Рейдерский захват

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Как государство отбирает частный «Энергомаш»

border="0"«Это рейдерский захват», — сказал один из банкиров, кредитовавших холдинг «Энергомаш» Александра Степанова. Уже полтора месяца бизнесмен, который входил в список долларовых миллионеров, сидит в московском СИЗО № 5, на него возбуждено уголовное дело по стандартной для предпринимателей статье 159 — «мошенничество».

Свой холдинг Александр Степанов начал выстраивать в середине 90-х годов. Выходец из первых кооператоров (с 1988 года возглавлял кооператив «Профессиональные компьютеры» в Дегтярске Свердловской области), после развала СССР он начал собирать предприятия энергетического машиностроения в единую структуру. В одном из немногочисленных интервью, данном журналу Forbes в 2005 году, Степанов рассказывал, что первый капитал сколотил на поставках оборудования в Китай, куда Запад свои поставки заблокировал после расстрела студентов на площади Тяньаньмэнь. К концу 1990-х годов оборот созданной им «Энергомашкорпорации» приближался к миллиарду долларов, но в дефолт 98-го он потерял три крупнейших своих завода. Потом жизнь снова наладилась. В политике Степанов не светился, со звездами не тусовался, интервью не раздавал, футбольных клубов не покупал, миллиардов тоже не сделал, поскольку энергетика — все-таки не газ и не нефть. Пик его успеха — в 2008 году журнал «Финанс» поставил Степанова на 151-е место в списке российских миллиардеров, оценив его капитал в 0,7 млрд. долларов США. Уже спустя год Степанов опустился в этом рейтинге на сотню позиций — как и по большинству машиностроителей, по нему наотмашь ударил кризис. Пришлось залезать в долги: по итогам 2010 года он уже не вошел и в ТОП-500. А в начале февраля 2011 года Степанова взяли следователи СК МВД — в тот момент, когда он приехал в центральный офис Сбербанка России на улице Вавилова в Москве для очередного раунда переговоров по реструктуризации кредитной задолженности.

Бригада

20 марта следователь СК МВД Павел Зотов должен принять решение о целесообразности дальнейшего содержания Александра Степанова под стражей. Суд рассмотрит вопрос о продлении ареста в первых числах апреля. Впрочем, мало кто из собеседников The New Times сомневается, что решение будет зависеть в первую очередь не от Зотова, а от его руководителя — ставшей уже знаменитостью полковника СК Натальи Виноградовой. Слава пришла к ней вместе с членством в списке сенатора Кардина, в котором собраны виновники в гибели юриста фонда Hermitage Сергея Магнитского. Как уже рассказывал журнал «Новое время», в послужном листе Виноградовой это было далеко не первое и далеко не последнее политически либо экономически мотивированное дело — от преследования главы фонда «Интерньюс» Мананы Асламазян до прямого вымогательства взятки у журналиста Ольги Романовой, дело мужа которой также оказалось в разработке подчиненного Виноградовой управления СК МВД. Одно из них — дело против совладельца «Московского винно-коньячного завода КиН» Армена Еганяна — довелось вести и следователю Павлу Зотову. Теперь эта группа следователей добралась до «Энергомаша». Причем дело это вдвойне любопытно, поскольку юридическое и пиар-сопровождение ареста Степанова обеспечивает группа ОРСИ (Открытый рынок строительных инвестиций. — «Новое время»), совладельцем которой до последнего времени являлся, а по данным собеседников «Нового времени», и остается банк «Северный морской путь» Аркадия Ротенберга — тренера по дзюдо Владимира Путина.

Дело

Из письма председателя правления Сбербанка Германа Грефа генеральному прокурору Юрию Чайке:

«Компании промышленной группы «Энергомаш» являются должниками Сбербанка России на общую сумму свыше 15 млрд рублей. /…/ По нашей информации, Степанов А.Ю. совместно с менеджментом пытается произвести вывод активов группы «Энергомаш» на подконтрольные ему и другим лицам различные организации в целях уклонения от уплаты имеющейся задолженности /…/ Группа по производству, эксплуатации оборудования и материалов в топливно-энергетической сфере существует только за счет вновь привлекаемых заемных денежных средств, что является признаком финансовой пирамиды. /…/ В связи с вышеизложенным прошу Вас в целях предотвращения незаконных действий Степанова А.Ю. организовать проведение соответствующей проверки на предмет установления в его действиях признаков состава преступления».

Из письма помощника генерального прокурора А.С. Сологубова в ОАО «Энергомашкорпорацию»:

«18 августа 2010 года СЧ СУ (Следственная часть следственного управления. — The New Times) при УВД по ЮЗАО г. Москвы по обращению председателя правления Сбербанка России Грефа Г.О. о неправомерных действиях руководства компаний группы «Энергомаш», направленных на уклонение от погашения кредитов, возбуждено уголовное дело № 276078 по ч. 4 ст. 159 УК РФ».

