Республика частного типа

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Оригинал этого материала
© "Вслух.Ру", origindate::24.10.2005

Республика частного типа

Политика президента Батдыева превратила Карачаево-Черкесию в идеальную мишень для террористов

Павел Тайков

Converted 19976.jpg

Мустафа Батдыев

Российским силовикам надоело учится на собственных ошибках. Теперь спецслужбы будут предупреждать очередные вылазки террористов, заранее концентрируя войска в местах предполагаемых ударов. Вычислить направление будущих атак нетрудно. Недавние события в Нальчике четко определили условия распространения терроризма: это безработица, коррупция, и бесправие простого народа. А значит, каждый неблагополучный регион российского Юга рано или поздно станет мишенью для отрядов Басаева. Похоже, что первой в «расстрельном списке» экстремистов стоит Карачаево-Черкесия. Дело в том, что власть семейного клана Мустафы Батдыева довела эту республику до нищеты, крайней даже по меркам небогатого Северного Кавказа.

Первый заместитель главы МВД Александр Чекалин не зря назвал спонтанной вылазку боевиков в Нальчике. Место для очередного нападения бандиты выбрали неудачно. Население относительно благополучной Кабардино-Балкарии ваххабитов не поддержало. В соседней Карачаево-Черкесии события могли пойти по крайне невыгодному для федералов сценарию. Здесь у мирных граждан уже имеется опыт боевого сопротивления: год назад разгневанные люди уже захватывали кабинет президента республики Батдыева. С тех пор социальное положение в Карачаево-Черкесии только ухудшилось. А значит, для взрыва народного бунта сегодня не хватает только искры.

Дела семейные

Нас трудно удивить размахом коррупции. Нынешний глава Карачаево-Черкесии получил скандальную известность по другой причине. В ночь с 10 на 11 октября 2004 года рядом с дачей его зятя Али Каитова произошла перестрелка, в результате которой погибли семь человек. Их обгоревшие тела были найдены только через месяц, в заброшенной шахте. Ответом на бездействие властей, всеми силами тормозивших расследование преступления, стали массовые протесты жителей республики. Митингующие дважды осаждали резиденцию Мустафы Батдыева, и он дважды был вынужден скрываться от толпы разъяренных избирателей. Спасло президента только вмешательство федерального Центра. Сегодня Мустафа Азрет-Алиевич продолжает руководить республикой, его зять сидит в тюрьме, а доведенное до отчаянья население в открытую ругает власти, порываясь снова выйти на площади Черкесска.

Поразительная «непотопляемость» Батдыева, и полный развал местной экономики имеет одну и ту же причину. По сути, стараниями президента республики вся Карачаево-Черкесия на нынешний день представляет собой большое семейное предприятие. Мустафа Азрет-Алиевич может с полным основанием считать себя выразителем интересов региональной элиты. Большинство здешних руководителей прямо зависят от него. А часть из них может похвастать личным родством с кланом президента. На Кавказе многочисленность рода всегда служило залогом уважения. Но только в Карачаево-Черкесии одна семья смогла собрать под одну крышу все ветви республиканской власти.

Методика строительства властной «семьи» везде одинакова. Мустафа Батдыев, как и Борис Ельцин, начал карьеру политика с борьбы против чиновничьих привилегий. Пообещал навести порядок в процедуре назначения местных начальников. А еще – в два раза сократить бюрократический аппарат. И так же, как свой российский коллега, исполнил свое обещание с точностью до наоборот. Количество чиновников было удвоено. Должностными окладами Батдыев расплатился со своими сторонниками: для трудоустройства родственников и друзей, занятых в предвыборном штабе, была создана дублирующая сеть республиканских ведомств. Приоритетом во время распределения вакансий, естественно, пользовалась непосредственная родня. Список высших должностных лиц Карачаево-Черкесии удивительным образом повторяет генеалогическое древо ее президента. К примеру, сын президента Марат был назначен начальником Управления по инвестиционной политике, его двоюродный брат Элизар Аппаков получил место главы туристического комплекса «Домбай – Архыз», племянник стал руководителем республиканской таможни, а один из зятьев – транспортным прокурором КЧР. Начальник Департамента госимущества – племянник. Начальник Управления по налоговым преступлениям местного МВД – тоже племянник. Начальник Центра тестирования Министерства образования – племянница.И зять, подозреваемый в массовом убийстве Али Каитов, назначенный руководителем богатейшего предприятия «Кавказцемент»…

С удивлением в КЧР встретили и назначение членом Совета Федерации ближайшего друга и родственника Батдыева Радмира Айбазова. После того, как Айбазова избрали сенатором, в Карачаево-Черкесии поползли слухи о том, что представитель республики якобы в свое время провел семь лет в колонии в Саратовской области. Однако пока никаких подтверждений или опровержений на этот свет противники или сторонники сенатора не предъявили.

Родоплеменной бюджет

Понятно, что деньги в такой семье делили тоже по-родственному. В первый же год своего правление Батдыев поставил своеобразный рекорд. Впервые за историю республики объем нецелевого использования бюджетных средств впервые перевалил 300 миллионную отметку. Финансы тратили весело и с размахом. Непонятно куда ушли бюджетные ассигнования, отпущенные на реформу ЖКХ поддержку систем здравоохранения и образования, сельского хозяйства и строительства доступного жилья. О сокрытии очевидного компромата особо не пеклись. К примеру, выделило российское правительство, подписав распоряжение от 16 ноября 2004 года №1461-р, 222 миллиона рублей для ликвидации последствий стихийных бедствий. А председатель республиканского правительства Казаноков тут же определяет из этой суммы 175 миллионов на погашение задолженности перед частным «Московским индустриальным банком».

