Речь гособвинителей Кашаева и Найденова

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Оригинал этого материала
© "Генеральная прокуратура РФ", origindate::25.03.2005

Речь государственных обвинителей Камиля Кашаева и Евгения Найденова перед коллегией присяжных по уголовному делу в отношении сотрудника службы безопасности НК «ЮКОС» Алексея Пичугина и Алексея Пешкуна

Уважаемые присяжные заседатели, Ваша честь, присутствующие.

Подошло к окончанию рассмотрение уголовного дела в отношении Пичугина и Пешкуна, допрошены все свидетели, исследованы письменные материалы уголовного дела. Теперь вам предстоит принять непростое решение по данному уголовному делу, решив вопрос о виновности либо невиновности подсудимых. Перед вами будут поставлены вопросы, ответив на которые, вы поставите точку по данному делу. Эти вопросы будут касаться и Пичугина и Пешкуна в части предъявленного им обвинения. Само по себе уголовное дело является непростым по ряду причин. Однако это тот редкий случай, когда на скамье подсудимых оказались организатор в покушении на убийства Пичугин и подстрекатель в покушении на убийства Пешкун.

Как Вы помните, Пичугин А.В., являясь начальником четвертого отдела внутренней и экономической безопасности нефтяной компании «ЮКОС» (ООО «ЮКОС-Москва»), в летний период 1998 г., вступил в преступный сговор с неустановленными лицами из числа руководящих сотрудников нефтяной компании «ЮКОС», направленный на лишение жизни Колесова В.Л., профессиональный рост которого противоречил их личным и служебным интересам. Кроме того, будучи недовольным деятельностью начальника управления по общественным связям мэрии г. Москвы Костиной О.Н., полагая, что она действует в ущерб интересам НК «ЮКОС», решил организовать ее убийство.

С целью реализации преступного умысла, Пичугин предложил своему знакомому Горину С.В. подыскать лиц, готовых за вознаграждение совершить это преступление. При этом Пичугин передал Горину фотографию и адрес места жительства Колесова и Костиной в г. Москве и вел переговоры о материальном вознаграждении и сроках совершения.

Приняв предложение Пичугина, Горин для совершения убийства привлек Пешкуна А.В., который, также согласившись на участие в преступлении, в августе 1998 г., склонил Коровникова И.О. и Попова П.А. совершить убийство Колесова и Костиной, передав им аванс. А для облегчения совершения преступления предоставил фотографии и адреса проживания потерпевших в г. Москве, полученные им ранее от Горина С.В..

Он же, сознавая, что Горин С.В., располагая документами и сведениями о его (Пичугина) причастности к совершению вышеуказанных преступлений в отношении Костиной О.Н., Колесова В.Л. и иных его противозаконных действиях, предполагая, что Горин намеревался предать эти документы и сведения огласке в случае неуплаты им вознаграждения и отказа в содействии благоприятному трудоустройству его (Горина) и Гориной О.М., с целью сокрытия совершенных им (Пичугиным) преступлений организовал убийство Горина С.В. и его супруги Гориной О.М.

В ноябре 2002 г. он подыскал не установленных следствием лиц, готовых за вознаграждение совершить убийство супругов Гориных.

20 ноября 2002 г. около 19 час. 40 мин. не установленные следствием лица проникли в дом № 90 по ул. Ясной пос. Радужный г. Тамбова, где, применив физическое насилие, закрыли находившихся в доме несовершеннолетних Горину О.С., Горина А.С. и Измайлова Д.А. в ванной комнате. Пытавшемуся оказать сопротивление Измайлову Д.А. один из нападавших ударил рукояткой пистолета по голове, причинив закрытую черепно-мозговую травму - сотрясение головного мозга и рану правой височной области, что повлекло за собой легкий вред здоровью. Дождавшись возвращения домой супругов Гориных, не установленные следствием лица во исполнение указаний Пичугина, с применением огнестрельного оружия совершили их убийство, после чего вывезли трупы в не установленное следствием место.

Такова вкратце сущность предъявленного обвинения. Для того, чтобы вам было легче воспринимать дальнейший анализ исследованных доказательств, я бы хотел начать с первых двух эпизодов обвинения - это в отношении потерпевших Колесова и Костиной, поскольку события и участники данных эпизодов обвинения тесно взаимосвязаны между собой, а закончить свою речь эпизодом, связанным с супругами Гориными.

Доказательства

Позвольте начать с показаний подсудимого Пичугина А.В., данные им в конце судебного следствия. В этих показаниях он рассказал нам о том, какие у них с семьей Гориных были прекрасные отношения, что вопросов о трудоустройстве Гориных не возникало, что приезды их в г. Москву связаны только с бытовыми вопросами – например, привезти картошку, грибы. В другом он не мог помочь, поскольку был руководителем среднего звена. Однако те свидетели и подсудимый Пешкун, которые были допрошены перед вами, говорили нам совершенно о другом.