История эта началась в 2004 году. «Энергомаш» взялся за масштабный проект, который сулил ему немалую прибыль: производство 120 блоков для газотурбинных ТЭЦ — таких небольших электростанций, которые могли бы, вместо устаревших котельных, питать энергией и небольшие города, и промышленные предприятия. Работают эти ТЭЦ на газе, но потребляют его значительно меньше (в полтора раза, утверждал Степанов в одном из интервью), чем обычные, а следовательно, и энергия обходилась бы потребителям дешевле. Степанов собирался на этом проекте хорошо заработать. В расчете на будущую прибыль он договорился со Сбербанком о кредите на сумму 30 млрд рублей. В следующие два года получил 17 млрд. Вплоть до кризиса компания кредит постепенно возвращала: выплатили, как утверждают представители «Энергомаша», около 6 млрд рублей. Но в 2009 году Сбербанк решил пересмотреть условия кредита, а параллельно вместе с Министерством атомной промышленности создал ОАО «Группа «Энергетическое Машиностроение» (ГЭМ), куда потребовал от Степанова перевести часть его активов — в счет части невыплаченного долга на сумму семь миллиардов рублей.

Степанов заартачился и начал искать, где бы прокредитоваться. Нашел. Целый ряд банков, включая питерский «Петрокоммерц», казахский БТА, швейцарский Swiss Credit Bank, были готовы дать ему под проект деньги. С этим, по словам заместителя главы «Энергомаша» Александра Тырышкина, Степанов пришел в Сбербанк. Но главный банк страны сказал — нет. Сбербанк хотел активы и начал процедуру банкротства одного из подразделений «Энергомаша» — Белгородской ТЭЦ. Обанкротили. Вошли. Но что одна ТЭЦ без всего остального «Энергомаша»? «Холдинг — это ведь не только заводы и уже работающие станции, это и конструкторское бюро в Санкт-Петербурге, и головной офис в Москве, на который зарегистрирован ряд уникальных производств, и головной офшор Energomash UK Limited, зарегистрированный в Великобритании. Государство поставило задачу — забрать предприятие. Сбербанк, выдав кредит на 17 млрд рублей, попытался забрать и весь холдинг, только активы которого по балансовой стоимости — не менее 27 млрд.», — рассказал «Новому времени» Тырышкин.

Сбербанк инициировал разбирательство в Арбитражном суде, но суд постановил, что, во-первых, пересмотр условий кредита в одностороннем порядке — дело неправомерное, а во-вторых, если Сбербанк хочет вернуть немедленно оставшуюся задолженность, то может забрать активов «Энергомаша» на эту сумму, но никак не весь холдинг. The New Times связался с Управлением корпоративного кредитования Сбербанка: там сообщили, что «не уполномочены давать комментарии», переадресовали в пресс-службы, куда редакция отправила официальный запрос. Пресс-секретарь Владимир Губарев пообещал «найти спикера, получить ответы и предоставить их» The New Times. На момент подписания номера в печать ответы мы так и не получили.

Связалась редакция и с банками, которые либо собирались выступить гарантами «Энергомаша», либо кредитовали холдинг Степанова. Ответили только из МДМ Банка: «У нас претензий к Степанову нет. Выплаты всегда шли аккуратно и в срок», — сообщил источник в банке. Ни в МДМ Банке, ни в большинстве других организаций, куда обращался The New Times, об аресте Александра Степанова и возбуждения против него уголовного дела, как это ни странно, не знали. Не знал и финансовый омбудсмен, член Комитета Госдумы по финансовым рынкам Павел МедведевЕдиная Россия»), задача которого вроде бы и состоит в том, чтобы мирно разрешать конфликты между банками-кредиторами и предприятиями-должниками. На вопрос, что может стоять за арестом Степанова, целый ряд собеседников из банковских и индустриальных кругов ответили однозначно: «Прошла команда сверху». Под «верхом» они имели в виду даже не главу Сбербанка Германа Грефа: «Выше, много выше», — был ответ. Как сказал один из следователей: «Мы проводим линию Белого дома».

О том же говорит и нынешний исполнительный директор «Энергомаша» Александр Тырышкин: «Когда законным путем (после разбирательства в Арбитражном суде. — «Новое время») забрать холдинг не удалось, включилась группа ОРСИ, чекисты и СК МВД».

Рейдер в авторитете

Группа ОРСИ («Открытый рынок строительных инвестиций») была создана в октябре 2008 года структурами (sic!) журнала «Человек и закон» — с целью реструктуризации и последующей продажи обанкротившихся в кризис девелоперов. В марте 2009 года 25% ОРСИ приобрел банк «Северный морской путь» Аркадия Ротенберга, что объяснялось «естественным желанием банка расширить свое присутствие на рынке долговых обязательств и получить дополнительную прибыль», говорилось в пресс-релизе банка. Еще 27,5% группы ОРСИ принадлежали бизнесмену Михаилу Черкасову, партнеру Ротенберга по строительному бизнесу. Но уже в конце июля 2010 года банк Ротенберга объявил о продаже своего пакета акций.

