Решить? Извольте!

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Откровения самого удачливого юриста Московской области

1227004590-0.jpeg Так получилось, что вместе с XXI веком в Россию пришла эра отнюдь не дружественных поглощений. Заморское слово «рейд» обрело отечественный суффикс в качестве своего официального признания. Рейдерство у нас расширительно толкуется как «поглощение предприятия против воли его собственника» . Студентов ныне учат (а может уже и старших школьников) – перераспределение собственности есть одна из основных черт рыночной экономики. Процессы слияний и поглощений были, есть и будут при капитализме, в котором мы имеем счастье жить. А поглощения бывают дружественными, не совсем дружественными и совсем не дружественными.

В то же время, обозреватели российской жизни начала века отмечали, что в 2002-2005 гг. страну буквально захлестнула волна рейдерских захватов. Чему способствовали два фактора: не прописанное в этой сфере законодательство и гипертрофированная коррупция.

Своего рода отечественное ноу-хау – связь рейдерства и коррупции во власти, в налоговых, правоохранительных и судебных органах.

Автор этих строк, движимый идеей создать нечто вроде конспекта по истории своего времени, куда включались бы самые яркие и вместе с тем типичные эпизоды повседневной жизни страны, долго искал пример классического рейдерского захвата указанного выше типа. С тем, чтобы будущие авторы, ознакомившись с моим черновиком, включили бы этот эпизод в будущие школьные учебники, как иллюстрацию нравов начала XXI века.

Президенту пишут…

Такой пример – дело вокруг завода «Стройдормаш». Расположен сей завод аккурат за Кольцевой автодорогой перед въездом в Химки. В старые времена это было весьма солидное предприятие по производству оборудования и комплектующих для дорожной и строительной техники. Для новых времен вся солидность этого заведения заключалась в земельных участках площадью 4 гектара и зданиях в 15 тысяч кв. м. Общей стоимостью приблизительно в 1 миллиард 200 млн. рублей. Не правда ли, хороша землица!

О рейдерском захвате в 2003 г. «Стройдормаша» с разной степенью подробности писали и говорили многократно. От безвестного автора малопосещаемого в метрополии сайта «Русский мир Германии» до такого мастодонта информации как телеведущий Владимир Соловьев.

А вот как оценивают собственный печальный опыт сами пострадавшие акционеры ОАО «Опытный завод Стройдормаш» в письме от 31 октября 2008 г. на имя Президента России Д.А. Медведева:

«С вопиющими фактами системной коррупции столкнулись и мы, акционеры ОАО «Опытный завод Стройдормаш» (г.Химки, Московской области). В 2003 году наше предприятие подверглось рейдерскому захвату. Беспрецедентность сложившейся ситуации заключается в том, что нас ограбили не типичные рейдеры-коммерсанты, а мощная организованная преступная группа под руководством высокопоставленных чиновников-оборотней в лице заместителя председателя правительства, министра транспорта Московской области Кацыва П.Д. и его 1-го заместителя (в прошлом 1-й заместитель прокурора Московской области) Митусова А.А. Эти лица и их ближайшее окружение принимали самое непосредственное участие в захвате завода, а так же стали «добросовестными приобретателями» похищенного имущества.

Вся недвижимость завода была присвоена рейдерами, а само предприятие по известной мошеннической схеме было переведено на налоговый учет в Калмыкию и ликвидировано. С 2003 года и по май 2008 года рейдерам удавалось тщательно укрывать преступление и блокировать все обращения пострадавших акционеров ОАО «Опытный завод Стройдормаш» в правоохранительные органы. Это было бы невозможно без связей и влиятельных возможностей Кацыва П.Д. и Митусова А.А., который на момент захвата завода занимал должность 1-го заместителя прокурора Московской области.

Только в 2006 году, в судебном порядке, акционерам удалось добиться признания незаконными действия рейдеров по ликвидации завода и отчуждению его имущества. Тем не менее, грубо игнорируя вступившие в законную силу решения судов, рейдеры всячески уклоняются от возврата похищенной собственности ее законным владельцам. Свои противоправные действия мошенники прикрывают «параллельными» и «междусобойными» неправосудными решениями, полученными на основании фиктивных документов. Фальсификацией доказательств, направленных на легализацию похищенного имущества в судах Северо-Кавказского и Московского округов, занимались жена и дочь Митусова А.А.».