Освоить государственные миллионы помогали не только столичные банки. Если верить официальным материалам Генеральной прокуратуры, «…для выполнения работ по ликвидации последствий стихии в КЧР был привлечен генеральный подрядчик - общество с ограниченной ответственностью «Фоэтон-плюс» (г.Москва), выигравшее конкурс в день принятия распоряжения Правительства от 28 апреля 2004 года о выделении средств. В этот же день Республиканское государственное учреждение «Управление капитального строительства Карачаево-Черкесской Республики» перечислило часть средств ООО «Фоэтон-плюс». Как выяснилось впоследствии, названное общество по месту регистрации в г.Москве отсутствует. В результате в конце марта 2005 года было возбуждено уголовное дело в отношении руководства Управления капитального строительства Карачаево-Черкесской Республики по факту хищения денежных средств по ст. 160 ч.3 Уголовного кодекса РФ (присвоение или растрата)…».

На фоне пропажи сотен миллионов растрата 15 миллионов, отпущенных из федерального бюджета на реализацию целевой программы «Юг России», выглядит сущим пустяком. Хуже другое: по мысли высшего руководства страны, именно налаженная «социалка» должна была стать тем щитом, который оградит республики Кавказа от заразы экстремизма. Окружение президента Батдыева решило иначе. Деньги, в рамках договора на поставку медоборудования для больницы Черкесска, были перечислены некому ООО «Смайл» и РГУ «УКС КЧР». И там, как и следовало ожидать, бесследно пропали. Президентская команда умудрилась заработать даже на гепатите: вакцина для подавления эпидемии в Зененчукчком районе КЧР были закуплены в ЗАО «Вектор-Би-Альгам» за два миллиона рублей, тогда как федеральное государственное унитарное предприятие «Фармация» предлагало ее за полтора…

Наказанных, понятное дело, не было. Руслан Казаноков, чье имя теперь прочно ассоциируется с колоссальными хищениями бюджетных средств, при прямой поддержке Батдыева плавно переместился в кресло начальника Управления Федеральной налоговой службы по КЧР. Теперь он будет присматривать за нечистоплотными коммерсантами. С полным, надо полагать, знанием предмета.

Сор из избы

Россияне привыкли к воровству и коррупции. Если бы время правления Мустафы Батдыева ознаменовалось одними только растратами, на многотысячные уличные митинги протеста никто бы не вышел. Народ разозлило другое. Люди не вынесли разительного контраста между ужасающей бедностью большинства и роскошной жизни семейного клана президента. К тому же, Батдыев обожает сыпать обещаниями. На Кавказе, как известно, за свои слова нужно отвечать.

Самому знаменитому обещанию Батдыева недавно исполнилось два года. В сентябре 2003 он волевым решением повысил размер детских пособий до пятисот рублей. Социализм в отдельно взятой республике продержался недолго: под тяжестью платежей едва не рухнул бюджет КЧР. Размер пособий пришлось уменьшить до прежнего нищенского. Народ, как и следовало ожидать, президента не понял.

Зато коммунальные платежи Батдыев повысил всерьез и навсегда. В перерасчете на одного человека за последние четыре года они выросли в пять раз. При этом перебои с водой и электричеством стали в республике привычной нормой. Как, впрочем, и хроническая недостаточность местной системы здравоохранения. Эта отрасль, как показала проверка контрольного департамента аппарата полпреда президента России в Южном федеральном округе, финансируется правительством КЧР только на 60%. В итоге, нехватка врачей здесь на 20% больше, чем в среднем по стране. Нехватка денег чувствуется буквально во всем. Смело опереться на собственные силы население Карачаево-Черкесии не может. Правление Батдыева подорвало уклад традиционного хозяйства. На 4,3% сократилось поголовье крупного рогатого скота. На полтора процента – коз и овец. Объем кредиторской задолженности сельскохозяйственных предприятий превысил 600 миллионов рублей. А вся производимая ими продукция, по оценкам специалистов, убыточна и нерентабельна.

Пожалуй, только одна отрасль расцвела за последние годы в Карачаево-Черкесии – криминал. Ничего удивительного в этом нет: благодаря президенту Батдыеву пост главы законодательной власти занял некто Смородин, в отношении которого прокуратура до сих пор расследует уголовное дело. Результат, как говорится, налицо. Беззащитными оказались даже высшие должностные лица республики. К примеру, осенью прошлого года в своей машине был расстрелян вице-премьер Ансар Тебуев. А смерть племянника президента Байрамукова народ упорно связывает с переделом акций цемзавода, выставляя главным ее виновником самого Батдыева. Так же, впрочем, как и убийство лидера оппозиции Керама Семенова. По сути, именно после его гибели клан главы КЧР получил полный контроль над этим огромным предприятием. Криминал стал опорой действующей республиканской власти. Население КЧР – его заложником.

Армию сдают генералы. Именно поэтому в Вооруженных Силах не существует представительная демократия. Исправить ситуацию в Карачаево-Черкесии может только прямое вмешательство Федерального Центра. Случайный человек не может руководить регионом, расположенном слишком близко к базам международных террористов. Сегодня сменить власть в КЧР позволяет закон Российской Федерации. Завтра президента Батдыева могут сместить по законам шариата…