Давайте вспомним показания Пешкуна, который как на предварительном следствии, так и в суде утверждал, что заказчиком совершения преступлений в отношении Колесова и Костиной, является именно Пичугин, и здесь в вашем присутствии подробно рассказал об обстоятельствах, предшествующих совершению преступлений. А именно в августе 1998 г. Горин предложил ему за денежное вознаграждение совершить преступление в г. Москве в отношении мужчины и женщины. Он, в свою очередь, совершение данных преступлений предложил Попову. Затем Попов познакомил его с Коровниковым, как с лицом, которое будет решать вопросы по поводу совершения преступлений. В последующем он встретился с Коровниковым на даче. Обсудив условия исполнения преступлений и сумму вознаграждения, он передал Коровникову адреса места жительства Колесова и Костиной, их фотографии из личных дел, которые ему (Пешкуну) ранее предоставил Горин.

В ходе обсуждения способов совершения преступления в отношении Колесова Коровников высказывал намерения применить огнестрельное оружие. Затем Горин предоставил телефонные номера, по которым Коровников должен был позвонить после совершения преступления.

Коровников совместно со своими знакомыми неоднократно ездил в г. Москву для выяснения маршрутов передвижения Колесова и Костиной, подходов к месту их жительства. При очередной встрече Коровников сообщил, что Колесова сопровождает охранник, после чего и было принято решение о применении огнестрельного оружия. Однако позднее, со слов Горина ему стало известно, что преступление в отношении Колесова совершено другими лицами.

С Пичугиным он познакомился в 1997 - 1998 гг. через Горина, который пояснил, что тот является начальником службы безопасности НК «ЮКОС». Знакомство произошло рядом с офисом Пичугина, у д. № 23 по ул. Вавилова г. Москвы. Последние несколько лет Горин и Пичугин тесно контактировали. В частности, Горин совместно с Пичугиным предпринимали попытку сместить с должности начальника «Тамбовнефтепродукт» Плахотникова.

Горин неоднократно при встречах с Пичугиным пытался решить вопрос о трудоустройстве. Весной 1999 г. он совместно с Гориным приезжал в ЗАО «Московкий дворец молодежи» (МДМ), где происходила встреча с Пичугиным.

После неудачных покушений на убийство Костиной между Гориным и Пичугиным начались конфликты. От Пичугина Горин уезжал встревоженный, опасаясь слежки, просил ехать окольными путями.

После задержания исполнителей преступления в отношении Костиной Горин попросил его на время уехать, объясняя это тем, что получил указание от Пичугина на его физическое устранение с целью предотвратить утечку информации. Увидев их вместе, Пичугин стал возмущаться, высказывая претензии Горину.

Впоследствии между Гориным и Пичугиным произошёл конфликт в связи с намерением Горина предать огласке причастность Пичугина к организации преступлений в отношении Колесова и Костиной. Горин стал высказывать опасения за свою жизнь, а именно, когда тот очередной раз собирался на встречу с Пичугиным, предупреждал, что если не вернётся, то необходимо обратиться к его (Горина) жене, так как та знала, что необходимо предпринимать в такой ситуации и она располагала какой-то информацией в отношении Пичугина. Горин записывал все в тетрадь, которую хранил в сейфе, стоящем в подвале своего дома. Тетрадь видел лично.

На одну из таких встреч Горин взял с собой нож, при этом сообщил, что если с ним что-либо случится, то в этом будет виновен Пичугин. Данные опасения за свою жизнь Горин высказывал из-за совместной криминальной деятельности с Пичугиным. При одной из встреч Горин намекнул Пичугину, что если он в определённое время не подойдёт к автомашине, на которой должен уехать в г. Тамбов, то произойдут непоправимые события. Из-за того, что Пичугин не помог Горину с трудоустройством, последний предъявил тому счет на сумму в 100.000 долларов США за безрезультативные поездки в г. Москву и трату времени на организацию новых заправочных станций в г. Тамбове. При этом Горин в случае отказа в удовлетворении его требования, обещал предать огласке сведения о совместно совершённых с Пичугиным преступлениях. Отношения между ними еще более обострились. Горин в мае 2002 г. встретился с Ходорковским Б.М. и рассказал о том, что он сделал для НК «ЮКОС», а ему отказывают в выплате денег и в помощи с трудоустройством. Узнав об этой встрече, Пичугин стал высказывать претензии Горину. Впоследствии Пичугин предъявил Горину ответный счет на сумму в размере 100.000 долларов США. При этом Горин сообщил, что ему передали сумму в размере 40.000 долларов США, и на просьбу вернуть ему (Пешкуну) долг, тот пояснил, что он должен эти деньги кому-то передать в г. Тамбове. Однако находясь еще в г. Москве, Горин преобрел себе автомашину марки «Соболь», а позднее начал активное строительство возле своего дома.