Две Наташки

Вот в этом самом месте я остановился при чтении сего документа. На словах «жена и дочь». Потому что в ранее прочитанных трелях В. Соловьева, между всякого прочего, видел такой текст:

«Юридическая фирма «Камертон Консалтинг», которая сопровождает рейдерский захват в судах, тоже официально открыта на родственников Кацыва и Митусова, а заглавные там юристы – это дочка Митусова и его супруга, Наталья Весельницкая.

То, что я скажу сейчас, звучит как реклама: про юристов Весельницкую и Митусову я слышал и раньше – что они способны решать любые вопросы в подмосковных судах. И в арбитражном суде Московской области, и в ФАС МО.

Госпожа Митусова и госпожа Весельницкая замечены ещё в нескольких очень похожих и очень сомнительных историях – с междусобойными процессами, странными судебными решениями, невесть откуда появившимися документами, и, как правило, речь всегда идёт о подмосковной земле… То есть такая специализация, семейный подряд…».

Независимые друг от друга источники судебной информации в один голос подтвердили: действительно, юристы Наталья Весельницкая и Наталья Митусова («две Наташки», как их называют в узком кругу подмосковных юридических профессионалов) не знают поражений в областных судах. Практически с ходу выигрывают там любой сложности арбитражные процессы. А на сайте юридической фирмы «Камертон Консалтинг», где они учредители и хозяева, вывешено грозное предостережение вероятным противникам: «Наш девиз – PRINSIPIIS OBSTA – Предотвращай в начале!».

Инкогнито я посетил несколько апелляционных и кассационных судов. И вынес оттуда – действительно, они очень хорошего уровня юристы. Но побеждать всегда, даже ведя самые «убитые» с точки зрения закона дела, в таком сложном регионе как Московская область?!…

И вот в уютном местечке на Ленинградке мы пьем восточный чай с грозой всех подмосковных адвокатов, великой и ужасной Натальей Митусовой.

- Наталья Александровна, Вы с самого начала в деле по «Стройдормашу»?

- Дела по «Стройдормашу» идут с 2003 года, а юридическое представительство компания «Камертон» стала оказывать в 2006 году. Я сейчас вспомню, по-моему, в марте 2006 года договор был заключен. До этого представительство вели какие-то другие юристы, адвокаты.

- Получается, как Вы только пришли в «Камертон Консалтинг», Вас сразу бросили на это дело?

- Ну да, это дело уже было, договор уже был заключен. Но я же пришла не просто рядовым юристом. У меня сразу была позиция заместителя генерального директора. А потом это семейный как бы бизнес…

- Тогда смотрите, что получается. Вот был судебный спор Москвы и Московской области из-за территории в Щербинке. Там Наталья, которая генеральный директор, представляла интересы Московской области. А Наталья, которая заместитель генерального директора, Вы, представляли Подольский район. А где же штатные юристы этих административных единиц? Ведь вы – частная семейная фирма…

- (перебивает) Если Вы посмотрите, Наталья Владимировна занимается законотворчеством. И она участвовала в разработке законов Московской области еще с 2003 года.

- А этично это с точки зрения…

- (перебивает) Этично что?

- Ну, когда вот семейная фирма привлекается для обслуживания интересов…

- (перебивает) А почему бы, а почему бы… А если бы Наталья Владимировна работала в структуре Московской области? Вы это не допускаете?

- Допускаю. Но она же не работала.

- А если она советник вице-губернатора, вы это знаете?

- Вице-губернатора Пантелеева?

- Да. Она советник вице-губернатора на общественных началах. Мы считаем возможным бесплатно оказывать услуги Московской области. Она консультирует на общественных началах. Знаете, как пожертвования есть кому-то, так же можно и бесплатно консультировать…

- Я полагаю, что господин Пантелеев не нуждается в пожертвованиях.

