Рейдерские схемы "Сбербанк – Ноу-хау Ашота Хачатурянца

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Оригинал этого материала
© The Moscow Post, origindate::20.01.2011

Рейдерские схемы "Сбербанк – Капитала": Ноу-хау Ашота Хачатурянца

Что объединяет сына Юрия Чайки и сыновей Деда Хасана

Дмитрий Калинин

Инвестиционное подразделение «Сбербанка» - компания «Сбербанк – Капитал» - переживает сейчас не лучшие дни. Слишком много шума стало подниматься вокруг дел, которые любят тишину и приватность. Еще несколько месяцев назад руководитель «Сбербанк – Капитала» г-н Ашот Хачатурянц фигурировал в публичной плоскости едва ли не с единственным интервью, ключевым посланием которого была фраза – «Мы не рейдеры». Сейчас же в прессе идет волна публикаций, убедительно доказывающих, что г-н Хачатурянц в этом своем интервью несколько лукавил. Один за другим, пострадавшие озвучивают свои претензии к Хачатурянцу и требуют справедливости, - хотя в большинстве случаев восстановить её уже физически невозможно: люди лишились своего бизнеса окончательно и бесповоротно, а некоторые рады уже только тому, что смогли сохранить свободу.

Отложенная экстрадиция для Макушкина

Очень показательной в этой связи является история краха известного предпринимателя Виктора Макушкина. В рейтинге российских миллиардеров 2009 года, составленном журналом «Финанс», он занимал 208-ю строчку с оценкой собственности в 3,5 млрд рублей. Однако, уже к середине 2010 года Макушкин лишился практически всех своих активов и вынужден был бежать из России (предположительно, в настоящее время он находится на Кипре).

Крах империи Виктора Макушкина – многопрофильной группы МАИР – начался с кредита в «Сбербанке» на сумму около 2 млрд. рублей, который был получен в январе 2008 года. Деньги предназначались для реконструкции Сулинского металлургического завода ЗАО «Стакс» в Ростовской области и арматурного завода ОАО «Арзил» в городе Георгиевске Ставропольского края. Обеспечением по кредиту стали договоры ипотеки, а также залог оборудования и акций всех предприятий, входящих в группу МАИР. Отметим, что в рейтинге 200 крупнейших непубличных компаний журнала «Форбс» по итогам 2008 года «Промышленная группа МАИР» заняла 121-е место, с выручкой 19,9 млрд рублей.

Некоторое время проблем с обслуживанием долга у группы не возникало. Но вскоре после создания «Сбербанк – Капитала» во главе с Ашотом Хачатурянцем, предприятия группы МАИР неожиданно столкнулись с серьёзным прессингом по линии правоохранительных органов. В частности, в отношении директора ЗАО «Стакс» и ОАО «Арзил» Сергея Мусатова было возбуждено уголовное дело по ч. 2 ст. 171 УК РФ («Незаконное предпринимательство»). Как сообщал «КоммерсантЪ», сотрудники ОРЧ-1 УБЭП ГУВД по Ростовской области совместно с коллегами из 5 отдела ОРБ-8 МВД России выяснили, что красносулинский завод «Стакс» около года производил сталь из лома черных металлов, не имея лицензии Ростехнадзора, на чем Мусатов, якобы, незаконно заработал 1,172 млрд рублей. В результате «наезда» силовиков, Мусатов скрылся за границей, а нормальное функционирование предприятий было фактически нарушено.

Это, в свою очередь, создало Макушкину серьёзнейшие проблемы с обслуживанием долга перед «Сбербанком». Пытаясь исправить ситуацию и спасти «легшие на бок» предприятия группы, владелец МАИРа инициировал их банкротство. При этом в интервью «Эксперту» он уверял, что «если в процессе банкротства завод перейдет к Сбербанку, мы готовы арендовать завод у Сбербанка и в дальнейшем выкупить его обратно».

