Рейдеры для оборонки

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Оригинал этого материала
© solomin, origindate::15.11.2007

Рейдеры для оборонки

На руководящие роли ВПК выдвигаются люди с сомнительным прошлым вроде нового главы компании "Промпоставка" Мурада Сафина

Сергей Зверев

Мне всегда казалось, что на ключевых постах в оборонке случайных людей не может быть по определению. Во-первых, генералы от ВПК – это особая каста, в которую попасть сложнее, чем в масонскую ложу. Во-вторых, прежде, чем кого-то допустят к производству или торговле военной продукцией, бдительные спецслужбы просветят до седьмого колена.

Увы, от иллюзий рано или поздно приходится избавляться. Как только после десятилетия глубокого кризиса у ВПК появились деньги, в отрасль ринулись люди с сомнительным прошлым.

Молодо, но не зелено

Не так давно в оборонке зажглась новая звезда – относительно молодого управленца Мурада Сафина. Человека, сделавшего в ВПК по меркам директоров старой закваски прямо-таки головокружительную карьеру. Еще какие-то три-четыре года назад о нем никто не слышал, и вдруг Сафин возглавил одно за другим несколько ключевых оборонных предприятий.

Причем начал сразу с компании «Промпоставка» - дочернего предприятия «Рособоронэкспорта», специально созданной под решение очень масштабной, я бы даже сказал – государственной, задачи. Предполагалась, что «Промпоставка» возьмет на себя формирование экспортных заказов комплектующих изделий и ЗИПов, а «Рособоронэкспорт» сосредоточится исключительно на военной технике, вооружении и боеприпасах.

Идея, на первый взгляд, здравая. Новая структура, владея информацией о потребностях зарубежного рынка в запчастях, должна была организовать кооперацию из предприятий ВПК, распределяя среди них заказы. Контроль «Рособоронэкспорта» над «Промпоставкой» служил гарантией того, что эта коммерческая компания будет блюсти интересы государства и оборонного комплекса, а не просто зашибать деньги на посреднических услугах. На роль главного координатора по ЗИПам и комплектующим и назначили никому не известного Сафина. Словом, хотели как лучше, а получилось, как всегда.

Чем был обусловлен этот выбор, судить не мне. Видимо, у этого молодого человека были перед Родиной и «Рособоронэкспортом» какие-то особые заслуги, которые автору этих строк не известны. Справедливости ради надо отметить, что одно время он числился в штате главного российского продавца оружия, но сколь-нибудь заметного следа там не оставил. Зато изрядно наследил, занимаясь коммерцией.

Левая нога Березовского

В 1995 году двадцатипятилетний Мурад Сафин прошел начальные курсы тюремных университетов. Три месяца он провел за решеткой по подозрению в совершении тяжкого преступления. Ему инкриминировали участие в похищении человека. Сафину вменялось сразу две статьи Уголовного кодекса РФ – вымогательство и похищение документов. Но каким-то чудом (а скорее всего благодаря своему брату Ильясу, который был заместителем председателя совета скандально известного Российского фонда инвалидов войны в Афганистане (РФИВА)) Мурад Дильшатович выкрутился из этой истории.

Ильяс, кстати, тоже провел четыре месяца в СИЗО. В ноябре 1994 года в подъезде собственного дома взорвали руководителя РФИВА Михаила Лиходея.

Через неделю по подозрению в совершении этого преступления задержали Ильяса Сафина - соратника экс-руководителя фонда Валерия Радчикова.

Однако доказать вину Сафина-среднего следствию не удалось.

Что касается его младшего брата, он после выхода из мест не столь отдаленных сделал прямо-таки головокружительную карьеру. Спустя три года Мурад Сафин объявится в ближайшем окружении самого Бориса Березовского.

В тот момент БАБ был в самом расцвете сил, ходил в Кремль как к себе домой. И стать его пускай не правой рукой, но доверенным лицом, дорогого стоило. Сафин несмотря на свою молодость такое право заслужил.

Березовский на него, как говорится, поставил. В августе 1998 года в авиакомпании «Трансаэро» произошел практически бескровный переворот.