- Вы не понимаете как бы, да? Я говорю – можно оказывать услуги бесплатно. Понимаете – бесплатно. И мы оказываем Московской области бесплатные услуги. Что в этом зазорного? Я вот понять никак не могу.

Реплика в сторону № 1

Из письма акционеров ОАО «Опытный завод Стройдормаш» от 31 октября 2008 г. на имя Президента России Д.А. Медведева:

«Активным пособником Кацыва П.Д. является так же и 1-й заместитель правительства Московской области Пантелеев А.Б., с которым он состоит в близких отношениях и возможно их связывают бизнес интересы. Пантелеев А.Б., действуя, в интересах Кацыва П.Д. осуществляет несовместимые с деятельностью государственного служащего поступки. Именно по указанию Пантелеева А.Б. организована настоящая травля заявителей, посмевших «тявкать» о своих нарушенных правах. Для устранения назойливых жалобщиков Пантелеев А.Б., злоупотребив своими должностными полномочиями, подключил находящееся в его фактическом подчинении Главное региональное управление безопасности правительства Московской области. Сотрудники этого ведомства вынуждены заниматься не свойственными им функциями, а защитой репутации чиновников-оборотней. При этом действия некоторых сотрудников безопасности правительства области (Бурков Н.В., Архипов И.А., Кук А.Ф. и др.) имеют характер шантажа и оказания давления на руководство и представителей ОАО «Опытный завод Стройдормаш», а так же других лиц пострадавших от преступной деятельности данной организованной группы».

Из «Соловьиных трелей»: «Судя по некоторым публикациям, юрист Весельницкая, она же супруга Митусова, она же директор фирмы, которую она создала вместе с родственниками Кацыва, – оказывается, она же одновременно является и представителем губернатора Московской области в судах… То есть, министра Московской области Кацыва и его зама Митусова, вместе с дочерью Митусова и его женой госпожой Весельницкой обвиняют в рейдерстве, губернатор Громов обещает строго разобраться, однако выясняется, что Весельницкая является адвокатом и самого Громова тоже…».

Захвата не вижу

Пьем чай дальше.

- Как юрист объясните мне – такое понятие есть: междусобойные суды. Оно реально или его просто придумали?

- У нас фактически законодательство дает право в порядке статьи 49, в данном случае в арбитражных судах, заявлять признание исковых требований. Заявляет истец к ответчику иск, говорит – ты мне должен тысячу рублей. Верни мне, пожалуйста, тысячу рублей. А ответчик говорит – да я, действительно должен, я признаю исковое требование, пользуясь статьей 49. Тогда суд с учетом всех обстоятельств, если он видит, что признание ответчика не нарушает чьих-либо прав, кладет в основу своего судебного акта признание исковых требований. Соответственно спора как такового нет. Вот это как правило называют междусобойные суды. Между собой как бы.

- В Вашем случае со «Стройдормашем» междусобойных судов не было?

- Я считаю, что нет. Но вот оппоненты одно дело, которое у нас было в рамках дела «Стройдормаша», считают междусобойным. Что они вкладывают в это понятие? Когда иск был заявлен от одного акционера к опытному заводу «Стройдормаш» о признании определенного собрания акционеров недействительным. Если Вы знаете, там проблема, кто является директором. У нас при наличии корпоративных конфликтов к участию в деле допускаются оба претендующих на звание директора. Но не хочется вдаваться в подробности… Суд должен оценивать все…

Реплика в сторону № 2

Из заявления правозащитной организации «Справедливость» Генеральному прокурору РФ Юрию Чайке от 4 сентября 2008 г. «О криминальном захвате и хищении имущества ОАО «Опытный завод Стройдормаш»»:

«В договорных «междусобойных» процессах рейдеры создают видимость судебного спора, выступая одновременно как в роли истца, так и ответчика. Любой судья легко определит, что спор носит фиктивный характер. Однако данная мошенническая технология как раз и основывается на сговоре с судьей, который сознательно закрывает глаза на «междусобойный» суд и отсекает от участия в процессе акционеров и предприятие, чья судьба во время него как раз и решается. Причем, как не сложно догадаться, не в их пользу…

На первом — подготовительном — рейдеры провели так называемый «междусобойный» суд и получили решение, легализовавшее совет директоров, который назначил лжедиректора А.А. Болтышева.