Однако, у «Сбербанка» и у Ашота Хачатурянца были несколько иные планы. Теперь уже фигурантом уголовного дела становится сам Макушкин: банк сообщил в правоохранительные органы, что МАИР взяла кредит, якобы изначально не собираясь его возвращать. В результате, 10 августа 2009 года в отношении Виктора Макушина было возбуждено уголовное дело № 304094 «по факту хищения последним совместно с неустановленной группой лиц из числа руководителей, акционеров и сотрудников Промышленной группы МАИР мошенническим путем более двух миллиардов рублей из Сбербанка России по признакам состава преступления, предусмотренного ч. 4 ст. 159 УК РФ». Кроме того, были возбуждены уголовные дела № 304117 и № 59734 «по признакам состава преступления по той же статье в отношении неустановленных лиц». Поговаривают, что некие консультации Хачатурянцу в связи с данными уголовными делами оказывал не кто-нибудь, а сын генерального прокурора РФ Юрия ЧайкиАртём Чайка.

Не дожидаясь дальнейшего развития событий, Макушкин вынужден был скрыться за границей. Это окончательно развязало «Сбербанку» руки. Процедура банкротства предприятий МАИР, запущенная через арбитражный суд Ставропольского края, была немедленно заблокирована. Сразу после этого, - 21 сентября 2009 года - Сбербанк обратился в тот же суд с исковыми заявлением о взыскании задолженности с МАИР по кредитным договорам. Решением суда исковые требования были удовлетворены.

Виктор Макушкин, на тот момент озабоченный уже не столько сохранением бизнеса, сколько желанием остаться на свободе, задним числом согласился с навязанными ему условиями. Кроме того, в марте 2010 года он через своих представителей в России предложил передать Сбербанку 77% акций ОАО «Русвтормет-Центр», которое является единственным собственником не только Сулинского и Георгиевского, но и 4-х других металлургических заводов МАИРа. 12 мая 2010 года стороны заключили договор купли-продажи акций, в результате чего Сбербанк по долгу на 2 млрд. рублей получил контроль над предприятиями-должниками, чья рыночная стоимость примерно в 5 раз больше. При этом, интересы других кредиторов группы МАИР были полностью проигнорированы, поскольку процедура банкротства предприятий так и не вводилась.

В обмен на сговорчивость, Макушкину было обещано освобождение от уголовного преследования. Однако, и это не входило в планы «Сбербанка». Авторы схемы (Ашот Хачатурянц и Игорь Кондрашов) резонно рассудили, что «соскочив с крючка», Макушкин может опротестовать невыгодные для него сделки и продолжить борьбу за свои активы. Поэтому, в их интересах было продержать предпринимателя «в бегах» как можно дольше (что и происходит вплоть до настоящего времени).

Формально, «Сбербанк» в 2009 году признал, что его обвинения в отношении Макушкина были заведомо ложными. «Сбербанк считает, что все спорные вопросы урегулированы, никаких материальных и иных претензий не имеет, а задолженность по кредитным договорам погашена за счет активов. Учитывая, что Макушин до 20 марта 2009 года добросовестно выплачивал проценты по кредитным договорам, можно полагать, что основания для продолжения уголовного судопроизводства в отношении Макушина отсутствуют. На основании этого Сбербанк заявляет отказ от своего гражданского иска к Макушину, заявленного в рамках трех уголовных дел. При этом Сбербанк России как потерпевший не усматривает в действиях Макушина и иных акционеров, руководителей и сотрудников группы МАИР признаков хищения денежных средств по кредитным договорам, совершенного мошенническим путем, и полагает возможным в соответствии с п. 5 ч. 1 ст. 42, ст. 119., ст. 120 УПК РФ прекращение уголовных дел за отсутствием в действиях указанных лиц состава преступления», - говорилось в письме банка, направленном начальнику ГСУ при ГУВД по Москве генерал-майору юстиции Глухову И. А. (копия: Генеральному прокурору РФ Чайке Ю. Я).

