Религиозный экстремизм в Центральной Азии

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Является ли Казахстан «точкой прорыва»?

1236259352-0.jpeg Центральная Азия всегда являлась зоной привилегированных интересов России. Однако с распадом Советского Союза и отменой единой идеологической платформы в эти республики хлынули различные пропагандистские силы, в особенности религиозно-экстремистского толка. Почем нынче опиум для народа и чем живут сегодня наши ближайшие соседи?

Узбекистан

Здесь Ислам даже в период расцвета советского атеизма имел наиболее прочные традиции. Даже комсомольская молодежь отправляла молитву и иные обязанности мусульман. Поэтому с обретением независимости Исламское движение Узбекистана стало одной из наиболее влиятельных политических сил, с которым приходилось сверять часы даже действующей власти, а лидер данной группировки Джума Намангони рассматривался некоторыми силами как реальная альтернатива Исламу Каримову. При этом сам Намангони вел активную политическую деятельность, выступал в средствах массовой информации, имел тесные контакты с режимом Талибан и, как утверждают СМИ, вел личную дружбу с самим Усамой Бен Ладеном.

Ситуация резко изменилась после гибели Джумы Намангони. Его преемник и ученик Тахир Юлдашев принял для себя более системную стратегию, направленную на завоевание верховной власти в стране. В этот период ИДУ превратилась в стройную политическую силу с тесной сетью филиалов по всей республике. Неизвестно, какой сценарий готовили для себя узбекские ваххабиты, но опытный политик Ислам Каримов сумел переиграть своих оппонентов и их заокеанских консультантов – в мае 2005 года им было жестко подавлено массовое выступление сторонников ИДУ. Действия официального Ташкента вызвали бурю эмоций западных правозащитников и мировых лидеров, однако почему-то «объективные» западные СМИ умолчали, что выступление исламистов сопровождалось захватом тюрем, освобождением заключенных преступников, вооружением фанатиков и призывами к свержению конституционного строя. Действия узбекского коллеги поддержали лишь Владимир Путин и другие партнеры по СНГ.

Благодаря жесткой позиции Ислама Каримова после мая 2005 года ситуация в религиозной сфере Узбекистана была нормализована и на сегодня угроза прихода к власти исламских фундаменталистов фактически исключена.

Кыргызстан

Вместе с тем, приходится констатировать, что после провала в Узбекистане большинство идейных вдохновителей единого исламского государства перекочевали в соседние Казахстан и Кыргызстан.

Более того, по одной из версий в числе участников мартовской революции тюльпанов было немало легионеров из Узбекистана и других стран. Не исключено, что лидеры исламского движения тоже были вдохновителями беспорядков, поскольку свержение светского режима Акаева также являлось частью их последовательной стратегии. Тем более, что в последние годы Ошский регион традиционно являлся центром кыргызского ваххабизма. Как бы там ни было, последователи Джумы Намангони достаточно прочно обосновались в южном Кыргызстане и свободно ведут рекрутирование сторонников по всей республике.

Вместе с тем, среди основных ваххабитских лидеров Кыргызстана на сегодня наблюдается определенное соперничество и на руководящую роль пока не выдвинут ни один из них. Не исключено, что данная несогласованность является результатом тонкой игры кыргызских спецслужб, ведущих эффективную подрывную работу в лагере фундаменталистов. Однако вряд ли подобная тактика может быть долгосрочной.

Казахстан

Самым лакомым кусочком из всего среднеазиатского пирога, безусловно, является именно эта богатая природными ресурсами республика. Активной деятельности религиозных сил самого различного толка здесь способствует и относительно либеральное законодательство, а также обязательства, принятые на себя в рамках председательства в ОБСЕ. Сегодня в Казахстане крайне пестрая палитра религиозного ландшафта, в котором себя комфортно чувствуют и баптисты, и кришнаиты, и ваххабиты. Причем наиболее активную борьбу казахстанские спецслужбы ведут именно с ваххабитами, многие из которых являются вынужденно мигрировавшими легионерами из ИДУ.

Однако, вопреки привычным правилам, наибольшую опасность эксперты видят не в ваххабитах, а в новомодном казахском исламском течении коранитов, в кратчайшие сроки оформившихся в реальную политическую силу.

Новая религиозная доктрина родилась в нефтеносном Атырау и получила полномасштабную поддержку местной исполнительной власти в бытность ее руководителем Аслана Мусина. Это перестает быть удивительным, когда становится известно, что лидером нового исламского течения является сын тогдашнего губернатора Асылбек Мусин. Благодаря финансовым и организационным возможностям, течение в кратчайшие сроки получило распространение на всю республику, включая Алма-Ату и Астану. Идеологическим центром стало Общественное объединение «Iзгi Амал» и Конгресс мусульманской молодежи, а главным ресурсами – газета «Наш Мир» и целый ряд мощных интернет ресурсов. Причем в ряды новоиспеченных религиозных ортодоксов началось вступление представителей высшей политической и бизнес элиты.

Привлекательность нового религиозного течения местный истеблишмент нашел в отсутствии запретов – кораниты полностью отрицают сунну Пророка Мухаммеда и запреты на спиртное и прелюбодеяние. Соответственно, получается, можно оставаться праведным и потреблять виски в сауне.

Новым этапом в развитии религиозного течения стал перевод Аслана Мусина в Астану, сначала спикером парламента, а затем и руководителем назарбаевской Администрации. С этого момента деятельность Общественного объединения «Iзгi Амал»получило поддержку всех региональных властей и даже в кризисный период кораниты получают ощутимую помощь из бюджетов и местных бизнес-кругов. Хотя, по мнению большинства наблюдателей, в данном случае главным фактором являются не идейные симпатии доноров, а административное давление отца лидера секты. С именем Аслана Мусина связывают и бурные дискуссии вокруг законопроекта «О религиозных объединениях», призванном по замыслу Назарбаева поставить барьер на пути катастрофического распространения по Казахстану различных сект и течений. Парадоксально, но послушный доселе парламент в данном вопросе стал проявлять завидную принципиальность, что наблюдатели склонны связывать с влиянием коранитов.

Как бы там ни было, по мнению экспертов сегодня кораниты являются наиболее вероятными претендентами на власть, поскольку в отсутствие полноценных оппозиционных партий и ярких лидеров они представляют собой стройную монолитную организацию со всеми политическими атрибутами, жесткой внутренней дисциплиной и мощнейшими медиа-ресурсами. Сами кораниты называют Асылбека Мусина лидером казахского народа и считают его будущим президентом страны (в прошлом году из Конституции Казахстана устранена норма, ограничивающая минимальный возраст кандидатов в президенты). Хотя местные эксперты считают, что на эту роль больше подходит его отец Аслан Мусин, прошедший все этапы карьерного роста и на сегодня занимающий ключевую позицию в стране. Подобный сценарий дает объяснение его активной поддержке новомодной молодежной религии, сумевшей объединить под своим началом более 100 тысяч фанатиков новой формации.

Оригинал материала

«Наша Версия» от origindate::15.02.09