С этой целью они выставили в роли истца к заводу акционера, который владел всего 0,3 процента акций. Ответчиком якобы был завод «Стройдормаш», но только не в лице его реального генерального директора, а юристов-рейдеров (Н.А. Митусовой и Н.В. Весельницкой), получивших фиктивные доверенности от лжедиректора Болтышева».

Пьем чай дальше.

- Наталья Александровна, вот смотрите, у меня в руках документ. Это постановление о прекращении уголовного дела. Вы его видели?

- Да.

- В общем и целом оно благоприятно для Вас, как представителя ответчика по иску свергнутого директора «Стройдормаша» Лариной. Однако следователь Михайлова, ведшая это дело, написала постановление о его прекращении в таких формулировках, что оно звучит как обвинительное заключение тем, в чьих интересах было прекращено. Вы можете прокомментировать третий абзац?

(«Судебные разбирательства в течение 2003 – 2006 года были по инициативе Лариной О.А. и Болтышева – Митусова и Весельницкая, работающие в ЗАО «Камертон консалтинг», которыми представляются подложные документы, на основании которых выносятся противоположные решения судов по заводу»).

- Ну я видела, конечно… Безосновательно оболгали… (повышает голос) Что, у нас мало коррумпированных следователей?

- Вы считаете, что Михайлова коррумпированный следователь?

- Однозначно.

- Я могу так прямо и написать?

- Пишите.

- А кто ее коррумпировал?

- Кто? Та сторона, которая заказала это уголовное дело. Возбуждение уголовного дела. По заявлению Лариной дело было возбуждено.

- То есть Ларина?

- Ларина и иже с нею…

- То есть, следователя как-то заинтересовали?

- Вы понимаете, если следователь пришел к такому выводу, что он здесь написал, он должен был возбудить против нас уголовное дело. Нас обвинили в представлении подложных документов. Это фальсификацией называется. Это 161 статья арбитражно-процессуального кодекса.

- Вы можете сказать смело, что никаких подложных документов…

- (перебивает) Послушайте, чтобы следователь такое сказала, она должна была взять решение суда, где в рамках какого-то определенного дела представлены нами документы. По ним должно быть сделано заявление о фальсификации, которое судом проверялось, путем проведения экспертизы или опроса свидетелей. И суд пришел к выводу, что этот документ который, мы представили фальсифицирован, и исключил его из числа доказательств. Тогда в отношении нас должно быть возбуждено уголовное дело. Почему она этого не сделала, раз она пришла к такому выводу? Недостаточно доказательств, голословны ли ее заявления – следователя Михайловой? Вы думаете это просто так? Мы обжаловали его в прокуратуру и в следственный комитет. Я Вам говорю открыто. Мы считаем это фактически лжесвидетельством, мы это обжаловали, если необходимо – мы еще обратимся за клевету на этого следователя.

Вот Вы мне скажите, если она проводила следствие и пришла к таким выводам, она могла прекратить уголовное дело, как Вы думаете? (повышает голос) Она могла прекратить уголовное дело, если она пришла к таким выводам?

- Насколько я в курсе, ей сказали прекратить, она и прекратила…

- Вы не будьте ребенком как бы, да? У нас следователь независим, понимаете?!

- Вы так считаете?

- Да, я так считаю. И если она пришла к таким выводам, она должна была, извиняюсь за выражение, обвинение предъявлять, а не прекращать уголовное дело. А если ты дело прекращаешь, тогда обоснуй, почему ты его прекращаешь. Иначе это называется передергиванием.

-Хорошо. А вот второй абзац. Там все правильно написано, как Вы считаете?

