образом, каких-либо достоверных, относимых и допустимых доказательств, на которых основывалось бы обвинение Санзяпова О.И., в распоряжении следствия ни по одному уголовному делу не имеется. Обвиняемый не обязан доказывать свою невиновность... обвинительный приговор не может быть основан на предположениях. В то же время избранная в отношении обвиняемых Санзяпова О.И. и Благовещенской О.В. по каждому уголовному делу мера пресечения в виде заключения под стражу в связи с объявлением их в международный розыск, при наличии неопровергнутых сомнений в доказанности обвинения, не обеспечит объективное расследование уголовных дел, нарушает права разыскиваемого на защиту». Далее: «Незаконность объявления в розыск Санзяпова О.И. подтверждалась решением Ейского районного суда от 17.05. 2015 года, которым признано незаконным постановление следователя СО ОМВД РФ по Ейскому району… Указанные нарушения УПК являются существенными и требуют устранения, так как на протяжении более полутора лет Санзяпов О.И. имеет статус обвиняемого, а следственным органом за указанный период не получено объективных данных, свидетельствующих о наличии в его действиях признаков уголовно наказуемого деяния. Данные обстоятельства свидетельствуют о нарушении следственным органом принципа презумпции невиновности». Интересно, в деле, которое рассматривал краевой судья М. Амбаров, есть этот документ? Или ему лучше подавать прошения в виде лирических стихов о любви и страданиях?



– Знаете, что больше всего меня волнует: не напрасно ли я сопротивляюсь, не выгоднее ли для близких, которых преследуют, чтобы я подписал любое фальшивое признание. Отстанут? Не только умом, но и душой понимаю, что с железной карательной машиной бесполезно бороться. Что раз сила – тёмная сила, ну и что! – на стороне конкурентов и противников, то не лучше ли было бы сразу сдаться? – Олег Санзяпов смотрел на меня и ждал ответа.



Что тут скажешь? Может, и лучше. Что-нибудь оставили бы ему, если бы откатил запрашиваемые 600 миллионов рублей, не трогали бы дочь и её семью. Так, может, вообще никогда и нигде не бороться, не сопротивляться? И в той страшной войне, унёсшей 27 миллионов жизней?!..



Но, как видите, не все силы – чёрные, среди правоохранителей есть и светлые головы. И это вселяет надежду.



Материал уже был подготовлен к печати, как вдруг на сайте @Gorgadze_Shota 6 июня появляется аршинный заголовок: «Краснодарский край, станица Каневская. Мы начинаем. Сегодня важный, ответственный день. Дело «Каневсксахар». Что ж, убеждаемся, полковник ФСБ слов на ветер не бросает, судебный гон (действительно, судья Игорь Белохортов в соответствии с «предвидением» С. Ечкалова повёл процесс в ускоренном темпе) в Каневской начался.


Началось и неприкрытое давление на защищающуюся сторону.


– Мне тут же последовал телефонный звонок, – поделилась тревожной новостью Светлана Фоменко, продолжающая отважно сопротивляться «кованому сапогу силовиков», – и о-о-чень доходчиво объяснили, чтобы, как свидетель, не принимала участие в судебном процессе. Тогда, кокетливо выразились, «будет тебе карамелька». Иначе – кокетство исчезло, нотки превратились в стальные – из свидетеля перейдёшь в уголовно преследуемые.


– Что решила?


– На суд пойду. Мне уже столько раз угрожали… Детей поцелую, их у меня трое, и пойду. Лишь бы И. Белохортов не очаровался, как краевой судья М. Амбаров в те весенние цветущие дни, «соловьиными трелями» утончённого московского адвоката. А судил бы, как и подобает независимому в своих действиях федеральному судье, по Закону, исследуя факты, соблюдая равенство сторон. Не идя ни у кого на поводу. А я пойду до конца за справедливость и правду. Это уже дело принципа. «Агентство журналистских расследований».



Специально для газеты «Аргументы недели» Приговор Вчера, 15 июня, Каневским районным судом Краснодарского края бывший директор «Каневсксахара» Павел Николаевич Игнатенко был приговорён к 8 годам лишения свободы и штрафу в размере 300 тыс. рублей. Это несоизмеримо суровый приговор за преступление экономического характера.


Нельзя при этом не отметить некоторые странности при рассмотрении дела в Каневском районном суде. За день до оглашения приговора почему-то произошла замена прокурора. Изначально представитель надзорного ведомства настаивал на предоставлении ему дополнительного времени для ознакомления со всеми материалами дела. У него были сомнения, что устранены далеко не все нарушения, выявленные в действиях следствия. Но после кратковременного перерыва в судебном заседании участвовал уже другой представитель прокуратуры, который настоял на максимально суровом приговоре для подсудимого.


Много вопросов вызывает и тот факт, что за день до вынесения приговора судья Каневского районного суда Белохортов И.И. вынес постановление о заключении П.Н. Игнатенко под стражу. Суду, говорится в нём, поступило заявление от свидетелей по делу (со стороны «Каневсксахара»), в котором они утверждают о якобы оказываемом на них со стороны подсудимого давлении. Во вторник П.Н. Игнатенко заключили под стражу прямо в здании суда. Сторона защиты, конечно же, была в недоумении от такой судебной коллизии.


Теперь приговор в отношении П.Н. Игнатенко будет оспариваться в апелляционной инстанции. Можно ли надеяться, что представители Краснодарского краевого суда объективно подойдут к рассмотрению этого дела?


Ссылки

Источник публикации