Свидетель Коровников И.О. в суде подтвердил показания, данные на следствии о том, что в августе 1998 г. к нему обратился его знакомый Попов с просьбой оказать помощь группе лиц в возврате долга мужчиной и женщиной, проживающих в г. Москве. Как потом стало известно, фамилия женщины Костина, а мужчины Колесов. Позднее, на даче, Пешкун, в ходе планирования совершения преступления передал ему их адреса, фотографию Костиной и деньги. Совместно с Поповым и Кабанцом вели наблюдение за Костиной и Колесовым. Он под видом сотрудника «Мосэнерго» в ходе разговора с матерью Костиной убедился, что та проживает по адресу, ранее переданному ему Пешкуном, а также узнал, что Костина является работником мэрии г. Москвы. Собранную информацию, в том числе о времени ухода на работу и возвращения домой передал Пешкуну. При последующих разговорах с Пешкуном последний сообщил, что в случае причинения смерти указанным лицам размер вознаграждения за исполнение заказа будет увеличен. В дальнейшем за исполнение преступления в отношении Костиной и Колесова размер вознаграждения возрос до 15.000 долларов США. Однако в начале ноября 1998 г. Пешкун сообщил, что преступление в отношении Колесова совершили другие лица. Он поставил в известность Пешкуна о намерении применить взрывное устройство в отношении Костиной. Впоследствии тот сам вел разговор про взрывное устройство, поясняя, что ответственность за взрыв можно переложить на лиц чеченской национальности.

Пешкун сообщал, что совершение убийства Костиной и Колесова поступало от Пичугина. Перед непосредственным совершением преступления в отношении Костиной была предварительная встреча с заказчиком преступлений, имевшая место у Павелецкого вокзала г. Москвы. На встречу на одной автомашине приехали Пешкун и Горин, а на второй Пичугин. В ходе встречи Пешкун подходил к автомашине Пичугина и согласовывал с ним сроки исполнения преступления. Пешкун передал ему телефон лица, которого было необходимым поставить в известность при исполнении преступления в отношении Костиной, пояснив, что заказчик преступления вылетит за пределы Российской Федерации для обеспечения себе алиби.

Условия по исполнению преступлений в отношении Костиной и Колесова, Пешкун согласовывал с Гориным, который, как ему известно, являлся его руководителем. Пешкун представлял его (Коровникова), Попова, Кабанца и Эрбеса Горину как исполнителей преступления в отношении Костиной.

По предложению Пешкуна за денежное вознаграждение совершить убийство Колесова и Костиной, он, действуя совместно с Поповым, Кабанцом и Эрбесом, совершил взрыв у дверей квартиры Костиной. В связи с тем, что Колесов приезжал домой в сопровождении охраны, они, согласовав этот момент с Пешкуном, преступление в отношении Колесова совершать не стали. Позднее Пешкун сообщил, что преступление в отношении Колесова совершили другие лица.

До этого в октябре 1998 года примерно в 10-ых числах мне сказали, что отчет был очень хороший, деньги, которые Вам давали, можете оставить себе. Еще Пешкун мне давал фотографии.

Где-то в октябре встал вопрос о взрыве. Я обсуждал это ранее вскользь с Пешкуном А.В. и Гориным С.В. Я спросил у Горина: «Что она Вам сделала?» Мне сказали, что она работала в банке "МЕНАТЕП", украла там какие-то документы и теперь пытается ими шантажировать. Я сказал, зачем ее надо взрывать, мне ответили, что можно это свалить на чеченцев.

Мы с Поповым и Кабанцом стали создавать взрывное устройство, способное пробить стену, определенной мощности. Мы много раз тренировались. В один из дней в конце октября - начале ноября выехали опробовать взрывное устройство, пробивает ли оно стену. Мы устроили испытание. Стену пробило насквозь. Мы накрыли тогда один цилиндр ведром, все сработало нормально. Но надо было все это скомпоновать.

После произведённого у квартиры Костиной взрыва, Горин и Пешкун сообщили, что все прошло хорошо и Пичугин доволен, что, со слов последнего такие люди ему нужны, чтобы и взрывали, и убивали, а также пообещали выплатить премию. Однако Горин, ссылаясь на то, что заказчики преступления отказываются выплачивать деньги, не заплатил обещанной премии. Не доверяя Горину и Пешкуну, он в январе 1999 г. позвонил по телефону в г. Москву лицу, которое при совершении преступления просило связаться с ним, чтобы обеспечить себе алиби. По телефону сообщил, что он из бригады строителей из г. Тамбова, конкретно занимающейся ремонтом подъезда. Человек понял, о чем идет речь и, назвав его по имени, предложил приехать в г. Москву на то же место, где ранее происходила встреча. Было понятно, что встреча состоится на Павелецком вокзале. На место встречи он прибыл несколько ранее и при приближении к центральному входу вокзала его окликнули по имени. Обернувшись, он увидел Пичугина (в суде прямо показал на него). В ходе разговора Пичугин одобрил совершение взрыва, однако сказал, что совершение преступления в отношении Костиной нужно довести до конца.

