Рейд садовы вредителей

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Чиновники из администрации Пензенской области, действуя в интересах земельных рейдеров, готовы разорить эффективное сельскохозяйственное предприятие

1243419893-0.jpg Среди редакционной почты это обращение выделялось особой безысходностью. А еще количеством подписей. Без малого, сто работников пензенской агрофирмы «Плодпром — Беково» сообщили о том, что скоро окажутся на улице. Причем, вовсе не по вине кризиса. Свою работу они теряют в нескончаемых тяжбах с земельными рейдерами, на стороне которых в едином строю выступают чиновники Пензенской областной администрации, суды сразу трех российских регионов и надзирающая за правильным исполнением законов прокуратура

Дефолт яблоневого сада

История этого предприятия для нашего времени типична. Государственное унитарное предприятие «Беково», обладавшее обширными яблоневыми садами, к 1996 году развалился напрочь. В 2001 году спасти разоренное садоводческое хозяйство пробовала одна столичная компания. Хватило москвичей на полгода: столкнувшись с местными нравами и потеряв массу денег, инвесторы отступили. После этого ГУП «Беково» окончательно впало в кому, а его руководители разбежались. Чтобы погасить долги по социальным и прочим платежам, в 2003 году имущество садоводческого хозяйства было выставлено на торги судебными приставами. Победителем аукциона стала ООО Агрофирма «Плодпром — Беково», выкупившая практически все имущество предприятия, за исключением пары безнадежно разрушенных зданий и сельского магазина.

Инвентаризация много времени не заняла. А вот земельный вопрос удалось решить не сразу. Просьбу заключить договор аренды земли инвесторы адресовали областному Министерству государственного имущества. Ведомство, в лице начальника департамента по земельным отношениям, в ответ выразило недоумение. К землям разоренного ГУПа чиновники не имели ровным счетом никакого отношения. Зато в сельской администрации к просьбе инвесторов отнеслись благожелательно. Договор об аренде 1035 гектаров земли на 25 лет, подготовленный сельской администрацией, был оформлен в Регистрационной палате без лишних проволочек. Заросшие фруктовые плантации, расположенные на земле, арендованной Агрофирмой «Плодпром — Беково», были переданы ей в безвозмездное пользование. Единственное условие было сформулировано предельно кратко: сады нужно было привести в порядок. Вложив около шестидесяти миллионов рублей, Агрофирма «Плодпром — Беково» привела в образцовый порядок около трехсот из 642 гектар садов. А еще — отремонтировала и запустила завод по производству фруктового повидла и пюре, распахала и засеяла элитной пшеницей брошенные поля, создала собственную животноводческую ферму, открыла рабочую столовую, полный обед в которой до сих пор стоит 35 рублей. И запустила собственную программу социальной помощи, отмеченную потом дипломом губернатора Пензенской области и целым рядом наград независимых благотворительных фондов.

Разорившееся предприятие тем временем жило своими, постдефолтными заботами. В 2005 году конкурсным управляющим ГУП «Беково» становится господин Фомичев. К тому времени из всего имущества в его распоряжении остался один магазин. Его Фомичев незамедлительно продал местным коммерсантам, после чего обратился в арбитраж с просьбой начать процедуру банкротства предприятия по упрощенной схеме и увольняется. Взамен него конкурсным управляющим стал некий Трубин. Собственность, некогда принадлежащая госпредприятию, к тому времени начала приносить реальный доход. А потому, конкурсный управляющий предпринял отчаянную попытку ее вернуть, засыпав все инстанции жалобами на «коммерсантов», которые «захватили землю и сады». Тем временем, по району поползли слухи о подоплеке неожиданной активности компании — банкрота. Оказывается, в Бековскеом районе Пензенской области появились коммерсанты из Набережных Челнов с большими деньгами. А конкурсный управляющий их друг.

Судебный дебют закончился для Трубина плачевно. Первый заместитель председателя Пензенского арбитражного суда Захарова, в иске отказала: вышли все сроки давности. Следующий судебный процесс закончился тоже в пользу Агрофирмы «Плодпром — Беково». Правда, в решении суда была небольшая, но знаковая оговорка. Судья Радин отказал Министерству государственного имущества Пензенской области и конкурсному управляющему Трубину. Но, в мотивировочной части, он назвал договор об аренде земли незаключенным: договор был заключен 14 февраля 2003 года, а в кадастровом паспорте значится другая дата — 20 февраля 2003 года. Обычное, для российской бюрократии, дело: чиновники затянули рассмотрение заявки. Тем не менее, судья Радин оставляет в деле настоящую юридическую мину. И сразу же уходит на повышение, получив место заместителя председателя суда.

Прореживание садоводов

Рейдерские налеты, если верить экспертам, начинаются в залах суда, и там же заканчиваются. Правда, из этого правила бывают исключения. Первая атака на Агрофирму «Плодпром Беково» была предпринята в стенах высокого чиновничьего кабинета. Вызвав генерального директора предприятия в областной центр, руководитель Мингосимущества пензенского правительства, в присутствии пятнадцати человек, включая представителя прокуратуры, открыто предложил «отдать сады». А когда его пожелание было отвергнуто, вчинил, на пару с конкурсным управляющим Трубиным, иск о неосновательном обогащении. Кстати, конкурсный управляющий впоследствии все же смог «заработать» на садах, ухитрившись продать за четыре миллиона многолетние насаждения, уже переданные правительством одной частной компании.

