Рейдеры в законе

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Сельхозпроизводители, имеющие даже минимальную просрочку по кредиту, тут же захватываются руководством банка, после чего их активы распродаются, а средства выводятся на офшорные счета на Сейшельских островах

24174-150x112.jpgРоссельхозбанк, являющийся основным кредитором сельскохозяйственных предприятий страны, ведет в отношении своих заемщиков активную захватническую политику. Сельхозпроизводители, имеющие даже минимальную просрочку по кредиту, тут же захватываются руководством банка, после чего их активы распродаются, а средства выводятся на офшорные счета на Сейшельских островах. В определенный момент в распоряжении Россельхозбанка оказалось столько активов на продажу, что было создано специальное подразделение для работы с ними.Говорят, идею о создании этой структуры подкинул советник председателя правления ОАО «Россельхозбанк» Кирилл Левин. Примечательно, что еще один высокий пост в сельскохозяйственной сфере занимает его однофамилец (однофамилец ли?) – гендиректор «Объединенной зерновой корпорации» Сергей Левин, в распоряжение которой также переходит часть активов.

В ельцинские девяностые в России широко распространилось чисто бандитское понятие «откормить бычка». Это когда бандиты находят легального начинающего предпринимателя, помогают ему деньгами, «крышей», пока тот не подрастет до «убойного веса». После этого уже сами бандиты становятся респектабельными владельцами вполне легального бизнеса, а голову прежнего владельца (того самого, некогда начинающего предпринимателя) находят где-нибудь отдельно от тела.

Как государство ОПК поддерживало

С той поры изменилось немного: вчерашние бандиты, если верить СМИ, выросли в больших и уважаемых политиков, принимающих законы и занимающих ключевые финансовые посты. Роль рэкетирских «бригад» сначала перешла к ЧОПам, а затем и к силовикам. Но суть операции «откормить бычка» от этого поменялась несильно: сначала помочь деньгами, а затем все отобрать, не считаясь с неизбежными жертвами. Именно эту схему напоминают некоторые факты из деятельности ОАО «Россельхозбанк», единственным акционером которого, кстати, является государство.

Когда правительство объявило о реализации приоритетного национального проекта «Поддержка ОПК», крестьян нередко буквально принуждали к тому, чтобы они взяли кредит на какой-нибудь проект. В итоге, помимо положительных моментов, нацпроект «Поддержка ОПК» имел и массу отрицательных. Для многих хозяйств страны участие в нем обернулось неподъемным долговым бременем и предбанкротным состоянием. В результате уже с 2010 года у Россельхозбанка как у основного кредитора сельскохозяйственных предприятий стали появляться собственные активы – это бывшие должники, которые вынуждены были перейти под полный контроль банка из-за невозможности вернуть долг.

Среди тех, кому «помощь» РСХБ вышла боком, относительно легко отделалось крупнейшее сельхозпредприятие Татарстана ОАО «ВАМИН-Татарстан». Руководство просто потеряло в пользу представителей ряда банков-кредиторов контроль над предприятием, уступив им свои места в совете директоров. О серьезных проблемах, связанных с массовыми увольнениями и громкими банкротствами — не сообщалось. В отличие от Краснодарского «Маяка». После банкротства его активы, по настоянию РСХБ, переданы предприятиям концерна «Покровский», который (вместе с банком) обещал, да так и не запустил шесть сахарных заводов. Как результат — десятки тысяч людей, потерявших работу. Хотя начиналось все с того, что РСХБ выдал средства «Маяку», чтобы погасить просроченную задолженность тех самых сахарных заводов.

Печальнее закончилась весьма запутанная история о «поддержке» Россельхозбанком самарской группы компаний «Аликор». Часть активов организации, по данным газеты «Волжская коммуна», должно было перейти под контроль связанного с Россельхозбанком ООО «АгроИнвест». Вскоре, по данным портала «Волга Ньюс», в местном отделении банка начался конфликт, закончившийся отставкой руководителя самарского филиала РСХБ. А потом внезапно погиб от отравления его зам. Основными же пострадавшими в этой истории следует признать 10 000 пайщиков, которые рискуют сейчас потерять свою землю.

Можно еще вспомнить 10 из 13 элеваторов, которые РСХБ забрал в 2009 году за долги у некогда одной из крупнейших зерновых компаний России — «Настюша». Или крымский рыбопромышленный холдинг «Синее море», или крупнейший производитель мяса в Ленинградской области «Парнас-М», сахарные заводы «Евросервиса», мясного переработчика «Бурятмясопром», зерноперерабатывающее предприятие ООО «Зерностандарт-Кострома», ОАО «Мельничный комбинат в Сокольниках» и т.д.

