Реформы мебельщика

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Перенос Военно-медицинской академии в Санкт-Петербурге  должен был стать для Сердюкова прикрытием для строительства коттеджного VIP-поселка

61870-150x86.jpgТрудной, но безоговорочной победой общественности Петербурга завершилась на минувшей неделе продолжительная борьба за Военно-медицинскую академию. Решением нового министра обороны РФ Сергея Шойгу вопрос о её передислокации из центра города к болотам станции Горская закрыт. Как все надеются, раз и навсегда.

Одним из тех, кто до последнего, не жалея ни времени, ни сил бился за старейшую в стране медицинскую академию, был знаменитый нейрохирург, академик РАМН,генерал-лейтенант медицинской службы Борис Гайдар. С 2000 по 2007-й годы он возглавлял ВМА. Ныне продолжает служить там профессором кафедры нейрохирургии, возглавляет специализированный Учёный совет.

Борис Всеволодович без колебаний ответил на предложение «СП» рассказать о том, как могло случиться, что знаменитую на весь мир академию чуть было не уничтожили, сведя её роль к той, что выполняют обычно районный больницы; кто стоит за всем этим, и во что обойдется восстановление полуразрушенной предыдущим министерским руководством военной медицины.

«СП»: — Когда около года назад в городе заговорили о возможном переезде ВМА к Кронштадту, в район станции Горская, в это мало кто поверил. Казалось, «гонят напраслину» на министра-«реформатора» Сердюкова. Уж академия-то никак не должна была мешать этим самым реформам, она в своем деле на передовых позициях…

- Мне тоже так казалось. Тем более, никаких официальных бумаг, подтверждающих слухи, до января текущего года я не видел. А в январе мне в руки неожиданно попался документ, который касался перспективы развития академии с изложением перевода её в Горскую. С этого времени появились основания создать «группу сопротивления», как мы называли её между собой. Туда вошли как маститые ученые из числа военных медиков, так и молодые офицеры. Начался отчёт нашему активному противодействию, задуманному в московских кабинетах преступному переводу.

«СП»: — То есть, к вам на улицу Клиническую никто из Минобороны по данному поводу не приезжал, ваши корпуса не осматривал, в лаборатории, операционные, палаты не заходил?

- После того как летом прошлого года бывший тогда начальником академии и одновременно руководителем Главного военно-медицинского управления Минобороны Александр Белевитин был пойман с поличным при получении взятки, на должности начальника ВМА успели побывать 4 человека. И как все временщики, они очень старались угодить вышестоящему начальству. Соглашались на всё, что от них требовали, подписывали, можно сказать, не глядя, разные документы. В том числе, и о переводе академии в Горскую. Так что «изучающих вопрос» комиссий МО и не потребовалось.

«СП»: — А почему Сердюков хотел именно в Горскую – ни ближе, ни дальше?

- Сейчас это место, активно застраиваемое элитными коттеджами. Для ВМА сначала планировали выделить в Горской 280 га земли. Потом решили, что хватит и 45 га. Предварительно требовалось осушить болотистую почву. Подвести все коммуникации. Там ведь нет ни света, ни тепла, ни воды, ни канализации. Вообще ничего. До ближайшего шоссе – 2,5 км. Понятно, сделали бы всё за бюджетные средства. Как бы для академии. После чего та же коммерческая строительная компания, которая собиралась строить нам в Горской «современный медицинский центр», взялась бы за возведение на подготовленной уже территории коттеджей… На перевод и обустройство академии на новом месте планировалось потратить порядка 150 миллиардов рублей. А здесь, на нашем историческом месте площадью в 43 га, та группа лиц из МО РФ, которая задумала всё это, намеревалась снести все здания, в том числе те 28, которые имеют охранный статус памятников истории и архитектуры, чтобы на их месте возвести современный бизнес-центр. Деньги им глаза застили до того, что ни о чем другом думать не могли. Вспоминаю, как в академию приезжала начальник департамента образования Минобороны Екатерина Приезжева. «Оставим вам пару другую корпусов, не волнуйтесь, — говорила она мне, — откроем в них презентационный центр, обустроим научно-исследовательскую библиотеку». Я много десятков лет занимаюсь наукой, имею ученую степень, но до сих пор не могу понять, что это за библиотека такая «научно-исследовательская».

«СП»:- А сам Сердюков приезжал в ВМА?

Снимок-323x500.jpg

Анатолий Сердюков. Фото: Григорий Сысоев/РИА Новости

- Первый и единственный раз – весной 2007 года. Я ещё был тогда начальником академии. Правда, дальше моего кабинета он не пошел. Но выслушал меня внимательно, принял документы. Минут сорок мы тогда с ним разговаривали. Вполне позитивное произвел впечатление. Подписал важное для всей военной медицины решение о выходе её из подчинения тыловой службе.

