Реформенное безобразие

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

Реформенное безобразие

"Новый кабинет министров едва успел отработать месяц, а его руководители уже находятся на грани нервного истощения. Шеф правительственного аппарата Козак, по свидетельству очевидцев, ходит по Белому дому мрачный как туча. А знакомые министра экономики Грефа всерьез опасаются, что у Германа Оскаровича случится нервный срыв и он, как и в прошлом году, будет вынужден отправиться на излечение в закордонную клинику. На публике, во всяком случае, Греф свои эмоции уже не контролирует. На одном из недавних официальных мероприятий Герман Оскарович устроил гневную выволочку нескольким министрам и даже вице-премьеру Жукову.

     Самое обидное, что реальная отдача от всей этой бури страстей и “вкалывания” министров близка к нулю. В Белом доме сейчас стало остромодно сравнивать Фрадкова и К° с легендарным Сизифом. 
     Смысл деятельности нового правительства, конечно, вовсе не сведется лишь к смене табличек да перетряхиванию ведомств. Как заявил “МК” высокопоставленный кремлевский чиновник, уже летом-осенью в Думу один за другим станут поступать законопроекты о кардинальной реформе систем здравоохранения, образования и комплектации армии. Проблема в том, что сейчас правительство занято чем угодно, но только не реальной подготовкой этих реформ.
Кладбище идей
     У затеянной Кремлем административной реформы есть нечто общее с бушевской войной с террором. Принципы, положенные в основу этих двух кампаний, безусловно, справедливы и благородны. Но вот попытки их осуществления предельно топорны и непродуманны. Эксперты всерьез опасаются, что в результате нынешних реформ окажется дискредитированным целый ряд идей, которые в случае их нормальной реализации могли бы излечить многие болячки нашего госаппарата.
     Компактное правительство. Пока здесь все вылилось в затеянное под лозунгом “Догоним Запад” резкое сокращение количества замминистров. Любопытно, что никто из идеологов реформы предпочитает не говорить на тему, какую конкретную страну Запада мы пытаемся догнать. И не мудрено. Возьмем британское министерство торговли и промышленности. В подчинении у главы этого ведомства три госминистра (первых замов) и три парламентских секретаря (обыкновенных заместителей). Во французском ведомстве экономики у министра четыре зама (три министра-делегата и один государственный секретарь). В минфине США у главы ведомства один первый зам, два простых и 10 (!) помощников, чей статус полностью совпадает с правами и обязанностями наших заместителей министров.
     Между тем попытки радикально сократить количество замминистров отнюдь не так безобидны, как это может показаться на первый взгляд. Обитатели коридоров власти откровенно признают, что причиной многих наших бед является давно поразивший госаппарат страшный кадровый кризис. Нынешние новации способны эту проблему только обострить. Ведь далеко не все бывшие замминистра согласятся понизить свой статус и пересесть в кресло руководителей департаментов и министерских помощников. 
     Богатые чиновники. Чиновнику с хорошей зарплатой нет нужды брать взятки. Поэтому, если верить правительству, скоро пытаться дать аппаратчику взятку станет совершенно бесполезно. Ведь размеры зарплаты наконец-то можно будет сравнивать с окладами их западных коллег. 
     Но, согласно утечкам из Белого дома, размер повышенной зарплаты чиновников весьма высокого ранга вряд ли будет превышать полторы тысячи долларов. Для простых граждан это вполне приличные деньги. Но для многих аппаратчиков, принимающих ключевые экономические решения, этого хватит лишь на “карманные расходы”. Поэтому скорее всего они скажут спасибо родным властям, но сохранят при этом все свои старые побочные заработки. Не надо забывать и об этическом аспекте. Правительство собирается просить население пойти на очень серьезные жертвы. В Кремле не скрывают, что планируемые социальные реформы окажутся для многих очень болезненными. Получается, что доходы учителей и прочих бюджетников увеличатся на одну сумму, а чиновников — на гораздо более высокую. Вряд ли простые граждане придут от этого в восторг.
     Разделение функций. Министерство политику формирует, агентство ее осуществляет, а служба контролирует ее выполнение. Подобное разведение функций по разным ведомствам нынешнее правительство считает одним из своих главных достижений. “МК” уже писал, что на деле новая система позволяет чиновникам перекладывать ответственность на соседнюю контору. Но самое забавное, что добиться реального разделения функций так и не удалось. “Авторы реформы упустили из виду, что в разделенных ведомствах будут сидеть все те же хорошо знакомые друг другу чиновники, — считает бывший помощник премьера Михаил Делягин. — Эти граждане всегда смогут договориться между собой. Кроме того, агентства и службы — это вовсе не независимые организации. Они по-прежнему подведомственны министрам. А стало быть, весь шум о разделении полномочий полностью лишен смысла”.