Однако, следователь Первого отдела СЧ ГСУ при ГУВД г. Москвы Пономарев А. П. в прекращении уголовных дел против Макушкина немедленно отказал, ссылаясь на то, что они якобы относятся к категории дел публичного обвинения, и преследование Макушкина продолжилось. «Понятно, что, скорее всего, суд мы выиграем и весь этот кошмар абсолютно не имеет смысла, — говорил в интервью «Эксперту» адвокат Виктора Макушина Генрих Падва. — Но между тем, если будет экстрадиция, Макушина сюда будут этапировать, и он будет сидеть здесь в тюрьме довольно долго — когда-то еще будет суд. Деньги у него арестованы, и он будет сидеть без средств к существованию, ведь все деньги потрачены на производство — а у него жена и трое несовершеннолетних детей. Мы говорим следователю: сейчас уже нет гражданского иска, так отдайте хотя бы деньги, ему надо на что-то существовать, кормить жену и детей, ему надо платить адвокату. Но они и деньги не отдают, хотя Макушин фактически отдал государству эти два завода».

С тех пор прошло более полутора лет, но ситуация не изменилась. Макушкин продолжает скрываться на Кипре, дело о его экстрадиции, по внутренней терминологии правоохранительных органов, «подморождено», а на предприятиях бывшей группы МАИР хозяйничает «Сбербанк – Капитал» Ашота Хачатурянца.

Рейд на RedMart

Мы столь подробно описали приключения Виктора Макушкина лишь потому, что в его случае схема изъятия активов, разработанная в недрах «Сбербанк-Капитала» под руководством Ашота Хачатурянца, была, пожалуй, наиболее простой и прозрачной. В иных ситуациях, как например захват имущества крупного Владивостокского ритейлера - ООО "Дальневосточная региональная компания "ДРК" (сеть RedMart) – неподготовленному стороннему наблюдателю разобраться в разы сложнее. Там видны лишь очертания знакомых «наработок» и итоговый неутешительный для бывших владельцев результат.

Владелец компании Евгений Оломский в одном из интервью так описывал действия своих кредиторов: «В сентябре-октябре 2008 года Сбербанк начинает ужесточать условия по договорам. Полностью отменены беззалоговые кредиты. В два раза сокращены овердрафт-кредиты, а это как раз те оборотные средства, которые позволяют бизнесу жить. Плюс практически ежемесячно увеличиваются процентные ставки по уже имеющимся договорам. В результате уже за месяц-полтора у ДРК выдергивают из оборота порядка 30 процентов денег. Это очень большой объем средств. Идет цепная реакция: нечем оплачивать поставки, нет товара на прилавках, вы не можете удовлетворить потребительский рынок, следовательно, покупатель от вас уходит. Учитываем, что и так кризис, население обеднело»... Т.е. на данной стадии, «Сбербанк» намеренно создавал условия для возникновения проблем с обслуживанием долга.

Как и с ситуацией вокруг «МАИР», кредитная организация не соглашалась ни на какие схемы урегулирования конфликта, кроме одной – полного взыскания заложенного имущества. Оломский жалуется: «Письменно мы предлагали как минимум три варианта соглашений, которые интересы Сбербанка не затрагивали, но улучшали наше положение. Нами многократно предлагалось гашение по кредитам, причем в полном объеме: задолженности, просроченных процентов и даже штрафов и пени. Получен был лишь один ответ, причем с настолько кабальными условиями, что проще было нести ответственность по нынешним обязательствам». Наконец, из уст руководителя ДРК звучат прямые обвинения: «Есть рейдерские мотивы, для меня совершенно очевидные. В марте-апреле мы присылали в Сбербанк предложения продавать заложенные активы. Ранее продавать их было невозможно, поскольку цены были очень низкими. Весной собственность можно было реализовать по хорошим ценам, за счет чего легко удовлетворить потребности банка, всех кредиторов и поставщиков. Любые задолженности легко гасились, и компания могла сохранить какие-то рабочие места».

