Ректор таранного типа

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

Ректор таранного типа FLB: Ректор СПбГУ Николай Кропачев мечтает получить портфель главы Минобразования, протиснувшись в «угольное ушко» тандема

"У каждого чиновника есть мечта – стать еще более крупногабартным и влиятельным. Так, чтобы затем в Большой Энциклопедии было написано: «Пупкин - видный государственный деятель России ХХI века». Но для того, чтобы добиться таких зияющих вершин, нужно вовремя вписаться в извилистые повороты истории. Как правило, такая возможность предоставляется раз в четыре года по следам очередных выборов президента. Дорога из Петербурга в Москву уже многих избранных привела к Кремлю и его окрестностям. Многих, но не всех. Некоторые так и не попали во власть ни при Путине, ни при Медведеве. Но настоящий питерский чиновник никогда не теряет карьерного оптимизма. Жадно следит за новостями и ждет перемен. Этой осенью такой весточкой надежды для не званных и не востребованных стали обострившиеся сезонные размышления политологов о «разладе в тандеме». Дескать, президент Дмитрий Медведев уже достаточно окреп, уверенно чувствует себя на посту главы государства, а потому готов заняться формированием собственной команды. «Правительство ждут серьезные кадровые перестановки. Причем министерские портфели на этот раз достанутся тем представителям «питерских», что затаили обиду на прежнего главу государства.» По оценкам экспертов первым, в числе таких претендентов, сидящих на чемоданах, числится нынешний ректор СПбГУ Николай Кропачев, не сумевший сделать карьеру в эпоху президентства Владимира Путина. Кропачев мечтает получить портфель главы Минобразования, протиснувшись в «угольное ушко» тандема. «Политологическая» надежда Николая Кропачева Президента, как и короля, играет свита. Особенно, за его спиной. Пообтесавшись за полтора «медведевских» года в высоких кабинетах, царедворцы на пробу завели «политологическую шарманку»: 1) Пришла пора главе государства, который был «вынужден» работать с назначенцами премьера Путина, сформировать собственную команду. 2.) Сегодня, на исходе финансового кризиса, прежняя «двухглавая» модель себя исчерпала, пора всерьез усилить свою команду, проведя ряд кадровых перестановок в правительстве. 3.) С учетом возможного аппаратного сопротивления, Медведеву необходимо предпринимать первые шаги с максимальной осторожностью. Новая кадровая политика пройдет «обкатку» в ходе смены руководства «гуманитарного блока» кабинета министров. Схему намеченных рокировок «шарманщики» увидели, как ни странно, в интервью главы Минобразования Андрея Фурсенко. Комментируя для «Российской газеты» положения недавно принятого закона об особом статусе двух главных университетов страны - МГУ и СПбГУ, глава образовательного ведомства отметил, что кадровые решения по назначению ректоров вузов будут приняты президентом до конца года. Очевидно, что для продления полномочий действующих ректоров университетов не было нужды принимать закон о новом статусе. Вся соль этого закона, если отбросить малозначительные изменения статуса вузов, в механизме назначения ректоров. Теперь ректоров будет назначать президент, причем по собственной инициативе и без каких-либо согласований. Глава государства получил орудие кадровой политики, которое, как ружье на стене, обязательно выстрелит. Вопрос только в том, когда президент спустит курок, а главное - в какую сторону будет произведен залп. На первую часть вопроса Фурсенко ответил сам – назначение произойдет в ближайшее время. В то же время, заворачивают интригу политологи, рассуждая о возможных кандидатурах на посты ректоров, министр фактически поставил под вопрос целесообразность президентской реформы, заявив, что альтернатив действующим руководителям вузов нет. Хотя Фурсенко, безусловно, понимает, что президент вряд ли будет использовать столь ценный механизм прямого назначения просто для продления полномочий ректора МГУ Виктора Садовничего и ректора СПбГУ Николая Кропачева. По мнению политологов, закон об особом статусе университетов, в первую очередь, будет опробован на самом Фурсенко. Его, как одного из самых непопулярных министров, президент отправит руководить … МГУ. Не трудно догадаться, с какой формулировкой: «Университету нужна крепкая рука, опытный управленец, человек с багажом знаний. Вуз надо поднимать, молодой и энергичный Андрей Фурсенко как нельзя лучше подходит на этот пост…» и т.