Борис Абрамович, владевший контрольным пакетом акций авиакомпании, избрал подконтрольный себе совет директоров, во главе которого стал ныне беглый Бадри Патаркацишвили. В совет также вошли Юлий Дубов и Александр Красненкер. Первый, как известно, эмигрировал в Лондон вслед за своим патроном, второй – был сначала осужден за хищения в «Аэрофлоте», а затем скончался в одной из московских больниц.

Первое, что сделал новый совет – отправил в отставку прежнего и многоопытного генерального директора Николая Кожевникова и посадил на его место не по годам хваткого Мурада Сафина. И хотя директорское кресло Сафин занимал недолго, этот факт в биографии без сомнения серьезно повлиял на его дальнейшую карьеру. Право называться «человеком Березовского» до определенного момента давало очень большие преференции.

Чем Мурад Дильшатович с успехом пользовался, пока его патрон в 2000 году не сбежал от российского следствия в Лондон. Но нет, как говорится, худа без добра. В том же году в трудовой книжке Сафина появилась запись о новом месте работы – «Рособоронэкспорт». Являясь штатным сотрудником режимной госкомпании, Сафин одновременно умудрялся подхалтуривать в нескольких коммерческих фирмах. Причем в одной из них – инвестиционная компания ЗАО «Сафа» - он числился генеральным директором и единственным владельцем.

Тихой «Сафой»

Именно с этой компанией и связана дольно громкая и скандальная история, выплеснувшаяся несколько лет назад на страницы газет. Тогда еще мало кто знал о таком понятии как рейдерство. Корпоративные войны случались и раньше, но они, как правило, велись между олигархическими структурами за крупные предприятия. И правых в такой борьбе по определению не было.

Отбирать же чужую собственность – здание, магазин или просто офис - тогда еще было не принято. Так что Сафин со своей «Сафой» стал, можно сказать, первопроходцем.

Небольшое столичное швейное предприятие Виктора Голубя работает уже больше двадцати лет. «Голубь мода» шило женские и мужские костюмы, рабочую одежду для продавцов периодической печати, униформу для персонала молодежных игр в Москве. Но главное, ателье занималось ремонтом одежды. Основное богатство предпринимателя – это чуть больше 230 квадратных метров в старом трехэтажном здании 19 века, на Новослободской улице, принадлежавшее «Голубь моде». Вся эта площадь была занята под производство, пока домом не заинтересовался господин Сафин.

Его компания взялась реконструировать здание. Поначалу он вел себя вполне дружелюбно. Сафин даже подписал с «Голубь модой» договор, по которому сразу после окончания реконструкции обещал выделить швейному предприятию 230 квадратных метров. Но улыбался он недолго. Вскоре ателье в прямом смысле слова выкинули на улицу. Люди пришли на работу, а их дорогостоящее оборудование – под открытым небом. Сафинские люди не стали дожидаться переезда ателье и разобрали крышу. В результате осадки привели в негодность часть швейных машин.

Реконструкция длилась около четырех лет, и все это время Виктор Голубь терпеливо ждал, но так ничего не дождался. Здание реконструировали, но малому предприятию Голубя места там почему-то не нашлось. Более того, с подачи Сафина против предпринимателя затеяли судебный процесс. Спустя почти десять лет Голубю стали доказывать, что помещение на Новослободской он выкупил… незаконно. Несложно догадаться, что ателье на свои прежние квадратные меры так и не вернулось. Зато у «Сафы» все в полном порядке. На месте старого здания прямо возле метро стоит большой торговый комплекс, с которого хозяин фирмы регулярно снимает жирные сливки.

Я понимаю, что участие в рейдерских захватах, по мнению некоторых чиновников – это своего рода бонус к положительной характеристике. С таким легко договариваться: хваткий, оборотистый, понимает с полуслова, кому и сколько нужно дать. Но как-то не хочется верить, что при назначении Сафина на должность главного распределителя экспортных заказов на ЗИПы и комплектующие, большие люди из Рособоронкспорта руководствовались лишь этими «заслугами» молодого, но уже искушенного в отъеме чужой собственности менеджера. Видимо, были и другие не менее весомые аргументы.