Но никакого ответа на эти предложения Оломский так и не получил. Сбербанк выставил изъятую у предпринимателя сеть "RedMart" стоимостью около 1 миллиарда рублей на продажу. Тогда же стала очевидной и выгода для банкиров. К примеру, право аренды на 25 лет участка земли по улице Некрасовской, 29 во Владивостоке, площадью 1338 метров было предложено приобрести за 8,470 миллиона рублей. Этот же участок земли Сбербанк при выдаче кредитов структурам Оломского оценивал всего в 16 940 рублей, или в 500 раз дешевле продажной стоимости. Схожие пропорции отмечались и по другим изъятым у Оломского активам. Одна из потенциальных покупательниц активов – предприниматель Татьяна Барабашева в интервью дальневосточному агентству «ПримаМедиа» в этой связи отмечала: «К "RedMart" претензий у меня нет. Зато банк ведет себя неадекватно. Могу ошибаться, но, на мой взгляд, совершается определенная попытка рейдерского захвата предприятия. В досудебном порядке реализовать имущество не дают. Сейчас забирают собственность по суду, сделают переоценку, которая "в связи с падением цен на недвижимость", вероятно, даст недвижимости более низкую стоимость. Затем имущество, возможно, реализуют тому, кому нужно».

Любопытно, что и в этой истории не обошлось без участия правоохранительных органов. В сентябре 2009 года Евгению Оломскому (между прочим – на тот момент депутату местного ЗАКСа) предъявляют анекдотическое обвинение в том, что годом ранее он, якобы, произвел несколько выстрелов из пневматического ружья по расположенной на доме видеокамере, и тем самым умышленно уничтожил чужое имущество, «причинив потерпевшим значительный материальный ущерб». Уголовное дело, видимо в силу его большой общественной важности, было расследовано следственным отделом по г. Владивостоку следственного управления Следственного комитета при прокуратуре Российской Федерации по Приморскому краю. Сразу после возбуждения данного уголовного дела, Оломский полностью прекратил сопротивление действиям «Сбербанка».

За прошедшие полтора года судьба бывших активов Олонского так и не прояснилась. Известно лишь, что в марте 2010 года RedMart впервые после продолжительной паузы открыл новый магазин сети. Новые владельцы активов не называются. Сам Евгений Оломский – видимо, от греха подальше – отказался идти на выборы в приморский ЗАКС и по сути полностью исчез из информационного пространства.

Атака на "Энергомаш"

Вершиной же креатива «Сбербанк – Капитала» следует на сегодняшний день признать процесс банкротства одного из гигантов российской атомной индустрии – холдинга «Энергомаш» (основной владелец – Александр Степанов, № 151 в рейтинге миллиардеров журнала «Финанс» на конец 2008 года).

К 2006 году в принадлежащем Степанову «Энергомаше» были заняты 12 тыс. работников. Холдинг удерживал свыше 60% отечественного рынка трубопроводов для АЭС и 65% рынка энерготехнологических котлов. До 20% продукции поставлялось в Китай, Индию и Иран, остальное предназначалось крупнейшим российским покупателям – РАО «ЕЭС России», «Газпрому», «Росэнергоатому» (структура ГК «Росатом») и нефтяникам. Благодаря диверсифицированному портфелю заказов, а также фактически монопольному положению по некоторым видам продукции, холдинг был вполне устойчив и показывал неплохие финансовые результаты. По сравнению с 2002 годом выручка по МСФО в 2006 году выросла в 2,3 раза, составив $720,8 млн, чистая прибыль достигла $12,7 млн.

К тому моменту «Энергомаш» открывает новое направление – проект развития малой генерации. Специально под него создается новая компания - «ГТ-ТЭЦ Энерго». Как сообщал журнал «Финанс», был создан прототип полностью автоматизированных газотурбинных электростанции когенерационного цикла, который можно было масштабировать для постройки в любых климатических условиях. Акционеры рассчитывали возвести 1 тыс. блоков (около 400 установок) энергомощностью 9 МВт и тепловой – до 41 Гкал/час. Изюминка заключалась в том, что оборудование изготовлялось бы на мощностях входящих в группу «Энергомаш» заводов. Так что строительство удешевлялось на 30–50%. Без внешних сетей и открытых распределительных устройств возведение станции обходилось бы в 1 млрд рублей при сроке окупаемости в 5–7 лет. Тем не менее из-за масштабности всего проекта общие затраты и по нынешним временам предполагались огромные – $5,5 млрд до 2020 года. Всего «Энергомаш» к моменту возникновения проблем вложил в развитие «ГТ-ТЭЦ Энерго» 17 млрд рублей. Ещё 12 млрд. рублей в виде кредита сроком на 5 лет предоставил «Сбербанк». Также «ГТ-ТЭЦ Энерго» успела разместить три облигационных займа на общую сумму в 4 млрд рублей, первые два успешно погасила. Кроме того, в июне 2008 года «Энергомашу» удалось продать одному из своих кредиторов – казахстанскому БТА-банку – за $300 млн 7,8% акций допэмиссии материнской Energomash UK Ltd, зарегистрированной в Великобритании. Благодаря вырученным деньгам, общая задолженность «ГТ-ТЭЦ Энерго» снизилась до 14,2 млрд рублей.