После этого «доступа к телу» министра обороны, я с коллегами практически не имел, действовали в основном через общественность, СМИ. К слову, пользуясь случаем, хочу поблагодарить ваше издание, поддержавшее нас. Выступал также в Госдуме, на общественном президентском совете.

«СП»: — Говорят, Анатолий Сердюков вызывал вас к себе в Москву буквально за три дня до отставки, это так?

- Первого ноября я был у него. Говорили мы минут тридцать. Он попросил письменно изложить ему, наши аргументы против переезда академии. Я оперативно изложил. Но тут его отправили в отставку…

«СП»: — Сподвижники экс-министра военного ведомства успели осуществить что-то из задуманного?

- Ими было принято решение о слиянии нескольких кафедр ВМА; сокращении массы военных должностей. Опытные медики вынуждены были уйти в отставку. Это может привести к тому, что мы потеряем школу военврачей. Потому что в нашем деле, опыт, прежде всего, боевой службы, имеет колоссальное значение для воспитания профессионалов… Большего, по счастью, «женский батальон» Сердюкова натворить не успел, был демобилизован новым министром Сергеем Шойгу. Плохо отношусь к этому «батальону» не из-за того, что женский, а потому что не имеют необходимого образования, и даже элементарного понятия в том деле, которым занимались.

«СП»: — Слышали, наверное, как председатель действующего правительства Дмитрий Медведев на днях в очередной раз похвалил Сердюкова, положительно оценив его «реформы» в Минобороны?

- Весьма некомпетентное заявление. Что называется, не в его пользу. Декларировалась экс-министром модернизация армии. Но способы этой самой модернизации были абсолютно разрушительными. Яркий пример тому – продажа в частные руки права топливного центра Северного флота. Вообще вся бездумная торговля имуществом наших Вооруженных Сил. А сколько талантливых офицеров было уволено из Генштаба! К концу работы Сердюкова в его ближайшем окружении оставались лишь очень послушные офицеры, которые говорили только «так точно» или «никак нет». Доходило, извините, до идиотизма. Как-то на коллегии министерства один генерал обратился к Анатолию Эдуардовичу по ходу совещания: «Позвольте уточнить, товарищ министр!». Что именно он хотел уточнить, так и осталось неизвестно. Товарищ министр среагировал мгновенно: «Всё, свободен. Уволить сегодняшним числом». Мыслящие люди были ему не нужны.

9c8d72fe-1e7a-4c85-a9c2-dd70be781b54 B-500x332.jpg

Российская Федерация. Санкт-Петербург. Военно-медицинская академия им. Кирова. Фото: Яндолин Роман

На протяжении 5,5 лет руководства Сердюкова военным ведомством творилось непонятно что. Как, например, можно было додуматься до того, чтобы солдаты не убирали казарму, не стелили свои постели – за них это делают нанятые гражданские сотрудницы. Или – послеобеденный сон солдат. Детский сад, что ли? Год всего служат, чему научатся-то? Армия всегда была хорошей школой жизни. Теперь – не пойми что. Женщин много стали набирать. Наша российская женщина, известно, и коня может на скаку остановить. Но чтобы дамы преобладали в войсках, на флоте?!.. Даже если это военврачи. Скажем, на кораблях обычно сугубо мужской коллектив, даже туалета женского там нет. Такой туалет (в отличие от мужского) есть только на 5-м этаже здания минобороны, где сидел министр Сердюков. Я сам убедился. Кстати, за четыре часа, что провел там 1-го ноября, встретил в МО только одного военного. Зато сколько красавиц прошло мимо меня!..

В сущности, прав премьер Дмитрий Медведев, назвавший Сердюкова «самым эффективным менеджером в правительстве». Человек, не имеющий никакого отношения к армии, получивший образование менеджера по продажам, он и принимал, правильные с его, продавца, точки зрения решения. Ему ведь без разницы, чем торговать.

«СП»: — За минувшие полтора года решением Минобороны А. Сердюкова был закрыт Окружной госпиталь № 442 на Суворовском проспекте Петербурга, госпитали в Выборге, Мурманске, питерский Первый военно-морской. Их уже не вернуть?

- Тот, что на Суворовском закрыли в середине сентября. Его кабинеты были оборудованы новой современной аппаратурой. Её демонтировали. А магнитно-резонансный томограф, к примеру, можно собрать только один раз. Больше он работать не будет. Только на демонтаже стационарного диагностического оборудования убытки составили миллиарды рублей.