д. От таких предложений не отказываются. И хотя для Фурсенко пост ректора МГУ - это тупик с точки зрения дальнейшей карьеры, иного выбора, кроме как принять предложение президента, у него не останется. Соответственно, спустив министра в МГУ, Медведев сможет поставить на освободившееся место министра более подходящего человека. А кто у нас самый подходящий? Двух версий быть не может, а только одна - ректор СПбГУ Николай Кропачев. И вовсе не потому, что он, по расхожему и ничем не подтвержденному мнению, является «учителем Медведева». Логика виртуальной войны Карьерный взлет ректора петербургского университета как нельзя лучше укладывается в логику политологов-«шарманщиков» о «разгорающейся аппаратной схватке внутри правящего тандема». Например, исходя из этой логики, последние кадровые решения Дмитрия Медведева рассматриваются не иначе, как удар по интересам близких к Путину Михаила и Юрия Ковальчуков, контролирующих банк «Россия» и холдинг «Национальная Медиа Группа» (газета «Известия», телеканалы «Петербург - Пятый канал» и «Рен-ТВ»). Главная цель аппаратного прессинга при этом просматривается достаточно четко: каждая потеря в окружении этих влиятельных предпринимателей сужает поле финансовых и медийных возможностей самого Владимира Владимировича. (Как известно, рейтинг и влиятельность этих СМИ стремится к нулю) По этой же логике - первой жертвой атаки на владения братьев Ковальчуков оказался советник президента Михаил Лесин, поскольку отставка этого влиятельного чиновника, продвигавшего интересы «Национальной медиагруппы», «стала явной демонстрацией силы». Обычно, людей такого масштаба отстраняют тихо, «в связи с переходом на другую работу». Лесина же, как говорят, якобы уволили с «волчьим билетом», обвинив его в прогулах и злоупотреблении служебным положением. Зато крайне жесткое решение президента позволило его оппонентам сделать правильный вывод о характере следующих «зачисток». Греет чиновников-на-чемоданах и еще один политологический прогноз: взлом сложившейся бюрократической системы, скорее всего, начнется с отставки министра Фурсенко, который, так же, как и Лесин, известен своей близостью к братьям Ковальчукам. По версии - потеря этой фигуры, безусловно, еще не означает проигрыша всей битвы, но самым серьезным образом ослабит позиции путинской номенклатуры. Зато Медведев, пробив брешь в стройных рядах чиновников, лично обязанных премьеру своим назначением, получает возможность продолжить формирование своей команды… Ну, как тут не вспомнить о Николае Кропачеве? Понятно, что кандидат, призванный исполнить роль первопроходца в путинском правительстве, должен обладать весьма специфическими качествами. Прежде всего, это принадлежность к известному кругу лиц, именуемого номенклатурой. Кроме того, безусловная лояльность. Кропачев, вне всякого сомнения, обладает в полной мере обоими качествами. И что самое главное, ему не нужна дополнительная мотивация для работы на стороне Медведева. Ведь главным вопросом в данном случае является не «с кем дружить?» а «против кого дружить?». Муниципальный тяжеловес Несмотря на личное знакомство с Путиным, Николай Кропачев за долгие годы так и не смог выбраться из Петербурга. И пока его более удачливые коллеги переезжали в столицу, он даже на городском уровне вынужден был довольствоваться ролями второго плана. Не получая никакой поддержки из Москвы, Николай Кропачев попытался повысить свой политический вес собственными силами. Например, будучи председателем Уставного суда Петербурга, он затеял конфликт с администрацией Валентины Матвиенко. Суд под руководством Кропачева принял решение о незаконности создания и функционирования в течение нескольких лет администрации губернатора. На этот прямой и неожиданный выпад последовал пропорциональный ответ – Кремль поддержал Валентину Матвиенко, и вот уже в самом Уставном суде разгорелся коррупционный скандал, а его председателя заподозрили в растрате бюджетных средств. В конечном итоге Кропачеву пришлось покинуть суд, вернувшись на родной юрфак. Таким образом, ему было наглядно продемонстрировано, кто состоит в команде, а кто нет. Почему Владимир Путин не захотел продвигать Кропачева по карьерной лестнице – неизвестно. Возможно, дело – в разговорах о возможных сомнительных контактах питерского юриста с группировкой осужденного на днях «авторитета» Владимира Барсукова (Кумарина). Об этих связях неоднократно рассуждали городские и федеральные СМИ. Есть версия, что карьерному росту Николая Кропачева мешала завоеванная им репутация конфликтного человека, не умеющего строить отношения с коллегами и подчиненными – об этом говорят многочисленные скандалы в Уставном суде и петербургском университете, зачастую завершавшиеся увольнениями противников Кропачева. Впрочем, причины, по которым он долгое время топтался на одном месте, не столь существенны. Они имели значение для Владимира Путина. А Кропачев, видимо, наслушавшись «мудрых» политологов, доверчиво надеется на то, что теперь Дмитрию Медведеву важно другое - сформировавшееся за время этого ожидания «охлажденное» отношение к нынешнему премьеру. Так что благодаря этой особенности личности Николая Кропачева, Дмитрий Медведев может получить в его лице аванпост в правительстве – своего рода стартовую площадку для проведения дальнейших кадровых перестановок. В лояльности будущего «видного государственного деятеля» Кропачева сомневаться не приходится. Главное просочиться…"
631e1fcac8dc17991f13cb1db2038ef8.gif

Ссылки

Источник публикации