     Единообразие системы управления. “Стройная трехзвенная система управления”, — это еще одна идея-фикс авторов административной реформы. Но в реальной жизни единообразием в новых суперминистерствах и не пахнет. “Каждое министерство сейчас напоминает удельное княжество с собственными законами, — считает Михаил Делягин. — Ведь у каждого ведомства существует собственный устав. На практике это означает, что сильные министры сумеют жестко подчинить себе службы и агентства. Если же министр слаб, то он, напротив, не будет ничего контролировать”.
Блицкриг экспромтом
     Россия не единственная крупная страна, пытающаяся сейчас запустить непопулярные социальные реформы. Нечто подобное в последние два года делают германский канцлер Шредер и французский премьер Раффарен. Их опыт очень поучителен. Большая часть немцев и французов сейчас признает, что для оздоровления экономике нужны решительные и болезненные меры. Но при этом Шредер и Раффарен дико непопулярны и балансируют на грани политического выживания. Конечно, россиян нельзя сравнивать с избалованными западноевропейскими бюргерами. Мы уже почти на надеемся на власть и ждем от нее только неприятностей. Но один вывод злоключений коллег Фрадкова напрашивается сам собой. Запуск социальных реформ должен был очень тщательно подготовлен. Увы, но этого нет и в помине.
     Для успеха реформ необходимо пять факторов: конкретная программа, политическая воля, профессиональная команда исполнителей, четкая властная вертикаль, продуманное пропагандистское обеспечение.
     Программа уже готова. В одном из помещений путинской администрации находится несколько томов с подробными выкладками. Политическая воля также наличествует. Как сказал “МК” один из высокопоставленных кремлевских обитателей: “Путин прекрасно понимает, что если сейчас не предпринимать радикальных мер, то страна очень быстро вступит в период новой стагнации по типу брежневской, 70-х годов!”
     Но команда профессиональных исполнителей существует пока только в проектах. Например, чуть ли не самые далеко идущие реформы планируются в сфере образования. Проводить в жизнь эти реформы придется, естественно, новому министру образования и науки Андрею Фурсенко. О Фурсенко все отзываются с подчеркнутым уважением. Мол, очень умный, реформистски настроенный, одержим идеей слияния сфер образования и науки. Но у Фурсенко есть один маленький недостаток. Как признают даже друзья министра, он ровным счетом ничего не понимает в сфере образования. Подобных примеров можно привести достаточно много. Да что там говорить, ведь к числу будущих “профессиональных исполнителей”, которым сейчас необходимо обучение, относится даже сам премьер Михаил Фрадков.
     Не все в порядке и с четкой властной вертикалью. На Западе считается, что реформы могут быть успешными, только если в одних руках концентрируются и все властные полномочия, и вся ответственность. У нас решили попробовать принципиально иную схему.
     В последнее время было много гордых рапортов о повышении роли и статуса министров. Но все реальные властные полномочия сегодня сконцентрированы в путинском аппарате. Например, именно из Кремля будут координироваться социальные реформы. “Советую вам внимательно прочитать только что вышедшее положение о президентской администрации, — с гордостью сказал “МК” один высокопоставленный кремлевский обитатель, — статус президентских помощников выпячен как только можно. Фактически сегодня они гораздо выше министров!”
     А вот вся ответственность за те же самые социальные реформы лежит на правительстве. Именно с Фрадкова и К° будут спрашивать, если что-то пойдет не так. Конечно, с политической точки зрения в подобной схеме есть смысл. Перед Путиным стоит задача провести болезненные реформы и при этом сохранить поддержку в обществе. Без козлов отпущения в виде министров добиться этого Кремлю будет трудно. Но вот будет ли подобная структура управления работоспособной?
     Про пропагандистское обеспечение реформ — отдельная песня. Правительству предстоит в ближайшие месяцы и годы проделать фокус, достойный Дэвида Копперфильда. Придется, например, убеждать население, что ради блага страны абсолютно все молодые люди должны отслужить в армии. А между тем, хотя до момента поступления законопроектов в Госдуму осталось лишь несколько месяцев, в Кремле до сих пор не представляют, как именно будет выглядеть пропагандистская кампания в поддержку реформ.
БЕЗ СЕМЬИ?
От ельцинского клана в правительстве остались лишь рожки да ножки
     Любая перетряска высших эшелонов российской власти всегда приводит к изменению баланса сил различных бизнес-кланов. Не стала исключением и нынешняя смена правительства. Сегодня география олигархического влияния выглядит совсем по-другому, чем на момент отставки Касьянова. Многие эксперты, правда, считают, что “олигарх” — это устаревший термин, неприменимый в эпоху второго срока ВВП. Но суть от этого не меняется. Степень могущества любого бизнес-магната в России по-прежнему зависит от его отношений с властью.