Случилось это после громкого скандала в начале 2010 года: ОРСИ получила в управление обанкротившуюся девелоперскую компанию «РИГгрупп», принадлежавшую гражданке США Жанне Буллок, а та, в свою очередь, была супругой экс-министра финансов Московской области Алексея Кузнецова, которого обвиняют в хищении 27 млрд рублей бюджетных денег: он объявлен в розыск и сейчас скрывается в США. Г-жа Буллок сообщила СМИ, что ее компания пала жертвой рейдерского захвата со стороны ОРСИ и Аркадия Ротенберга. Тот с обвинениями не согласился, но банк «Северный морской путь» свою долю в ОРСИ поспешил продать. Впрочем, продали или нет — туман: новые владельцы не раскрываются, а в бизнес-кругах бытует устойчивое мнение, что контроль над ОРСИ через аффилированные структуры Ротенберг сохранил.

И надо же было такому случиться, но именно юристам ОРСИ Сбербанк России доверил представлять свои интересы в арбитражных судах по искам к холдингу «Энергомаш» Александра Степанова. Соответствующие доверенности подписала директор Управления по работе с проблемными активами Сбербанка Светлана Сагайдак. «У ОРСИ хорошие связи в ФСБ, а за братьями Ротенбергами — имя самого Путина. У управления «М» ФСБ — полный контроль над Виноградовой и над судами», — объяснил «Новому времени» собеседник в СК МВД. Один из банкиров, работавших со Степановым, поставил диагноз: «Если в процесс включились Ротенберги, значит, дана команда отбирать». Формальный повод — кредит Сбербанку России. Реальный, говорят собеседники «Нового времени», — давнее желание Минатома взять «Энергомаш» под свой контроль. И понятно почему: «Энергомаш» Степанова — единственный в России производитель оборудования для малых тепловых электростанций (ТЭЦ), а маленькие электростанции — направление, как утверждают специалисты, весьма перспективное и прибыльное. Кстати, еще в начале 2009 года Минатом в лице своего главы Сергея Кириенко заявлял о желании приобрести холдинг, компанию, но Александр Степанов продавать свое детище не захотел.

С четвертой попытки

Следствие теперь утверждает, что все полученные от Сбербанка деньги Степанов пытался похитить и вывел их на зарубежные счета. 3 февраля, выступая в суде, представитель обвинения аргументировал необходимость ареста Степанова тем, что предприниматель якобы скрылся, после того как ему были предъявлены обвинения. Суд при этом не удивился тому факту, что «скрывшийся бизнесмен» был задержан не на Канарах — в вестибюле московского офиса Сбербанка, куда прибыл на очередную стадию переговоров о реструктуризации долга.

Нынешнее дело стало уже четвертым для Степанова за последние три года. В августе 2008-го на него уже возбуждали дело все по той же 159-й статье УК, потом, в октябре того же года, к нему добавили обвинение по 199-й статье — «уклонение от уплаты налогов». В июне 2009 года добавилась статья 201 — «злоупотребление полномочиями». Степанов, понятно, искал защиты. О признаках рейдерского захвата предприятия главе МВД Рашиду Нургалиеву сообщал тогда президент (ныне бывший) Торгово-промышленной палаты Евгений Примаков, к начальнику СК МВД Алексею Аничину обращался председатель Комиссии по взаимодействию со Счетной палатой Совета Федерации Сергей Иванов. В ноябре 2009 года председатель Совета по правам человека Элла Памфилова представила президенту Дмитрию Медведеву доклад, где говорилось о попытке рейдерского захвата одного из заводов «Энергомаша» в Барнауле. Медведев отправил доклад генпрокурору Юрию Чайке с резолюцией «Прошу рассмотреть». Предпринимателя на время оставили в покое. Как теперь очевидно, шла перегруппировка сил — готовили новое уголовное дело.

Спустя почти месяц после ареста Степанова, 22 февраля 2011 года, из аппарата правительства РФ в Минпромторг, Минэнерго, ФНС, Сбербанк и «Энергомаш» ушла бумага с грифом «Для служебного пользования» за подписью замдиректора Департамента промышленности и инфраструктуры правительства РФ Алексея Цыденова: «Материалы относительно урегулирования задолженности /…/ доложены заместителю председателя правительства И.И. Сечину. Отмечено, что процесс урегулирования спора должен проводиться в рамках действующего арбитражного законодательства и законодательства о банкротстве /…/ Данный процесс не должен привести к прекращению реализации инвестиционного проекта по строительству и эксплуатации газотурбинных станций /…/ Срок очередного доклада — апрель 2011 года».

К этому времени Степанов должен принять решение: отдать холдинг или сесть на долгие годы.

Оригинал материала
«Новое время» от origindate::14.03.11