(«В ночь на 1 апреля 2003 года происходит смена охраны ОАО «Опытный завод «Стройдормаш», и Ларина не допускается на территорию завода. В течение недели продаются здания физическим лицам, в том числе работникам «МПТИ Стройдормаш» по заниженным ценам. При продаже имущественного комплекса используются вторые свидетельства о собственности на эти объекты, так как Болтышевым заявляется об утрате настоящих свидетельств в регистрационную палату, последняя выдает им новые. Затем данные здания реализуются ООО «Бекам», ООО «Меридиан», ООО «Джи И Сервис+» — учредители – Лившиц и Анкирский.

В июне 2003 года произошла перерегистрация завода в Республику Калмыкия и в ноябре 2003 года ликвидировано юридическое лицо – ОАО «Опытный завод Стройдормаш»»).

- По документам я вижу, что когда Ларину отстранили от должности генерального директора, это было 19 марта 2003 года, и назначили на должность Болтышева, Ларина все, что смогла, унесла с работы. Все документы, весь архив, который был.

- Как унесла? В сумках…

- Она вынесла реестр, самое основное. Она вынесла реестр акционеров. Она должна была, по решению совета директоров, Болтышеву как вновь назначенному директору передать все документы.

- Почему же тогда в судах этот реестр на ее стороне никак не фигурировал?

- А это был не реестр, это был регистрационный журнал. Раньше, в старые годы, были в основном бумажные носители. И реестр он должен был закрываться на определенную дату. А регистрационный журнал, это журнал операций: продажи, туда-сюда, кто-то дарит, кто-то продает там что-то. Вот у нее все, что было, это регистрационный журнал. Она не вела реестр, за что ее, кстати, и отстранили. А насколько этот регистрационный журнал был достоверен, никто не знает. Я его единственный раз видела в копии, она его в одном суде представляла. Там были подчистки, зачеркивания, помарки. Конечно, это недостоверные как бы сведения, тем более, она их хранила у себя. Хотя не имела права – это собственность акционерного общества. Она лично на себя открыла банковскую ячейку, не на как генерального директора опытного завода «Стройдормаш», а как на себя, Ларину, как на физическое лицо. Она просто украла его. Вот так вот, забрав собственность общества – реестр, поместив его в свою личную банковскую ячейку. Это называется кража, по другому это никак не назовешь. У нее была ручка, у нее была бумага, она туда могла вносить все, что угодно, записать кого хочешь. А вот когда на следствии все это проверялось – у нее же попросили первичные документы. И она не смогла представить эти первичные документы, потому что их не было. Что хотела, то и писала, себе столько-то приписывала, своим родственникам. Если вы посмотрите, все акции она понарасписала на своих родственников. Ведь контрольный пакет – 50 с чем-то там принадлежит ее родственникам. Сожительнице ее старшего сына, ее младшему сыну, матери жены старшего сына и ей.

- Еще один момент показался мне в аргументах адвокатов Лариной неоспоримым…

- Неоспоримым в вашем понимании?

- В моем, в моем. Вы можете оспорить все, что угодно. Они такой аргумент приводят: ваша сторона в своих исках и вообще в этой полемике никак не оспаривает сам факт рейдерства. Оспариваете просто какие-то частности. Получается, молчаливо признаете, что да, был захват «Стройдормаша».

- Мы ни в каких событиях 2003 года не участвовали. А был ли это захват или не был, это нам неинтересно. Мы не присутствовали, когда Ларину отстраняли от должности директора, назначали на должность Болтышева. Нас не было, когда там осуществлялась передача документов. Поэтому мы не можем с достоверностью что-либо утверждать в этой части. Я могу говорить только по документам.

- То есть, теоретически вы можете признать рейдерский захват?

- Почему я должна это признавать, если я по документам захвата не вижу, а лично сама – глазами своими – я не видела? Меня обвинили в том, что я участник этих событий. А я не участник. Были ли эти события, Вы спрашивайте тех людей, кто теоретически мог участвовать в этом…

По документам, как юрист, я захвата не вижу. Я подключилась к представительству в этом деле в 2006 году. И не могу отмотать пленку назад – ее нет в моей памяти. Я вижу лишь законное отстранение от должности генерального директора госпожи Лариной.

- Таким образом, Вы готовы официально заявить, что ни министр транспорта Мособласти, ни первый заместитель министра транспорта не имеют отношения к рейдерскому захвату?