Хорек в курятнике

Можно предположить, что пробивной Сафин должен был мобилизовать «тяжелых на подъем» генералов от ВПК на решение стратегической задачи – обеспечить в избытке зарубежных покупателей российской техники комплектующими и ЗИПами. Ни для кого не секрет, что от этого напрямую зависят объемы продаж боевой техники. Кто станет покупать танк, самолет или корабль, если к нему затем нельзя будет приобрести запасные части.

По оценкам экспертов, сегодня потребность в ЗИПах российскими поставщиками удовлетворяется лишь на 5-6 процентов. В денежном эквиваленте – это около 1 миллиарда долларов. Именно столько выручила Россия в прошлом году от продажи запасных частей и принадлежностей за рубеж. И что примечательно, после того, как между Рособоронэкспором и оборонными предприятиями появился посредник в лице «Промпоставки» во главе с Сафиным, эти показатели стали неуклонно снижаться. Проблема, как говорят сами директора, в непомерном аппетите поднаторевшего на рейдерских захватах чужой собственности директора. Сафин предлагал заводам делать продукцию чуть ли не по себестоимости. Кто-то от безысходности соглашался на кабальные условия. Другие отказывались работать с посредником, который решил тупо «нагнуть» отрасль, пользуясь поддержкой «Рособоронэкспора». Характерно, что даже тем, кто выполнял заказы «Промпоставки», Сафин платил не сразу. Директорам приходилось бегать за молодым, но дикорастущим начальником, чтобы получить свои деньги.

В результате вместо управляемой и взаимовыгодной кооперации оборонщиков, удовлетворяющей потребности иностранных заказчиков в остронеобходимых ЗИПах, получился базар. Чтобы поместиться в прокрустово ложе цен, которые устанавливают непонятные люди с сомнительным прошлым, некоторые предприятия вынуждены экономить на всем, в том числе качестве своей продукции. Другие вообще отказались сотрудничать с «Промпоставкой». Это привело к предсказуемому результату – срыву целого ряда важнейших экспортных контрактов и снижению объемов продаж комплектующих и ЗИПов. Так Сафин со своей командой серьезно подвел компанию «Северная верфь». Подобная ситуация, не могло не сказаться на отношении к нашему ВПК со стороны ряда крупных иностранных заказчиков.

Чтобы как-то выправить положение, «Рособоронэкспорту» пришлось создать специальное подразделение, которое дублирует функции «Промпоставки».

Можно расценивать поведение Сафина как элементарный непрофессионализм.

Но, генеральные директора, похоже, придерживаются иного мнения. Они сравнивают руководителя «Помпоставки» с хорьком, оказавшимся в курятнике – кого не съем, то придушу. Если можно из предприятий выжать все соки, почему этого не сделать? Мурад Дильшатович хорошо усвоил уроки своего патрона Бориса Березовского. Тот не гнушался снять последнюю рубаху с нищего.

Возможно, с точки зрения абстрактной коммерции это объяснимо, но речь идет о стратегической отрасли, которая практически полностью контролируется государством. Ничего кроме вреда оборонке такие методы ведения бизнеса принести не могут. И Сафин доказал это на практике.

В последнее время он сменил место работы. С ЗИПов и комплектующих молодого управленца перебросили на госпредприятия «Научно-технический центр оборонного комплекса «Компас» и «Центральный научно-исследовательский институт экономики, информатики и систем управления». Казалось бы - понижение в иерархической лестнице. Но это только для непосвященных. Тот же ЦНИИ СУ не просто научный институт, а структура, которая занимается своего рода аудитом оборонных предприятий.

Прежде чем «Рособоронэкспорт» разместит где-то заказ, на завод сначала придут проверяющие из этого НИИ. Именно они будут решать можно работать с заводом или нельзя. Представляете, какой это мощный рычаг для давления? А возможно и для злоупотреблений, учитывая богатый прошлый опыт господина Сафина. Интересно, чем он удивит оборонщиков в этот раз?