Но зимой 2008 года – по инициативе пришедшего в «Сбербанк – Капитал» Ашота Хачатурянца – «Сбербанк» неожиданно изменил принципы договоренностей с «ГТ-ТЭЦ Энерго». На тот момент, Хачатурянц имел перед собой стратегическую цель – захват всего «Энергомаша», а не только «ГТ-ТЭЦ Энерго». Имелся и готовый заказчик на активы холдинга – это глава «Росатома» Сергей Кириенко, которому вариант с приобретением «Энергомаша» через рейдерскую схему показался более выгодной, чем покупка его у законных акционеров (соответствующие переговоры на тот момент также велись).

Как отмечает журнал «Финанс», если первоначально финансирование «Сбербанка» открывалось под проект из 120 блоков, то теперь акционерам «Энергомаша» сказали: только 70. «Но оборудование-то уже было изготовлено на 120 блоков, затрачены средства, – возмущается в интервью изданию акционер холдинга Алексей Плещев. – Это либо ирония судьбы, либо сделано специально: 70 блоков – точка безубыточности, именно то количество установок, когда компания может выплачивать проценты, но не вернуть тело кредита». Так у «ГТ-ТЭЦ Энерго», которой до того удавалось обслуживать сбербанковский кредит, начала формироваться просроченная задолженность. По итогам 2008 года она составила 317,3 млн рублей, а к концу II квартала 2009 года возросла до астрономической суммы в 734,3 млрд рублей. В марте был допущен техдефолт (затем ставший дефолтом) по купону облигационного займа на сумму всего лишь 106,8 млн рублей.

«ГТ-ТЭЦ Энерго» продолжала вводить в строй новые станции и наращивать прибыль от эксплуатации тех 14, которые уже значились на балансе. Но просрочка по долгам росла опережающими темпами. В начале ноября компания инициировала самобанкротство. Также банкротами себя объявили другие предприятия группы. На них, помимо собственного долга в 10 млрд рублей, висели также поручительства по обязательствам «ГТ-ТЭЦ Энерго» в 14 млрд рублей, которые они были не в состоянии исполнить. По словам руководителей «Энергомаша», со всеми кредиторами им удалось договориться о реструктурировании, задолженность заводов пролонгировалась на срок до 8 лет. Сбербанк же был кредитором, при этом залоговым – только проекта генерации, и он единственный не пошел навстречу.

У него, как всегда в таких случаях, были другие планы. С целью атаки на активы «Энергомаша», Ашот Хачатурянц лоббирует создание совместного с «Росатомом» предприятия «Группа энергетического машиностроения», в котором за «Сбербанком» сохраняется 49% акций. Предприятие должно было получить у «Сбербанка» кредиты для покупки генерирующих активов, распродаваемых «Сбербанк – капиталом» на конкурсных торгах. Понятное дело, что цена лотов была бы меньше реальной стоимости даже основных фондов. А поскольку предприятия «Энергомаша» также проходили конкурсное производство в связи с поручительствами для «ГТ-ТЭЦ Энерго», то при некоторых усилиях ситуация могла повернуться любым образом. В том числе и выставлением на торги по заниженной в несколько раз цене ценных для «Росатома» энергомашиностроительных активов всей группы. «Позиция Сбербанка и «Росатома», таким образом, была обозначена предельно четко – покупать не будем, сами бесплатно отдадите», – комментировал ситуацию по состоянию на октябрь 2010 года собеседник журнала «Финанс» в одной из инвесткомпаний.