- Я могу это официально заявить. Это государственные чиновники, и они не могут иметь к этому отношения. Они могут заниматься только научной, преподавательской и творческой деятельностью.

- Чем они успешно и занимаются?

- А почему нет?

- Флаг им тогда в руки, как говорится.

-Тем более, Вы еще называете моего отца! А он вообще чистейший человек!

Мой папа самых честных правил

Итак, папа. Митусов Александр Александрович, первый заместитель министра транспорта Московской области. С 2005 г. А до 2005-го – первый заместитель прокурора Московской области. Тот самый, кого пострадавшие акционеры ОАО «Опытный завод Стройдормаш» прямо называют участником рейдерского захвата своего предприятия.

Не так давно сей Александр Александрович заполучил на руки нижеследующий документ, который теперь при случае готов демонстрировать всем сомневающимся:

ПРОКУРАТУРА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ПРОКУРАТУРА МОСКОВСКОЙ ОБЛАСТИ

Малый Кисельный пер., д. 5

ГСП-6, 1070996

09/09/08 № 72 – 1714-8

Митусову Александру Александровичу

Москва, ул. Авиационная, д. 79, кв. 423

Уважаемый Александр Александрович!

Прокуратурой области рассмотрено Ваше обращение по поводу организованной в отношении Вас клеветнической компании в связи с событиями вокруг ОАО «Опытный завод «Стройдормаш» (г. Химки).

Установлено, что, начиная с сентября 2003 года, правоохранительными органами области неоднократно проводились проверки по заявлениям Лариной О.А, и других о рейдерском захвате указанного предприятия. Принятые по результатам проверок в порядке ст. ст. 144, 145 УПК РФ УВД по Химкинскому муниципальному району и УБЭП ГУВД по Московской области решения об отказе в возбуждении уголовного дела дважды отменялись Химкинской городской прокуратурой и дважды — прокуратурой области в связи с неполнотой проверок и необходимостью проведения дополнительных проверочных мероприятий.

Только origindate::05.03.07, после выполнения всех указаний прокуратуры, в том числе проведения комплексного исследования финансово-хозяйственной деятельности предприятия с привлечением специалистов, УВД г. о. Химки вынесено постановление об отказе в возбуждении уголовного дела в отношении Болтышева А.А., Ковалкина О.В., Кобзана Е.М. на основании п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ за отсутствием в их действиях состава преступления, с которым прокуратура области согласилась.

Работая в 2003-2004 г.г. в должности первого заместителя прокурора области, в соответствии с действовавшим в тот период распределением обязанностей деятельность управления по надзору за уголовно-процессуальной и оперативно-розыскной деятельностью органов внутренних дел и юстиции Вы не курировали и уголовно-процессуальных решений не принимали. По результатам изучения соответствующих материалов проверок и других служебных документов доводы упоминаемых Вами лиц о блокировании Вами заявлений акционеров ОАО «Опытный завод «Стройдормаш» о возбуждении уголовного дела по факту рейдерского захвата предприятия, и дачи ответов на эти заявления объективного подтверждения не нашли.

Заместитель прокурора области

государственный советник

юстиции 3 класса Ф.И. Ильин

Интересный ход! Своего рода ноу-хау. Отныне все чиновники Московской области обязаны бежать в свою территориальную прокуратуру и брать там подобные справки. Глядя на них, таким же макаром должны поступать чиновники из других регионов. А там и федеральные заручаться надлежащей бумагою от Генпрокуратуры.

В средние века в Католической церкви было распространено такое понятие, как индульгенция. Грешник приходил в церковь на исповедь, каялся в совершенных грехах, получал у священника прощение, причащался, затем совершал какой-нибудь акт милосердия. После чего получал индульгенцию – письменное свидетельство об отпущении перед Богом кары за грехи, в которых он покаялся.

Так должно было быть в идеале. Но человеки значительно упростили Божью процедуру. Индульгенцию стало возможным купить за определенную сумму. В этом случае «средневековый Митусов» вносил деньги на строительство храма, или какое еще богоугодное дело, и получал на руки вожделенную бумагу.