На первых порах, все шло по закону. Казанский суд, рассмотрев кассацию, даже отменил злосчастное определение пензенского судьи Радина, отметив, что он «вышел за рамки иска». Удалось отбить и надуманное обвинение в неосновательном обогащении: никаких документов о праве владения садами у подавшего иск конкурсного управляющего не было. Затем ситуация изменилась. Коммерсанты из Набережных Челнов, проявлявшие до этого острый интерес к садам Бековского района, в перспективах судебной тяжбы разочаровались. Зато их место заняла компания «Сады Придонья», уже занявшая обширные земли, как в Пензенской области, так и в соседних регионах. Средств и желания вести судебные баталии у гостей хватало с избытком. Со временем в Казани начали судить так же, как в Пензе. На заседания ездил лично министр Шутов. Жил в дорогих отелях. И требовал потом возместить дорожные расходы. А потом сами рейдеры «вышли за рамки иска».

Эту фазу корпоративного конфликта эксперты называют «прессингом», а рядовые обыватели «наездом». Однажды, без формального объявления войны, в контору Агрофирмы «Плодпром — Беково» заявились серьезные ребята, до боли похожие на персонажей криминального телесериала «Бригада», и посоветовали «не дергаться». Вслед за ними нагрянули с традиционными «маски-шоу» бойцы РУБОПа. Силовая акция была дополнена негласными экономическими санкциями. Для начала, предприятию перекрыли кредитную линию и лишили положенных дотаций. В придачу, заблокировали уже раскрученную товарную марку повидла и пюре: пензенским торговым организациям категорически «отсоветовали» приобретать продукцию Агрофирмы «Плодпром — Беково». Поучаствовала в травле садоводов и местная прокуратура. Каждый год представители этого ведомства проверяли работу местных властей, и не находили никаких нарушений. А через три года после заключения договора, позвонив в обед главе Волыщинской сельской администрации, прокурор района потребовала собрать депутатов, и отменить договор земельной аренды, заключенный с Агрофирмой «Плодпром — Беково».

Лобовой удар закончился ничем. Провалилась и попытка снять обременение с земли в суде. Зато обходной маневр выглядел настоящим прорывом. Своим решением правительство Пензенской области передало землю и многолетние насаждения вновь открывшейся организации «Бековские сады». Единственным преимуществом карликовой компании, не имеющей собственной базы, была тесная связь с фирмой «Сады Придонья». Действительно, хозяева «Бековских садов» вели себя не по «росту» агрессивно, выставив на полевых дорогах самодельные шлагбаумы. Причем, в охрану были наняты вчерашние «несуны». Сделано это было с умыслом: пойманные за руку воришки имеют большой зуб на бывших сторожей. Спорить с такими охранниками бесполезно. От жалоб на самоуправство толку тоже не было. Правда, один такой пост лично разогнала местный прокурор.

Мертвая юридическая душа

Народный бунт редко возникает без причины. Вот и в Бековским районе предреволюционная ситуация сложилась не сразу. Некогда процветающий район находится на грани полного развала. На плаву держится райпищекомбинат, колхоз да Агрофирма «Плодпром — Беково». Но ее коллектив кипит от возмущения. Нужно обрабатывать землю. Без сырья вот-вот встанет восстановленный заводик. Более ста человек вот-вот окажутся на улице. У всех семьи. Но браться за вилы, как это делали русские крестьяне, тоже не выход.

Дать отпор рейдерам может только суд. Благо, для него у садоводов есть весомые аргументы. В свое время прокурор, разбирая поведение конкурсного управляющего Трубина, обмолвилась, что его предприятия нет в государственном реестре. Действительно, подтверждающий это документ, подписанный заместителем министра Госимущества Пензенской области, кардинальным образом меняет весь ход судебного спора. Оказывается, еще в 2001 году судебные приставы обратились в областное Мингосимущество с запросом, является ли это ведомство собственником ГУПа. Ответ поступил из канцелярии замминистра: Бековский районный суд лишил ГУП «Беково» статуса государственного предприятия, а потому, «во исполнение решения Бековского районного суда, вступившим в законную силу, распоряжением Мингосимущества ГУП «Беково» исключен из государственного реестра». Понятно, что все бумаги, подписанные конкурсным управляющим несуществующего ГУПа, включая договор о продаже садов, были недействительными изначально. Агрофирма «Плодпром — Беково» готова доказать это в суде. Вот только рассматривать иск будет судья Мещерякова, которая в течении четырех лет продлевала срок конкурсного управления несуществующего ГУПа. И нет ничего случайного в том, что еще до начала процесса она отказалась принять обеспечительные меры для защиты садов от неумелого хозяйствования захватчиков.

Конечно, сколько бы денег не тратили рейдеры на пресловутый «административный ресурс», обойти закон трудно. Решения казанских, самарских, пензенских судов, которые были вынесены до вмешательства властей, изменить уже нельзя. Зато можно задушить предприятие блокадой. В своем программном заявлении президент России Дмитрий Медведев прямо запретил «кошмарить» бизнес. Но здесь, в Бековском районе, его не «кошмарят», а уничтожают. Для того, чтобы спасти одно из немногих работающих предприятий района, достаточно обеспечить строгое исполнение закона. Но обеспечить беспристрастность суда и нейтралитет местной власти может только федеральный центр. Причем, речь идет не только о судьбе ста с лишним человек, чей труд, работу и будущее присвоили рейдеры. В справедливом исходе дела заинтересована сама «властная вертикаль», гарант нашей державной стабильности. Новая волна обезземеливания крестьянства, как предупреждают эксперты — политологи, дает сегодня множество очагов социальной неустроенности. Но что еще хуже земельное рейдерство губит село, размывая опору, на которой всегда стояла и стоит до сих пор российская государственность.

Оригинал материала

«Пресс — Атташе.Ру» от origindate::26.05.09