Все они теперь, по данным «Коммерсанта», перешли в руки учрежденного Россельхозбанком торгового дома «Агроторг», задача которого — саккумулировать и продать то, что РСХБ забрал за долги. Хотя, декларируемая задача РСХБ — помогать крестьянам, а не перепродавать их имущество.

За каждым из этого «списка трофеев» — своя история. Некоторые из них еще не закончены. Но даже в этом пестром списке ассоциация «Изумрудная страна» (занимающая более чем значительную часть агромощностей Алтайского края) выглядит «белой вороной».

История «Изумрудной страны»

«Изумрудная страна» начиналась как небольшое полусемейное сельхозпредприятие «Изумрудное» супругов Александра и Ольги Антипиных. А к началу 2012 года это уже была ассоциация, объединившая более полусотни коллективных хозяйств и предприятий сельхозпереработки. Супруги «подбирали» предбанкротные сельхозпредприятия Алтайского края, имеющие груз задолженности перед Россельхозбанком, в том числе по приоритетному нацпроекту «Поддержка АПК».

В агробизнес Александр и Ольга Антипины пришли в 2002 году. Однако источники инвестиционных ресурсов, на основе которых формировалась «Изумрудная страна», долгое время были непрозрачными, а руководители не делали публичных заявлений на эту тему. Из-за этого вокруг предприятия была масса домыслов и слухов. Например, СМИ высказывали предположения, что Антипины используют некие московские деньги (в частности, деньги супруги тогдашнего мэра Москвы Елены Батуриной).

Итак, к началу этого года общий кредитный портфель организованной Антипиными «Изумрудной страны» составлял около 20 млрд рублей, из которого за последние три года было выплачено 2,5 млрд (не считая шести млрд всевозможных процентов и комиссий). При годовой выручке в 10 миллиардов — это не было для Антипиных проблемой.

Но весной этого года Россельхозбанк неожиданно отказал «Изумрудной стране» в ранее обещанных «коротких» кредитах для проведения посевной, без которых не обходится практически ни одно сельхозпредприятие. Антипины могли бы и без этих кредитов обойтись, но решили закупить новую технику. Однако в этот раз банкиры в кредитах отказали, да еще и потребовали досрочного погашения части ранее полученных кредитов.

V-krasnoyarskom-filiale-rosselhozbanka-prodlena-akciya-otkroj-vklad-poluchi-podarok-502867fc71bd8-333x500.jpgАнтипины, по всей видимости, наивно надеялись что это «недоразумение» как-нибудь разрешится: вместо того, чтобы пустить все свободные деньги на погашение задолженности, а поля оставить незасеянными (уволив при этом за ненадобностью несколько тысяч рабочих), хозяева «Изумрудной страны» все-таки решили отсеяться по полной. А когда на посевную ушли все средства, запланированные на выплату процентов и комиссий, Антипины автоматически превратились в «злостных неплательщиков».

Около месяца назад на видеохостинге YouTube были размещены записи разговора главы Ассоциации «Изумрудной страны» Ольги Антипиной и некоего Грипанова, которого представили как бывшего эфэсбэшника и советника Патрушева (главы РСХБ). Антипиной предложили подписать документы договоров поручительства на все активы «Изумрудной страны». Однако она отказалась подписать сразу все.

Очевидно поняв, что запугать не получится, РСХБ инициировал несколько уголовных дел, а обычно молчаливое ведомство ФСБ начало активно делиться с журналистами подробностями этих дел. Как писала газета «Ваше дело», пресс-релиз о задержании бывшего руководителя краевого отделения РСХБ г-на Роговского был распространен еще до подписания протокола о взятии банкира под стражу.

Предполагаемая цель такой довольно примитивной информационной атаки — видимо, оправдать в глазах общественности действия следствия и судов, в тех случаях, когда они опираются на «выборочные факты». Действительно, очень нелепым выглядит обвинение Ольги Антипиной в пособничестве руководителю местного отделения РСХБ в получении «Изумрудной страной» заведомо невозвратных кредитов. Во-первых, 75% кредитов Ассоциации были унаследованы вместе с вошедшими в ее состав сельхозпредприятиями, а во-вторых, окончательное решение о выдаче кредитов выносится в головном офисе РСХБ, при обязательном наличии заключений комиссий, которые подчиняются только гендиректору банка (а никак не его регионального филиала).