Лучшие умы Католической церкви (Ян Гус и др.) публично критиковали такую практику. За что многие из них поплатились жизнью. Но времена постепенно менялись, и вот уже миру явился Мартин Лютер. Почти за пятьсот лет до письма пострадавших акционеров «Стройдормаша» президенту Медведеву, 31 октября 1517 г. Лютер прикрепил к дверям церкви свое письмо – 95 тезисов против продажи индульгенций. Что в итоге привело к расколу западной церкви.

Среднестатистический «средневековый Митусов», приобретя индульгенцию, терял страх за будущее и обретал мир в душе. Но затем вдруг читал в тезисах Лютера:

«21. Ошибаются те проповедники индульгенций, которые объявляют, что посредством папских индульгенций человек избавляется от всякого наказания и спасается.

32. Навеки будут осуждены со своими учителями те, которые уверовали, что посредством отпустительных грамот они обрели спасение.

52. Тщетно упование спасения посредством отпустительных грамот, даже если комиссар, мало того, сам папа отдаст за них в заклад собственную душу».

И улетучивался мир в душе. Начинал понимать среднестатистический «средневековый Митусов», что уверенно вписанные в бумагу слова советника 3-го класса «доводы упоминаемых Вами лиц о блокировании Вами заявлений акционеров… объективного подтверждения не нашли», всего лишь слова. И спасения в прокурорской индульгенции нет.

А он уже собирался пробивать вторую индульгенцию. На этот раз против клеветнической кампании, выраженной в следующих абзацах:

«До того, как стать замом министра транспорта, этот чиновник занимал должность первого заместителя прокурора Московской области. И именно он проводил проверку по факту получения главой Клинского района А. Постриганем взятки в размере 10 тысяч долларов непосредственно в рабочем кабинете. Дело было громким, видеозапись из кабинета Постриганя обошла несколько телеканалов… И что же? Да ничего, коррупционера совместными усилиями «отмазали». Стоило это, правда, немного дороговато – без малого один миллион долларов, который обвиняемый выплатил своим спасителям, но что ж поделаешь, репутация штука затратная» (автор — Андрей Скворцов

Однако вернемся в восточное кафе, где мы все еще пьем чай с Натальей Александровной Митусовой.

- Тем более, Вы еще называете моего отца, а он вообще чистейший человек.

- Я никак его не называю, другие называют…

- Чистейший человек, которого я знаю всю свою жизнь и могу с гордостью сказать. Он всю жизнь посвятил тому, что служил государству.

- Видите ли, я же тоже не первый день на белом свете живу. Разве бывают на таких должностях люди, которые хотя бы один раз не шли на компромисс со своей совестью?

- Я думаю, что как раз мой отец такой человек. Он никогда не пойдет на компромисс с собственной совестью. Он исключение из всего ряда.

- Ну, так не бывает.

- Это у Вас не бывает, а у папы бывает. Я Вам еще раз говорю. Вы очень голословно воспринимаете то, что Вам говорят наши оппоненты. При этом то, что я Вам говорю, Вы почему-то ставите под сомнение. Я Вам говорю, что мой отец никогда не пойдет на компромисс со своей совестью. Проследите всю его деятельность. Я считаю, что никогда он нигде ни в чем себя не запятнал. Мы занимаемся с Натальей коммерческой деятельностью, а папа служит государству. Всю свою жизнь.

- Вы обиделись?

- Потому что Вы так говорите. Это мой отец, и я буду защищаться его. В сомнениях нужно очень обладать какими-то вескими доказательствами, а не голословными заявлениями.

- Конечно. А посмотрите вот такой документ (показываю вышеприведенное письмо Прокуратуры Московской области). Господин Митусов все же умный человек. Зачем он так подставляется?

