Решение Федерального трибунала Швейцарии

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Converted 13124.jpg
(официальный перевод на русский язык)

Решение Федерального трибунала Швейцарии

1Р.585/2000

Первый суд по публичному праву

8 декабря 2000

Состав суда; судьи: г-да Эмисежер, президент, Феро и Жако-Гилорм. Клерк суда: г-н Курц.

Решение по апелляции, поданной:

Республикой Казахстан, Нурсултаном Назарбаевым (Астана, Казахстан) и компанией Orel Capital Ltd, зарегистрированной на Британских Виргинских Островах, представляемых адвокатом Женевы Аленом Бержером

на постановление от 29 июня 2000 г. Уголовного апелляционного суда кантона Женевы

(уголовное наказание - арест документов и банковских активов). Повторное рассмотрение деталей дела выявило следующие факты:

А. 13 июля 1999 г. Генеральный прокурор кантона Женевы открыл уголовное расследование по делу об отмывании денег, ставшее результатом обнаружения в банке Credit Agricole Indosuez (в дальнейшем именуемом CAI) в ходе розыскных мероприятий, предпринятых по запросу Бельгийской следственной комиссии, счета "Havelon", использовавшегося для перенаправления сумм, зачисляемых бывшим премьер-министром Республики Казахстан.

16 августа 1999 г. следственный судья Женевы, отвечающий за расследование по этому делу, приступил к предварительной выемке документов, имеющих отношение к счету компании Orel Capital Ltd., зарегистрированной на Британских Виргинских Островах (в дальнейшем именуемой Orel), в банке CAI. 27 августа 1999 г. он распорядился наложить арест на депонированные на этом счете суммы в целях обеспечения их сохранности (безопасности).

Б. 2 и 10 сентября 1999 г. Республика Казахстан, компания Orel, Нурсултан Назарбаев, президент Республики Казахстан, а также фонд Семрек, непосредственный бенефициар этого счета, подали апелляции в Уголовный апелляционный суд кантона Женевы на два решения следственного судьи. Податели апелляции объясняли, что банк CAI был уполномочен оказывать помощь правительству Казахстана в отношении проводимой в этой стране приватизации и переговоров о нефтяных концессиях. Счета должны были открываться различными компаниями, аккредитованными (уполномоченными) главой государства или его близкими родственниками. Ссылаясь в своем заявлении на юридический вопрос (статью закона), они утверждали, что депонированные суммы предназначались для блага общества, и, следовательно, обладают юридическим иммунитетом. Наложение ареста является диспропорциональным при отсутствии серьезных доказательств, позволяющих связать банковские счета со схемами, влекущими за собой уголовную ответственность. Истцы по апелляции обратились с просьбой разрешить им доступ к судебному делу по процессу на предварительном рассмотрении.

В. Распоряжением от 29 июня 2000 г. Уголовный апелляционный суд присовокупил к делу эти две апелляции. Он нашел их неприемлемыми, так как они исходят от Республики Казахстан, Нурсултана Назарбаева и фонда Семрек. Только официальный держатель счета, то есть компания Orel, за исключением своих экономических бенефициариев, и, тем более, государства, в интересах которого якобы действовали последние, имел право на апелляцию. Компания Orel, не являющаяся государственным предприятием, не может ссылаться на обладание неприкосновенностью. Подозрения о возможном нарушении Статьи 305 bis Уголовного кодекса явились достаточным основанием для применения такой меры как наложение временного ареста, принимая во внимание необычность и сложность схемы, дающей причины сомневаться в том, что ее целью были обычные коммерческие операции. Вред, причиненный компании, подавшей апелляцию, не являлся непоправимым, особенно в отсутствии риска раскрытия каких либо коммерческих тайн. Временный арест был также оправдан ввиду возможной конфискации, а также отсутствия жалоб компании об ущербе на тот момент времени.

Г. Республика Казахстан, Нурсултан Назарбаев и компания Orel подают на обжалование этого последнего постановления и просят аннулировать его. Они требуют применения пункта о юридической неприкосновенности и утверждают, что поскольку истцами по апелляции являются государство и его президент, то имели место формальный отказ в правосудии и неправильное использование Статьи 191 Уложения об уголовных наказаниях Женевы (CPP/GE). Уголовный апелляционный суд отсылает к своему регламенту. Следственный судья и Генеральный прокурор постановили отклонить прошение об обжаловании в той мере, в которой это применимо.

Юридические соображения:

1. Федеральный трибунал тщательно и беспристрастно изучает обоснованность подаваемых ему апелляций, особенно тех, которые касаются области публичного права (ATF 126 I 207, п. 1 109 и вышеперечисленные решения).