Это только на первый взгляд непонятно, зачем понадобилось резать курицу с такими золотыми яйцами, как у Антипиных. Истинная причина, может быть, в том, что «бычок подрос» и настала пора его колоть? Причем именно целиком, вместе с молочными, сахарным и спиртзаводом, с элеваторами, с полями и техникой, с магазинами и другими интересными активами. В этом случае более актуален вопрос о том, как и с чьей помощью господам Антипиным удалось отстроить свою империю. С кем они обещали «поделиться» в самом начале строительства своей «сельхозпирамиды», да ненароком запамятовали?

Из России на Сейшелы

Что же происходит потом с теми предприятиями, которые перешли под контроль Россельхозбанка? Например, часть имущества, «забранного» у краснодарского «Маяка», как писала газета «Ведомости», перешла к компаниям, принадлежащим оффшору с Сейшельских островов. Вскоре имущества у банка стало так много, что РСХБ организовал специальное подразделение для работы с такими полученными за долги активами. Не исключено, что дельный совет об организации такой конторы высказал советник председателя правления ОАО «Россельхозбанк» Кирилл Левин. Не исключено, что он же посоветовал передать через эту компанию часть самарских и других элеваторов в «Объединенную зерновую компанию» (ОЗК), гендиректором которой является Сергей Левин.

Для справки: ОЗК, созданная президентским указом еще весной 2009 года, изначально объединила около 30 отошедших государству предприятий с мощностями по хранению зерна в 18 регионах страны. Задача была простая: хранить интервенционное и госрезервовское зерно (за что, кстати, государство платит немаленькие деньги). Осенью прошлого года, так же по указу президента, был дан старт приватизации ОЗК, которая, по словам Сергея Левина, должна была завершиться в 2012 году. При этом Левин неоднократно настаивал на передаче ОЗК пакетов акций перерабатывающих предприятий, находящихся в ведении госбанков. Тех самых акций, которые госбанки (а РСХБ как раз из их числа) получили благодаря «активной поддержке» сельского хозяйства.

Вывод напрашивается простой: все государственные элеваторы, которые государство (в лице банков) забирает у частников за долги и перекладывает из одного госкармана в другой госкарман — вновь становятся частной собственностью, только уже с другими собственниками. Точнее с одним собственником — руководителем группы «Сумма» Зиявудином Магомедовым, который и скупает акции ОЗК.

Впрочем, если перевести с бандитского на деловой, то это будет называться переходом активов к более эффективным собственникам. Только кто определяет степень эффективности и цену передаваемого имущества? Для этого в РСХБ есть специальный отдел, руководит которым бывшая глава управления по работе с непрофильными активами госкорпорации «Ростехнологии» Оксана Лут. Ее конек привлечение к «особой работе» так называемых независимых оценщиков. Если такие независимые оценщики оценят активы «Изумрудной страны» по ликвидационной стоимости (а повод для такой оценки — инициированные самим банком уголовные дела) — новый хозяин у Ассоциации может объявиться очень быстро.

Не следует исключать, что этот «потенциальный новый хозяин» как раз и является заказчиком кампании по «усмирению» Антипиных. Кем может быть этот заказчик?

По одной из версий интерес к крупным сельхозпредприятиям сейчас проявляет Геннадий Бобрицкий, который завяз на Алтае с проектом мегасвинокомплекса «Алтайский бекон». Для того чтобы этот проект заработал, нужны деньги и кормовая база: первое Бобрицкий получил после продажи части своих активов в Белгородской области, а второе придется как-то выкупать уже на Алтае. Кстати, алтайский фермер Устинов, выступавший против этого строительства, недавно был избит со своей семьей неизвестными в масках. Сам фермер связывает нападение со своей жесткой позицией против «Алтайского бекона».

Не стоит исключать и заинтересованность влиятельных лиц на уровне региона. При том, что администрация Алтайского края пока официально не комментирует изменившиеся взаимоотношения руководства «Изумрудной страны» и РСХБ.

А интерес к крупнейшему в крае агрохолдингу сейчас еще выше, поскольку предполагается, что при вступлении в ВТО дотации сельхозтоваропроизводителям будут целевыми, в том числе и на каждую имеющуюся в хозяйстве корову. А если учесть, что в «Изумрудной стране» около 60 000 голов КРС — размер предполагаемой компенсации вполне сопоставим с частью долга Ассоциации перед банком. Значит, не исключено, что новый собственник преспокойно получит эти компенсации, поделится с «нужными людьми», продаст весь скот на мясо и уедет куда-нибудь на Гибралтар.

Но при любом из обсуждаемых вариантов итог будет один: резкий рост безработицы в алтайских селах.

Оригинал материала: ru-compromat.livejournal