Свидетели Попов П.А., Кабанец, Эрбис также подтвердил показания Пешкуна и Коровникова, о происходящих событиях и роли каждого, согласно которым Коровников показал фотографии Колесова и Костиной, переданные Пешкуном. После чего они приезжали по адресам проживания Колесова и Костиной. Коровников под видом работника «Мосэнерго» посетил квартиры Колесова и Костиной. Коровников и Пешкун встречались по вопросу Костиной несколько раз. В г. Москве Коровников на Павелецком вокзале встретился с Пешкуном, на следующий день они заложили возле дверей квартиры Костиной взрывное устройство.

Свидетель Смирнов О.М. показал, что, он возил Горина в г. Москву на ул. Вавилова, где тот обсуждал с Пичугиным вопрос о своём трудоустройстве. Сам Горин говорил, что Пичугин может решить вопрос о снятии с должности знакомого Горина – Бородулина, являвшегося начальником службы безопасности НК «ЮКОС» в г. Тамбове.

В разговоре с Гориным узнал, что Пичугин заказал через Горина убийство человека в г. Москве. Горин привлек к этому Пешкуна, который, в свою очередь, Коровникова и друзей последнего, как способных выполнить любое поручение. Горин говорил именно о заказе убийства с инсценировкой под хулиганство. О заказе убийства также знал и Пешкун, тем более именно через того Горин доводил заказ на убийство до Коровникова.

Коровников с друзьями совершили взрыв в подъезде человека, которого необходимо было убить, но никто не пострадал. На что Горин указал, что можно было просто забить человека в подъезде.

В июле-августе 2001 года Горин ездил в г. Москву для встречи с отцом Ходорковского. Беседа с Ходорковским длилась около полутора часов. После этого Горин рассказал, что он сообщил Ходорковскому про покушение на убийство Рыбина и высказал намерение в случае чего пойти к Рыбину. Ходорковский обещал переговорить с сыном и перезвонить Горину.

В вашем присутствии был допрошен потерпевший Колесов, который рассказал о нападении на него в октябре 1998 года и уточнил, что очнулся после того, как его растормошил прогуливающий собаку человек. Обнаружил пропажу портфеля с содержимым.

Однако обращаю Ваше внимание на тот факт, что сам потерпевший, отвечая на вопросы адвокатов, заявил, что избиение проходило достаточно профессионально, и что целью нападения был не грабеж. Кроме того, его супруга, допрошенная в качестве свидетеля показала, что в начале октября 1998 г. примерно в 19 часов к ней в квартиру пришёл ранее незнакомый ей человек, который, представившись сотрудником «Мосэнерго», зафиксировал показания счётчика и поинтересовался, когда возможно застать Колесова дома.

Факт избиения Колесова подтверждается протоколом осмотра места происшествия, который был вам продемонстрирован, и заключением эксперта о полученных им телесных повреждениях.

В судебном заседании была допрошена потерпевшая Костина О.Н., пояснившая нам о том, что она в 1992 г. познакомилась с первым заместителем руководителя группы «Менатеп» Невзлиным, который в последующем трудоустроил ее в данную организацию. Далее она работала советником Ходорковского. Далее из-за обостренных взаимоотношений с Невзлиным она была вынуждена уволиться из компании. При этом Невзлин дал ей понять, что дальнейшая карьера мужа, работавшего в НК «ЮКОС», зависит от ее поведения. Спустя год она разработала концепцию региональных отношений для правительства г. Москвы, которая вызвала интерес в мэрии г. Москвы. Со слов знакомого узнала, что Невзлин в разговоре с ним сообщил, что документ останется без движения до тех пор, пока она не придет к нему для получения его одобрения. Ей самостоятельно удалось встретиться с мэром г. Москвы и после подписания договора стала внештатным советником мэра. При очередной встрече с Невзлиным, последний заявил, что она его человек и должна оставаться им, где бы ни работала, на что она ответила отказом. После чего ее проект был закрыт, а у мужа осложнились отношения с Невзлиным. При этом Невзлин неоднократно заявлял ее мужу, что она, работая против него (Невзлина) в мэрии, настраивает негативно мэра Лужкова и мешает работать его лучшему другу – Шахновскому, который на тот момент после мэрии уже работал в компании «ЮКОС». При этом Шахновский и Невзлин, действуя в интересах НК «ЮКОС», стали оказывать на нее давление. В ходе разговора Невзлин сообщил ее мужу о том, что компания примет меры по защите своих интересов от нее. При таких обстоятельствах она, зная Невзлина, допускает, что он принял решение о ее наказании. В последующем Невзлин в ходе телефонного разговора с ней, высказал в ее адрес обвинение в связи с возникшими проблемами в управлении ЗАО «Московский дворец молодежи» (МДМ) г. Москвы. Невзлин, проявляя осведомленность о возможном на нее покушении, предложил ей воспользоваться услугами охраны. Спустя несколько месяцев, а именно origindate::28.11.1998 г., на лестничной площадке рядом с квартирой ее родителей произошел взрыв.