а) Апелляции направлены против двух распоряжений о наложении ареста, подтвержденных на уровне кантонов. Арест распространялся на банковские документы (на период предварительного слушания), а также сумм на счетах (для обеспечение их сохранности). Во всяком случае, в отношении этой последней меры, апелляция удовлетворяет требованиям Статьи 87 QJ, если она направлена против важных решений. Закон считает, что решения, влекущие за собой наложение ареста, могут нанести непоправимый вред, особенно если они затрагивают патримониальные ценности (ATF 126 I 97, lb стр. 100). Вред, нанесенный наследству заинтересованной стороны, временно лишенной права свободного распоряжения изъятыми объектами, не может быть исправлен принятием более позднего благоприятного решения (аресты, поименованные в ATF 126 I 97, ATF 82 I 145, 1 стр. 148).

б) Компания Orel, законный владелец данного счета, имеет право на апелляцию. Республика Казахстан и Назарбаев, в свою очередь, имеют право подать жалобу на формальный отказ в правосудии, последовавший из отказа суда кантона рассмотреть вопрос от их имени.

в) В своем письме от 2 ноября 2000 г. адвокат истцов по апелляции запрашивает копию протокола разговора, предположительно имевшего место 29 июля 1999 г. в Федеральном департаменте иностранных дел, на который ссылается следственный судья в своем ответе. Этот документ, однако, не имеет отношения к рассматриваемому спорному случаю. Поэтому оснований для дальнейшего рассмотрения по этому запросу не имеется.

2. Апеллянты утверждают, что средства, хранящиеся, в частности, в CAI, представляют собой государственную собственность, и поэтому неприкосновенность касается любого вида расследования. Подобный иммунитет распространяется на все компании, обладающие законным правом владения данными счетами и официально назначенные государством для выполнения

определенных функций. Республика Казахстан и Нурсултан Назарбаев считают, что этот иммунитет был нарушен, что формально в правосудии было отказано, и что положения Статьи 191 поправки 1 пункт "е" CPP/GE были в данном случае применены неверно в результате того, что им было отказано в рассмотрении их апелляции на уровне кантона. Непонятно, однако, каким образом Уголовный апелляционный суд мог нарушить Статью 191 CPP/GE, отказав апеллянтам в статусе третьей стороны, которой нанесен ущерб, поскольку они не являются ни номинальными владельцами, ни прямыми бенефициарами счета компании Orel. Кроме того, обращение к области публичного права также ничем очевидным не оправдано. Апеллянты не разъясняют, согласно какому своему праву или

конституционному принципу они посчитали обязательным для Уголовного апелляционного суда рассмотрение апелляции, поданной от имени Республики Казахстан и ее президента, в то время как процессуальное право не предусматривает в таких случаях участие этого Суда. В любом случае, трудно не связать недовольство официальными решениями с основным вопросом, поскольку формулировка, содержащаяся в апелляции Республики Казахстан и ее Президента - согласно которой исходить надо из существования некоего иммунитета - зависит отчасти от природы средств, размещенных на банковских счетах. Таким образом, как будет сейчас показано, рассмотрение дела судом кантона не оставляет почвы для критики.

а) Поскольку рассматриваемое дело касается временной меры основанной на закона кантона, полномочия Федерального Трибунала являются произвольно ограниченными (ATF 122 I 279, 8с стр. 291). Решение является дискреционным согласно Статье 9 Конституции в тех случаях, когда оно грубо нарушает предусмотренное законом право или неоспоримый юридический принцип, а также когда оно резко противоречит сущности правосудия и справедливости. Федеральный Трибунал не может отменить решения, кроме тех случаев, когда оно является необоснованным, находится в явном противоречии с существующей ситуацией и принято без объективных причин или в нарушение неотъемлемого права. Решение должно быть признано произвольным как в отношении мотивов, так и в отношении его следствий (ATF 126 I 168 3а стр. 170 и цитируемые юридические источники). Так как основания для жалобы включают в себя нарушение иммунитета, которым обладает государство и его высокопоставленные чиновники. Федеральный Трибунал не должен вмешиваться в дело на стадии предварительных мер, кроме тех случаев, когда разбирательство является явным нарушением иммунитета на основании фактов, уже установленных в ходе расследования.

б) Уголовный апелляционный суд установил, что банковский счет принадлежал частному организации, отличной от Республики Казахстан и ее президента, которая не может пользоваться правом иммунитета, которым обладает государство, государственный институт или даже другое учреждение, на законных основаниях являющееся общественным. Он (Суд) в равной степени полагает, что подозрения, связанные с отмыванием денег, еще более усиливаются в связи с необычным характером созданных структур, принимая во внимание существование многочисленных промежуточных счетов и номинальных компаний.

Апеллянты утверждают, что иммунитет должен распространяться также на средства, владельцами которых официально не являются ни государство, ни его представители, но за которыми, по их утверждению, они осуществляют "фактический контроль". Главным критерием в этом случае должно стать фактическое местонахождение вложенных средств независимо от местонахождения их юридических собственников. В своей апелляции они ссылаются на два решения Уголовного апелляционного суда от 29 июня 2000 г., согласно которым Суд отменил решение о наложении временного ареста на счет "Treasury of Kazakhstan" (Сокровища Казахстана), открытый в другом банке, на основании того, что эти активы могли быть использованы в действиях, характеризуемых как "осуществление государством публично-правовых действий". На этом основании представляется правомерным исследование фактического местонахождения (использования) вложенных средств.