Говорить об окончательной победе группы Хачатурянца над «Энергомашем» пока ещё преждевременно – холдинг, обладающий собственными серьёзными ресурсами, продолжает сопротивляться недружественному поглощению. В конце ноября 2010 года в интернете появилось некое «открытое письмо», в котором владельцы «Энергомаша» именуются не иначе, как мошенниками. Параллельно с этим, Герман Греф уже привычно для себя обратился в Генпрокуратуру с жалобами на действия Александра Степанова. Если Ашот Хачатурянц не отойдёт от сценария, в ближайшее время менеджмент «Энергомаша» ждут уголовные дела.

Бизнес "на черный день"

Вполне логично предположить, что деньги, легально и не совсем легально зарабатываемые Ашотом Хачатурянцем на его должности в «Сбербанк – Капитале» от реализации указанных выше (и многих других) проектов «с признаками рейдерства», должны куда-то инвестироваться.

По данным из открытых источников, Ашот Хачатурянц является соучредителем астраханского ООО ПКФ «Россера». Старшим его партнером по этому бизнесу является Андрей Черномырдин – сын бывшего российского премьера и посла РФ на Украине Виктора Степановича Черномырдина. Кроме того, в ЕГРЮЛ встречается упоминание Ашота Хачатурянца как соучредителя московского ООО «Северный Капитал». По поводу рода деятельности и оборота этих фирм достоверных сведений не имеется.

Гораздо интереснее информация, официально нигде не подтверждаемая. Информированные источники сообщают, что Ашот Хачатурянц является фактическим владельцем известного на всю Россию холдинга БАМО. Компания специализируется на строительстве, а также на производстве окон и фасадных конструкций. По самым приблизительным оценкам, за последние 5 лет ее оборот составил порядка 35 млрд. рублей. Среди клиентов холдинга числятся Федеральная таможенная служба, правительство Московской области, Министерство транспорта России, Газпром, IKEA, FM Logistic, SWEDWOOD, RITTER SPORT, "HOCHTIEF".

Головной офис компании Ашота Хачатурянца (и офисы ещё более 30 подконтрольных ему фирм) расположены по адресу Большой Харитоньевский пер., д. 21 строение 4. Это здание – известный памятник архитектуры, «Палаты Волковых – Юсуповых». Некогда оно находилось на балансе Военно-Исторического музея, затем Сельскохозяйственной академии. В начале 2000-х годов фирма «БАМО» пришла на объект как подрядчик его реконструкции, но впоследствии, после серии довольно громких скандалов, таинственным образом закрепилась в нем на правах полновластного хозяина.

Помимо прочего, в настоящее время собственная компания Хачатурянца занимается проектированием спортивных объектов в Сочи и рассчитывает получить подряды на аналогичные работы к Чемпионату Мира по футболу – 2018. Доверенный человек Хачатурянца - – партнер юридической фирмы «ЮСТ» Игорь Кондрашов – не случайно был приставлен к российскому заявочному комитету данного мероприятия под предлогом оказания юридических консультаций и услуг. Еще одно перспективное направление для развития личного бизнеса Хачатурянца – деятельность госкорпорации «Росавтодор», в которой, как утверждают источники, очень сильно так называемое «армянское лобби».

Раз уж речь зашла об армянских корнях Хачатурянца, нелишним будет упомянуть о его филантропической активности. Руководитель «Сбербанк – Капитала» хорошо известен на исторической родине – в Ереване – как один из основных спонсоров строительства крупнейшего в городе храма. Также Хачатурянц щедро финансирует возведение армянского храма в Москве, на Олимпийском проспекте. Говорят, что комплекс в итоге должен быть по площади не меньше, чем Храм Христа Спасителя, а отборный розовый мрамор для его отделки по патриотическим соображениям заказывается исключительно из Армении.