Сведения о своем месте жительства, анкету и фотографию она ранее предоставляла в отдел кадров банка «Менатеп». Со слов матери узнала, что незадолго до взрыва ею (Костиной) интересовался неизвестный мужчина, представившийся как сотрудник «Мосэнерго». Оценив, что совершенное преступление связано с ее работой, она уволилась. Далее Невзлин стал активно предлагать дружбу, в ходе бесед выдвигал возможные версии совершенного в отношении нее преступления, что вызвало подозрение о причастности Невзлина к данному преступлению. Позднее ей от сотрудников правоохранительных органов стало известно, что задержаны исполнители взрыва, являющиеся жителями Тамбовской области, и что к взрыву причастны сотрудники службы безопасности «Менатеп». Невзлин также был осведомлен о причастности сотрудников «Менатеп» к совершенному преступлению.

Аналогичные показания дал муж потерпевшей Костин. Факт взрыва подтвердили свидетели Григорьева, Головкин и Колотилкина, а также вам были оглашены показания Чистенковых.

Кроме того, стороной обвинения были оглашены:

– Протокол осмотра места происшествия от origindate::28.11.1998 г. и фототаблица к нему, согласно которым в 4-ом подъезде дома № 9 корп. 2 по ул. Ферганской г. Москвы возле тамбурной двери квартир № 118 и № 119 обнаружен предмет цилиндрической формы из металла с деформированным корпусом. Правая нижняя часть двери отогнута внутрь и имеет отверстие неправильной формы с рваными краями. В правой нижней части имеется еще одно сквозное отверстие. В межэтажном перекрытии имеется сквозное отверстие с обнажением арматуры, беспорядочно разбросаны элементы часового механизма и металлические осколки. За мусоропроводом обнаружена ручная дымовая граната.

- Заключение эксперта № 12/К-615 от 19 декабря 1998 года, согласно которому установлено, что origindate::28.11.1998 г. в 4-ом подъезде дома № 9 корп. 2 по ул. Ферганской г. Москвы было взорвано самодельное взрывное устройство (СВУ).

Для приведения в действие взорванного СВУ был использован электрический способ подрыва.

Вероятной причиной отказа в срабатывании обнаруженного на месте происшествия самодельного взрывного устройства явилось преждевременное повреждение спирали электрической лампы с удаленной колбой, используемой в качестве средства взрывания (электровоспламенителя).

Завершая представлять доказательства по этим двум эпизодам хотел бы напомнить вам показания Рожковой, которая была допрошена в судебном заседании и рассказала о том, что, работая в НК «ЮКОС» личным помощником Невзлина, весной 1997 года по поручению Невзлина из отдела кадров приносила личное дело Костиной. Данный факт ее удивил, поскольку Костина на тот момент уже не работала. В момент передачи личного дела Невзлину, а это происходило у него в кабинете, там сидел Пичугин. То, что Рожкова в 1997 году действительно работала в НК «ЮКОС», вы, уважаемые присяжные заседатели, убедились вчера, когда она демонстрировала вам свою трудовую книжку.

Исходя из представленных доказательств, сторона обвинения считает доказанным тот факт, что Пичугин является организатором совершения преступлений в отношении Колесова и Костиной, а Пешкун подстрекателем к исполнению данных преступлений. Что бы ни говорила вам сторона защиты и подсудимые о личности допрошенных свидетелей, вы, уважаемые присяжные заседатели, судьи факта.

Можно с уверенностью утверждать, что фотографии и адреса Колесова и Костиной попали к исполнителям преступления через Пичугина вместе с заказом на совершение данных преступлений. Обращаю ваше внимание на то, что взрыв произошел не по месту фактического проживания Костиной, а по адресу, указанному в личном деле. Нет оснований не доверять показаниям Коровникова, Попова, Эрбеса, Кабанца, Смирнова, поскольку эти показания подтверждаются незаинтересованными свидетелями Чистенковыми и Колесовой, хотя бы в части того, что именно Коровников посещал указанные адреса, представляясь работниками «Мосэнерго».

Из всего вышесказанного вытекает только один вывод о том, что Пичугин организовал совершение преступления в отношении начальника управления делами ЗАО «Роспром» Колесова и начальника управления по общественным связям мэрии Москвы Костиной. Следует отметить, что, на наш взгляд, Колесов, опасаясь мести со стороны лиц, организовавших на него покушение, в ходе следствия и в суде не сообщил об истинных мотивах совершенного в отношении него преступления. Такую позицию потерпевшего можно объяснить его нежеланием обострять взаимоотношения с руководителями НК «ЮКОС», отдельные из которых имеют непосредственное отношение к ЗАО «Роспром» (Шахновский). В то же время нет оснований сомневаться в достоверности показаний потерпевшего относительно факта совершения в отношении него преступления.

Теперь позвольте перейти к эпизоду, связанному с Гориными.

Как вы помните, по данному эпизоду обвиняется Пичугин, т.е. в организации убийства супругов Гориных. По данному эпизоду сам Пичугин также отказывается от причастности к преступлению. Однако перед вами были допрошены ряд свидетелей, указывающих на его причастность.

Так подсудимый Пешкун пояснил, что после неудачных покушений на убийство Рыбина и Костиной между Гориным и Пичугиным начались конфликты. От Пичугина Горин уезжал встревоженный, опасаясь слежки, просил ехать окольными путями.