в) Истцы основывают свою апелляцию на широком понимании иммунитета, который, по их рассуждениям, распространяется на все средства, предназначенные для общественного использования независимо от того, в какой форме представлены эти средства. Однако в соответствии с более строгой трактовкой, принятой в Швейцарии, юридический иммунитет зарубежных стран, как правило, не является абсолютным. Зарубежное государство может потребовать применения к нему юридического иммунитета, если оно действует как суверенное государство ("осуществление государством публично-правовых действий"). Однако с другой стороны, если оно действует как владелец частного права или даже как частное лицо (осущесвление государством частно-правовых действий"), то оно подпадает под действие законодательства Швейцарии.

Разница между этими двумя типами юридических действий не основывается исключительно на их отношении к публичному или частному праву. Этот критерий фактически зависит от трудностей в определении публичного права, которое в разных государствах трактуется по-разному. Этот критерий должен являться единственным свидетельством в ряду других. Тем не менее, цель, которую ставят перед собой государство, не должна быть определяющим фактором, поскольку в конечном итоге целью государства являются государственные интересы. Следовательно, в первую очередь должна быть исследована внутренняя природа деятельности государства. Следует определить, имеет ли действие общественную направленность или такое же или подобное юридическое действие может быть совершено между двумя частными лицами (ATF 110 II 255, 3a стр. 104 Ia 367, 2с стр. 371). Таким образом, юриспруденция считает публично-правовыми военные действия, а также действия, связанные с экспроприацией и национализацией (ATF 113 Ia 172, 3 стр. 176). С другой стороны, к частно-правовым действиям относятся государственные займы или займы Центрального Банка, размещенные на денежном рынке (ATF 104 Ia 376) и контракты, например, между предприятиями (Iа 148, 111 Ia 62). В распоряжении юриспруденции также имеются критерии, находящиеся за пределами собственно действия. Например, она усматривает частно-правовой характер действия в случае, если государство вступает в какие-либо отношения с частным лицом на территории другого государства безотносительно к тому, является ли данное лицо участником действия (ATF 104 Ia 367, 2с стр. 371, 86 I 23, 2 стр. 29). Совершенно очевидно, что коммерческая деятельность, например, соглашения о поставках товаров или оказании услуг или финансовые соглашения, например, займы или гарантии не подпадают под действие дипломатического иммунитета.

Под юридический иммунитет, в принципе, подпадает иммунитет к исполнению наказания (последнее является следствием первого) с оговоркой, что мера наказания не может оказывать какого-либо влияния на собственность необходимую для осуществления суверенных действий (ATF 124 II 382, 4а стр. 388/389).

г) В данном случае, принимая во внимание то, что у государства нет прав на частные компании, вызывает сомнение правомерность требований Республики Казахстан и ее президента о предоставлении юридического иммунитета (решение от 8 марта 1999 г., цитировавшееся ранее, ясно изложенное в п.4 и не публиковавшееся в SJ 1999 I 427). Апеллянты не могут довольствоваться тем, что их активы предназначались для использования в общественных целях, поскольку этот критерий сам по себе не является определяющим признаком. Кроме того, если они это делают, то в каждом конкретном случае должен быть получен ответ на вопрос, в какой степени фонды будут расходоваться исключительно на собственные цели. При этом они забывают, что такое расследование является исключительной прерогативой органов следственных судей. Предоставление иммунитета в этом случае основывается на результатах расследования. По этой причине в данном случае решение Уголовного апелляционного суда об отказе заявителям в предоставлении иммунитета не является произвольным.

е) Более того, апеллянты не заявляют о том, что другие необходимые условия для

принятия подобного временного решения (основательность подозрения, необходимость проведения расследования, возможность конфискации не были соблюдены.

3. Принимая во внимание вышеизложенное, апелляция должна быть отклонена. В соответсвии со Статьей 156 доп. 1 OJ судебные издержки должны быть взысканы с истцов по апелляции.

По этим причинам Федеральный Трибунал постановляет:

1. В апелляции отказать.

2. Взыскать с истцов по апелляции судебные издержки в размере 5000 франков.

3. Направить копию постановления представителю истцов, судье. Генеральному Прокурору и в Уголовный апелляционный суд кантона Женева.

Лозанна, 8 декабря 2000 г. KUR/col

От имени Первого суда по публичному праву Федерального Трибунала Швейцарии:

Президент:
(подпись неразборчиво)

Сотрудник суда:
(подпись неразборчиво)

Печать: Федеральный Трибунал Швейцарии