Проигравшие
Ашот Егиазарян
     Бизнесмен и депутат Госдумы от ЛДПР Ашот Егиазарян по размерам своего состояния никогда не относился к числу олигархов. Но в последний год премьерства Касьянова от этого человека напрямую зависели назначения на самые высокие посты в правительстве.
     В 1998 году новый первый вице-премьер Юрий Маслюков попытался назначить сына своего старого друга Ашота Егиазаряна своим экономическим советником. Но кандидат в советники получил тогда “черный шар” от команды тогдашнего премьера Примакова. Однако Егиазарян сумел убедить Маслюкова взять вместо себя в советники своего давнего бизнес-партнера Константина Мерзликина. После отставки Маслюкова в 1999 году он убедил своего тогдашнего протеже, нового министра финансов Касьянова взять Мерзликина к себе на работу. Два чиновника быстро сработались. И в 2003 году бывший бизнес-партнер Егиазаряна стал руководителем аппарата правительства.
     Тут-то все и началось. Согласно рассказам информированных околокремлевских источников, по Москве быстро разнеслась весть: если хотите получить крупный пост в аппарате, достаточно убедить в необходимости этого шага Егиазаряна. Тот, в свою очередь, убедит Мерзликина. А шеф правительственного аппарата обязательно найдет способ уговорить Касьянова. Поговаривают, что именно благодаря использованию этой схемы назначили руководителей нескольких очень лакомых госпредприятий в сфере оборонки и как минимум одного министра — председателя Госкомрыболовства. Последнее назначение оказалось настолько скандальным, что Путин недавно прозрачно намекнул: неплохое, мол, было правительство Касьянова. Только больно много рыбы к нему пристало! 
     Впрочем, самое большое раздражение в Кремле вызвал даже не столько лоббизм Егиазаряна, сколько создание под его руководством специального секретного премьерского пула журналистов. Отобранные Егиазаряном представители СМИ регулярно получали от Мерзликина инструкции, как освещать то или иное событие. Именно на одном из междусобойчиков в прошлом году у журналистов поинтересовались: а что это вы не спрашиваете Касьянова об аресте Ходорковского? В Кремле об этом узнали буквально через несколько минут и были крайне недовольны.
     После воцарения Фрадкова в Белом доме он сохранил значительную часть старого касьяновского аппарата. Но все люди, связанные с Егиазаряном, были тут же уволены.
Старосемейный клан
     “Все, контракт закончен! Путин более не считает себя чем-то обязанным старому президентскому семейству!” — так один бывший высокопоставленный сотрудник Кремля описал нынешнее положение клана Ельцина—Абрамовича.
     Некогда опутывавший своими щупальцами весь российский госаппарат старосемейный клан быстро сдает свои позиции. Из значимых фигур в новом правительстве с этой группой не связан практически никто. В Администрации Президента все еще работают Лесин, Шувалов и Сурков. Но первые две фигуры известны своей любовью к ведению собственной игры. А Сурков, согласно внутрикремлевским слухам, теперь играет на стороне команды Сечина. Как говорят, именно такой была плата за его сохранение на посту замглавы президентского аппарата.
     Если говорить о чистой экономике, то здесь позиции клана еще достаточно сильны. Но многие эксперты полагают, что фигуры типа Абрамовича будут постепенно распродавать свои активы или как минимум отказываться от контрольных пакетов. Если же они этого не сделают, то остаткам клана ближе к 2007 году могут грозить серьезные неприятности. Многие питерские силовики по-прежнему рассматривают старосемейный клан как потенциальную угрозу. “Компании типа “Сибнефти” и “Альфа” пытаются сейчас с помощью отказа от политических игр гарантировать свою неприкосновенность в путинскую эпоху, — считает известный своей близостью к “невским” политолог Станислав Белковский. — Но степень их реальной лояльности Кремлю довольно сомнительна. Если власть к 2008 году ослабнет, они вновь попытаются ее приватизировать”.
“Альфа”
     До самого последнего времени бизнес-империя “Альфа” отличалась непотопляемостью и способностью находить общий язык с кем угодно. Хозяева “Альфы” умудрялись одновременно поддерживать самые теплые отношения и с кремлевской верхушкой, и с не очень любимым в Кремле премьером Касьяновым, и с антикремлевскими организациями типа СПС или Комитета за справедливые выборы-2008.
     Однако, похоже, что сейчас над “Альфой” стали сгущаться тучи. В последний год правительства Касьянова группе за счет особых отношений с премьером удалось добиться нескольких очень крупных бизнес-успехов. Такая прыткость, как говорят, вызвала недовольство в среде кремлевских силовиков. Во всяком случае, сейчас “Альфу” активно обвиняют в вопиющей политической нелояльности. В качестве доказательства приводится якобы заказанная группой кампания по дискредитации бывшего министра связи Реймана в немецкой прессе. Само по себе это не является большим прегрешением. Но заказчики этой кампании явно перестарались и вылили потоки грязи на одного очень близкого к президенту человека, который считается неприкосновенным.