После задержания исполнителей преступления в отношении Костиной Горин попросил его на время уехать, объясняя это тем, что получил указание от Пичугина на его физическое устранение с целью предотвратить утечку информации. Увидев их вместе, Пичугин стал возмущаться, высказывая претензии Горину.

Впоследствии между Гориным и Пичугиным произошёл конфликт в связи с намерением Горина предать огласке причастность Пичугина к организации преступлений в отношении Колесова и Костиной. Горин стал высказывать опасения за свою жизнь, а именно, когда тот в очередной раз собирался на встречу с Пичугиным, предупреждал, что если не вернётся, то необходимо обратиться к его (Горина) жене, так как та знала, что необходимо предпринимать в такой ситуации, и она располагала какой-то информацией в отношении Пичугина.

На одну из таких встреч Горин взял с собой нож, при этом сообщил, что если с ним что-либо случится, то в этом будет виновен Пичугин. Данные опасения за свою жизнь Горин высказывал из-за совместной криминальной деятельности с Пичугиным. При одной из встреч Горин намекнул Пичугину, что если он в определённое время не подойдёт к автомашине, на которой должен уехать в г. Тамбов, то произойдут непоправимые события. Из-за того, что Пичугин не помог Горину с трудоустройством, последний предъявил тому счет на сумму в 100.000 долларов США за безрезультативные поездки в г. Москву и трату времени на организацию новых заправочных станций в г. Тамбове. При этом Горин в случае отказа в удовлетворении его требования, обещал предать огласке сведения о совместно совершённых с Пичугиным преступлениях. Отношения между ними еще более обострились. Горин в мае 2002 г. встретился с Ходорковским М.Б. и рассказал о том, что он сделал для НК «ЮКОС», а ему отказывают в выплате денег и в помощи с трудоустройством. Узнав об этой встрече, Пичугин стал высказывать претензии Горину. Впоследствии Пичугин предъявил Горину ответный счет на сумму в размере 100.000 долларов США. При этом Горин сообщил, что ему передали сумму в размере 40.000 долларов США, и на просьбу вернуть ему (Пешкуну) долг, тот пояснил, что он должен эти деньги кому-то передать в г. Тамбове. Однако, находясь еще в г. Москве, Горин приобрел себе автомашину марки «Соболь», а позднее начал активное строительство возле своего дома.

Информацию о своих встречах в г. Москве Горин записывал в тетрадь, которую хранил в сейфе, расположенном в подвале его дома, и её содержание скрывал. 21 ноября 2002 г. Горин намеривался поехать к Пичугину для решения вопроса о трудоустройстве. Однако 21 ноября 2002 г. ему стало известно об исчезновении Горина и его супруги Ольги. При этом утверждает, что смерть Горина и его супруги была выгодна Пичугину. После совершённых в отношении Гориных преступлений стал опасаться за свою жизнь и жизни членов своей семьи.

Свидетель Коровников по данному эпизоду в суде пояснил, что в ходе разговора с Пичугиным на Павелецком вокзале он сказал, что Горин С.В. присвоил деньги, что он мне не доверяет, он на всех собирает компромат. Я не слушал этого, я просто хотел получить деньги. Общий смысл сводился к тому, что 50 000 долларов - это большие деньги, а «Ауди» стоит не больше чем 2000 долларов, которые нам обещали. Пичугин А.В. сказал, вот Вам лично от меня «Ауди», а с Гориным надо решать. Я спросил: «Как?» Он ответил: «50 штук, сделайте так - ей 3 пули в грудь, ему одну в висок, потом пистолет вложить ему в руку, вроде семейной драмы. А потом решим с твоими ребятами, ты сдашь их милиции, они сядут, и ты останешься один, ты будешь нормально жить, и вот тебе автомобиль вместо денег, все удобно решится – одного на кладбище, остальных в тюрьму».

Коровников пояснил о разговоре с Гориным о том, что Горин сказал, что Коровников его подставил, так не делают, вот у него есть документы и фотографии, которые он будет хранить у меня. Пока они есть, он жив. Я спросил, чего он боится? Что его убьют? Почему у меня надо их хранить, оставь их у Пешкуна А.В. На это Горин мне ответил, что ты один не ездишь, ты все время с друзьями. Если ко мне приедут, я скажу, что документы у тебя, а у тебя их не смогут забрать. А если я их у себя закопаю, меня все равно расколят. Я тогда спросил, слушай, а я к тебе смогу обратиться, если мне что-то будет надо? Потому что, если у тебя случатся неприятности, то разбираться поедем мы – Попов, Кабанец, Эрбес, но им тоже жить на что-то надо. Не для себя прошу, для ребят. Горин ответил: «Можешь на меня надеяться насчёт денег».

На фотографиях были мужчины, там было 5-6 фотографий: на одной Пичугин, там была папочка пластиковая, в ней были документы с печатями. Он мне показал документы, сказал, смотри вот на этого человека, не знаю, почему он его показал. Он сказал, что это Леня Невзлин, он инициатор всех преступлений.