Правительство Армении по достоинству оценивает усилия Хачатурянца. В 2005 году его фирме БАМО был передан СКК Им. К.Демирчяна – крупнейший в республике спортивно-концертный комплекс, эпицентр культурной жизни Еревана. Сообщается, что «в комплексе расположен универсальный спортивный зал на 10 000 мест, ледовая арена, концертный зал, рассчитанный на 2500 зрителя, оригинальное фойе, конференц-зал, панорамный зал, пресс-центр, разнообразные помещения для спортивных игр, развлечений и отдыха».

Супруга Ашота Хачатурянца – Каринэ Владимировна – также не сидит без дела. На протяжении многих лет она является соучредителем ЗАО МДЦ «Шереметьево», которому, в частности, принадлежит участок 11,3 га, непосредственно примыкающий к одноименному аэропорту. В 2007 году сообщалось о планах строительства на нем делового центра стоимостью 50 млн. долл. Партнерами предпринимательницы Хачатурянц по этой компании являются Владимир Базлов (неуважительно именуемый некоторыми земляками не иначе, как Вова Бауманский) и Борис Минахи, давние знакомые основателей «Вимм-Билль-Данна» Давида Якобашвили и Гавриила Юшваева, а также наследники скоропостижно скончавшегося в 2006 году Владимира Левиева, бывшего члена правления «Газпрома».

Столь обширные и далеко не всегда афишируемые бизнес-интересы Хачатурянца не могут оставаться без внимания преступного сообщества. Помимо т.н. «бауманской» преступной группы, предположительно контролирующей деятельность Хачатурянца через его супругу, имеются неподтвержденные сведения о контактах предпринимателя с сыновьями известного преступного авторитета Деда Хасана. Через них, якобы, снимаются все спорные моменты, неизбежно возникающие при развитии бизнеса.

"Что охраняем – то и имеем"

Было бы наивным предполагать, что имея в собственности многопрофильный строительный холдинг и ряд компаний «неясного профиля», Ашот Хачатурянц не попытался использовать для их поддержки свою должность в «Сбербанк-Капитале».

Поговаривают, что именно в интересах своего холдинга «БАМО» он пролоббировал изъятие ряда промышленных и девелоперских активов в ряде регионов России. Также интерес «БАМО» усматривается в анонсированном создании под эгидой «Сбербанка» собственной строительной компании, возглавить которую может бывший совладелец группы «ПИК» Юрий Жуков. В обмен на лоббистскую поддержку проекта, Хачатурянц, якобы, планирует получить в новой структуре многомиллиардные строительные подряды.

О порядках сумм, составляющих потенциальную выгоду Хачатурянца, можно догадываться лишь по косвенным признакам. О чем говорить, если одно лишь только его назначение в «Сбербанк-Капитал» в 2008 году помогло ему сэкономить как минимум 150 миллионов рублей!..

Речь идёт об арбитражном иске московского «Сбербанка» к фирме Хачатурянца ЗАО «БАМО-СТРОЙМАТЕРИАЛЫ» о неисполнении обязательств по договорам. Иск был зарегистрирован еще в декабре 2002 года, и много лет впоследствии странствовал по инстанциям. И вот к моменту, когда взыскание в пользу банка уже было практически неизбежно, в декабре 2008 года, «Сбербанк» неожиданно отказался от своих претензий и передал право требования по иску некоей фирме «Межрегионпроект», которую многие связали с Хачатурянцем. Естественно, что сразу после этого история дела прерывается. Причины столь неожиданного отступления в «Сбербанке» никогда не комментировали.


* * *

Десятки пострадавших от рейдерства «Сбербанк – Капитала» ждут в настоящее время реакции президента Медведева на свои обращения в связи с захватом и присвоением принадлежащего им имущества группой высокопоставленных рейдеров. По некоторым сведениям, предприниматели, пострадавшие от деятельности «Сбербанк – Капитала» и лично Ашота Хачатурянца, намерены вскоре объединиться. Если это произойдёт, все уже установленные и пока ещё не известные широкой публике случаи «взысканий активов» с признаками рейдерства наконец-то будут систематизированы, проанализированы и получат четкую юридическую оценку. Интересно будет проследить за реакцией правоохранительных органов на соответствующий коллективный иск.

***
Compromat.Ru