Рейман объяснился

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Оригинал этого материала
© "Ведомости", origindate::06.12.2005, Фото: "Коммерсант"

Рейман объяснился

Он не владеет ничем, кроме нескольких акций "Северо-Западного Телекома"

Игорь Цуканов

Converted 20322.jpgМинистр информтехнологий и связи Леонид Рейман впервые решил публично опровергнуть поступающую с Запада информацию о своей причастности к выводу из страны активов стоимостью свыше $1 млрд. Правда, министр признался, что он не совсем порвал с бизнесом, — Рейман владеет миноритарным пакетом акций одной из “дочек” “Связьинвеста”, компании “Северо-Западный Телеком”.

На прошлой неделе прокуратура Франкфурта заявила, что не исключает участия российского министра информтехнологий и связи Леонида Реймана в незаконных сделках, лишивших государство активов стоимостью более $1 млрд. Речь идет о событиях 1995 г., когда была размыта 95%-ная доля подконтрольных государству Петербургской телефонной сети (ПТС) и “Санкт-Петербургского международного междугородного телефона” (СПб ММТ) в холдинге “Телекоминвест” и контроль над этим холдингом перешел в итоге к люксембургской First National Holding (FNH). Поскольку владельцем FNH долгое время (с 1996 по 2001 г.) называл себя немецкий Commerzbank, а весной 2004 г. настоящим владельцем компании объявил себя датчанин Джеффри Гальмонд, прокуратура Франкфурта начала расследование по поводу законности действий германского банка. Гальмонд — давний знакомый Леонида Реймана, но самого министра расследование не касается, подчеркнула в беседе с Reuters представитель франкфуртской прокуратуры Дорис Меллер-Шой, однако прокуроры не исключают, что именно он организовал незаконные сделки и скрыл выведенные активы в офшорных фирмах.

Сам министр решил развеять мифы и рассказал вчера журналистам о своей истинной роли в приватизации телекоммуникационных активов. Он не совершал незаконных сделок и не создавал никаких фирм — это все “предположения, основанные на догадках”, объявил Рейман. Правда, он в составе советов директоров ПТС и СПб ММТ действительно голосовал за уменьшение доли этих компаний в “Телекоминвесте”. Подконтрольные государству операторы не могли сами финансировать развитие компании и согласились, чтобы деньги вложил иностранный инвестор, — так он объяснил это решение. “Доли ПТС и СПб ММТ в "Телекоминвесте" уменьшились, но в денежном выражении они подорожали, так что сделка была экономически выгодной”, — резюмировал Рейман.

С конца 1980-х гг. по 1999 г. нынешний министр, по его словам, “достаточно часто” общался с Джеффри Гальмондом, который ныне называет себя владельцем 58% акций “Телекоминвеста”, 8% акций сотового оператора “Мегафон” (через фонд IPOC), 50% акций “Скай Линка” и других активов. Но, утверждает Рейман, он не был и не является партнером Гальмонда. Министр заявил, что ему принадлежат лишь “какие-то доли процента” в СЗТ — эти акции он получил еще при приватизации ПТС. “Работая в ПТС, я лишь пользовался услугами Гальмонда как юриста, — рассказывал журналистам Рейман. — С 1999 г. [когда Рейман был назначен членом правительства] мы общаемся значительно реже — может быть, раз в год”.

Чиновникам не запрещается владеть акциями — они лишь обязаны ежегодно декларировать их, говорит управляющий партнер юридической компании “Добронравов и партнеры” Юрий Добронравов. Но участие министра в “Телекоминвесте”, “Мегафоне” и других компаниях Гальмонда обернулось бы скандалом. “Если бы оказалось, что министр владеет этими активами, ему пришлось бы объяснять, откуда у него взялись средства на их приобретение”, — говорит аналитик “Атона” Елена Баженова. По ее оценке, только “Мегафон” стоит сейчас около $6 млрд, а совокупная доля “Телекоминвеста” (31,3%) и IPOC (8%) в сотовой компании — около $2,4 млрд. К тому же, если бы Рейман оказался совладельцем целой телекоммуникационной империи, это дало бы участникам рынка повод прямо упрекнуть министра в предвзятом отношении, добавляет аналитик другой крупной инвесткомпании.