Свидетель Смирнов показал, что после поездки к Ходорковскому Горину позвонил Пичугин, который выразил свое недовольство тому, что Горин встречался и разговаривал с Ходорковским (старшим). Пичугин пообещал, что вопрос с трудоустройством Горина скоро решится.

Ему известно, что Пичугин через Горина заказывал еще ряд убийств, в частности убийство женщины, которое произошло в январе 1998 г. в г. Москве, кроме того, были организованы два покушения на убийство Рыбина. Горин рассказывал об этих обстоятельствах Ходорковскому при встрече.

Летом 2002 г. Пичугин дал Горину 40.000 долларов США, однако через некоторое время эти деньги с Горина потребовали обратно, причем с условием последующей их отдачи. В середине ноября 2002 г. Горин позвонил и сказал, что необходимо ехать в г. Москву, так как Пичугин сказал, что вопрос с его трудоустройством решен окончательно. Перед поездкой Горин сообщил, что если Пичугин не решит этот вопрос, то он поедет на встречу к Невзлину, поясняя, что Невзлин является «серым кардиналом» компании «ЮКОС» и что он (Горин) решал, в частности, и вопросы Невзлина.

Относительно Пичугина, Горин пояснил, что Пичугин человек трусоватый, любит всем угождать. Карьеру сделал благодаря своей жене, которая является родственницей кого-то из руководства НК «ЮКОС».

21 ноября 2002 г. около 7 часов он по предварительной договоренности с Гориным о поездке в г. Москву, подъехал на своей автомашине к дому Горина. Он постучал в калитку, но никто не вышел. Около 9 часов к дому подошла няня Гориных. Она сказала, что Горины уже должны были открыть двери. Он решил, что-то случилось, после чего перелез через забор. Калитка дома изнутри была подперта штакетником. Он убрал штакетник и вместе с няней вошел в дом, где услышали детские крики, доносившиеся из ванной комнаты. Дверь ванной комнаты была подперта шкафом для белья. Он отодвинул шкаф. В ванной комнате находились трое детей – Ольга 15-ти лет, Дмитрий 14-ти лет и Алексей 2-х лет. У Дмитрия на голове имелась кровь. Со слов Дмитрия узнал, что вечером 20 ноября 2002 г. около 19 час. 40 мин., когда родители уехали в магазин, в дом проник неизвестный мужчина в маске.

Горин ранее сообщал, что если с ним что-нибудь случится, то его супруга знает, куда пойти. Поняв, что смерть Гориных наиболее выгодна и желательна Пичугину, он созвонился с Пичугиным и сообщил ему, что Горин оставил информацию и попросил озвучить ее, если с ним что-либо случиться. После того как он назвал Пичугину фамилии Рыбина и Кондаурова и сообщил, что намерен встретиться с последним, Пичугин растерялся, потом предложил встретиться, на что он ответил отказом. После чего он звонил Пичугину, однако ни он, ни секретарша трубку не брали.

За 1,5 -2 месяца до исчезновения супругов Гориной и Горина, последний встречался с Пичугиным в г. Москве. После встречи с Пичугиным Горин вернулся обеспокоенным. Когда они возвращались в г. Тамбов Горину на мобильный телефон позвонил Пичугин и сообщил о возможности трудоустройства и попросил Горина перезвонить через неделю.

Нами были оглашены показания несовершеннолетних Измайлова Д.А. и Гориной, которые рассказали об обстоятельствах совершенного нападения и исчезновения их родителей. Кроме того, перед вами была допрошена потерпевшая Дедова, которая также дала пояснения о происшедшем. Вашему вниманию были представлены многочисленные материалы уголовного дела, к числу которых относятся: протоколы осмотров мест происшествия (как домовладения, так и места обнаружения а/м Волга), протоколы осмотров пуль, гильз, заключений экспертов по данным вещественным доказательствам, а также заключения экспертов по крови, обнаруженной в различных местах двора и гаража, по веществу головного мозга, которое принадлежит Горину Сергею, заключение почерковедческой экспертизы, в которой сказано о стрессовом состоянии Гориной в момент написания.

Из представленных доказательств по данному эпизоду обвинения можно сделать однозначный вывод о том, что именно Пичугин является организатором данного преступления.

Пичугин, опасаясь предания огласки компрометирующей его информации со стороны Горина, в октябре 1999 г. встретившись с Коровниковым у Павелецкого вокзала г. Москвы, путем подкупа – обещаниями выплаты вознаграждения в сумме 50.000 долларов США, предложил Коровникову совершить убийство супругов Гориных, инсценировав его под бытовое преступление.

Коровников не пожелал выполнять «заказ» на убийство Горина и сообщил последнему о поступившем к нему предложении Пичугина.