В Первом военно-морском госпитале, основанном Петром Великим, помещения все разгромлены, оборудование выброшено на склад. Здание стоит с разбитыми стеклами. Есть надежда, что морской госпиталь восстановят. Но для этого потребуются очень большие вложения. Хотели сэкономить, разрушая. А потеряли миллиарды.

Справка «СП»

В 2015 году Военно-медицинская академия, основанная Петром Первым, отметит своё 300-летие. С 1734 года здесь уже начали создавать первые в России учебные медицинские школы для славян. До этого врачевали у нас в стране в основном голландцы и немцы. Император Павел Первый своим указом от 18 декабря в 1798 г юридически оформил деятельность госпиталя. Он и назвал его Императорской медико-хирургической академией.

Медики ВМА активно участвовали в Великой Отечественной войне. Тогда погибло коло 2000 сотрудников академии. Четырнадцать медиков не вернулись домой из Афганистана в 1980-е. Двенадцать – с Чеченских войн.

В период с 2001 по 2005 годы ВМА получила от правительства РФ 7,8 млд рублей на реконструкцию и развитие. Все исторические здания, а также коммуникации были приведены здесь в полный порядок. С приходом в МО РФ А. Э. Сердюкова финансирование академии резко затормозилось. Денег не хватало даже на текущий ремонт.

Оригинал материала: «Свободная Пресса»

«Известия», origindate::11.12.12., Следователи вышли на новые распродажи земель Минобороны

Следом за Евгенией Васильевой обвинение по делу о сделках с казенным имуществом могут предъявить Олесе Подгорной, нынешней и.о. главы департамента имущественных отношений Минобороны.

SAV 9880-1s-500x281.jpg

Олеся Подгорная. Фото: mil.ru

В скандальном деле о сделках с имуществом Минобороны могут появиться еще один эпизод и новые фигуранты из числа первых лиц руководства военного ведомства. Как выяснили «Известия», у военных следователей появились вопросы к временно исполняющей обязанности директора департамента имущественных отношений Минобороны Олесе Подгорной. Ранее эту должность занимала Евгения Васильева, протеже экс-министра обороны Анатолия Сердюкова, обвиняемая в мошенничестве с имуществом Минобороны.

Подпись Олеси Подгорной стоит под договорами купли-продажи с ООО «Восточный Транзит» — эта фирма выиграла два аукциона, которые Минобороны проводило летом этого года. В июне и августе военное ведомство распродавало недвижимое военное имущество в столице Хакасии Абакане. Военные следователи утверждают, что один из объектов, принадлежавших Минобороны, был продан в два раза дешевле его кадастровой стоимости — вместо 136,6 млн рублей за 67,6 млн рублей. Участники сделки в интервью «Известиям» заявили, что считают цены адекватными и кроме них никто бы эти объекты не купил. Юристы не исключают, что Подгорной и всем участникам аукциона могут предъявить обвинения в мошенничестве в особо крупном размере.

Речь идет о земельных участках в Абакане, где располагалась бывшая квартирно-эксплуатационная часть Сибирского военного округа. Оба участка, проданных с аукциона, располагаются по улице Пирятинской (д. 50 и д. 54). Кадастровая стоимость участка по Пирятинской, 50 составляла 136,6 млн рублей, однако на торги Минобороны ее выставили гораздо дешевле: землю оценили в 46,7 млн рублей, а находящиеся на ней нежилые здания — в 20,8 млн рублей. Шаг аукциона определили в 1,4 млн рублей.

— Это был земельный участок площадью 16,7 га, — рассказывает помощник военного прокурора по Абаканскому гарнизону Денис Лаптейков. — На его территории располагались 13 сооружений: АЗС, аккумуляторная, караульный, контрольно-технический, техосмотра военных машин, тепловой пункты, а также семь хранилищ. И земля, и имущество ушли за 67,6 млн рублей, что в два раза дешевле кадастровой стоимости участка. Сейчас мы проверяем законность этой сделки.

Кадастровая стоимость второго участка — 2,4 га — составляла 11 млн рублей, однако Минобороны выставило его на аукцион за 13,4 млн с аукционным шагом 270 тыс. рублей. В итоге участок был продан за 13,6 млн рублей. По этому объекту претензий у следователей нет.

В обоих аукционах принимали участие одни и те же фирмы: ООО «Ресурсы Сибири», ООО «Азимут» и ООО «Восточный Транзит». Победило последнее, подняв цену в обоих случаях ровно на один аукционный шаг.

ООО «Азимут» — московская фирма, она первый раз принимала участие в аукционах с имуществом Минобороны, пояснил «Известиям» ее директор и учредитель Максим Мельников. Он утверждает, что всё было в рамках закона и победил сильнейший.

