Река не дрогнет?

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Фауна проголосует ногами против мегапроекта Шаймиева «Универсиада-2013». А флора его просто не переживет

1244118155-0.jpg Ровно год назад Казань, обойдя на круг два города из Кореи и Испании, получила право на проведение «Универсиады-2013». Казалось бы, есть повод сдвинуть бокалы, фужеры и ковши экскаваторов, работающих на сооружении спортивных объектов. Но дату слегка омрачило письмо из российского Гринписа отнюдь не поздравительного характера. Влиятельная природоохранная организация пишет Минтимеру Шаймиеву, что строительство стадионов в прибрежной зоне реки Казанки (она протекает через центр города) нанесет непоправимый ущерб экологии города, вызовет гибель ценных видов животных и растений, занесенных в Красную книгу. Гринпис выбрал адресата очень точно, и даже не потому, что Шаймиев — президент республики, а потому, что место строительства стадионов после некоторых разногласий указал лично он. О чем ранее с удовлетворением сообщила местная пресса.

На фоне бульдозерного наступления на Казанку уместно такое вот лирическое отступление:

Улетай подальше, птичья стайка,

Хоть за Волгу, в облачные дали.

Плачь, зверек несчастный

горностайка —

Дом твой искурочат тонны стали.

Лишь на фотографиях зеленым

Бережок останется Казанки.

Селезень посмотрит изумленно

На природы жалкие останки.

Кто это написал? Природоохранный прокурор? Чиновник из республиканского министерства экологии? Как бы не так! За стихотворчество взялся от отчаяния общественник — руководитель татарстанского отделения Социально-экологического союза Сергей Мухачев. Сергей Германович всю жизнь безвозмездно занимается охраной природы и пойму реки Казанки знает не хуже живущего здесь пока горностая. Он показывает, где тут раньше была протока, где был выход родниковых вод, где гнездятся совы, где останавливаются на пролете лебеди. Его рассказ заглушает то пение птиц, то визг пилы — строители поблизости расчищают очередную площадку под засыпку песком.

— Почему здесь водятся певчие птицы? — поясняет Мухачев. — Потому что тут они в безопасности: в мелком ивняке их гнезда не могут обнаружить главные враги — вороны.

Зато строители ничего не проворонят — все уничтожат подчистую. Спортивные объекты и их коммуникации с автомобильными стоянками займут около 40 гектаров прибрежной территории. А намывы островов и замывы акватории Казанки планируются на площади свыше 300 гектаров. Впрочем, строителям порученное дело тоже не в радость. Ранее в разговоре с Мухачевым они признавались, что не следовало бы губить природу и что-либо строить в этих местах.

Сергей Германович ссылается на документы прежних лет. Постановлением кабинета министров Татарстана река Казанка еще в 1996 году была признана уникальным природным объектом, памятником природы, имеющим федеральное значение, так как она впадает в Волгу.

Ну да, в 1996 году шла подготовка еще не к казанской, а к сицилийской универсиаде. Что там вырубали итальянцы, готовясь встретить гостей? Неужели оливковые рощи?

А в Казани в ту пору и до последнего времени считали, что акватория реки Казанки с зелеными зонами по берегам обеспечивает качество городской среды. Депутаты горсовета обсуждали вопрос о создании городского ландшафтного парка под названием «Островки Казанки». Концепция парка не так давно, в 2007 году, была одобрена на Всероссийской конференции по охране природы в Москве, и «Островки Казанки» были учтены в генплане города. А теперь все это забетонируют, и хоть трава не расти? Ладно бы обычная трава, а то ведь здесь растут (возможно, со времен сотворения мира) занесенные ныне в Красную книгу зубровка душистая, касатик сибирский, дремлик темно-красный, тайник яйцевидный и прочие растения, которые так удались Творцу, но не пришлись ко дворцу. Кстати, президентский дворец, где решалась судьба береговой флоры и фауны, находится наискосок — на другом берегу Казанки.

— Замывать федеральные целевые бюджетные деньги в пойму реки с таким ущербом для экологии, да еще в пору кризиса — мягко говоря, неправильно, — считает заведующая лабораторией водных экосистем Казанского государственного университета профессор Нафиса Мингазова. — Я за универсиаду, но не за разрушение природных объектов при ее проведении.

Нафису Мансуровну, мастера спорта по академической гребле, четырехкратную чемпионку России, конечно же, не заподозришь в том, что она против проведения в Казани крупного спортивного мероприятия, но ее доводы с убедительным документальным подтверждением вряд ли понравятся тем, для кого казанская универсиада — главным образом рычаг для поднятия престижа Татарстана. В проектах и на эскизах будущие спортивные сооружения на берегу реки выглядят так, что ахнут даже недавние главные конкуренты корейцы, которые по части организации соревнований, как говорится, собаку съели.

— Но на проектах же смещены пропорции, — говорит профессор Мингазова. — На них видятся чуть ли не океанские просторы, а реки-то не будет. Будет забетонированный канал! И зачем губить природу, если есть альтернативные варианты. Освободились территории старого ипподрома и старого аэропорта. Есть так называемая промышленная зона на берегу Волги, давно требующая реконструкции.

В лаборатории, которой руководит доктор биологических наук Нафиса Мингазова, подготовлен анализ градостроительной документации на соответствие природоохранным требованиям. В документе говорится, что в Казани в течение последних десятилетий при планировании городских территорий экологические вопросы стояли на последнем месте. В итоге в городе сложилась неблагоприятная экологическая ситуация, и сейчас она усугубляется начавшимся строительством объектов универсиады. Экспертиза ученых подводит к выводу, что при реализации гидронамыва песка на правом берегу Казанки нарушаются не только птичьи права, но и целый ряд законодательств: земельное, водное, градостроительное. Нарушается также Федеральный закон «Об особо охраняемых природных территориях», где прямо говорится: «На территориях, на которых находятся памятники природы, и в границах их охранных зон запрещается всякая деятельность, влекущая за собой нарушение сохранности памятников природы». И никаких скидок на показуху.

Бульдозеры утюжат берег Казанки даже в выходные, а официальные защитники природы молчат даже в рабочие дни. В пресс-службе министерства экологии и природных ресурсов Татарстана корреспонденту «Новой газеты» сказали, что рады бы прокомментировать ситуацию, но пока не могут: сделали запрос в Москву и ждут рекомендаций. В другой организации с названием отдел водных ресурсов Нижне-Волжского бассейнового управления по Республике Татарстан что-то знают, но с прессой разговаривать не хотят. Заместитель начальника Надежда Шинкарева так и заявила: «Жалуйтесь куда хотите — ничего говорить не буду!» А куда жаловаться на Нижне-Волжское управление? Наверное, в вышестоящее, в Верхне-Волжское…

А общественники тем временем собирают подписи и готовят акцию протеста. На массовость акции рассчитывать не приходится: летом люди не выходят на площадь, а выезжают на оставшуюся еще природу. Предвидя это, эколог-общественник Сергей Мухачев уже написал в рифму:

Ты не вышел на бульдозер,

И не стал с соседом в ряд —

Вот бульдозер и елозил,

Все вокруг круша подряд.

Удастся ли российскому Гринпису и местным энтузиастам как-то повлиять на происходящее? Как показывает практика, бульдозеры заднего хода не имеют.

Оригинал материала

«Новая газета» от origindate::03.06.09