Рента для телохранителя

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Оригинал этого материала
© "Газета.Ру", origindate::21.10.2004

Рента для телохранителя

Converted 17684.jpg

Директор ФСО Евгений Муров

Практически забытая после отставки Александра Коржакова Федеральная служба охраны возвращается в публичный бизнес. Громадный потенциал службы в первую очередь был востребован на таких непростых рынках, как водочный и строительный, и надо сказать, что ФСО пока оправдывает доверие партнеров.

В начале этого года с проектом сертификации кремлевских поставщиков выступило управление делами, однако у этого ведомства перехватили инициативу более деятельные чиновники. Ныне права на это звание принадлежат Федеральной службе охраны, а торгует им Гильдия поставщиков Кремля. Первым ее клиентом и, соответственно, первым официальным поставщиком Кремля стала компания РВВК, владелец водочного брэнда «Флагман».

Формально цена вопроса невелика. Сертификат официального поставщика стоит 2,25 млн рублей, просто поставщика – 1,5 млн, члена гильдии – 750 тыс. Однако многие потенциальные клиенты гильдии считают, что это слишком дорого. Возможно, их смущает сами по себе цифры 0,75, 1,5 и 2,25 млн рублей, но не исключено, что дело в одном из пунктов договора, согласно которому в пользу гильдии отчисляется «до 1,5% от выручки сертифицируемой продукции». Для многих это дороговато.

Однако для РВВК заявленные цены оказались более чем приемлемыми. Решение подружиться с кремлевскими охранниками и по мере сил поддержать их материально компания, владеющую брэндом «Флагман», приняла в не самый простой для себя момент: вот уже который месяц ее осаждает Федеральная антимонопольная служба. ФАС не без успеха пытается ограничить, а в идеале и вовсе запретить рекламу «сопутствующих» водке товаров: слабоалкогольных коктейлей, конфет и т. п. Весной соответствующие поправки, подготовленные службой, будут, как ожидается, направлены в Думу.

Активность ФАС на этом фронте беспокоит всех производителей крепких напитков, но «Флагман», надо полагать, в особенности. Бюджет рекламной кампании этого брэнда – по оценкам, до $4 млн – на порядок больше, чем у прочих российских производителей. И не в последнюю очередь благодаря активному продвижению марки «Флагман» одноименной водке удалось стать одним из немногих общенациональных брэндов на водочном рынке России. То ли по этой, то ли по какой еще причине, но свои поправки о запрете сопутствующей рекламы в ФАС, не особо скрываясь, примеряли на «Флагман»: проходит или не проходит реклама одноименных конфет.

Статус официального поставщика Кремля, вероятно, и сам по себе способен упрочить позиции «Флагмана» в регионах, частично покрыв возможные потери от запрета рекламы конфет. Куда интереснее, конечно, будет наблюдать за тем, как теперь будет развиваться конфликт ФАС с РВВК – после того как водочная компания стала партнером кремлевской охраны. Не стоит, наверное, удивляться, если ФАС с каждым днем все сложнее будет находить связь между водкой и прочими товарами, выпускающимися под тем же брэндом, а подготовленные ведомством поправки на сей счет окажутся «непроработанными».

Фонд «Кремль-9», во всяком случае, уже доказал, что является достаточно эффективным лоббистом, способным решать проблемы своих партнеров в коридорах власти. Одним из таковых является Фонд защиты детства и старости, на днях получивший два крайне дефицитных в Москве участка под строительство домов общей площадью более 40 тыс. кв. м.

Выделенные ему участки находятся над бывшими бомбоубежищами. Соответствующая программа была утверждена еще в 1996 году, однако ни автомобильных стоянок, ни экспериментальных жилых домов над отдельно стоящими объектами гражданской обороны до 2004 года строить даже не начинали. Теперь вот начали – и Фонд защиты детства и старости уже получил три из шести выделенных участков, а к марту 2005 года, как ожидается, получит права в общей сложности на 12. Всего таких участков в столице более сотни.

При этом соинвесторы строительных проектов фонда получат 93% жилой площади, еще 5% отойдет МЧС (как ведомству, курирующему объекты гражданской обороны), а остающиеся 2% – пресловутому фонду «Кремль-9».

Попробуем догадаться, кто достал из-под сукна забытую программу и добился ее выполнения, если фонд содействия президентской охране, не вложив ни копейки денег и не предоставив никакого имущества, получит в результате ее реализации небольшой, но гарантированный процент?

Размах операций «Кремля-9», своего рода бизнес-подразделения ФСО, пока не поражает воображения. По большому счету барышей от них хватит пока лишь на решение квартирного вопроса сотрудников. Однако энергии и предприимчивости этой структуре не занимать. «Кремль-9» сумел отодвинуть от выгодного проекта управление делами президента, а также многочисленные коммерческие структуры при правительстве Москвы, которые, вероятно, были бы не прочь получить эти земельные участки.

Сам факт появления этой структуры в большом бизнесе и роста ее влияния закономерен. В условиях постепенно угасающих механизмов представительной демократии это, можно сказать, естественный процесс.

Невозможно представить себе президентского охранника, лоббирующего в Федеральном собрании образца 1999-2003 года, скажем, предельный размер акцизов на нефтепродукты. Однако тому же охраннику, как показывает новейшая история России, вполне по силам пролоббировать президентский указ о предоставлении таможенных льгот, допустим, спортсменам. Формально политическая ситуация в начале 90-х и сегодня различается разительно: тогда парламент жаждал крови всенародного избранного президента, сейчас готов носить его на руках. По сути же ситуация сходна: мнение Думы и Совета федерации по большому счету никого не волнует, а все по-настоящему важные вопросы решают лично президент и его ближайшее окружение, в которое просто в силу занимаемой должности входит и начальник личной охраны.