     “Из всех бизнес-магнатов именно Фридман сейчас ближе всего к той критической черте, за которой следует конфликт с властью, — считает Станислав Белковский, в прошлом году давший старт атаке Кремля на ЮКОС. Возможно, впрочем, что речь идет всего лишь об очередной показательной порке. Из всех крупных непитерских бизнес-групп только “Альфа” пока не подверглась показательному налету со стороны силовиков. Абрамовича, Потанина, не говоря уже о Ходорковском, уже давно заставили “признать ошибки”. А “выделяться из строя” в современной России не позволено никому.
Победители
Питерские
     Отставки Волошина и Касьянова окончательно закрепили доминирование питерских на российской политической сцене. Однако в стане победителей сразу же резко обострилась внутренняя борьба. Сейчас, например, в политбомонде обсуждают охлаждение отношений между шефом президентской канцелярии Игорем Сечиным и главным кадровиком Кремля Виктором Ивановым. Как говорят, Иванов обиделся на Сечина из-за того, что ему не сохранили пост замглавы кремлевского аппарата.
     Эксперты утверждают, что сейчас внутри “невского” крыла путинской свиты можно выделить как минимум девять сравнительно независимых друг от друга центров влияния. Семь из этих “мини-кланов” достаточно хорошо засвечены в СМИ. Это группы Сечина, Грефа, Кудрина, Козака, Виктора Иванова, Сергея Иванова, Патрушева. А еще две команды до сих пор мало известны широкой публике. Одна из них группируется вокруг нынешнего первого вице-президента российского железнодорожного ведомства Якунина. А другая — вокруг бизнесменов Юрия Ковальчука и Геннадия Тимченко. По мнению аналитиков, из этих девяти групп резко увеличить свое влияние в результате нынешней фазы административной реформы смогли две.
     Прежде всего это, конечно, группа Сечина. Шеф президентского секретариата смог внедрить несколько своих людей в правительство. Например, креатурой Сечина считаются сам премьер Фрадков, новый шеф агентства по энергетике Оганесян... Поговаривают, что вскоре Сечин может занять по совместительству пост главы наблюдательного совета одной из крупнейших полугосударственных нефтяных компаний.
     Что же до близкой к Сечину группы Ковальчука—Тимченко, то к близким к ним людям относят нового главу Министерства природных ресурсов Трутнева и частично нового министра транспорта и связи Левитина.
Алексей Мордашев
     Глава “Северстали” Алексей Мордашев до последнего момента не был замечен в участии в политических играх. Возможно, именно благодаря этому обстоятельству при формировании нового правительства Мордашеву, согласно достоверным данным, был предложен один из ключевых постов. Магнат отказался. Но уже упомянутый министр транспорта и связи Левитин до последнего времени работал именно в структурах Мордашева.
     “Царящий ныне в правительстве хаос не должен вводить в заблуждение. Беспорядок — это обязательное условие любой административной реформы на начальном этапе. Через месяцев шесть новый механизм управления заработает в полную мощь”, — заявил “МК” один из высокопоставленных кремлевских чиновников. Руководители правительства демонстрируют еще больший оптимизм. 
     Без хаоса на старте действительно не удавалось обходиться ни одному реформатору. Клинтон, например, сумел вывести американскую экономику из затяжного экономического кризиса. Но в первые месяцы его президентства на олимпе американской власти творилось черт-те что. Согласно воспоминаниям прикомандированного к Белому дому агента ФБР Гарри Олдрича, совершенно секретные документы были доступны самым подозрительным личностям. А многие сотрудники новой администрации были наркоманами, обожали щеголять в рваных джинсах и косухах, а также устраивать гей-оргии прямо в Белом доме. Зато потом американская экономика как рванула вперед...
     На подобном фоне ситуация в нашем Белом доме выглядит несравненно более прилично. Проблема лишь в том, что устраивающие оргии клинтоновцы успевали при этом еще и готовить реформы на профессиональном уровне. Наши же реформаторы оргий вроде не устраивают. Но от их усилий веет безнадежным дилетантизмом. 
Так или иначе, но час истины для многих высоких чиновников настал. Первые коррективы в новую структуру и функции госведомств будут внесены уже сразу после повторного утверждения Фрадкова премьером в мае. Но, похоже, что исправление кадровых ошибок для Кремля на этом не закончится."
631e1fcac8dc17991f13cb1db2038ef8.gif

Ссылки

Источник публикации