Рейман Подружился С «нак»

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Руководители "Национального антикоррупционного комитета" сменили ориентацию

1126616983-0.jpg Если доклад «Национального антикоррупционного комитета» (НАК) о злоупотреблениях в российской отрасли связи вызвал, в свое время, бурный интерес общественности, то последнее заявление председателя НАК Кирилла Кабанова породило столь же массовое изумление. На пресс-конференции Кабанов неожиданно дезавуировал доклад собственной организации, объявив его «недостоверным, вследствие отсутствия уверенности в неангажированности его авторов».

В принципе, заявление о том, что нельзя «использовать ресурсы НАК для достижения преимущества в споре хозяйствующих субъектов по вопросу принадлежности пакета акций ОАО «Мегафон», никаких особых возражений вызвать не может. Даже, несмотря на то, что НАК – всего-навсего не имеющая юридического лица общественная организация, формально никак не связанная с государственными структурами. И, тем не менее, ресурсы антикоррупционного комитета – это одно, а заключение экспертов – совсем другое. Тем более, что инспекцией занимался столь близкий господину Кабанову фонд Георгия Сатарова «Индем». Кабанов должен был иметь весьма веские основания для того, чтобы фактически заявить, что его ближайшие соратники по Комитету, проводя со своими экспертами работу по подготовке доклада, были ангажированы одной из сторон конфликта вокруг акций «Мегафона», в целях достижения одной из конфликтующих групп личных экономических интересов.

Впрочем, по порядку. В июле НАК обнаружил следы масштабной коррупции. И выпустил 500-страничную аналитическую записку (Доклад) под названием «Оценка эффекта от набора действий условной группы интересов и влияния в телекоммуникационной отрасли». В ней был подробно изложен финансовый анализ деятельности компаний связи, из которого следовало, что должностные лица Министерства связи и «Связьинвеста» нанесли государству ущерб в 619 миллионов долларов. В тот момент Кабанов, видимо, не подозревал, что работающие на его Комитет авторы Доклада могут быть ангажированными. Поэтому и разослал его по всем возможным (но тщательно отобранным) адресам – премьер-министру, в Минэкономразвития, КРУ Президента, ФСФМ, Счетную палату, Совет безопасности и другие высокопоставленные ведомства. И таким образом, вопреки собственным установкам, непосредственно вмешался в конфликт вокруг спорного пакета акций ОАО «Мегафон», который разгорелся между компанией «Альфа-Эко» и бермудским фондом IPOC, связанным министром связи Леонидом Рейманом. То есть, если говорить конкретно, в тот момент Комитет Кабанова и фонд Георгия Сатарова, фактически, обвинили Реймана в нанесении ущерба государству. А теперь Кабанов резко ретировался и объявил доклад своего Комитета несостоятельным. Что же заставило ярых «борцов с коррупцией» неожиданно сменить ориентацию?

По официальной версии, озвученной Кабановым, Счетная палата РФ проверяла информацию, изложенную в Докладе НАК. И сочла ее недостоверной. Основываясь, якобы, только на заключении Счетной палаты, Кабанов и отказал в доверии собственному Докладу. Вообще-то спорами хозяйствующих субъектов должны заниматься арбитражные суды. Они, кстати, этим и занимаются. И у нас, и за рубежом. И акции «Мегафона» исключением не стали. Так при чем же здесь НАК?

Аналитики, хорошо знающие правила игры, абсолютно убеждены в том Кабанов с Сатаровым – игроки далеко не самостоятельные и во многом зависимые. Причем, зависимые не только от обстоятельств, но и от конкретных руководителей. В данном случае – от министра связи Леонида Реймана, который, видимо, сумел каким-то образом «убедить» соратников по Комитету дезавуировать Доклад. Неизвестно, какова реальная стоимость этих «убеждений». Но, видимо, высока, если Кабанов решился обратиться в Цюрихский трибунал Международной торговой палаты с требованием не учитывать положения подписанного ими Доклада при рассмотрении дела об обстоятельствах приобретения компанией LV Finance пакета акций ОАО «Мегафон». Для такого шага нужны очень веские причины. Даже если нет аргументов. Впрочем, скорее всего, «веские аргументы» Кабанову и Сатарову предоставил Рейман. А пресс-конференция, на которой Кабанов «дезавуировал» Доклад, — не что иное, как очередной этап борьбы Леонида Реймана за акции «Мегафона». А руководители антикоррупционного комитета в борьбе за средства связи норовят выступить в роли сверхпроводников.

Самыми интересными в этом контексте выглядят какие-то мифические угрозы, которым подвергался Кабанов. Или даже не они, а непонятно из чего родившееся утверждение, что эти угрозы «не могли исходить от Министерства связи». А от кого они исходили (если, конечно, они вообще были)? Что ж, если в результате этой борьбы победит Рейман, а Кабанов с Сатаровым тоже получат свою часть контрибуции, нам останется за них только порадоваться. Ведь победителей не судят. Особенно, если их дело – правое. Или – левое.

Илья Близнюк