— У нас не было возможности предложить большую цену, — говорит Мельников. — Там целая комиссия заседала, и цена была адекватной, странно, что следователям теперь что-то не нравится. Никаких аффилированных структур там не было.

По данным базы «СПАРК-Интерфакс», уже после аукциона Мельников стал соучредителем фирмы-победителя ООО «Восточный Транзит» с долей 25%. Пояснить «Известиям» подробности своего перехода в команду победителей он не смог.

Другой участник аукциона — гендиректор ООО «Ресурсы Сибири» Вадим Богданов — тоже после проигрыша своей фирмы на аукционе стал соучредителем «Восточного транзита», с той же долей 25%. По его словам, «Восточный Транзит» — «дочка» крупной строительной фирмы ООО «Стройсервис», которая будет застраивать выкупленные участки земли новыми жилыми домами. Новый микрорайон, который планируется построить на бывших землях Минобороны, оценивается в 15 млрд рублей.

— Торги смешные были, не за что там было бодаться — земля дороже не стоит, иначе куча других фирм приняли бы участие в аукционе: в Абакане свободной земли нет, давно негде строить, — уверяет Вадим Богданов. — Эта воинская часть лет 10 как была брошена, все здания разрушены, просто голый бетон в поле. Теперь кучу денег надо, чтобы всё это вывезти.

По словам Богданова, участие в аукционе для него и его компаньонов было «скорее развлечением, чем бизнесом». Директор антирейдерского сайта «Захват.ру» юрист Андрей Тюкалов считает, что «трудовая миграция» сотрудников проигравших участников аукциона в ООО победителей говорит о многом. И для участников сделки может закончиться тюремными сроками.

— Эти факты красноречиво свидетельствуют об одном собственнике всех «участников» аукциона, а значит, сама сделка может стать предметом изучения правоохранительными органами в рамках ст. 159 УК РФ («Мошенничество»), — объясняет Тюкалов.

Поскольку распродавалось военное имущество, то данную сделку можно квалифицировать как «совершенную с целью, противной основам правопорядка и нравственности» (ст. 169 ГК РФ).

— Если сделку такой признают, то всё полученное по ней обеими сторонами — и имущество, и денежные средства — взыскивается в доход государства, — говорит Тюкалов.

По данным «Известий», в Абакане планировался к продаже и третий участок, принадлежавший Минобороны, но в последний момент его сняли с аукциона. Оценку земель, утверждают участники скандального аукциона, проводила администрация Абакана.

— Переписка с Минобороны шла больше двух лет — город уговаривал продать эти земли под застройку, оценку земель проводили тоже городские власти, — рассказывает Вадим Богданов.

Почему кадастровая стоимость земли и цена, по которой участки выставлялись на аукционе, отличалась в два раза, ни в Минобороны, ни в администрации Абакана оперативно прокомментировать не смогли. Участники аукциона говорят, что никаких претензий со стороны следователей к ним не было и на допросы их не вызывали. По словам прокурора по Абаканскому гарнизону Максима Дариева, сейчас проходит проверка частной компании, которая проводила оценку проданных участков.

Всего, по официальным данным, в Вооруженных силах насчитывается 7,5 тыс. военных городков. После проведения запланированной оптимизации и укрупнения их будет 192 базовых и около 4,5 тыс. так называемых мест несения службы. По данным департамента имущественных отношений Минобороны, 65 военных городков и 193 земельных участка общей площадью больше 10 тыс. га уже переданы местным властям.

Глава Национального антикоррупционного комитета Кирилл Кабанов считает, что в результате расследования аукционов в Абакане у следствия неизбежно должны появиться вопросы не только к фирмам, участвовавшим в них, но и к главе департамента имущественных отношений Минобороны Олесе Подгорной, которая отвечает за отчуждение военного имущества.

— У нас неразбериха с оценкой имущества не только в Минобороны, но и в других госструктурах, — говорит Кирилл Кабанов. — Это известно еще с 2003 года, когда Счетная палата впервые поднимала этот вопрос, но он до сих пор не решен. Мы до сих пор не знаем, что у нас есть и сколько это стоит. Нормативно-правовая база составлена так, что при продажах имущества выигрывают чиновники и близкие к ним фирмы, но только не госбюджет.

Олеся Подгорная возглавляет департамент с 2012 года. Ранее, в 2010-м, им руководила протеже экс-министра Минобороны Анатолия Сердюкова Евгения Васильева, которая обвиняется в мошенничестве с имуществом военного ведомства. Общий ущерб от махинаций с землями и зданиями Минобороны, по которому задержаны и арестованы уже несколько человек, оценивается уже в 10 млрд рублей.