Пичугин сознавал, что Горин располагает документами и сведениями о его (Пичугина) причастности к совершению вышеуказанных преступлений в отношении Костиной, Колесова и иных его противозаконных действиях, сведения о которых содержатся в следственных материалах дела, предполагал, что Горин намеревается предать эти документы и сведения огласке в случае неуплаты им денежного вознаграждения и отказа в содействии благоприятному трудоустройству его (Горина) и Гориной О.М., организовал и при содействии неустановленных следствием лиц 20 ноября 2002 г. около 19 час. 40 мин. с применением огнестрельного оружия совершил убийство супругов Гориных: Горина С.В. и Гориной О.М., трупы которых были вывезены в неустановленное следствием место.

О факте убийства Горина у входа в гараж его домовладения свидетельствует наличие произошедшего от него мозгового вещества на этом месте. Преступник на месте преступления совершил не менее 5 выстрелов из огнестрельного оружия. После убийства Горина его труп был перемещен в правый угол гаража, где он пролежал достаточное время, о чем свидетельствует большое количество его крови, после чего труп был во что-то завернут и помещен в багажник автомашины.

У Гориной О.М. определенное время на кухне в полуподвальном помещении пытались выяснить какую-то информацию, о чем свидетельствует то, что окно кухни было закрыто подушками, а мебель передвинута. В сейфе проводился поиск документов, содержащих компрометирующую Пичугина А.В. и его окружение информацию, о чем свидетельствует дверца, которая осталась открытой. Перед убийством Гориной последней было разрешено написать записку матери о якобы ее и Горина С.В. отъезде, вероятнее всего, для сокрытия факта их убийства с целью отсрочить время их розыска либо для создания у нее надежды на то, что она останется жива и тем самым не будет оказывать сопротивление при перевозке с целью её последующего «допроса» и получения интересующей информация в безопасном месте. О попытке имитировать исчезновение потерпевших свидетельствует факт угона автомашины Горина.

Сокрытие факта убийства супругов Гориных указывает на то, что организаторы преступления находились с потерпевшим в тесной связи и в случае фиксации убийства попадали под прямое подозрение.

О тщательном планировании убийства супругов Гориных говорит то, что Пичугин в обеспечении своего алиби умышленно осведомил нескольких лиц о намеченной встрече с Гориным якобы по вопросу его трудоустройства. При этом встреча неоднократно переносилась на более поздний период, что свидетельствует о том, что подготовка к совершению убийства на момент назначения первой даты приезда Горина к Пичугину была не завершена, в связи с чем понадобилось дополнительное время, при том что Горин готов был выехать к Пичугину в любое время. Кроме того, о предшествующей преступлению подготовке свидетельствует то, что принятыми мерами по обнаружению, осмотрами мест возможного захоронения трупы супругов Гориных обнаружены не были, то есть трупы были вывезены в специально подготовленные места либо организовано их тщательное захоронение, либо уничтожение и, скорее всего, не вблизи места исчезновения. Таким образом, необнаружение трупов не может служить доказательством невиновности Пичугина в организации умышленного убийства супругов Гориных, поскольку у лиц, причастных к совершению указанного преступления было достаточно времени скрыть их трупы. Заинтересованным в убийстве супругов Гориных является Пичугин. Причиной совершения убийства супругов Гориных является попытка Горина шантажировать Пичугина и его руководство.

После убийства супругов Гориных Пичугин, пытаясь отвести от себя подозрение в организации данного преступления, вошел в доверие к потерпевшей Дедовой Г.А., а также активизировал свои попытки в получении информации о результатах расследования этого преступления и проведения мероприятий по обнаружению трупов Гориных. С этой целью он сам лично, а также через доверенных ему лиц стал выяснять у Дедовой интересующую его информацию, в том числе, выезжал на место совершённого преступления в пос. Радужный г. Тамбова. Так, например, в момент сопровождения Дедовой и ее родственницы Марковниковой Л.В. по г. Москве при поездке к ясновидящей женщине один из сотрудников НК «ЮКОС» (Дронов), входящий в окружение Пичугина и действовавший по его поручению, в ходе разговора неоднократно подчеркивал, что убийство дочери Дедовой - Гориной О.М. произошло из-за Горина С.В., тем самым проявил свою осведомлённость о мотивах совершённого убийства супругов Гориных.

В ходе судебного следствия достоверно установлено, что похищение имущества при убийстве Гориных являлось инсценировкой, на что указывает то, что не похищены многие ценные вещи, и отсутствие следов их интенсивного поиска.

Мотивом убийства супругов Гориных является предотвращение распространения опасной для Пичугина и его окружения информации о совершенных преступлениях. При этом организаторам убийства было известно, что этой информацией обладали оба супруга, и она могла находиться в доме или в другом известном им месте в письменной, электронной, аудио - и видеоформе. Таким образом, убийство супругов Гориных совершено с целью как выяснения объема известной информации и изъятия носителя данной информации, так и последующего уничтожения ее обладателей.

Таким образом, сторона обвинения считает, что вина Пичугина и Пешкуна в предъявленном им каждому обвинении доказана, поскольку нашла свое полное подтверждение в ходе судебного следствия.

Мы просим признать Пичугина и Пешкуна виновными в полном объеме.