- Он сам запросил эту информацию, понимаете. Потому что должность первого зама – это большой вал дел. Он еще раз хотел удостовериться, что не мог процессуальных никаких решений принимать, тех, в которых его обвиняют. Я знаю отца. Он никогда не подпишет документ, который первоначально не прочитает. Он не подмахивал, как многие государственные чиновники могут подмахнуть не глядя, доверяя каким-то исполнителям. Он никогда так не делал. Я думаю, тут он захотел еще раз в этом удостовериться. Мог ли он вообще что-либо принимать в этом отношении. Ему дали ответ, что нет, вы не могли, не было ни одного процессуального решения, которое бы вы подписали.

- А Вы полагаете, что ему могли дать другой ответ?

- Они же поднимают материалы надзорной проверки. (повышает голос) Послушайте, они же поднимают материалы надзорной проверки. Почему Вы сразу всех обвиняете в том, что они будут скрывать эти сведения?! Они провели проверку, подняли те документы надзорные, которые проходили по делу проверки в рамках опытного завода «Стройдормаш» и увидели, кто подписывал, а кто не подписывал. После этого дали ответ. Вы думаете, там могло быть что-то другое? Что они просто ему отписали, как он хотел? Он в жизни никогда никого ни о чем не просил, понимаете. А молодежь, которая ему это вот отвечает, вы говорите, Ильин, молодой какой-то… Они могут и не любить его. Потому что отец был высоким должностным лицом, а они тогда кем могли быть – ну может быть там следователями молодыми. Он мог их чехвостить по всякому, как вышестоящее должностное лицо. И кто-то мог на него зуб заложить в каком-то месте.

Реплика в сторону № 3

Из письма акционеров ОАО «Опытный завод Стройдормаш» от 31 октября 2008 г. на имя Президента России Д.А. Медведева:

«Имеющиеся факты указывают, что вопреки антикоррупционной политике, избежать уголовного преследования Кацыву П.Д., Митусову А.А. и другим членам преступной группы помогают ряд высокопоставленных и влиятельных лиц, обладающих широким административным ресурсом и связями на высших уровнях государственной власти. Это их близкие друзья, а так же пособники: помощник главы Администрации Президента РФ Хапсироков Н.Х., начальник ДБОПиТ МВД РФ Мещеряков С.Б., заместитель начальника Следственного Комитета при МВД РФ Алексеев Ю.Ф., артист Винокур В.Н. Кроме того в приватных беседах мошенниками назывались имена других весьма высокопоставленных лиц, поддержка которых по их мнению является своего рода охранной грамотой и лицензией на беспредльное рейдерство и открытую, по сути, коррупцию».

Поиски эпизодов повседневной жизни страны, ярко иллюстрирующих нравы начала XXI века, натолкнули меня на достаточно уникальное явление. Коррупция и все что с ней связано, имеет в современной России системный характер. Публичные политики, какими бы они ни были на вид антагонистичными, на самом деле представляют собой кластеры единого многопроцессорного механизма.

Стоило правозащитникам и юристам из общественной организации «Справедливость» (ссылка на сайт www s-pravdoy.ru) встать на сторону пострадавших акционеров «Стройдормаша», иными словами затронуть интересы значимых людей, и система моментально отреагировала. Сделав внушительный залп из калибров, казалось бы никогда не имеющих общих целей.

В последние дни октября депутат-генерал А. Баскаев направил запрос в ГУВД Москвы, котором доверительно сообщал, что МОО «Справедливость» развернула «кампанию по дискредитации чиновников, судей, сотрудников правоохранительных органов». И просил выяснить «на какие деньги МОО «Справедливость» проводит свои мероприятия».

Неделю спустя президент фонда «Центр политических технологий» Игорь Бунин опубликовал в «Российской газете» от origindate::06.11.2008 небольшую статейку «Про «волков в овечьей шкуре»». А еще через пять дней журналистский зуд в руках удовлетворил депутат-прокурор Виктор Илюхин в «Известиях» от origindate::11.11.2008, «Устоит ли ВПК под напором рейдеров?». Авторы двух последних опусов обвиняют саму «Справедливость» ни много, ни мало, как в… рейдерстве или пособничеству рейдерам. За ними подтянулся еще один «борец с коррупцией, никогда не участвующий в высокобюджетных корпоративных разборках» — Олег Вакуловский.

Вот вам времена… Вот вам нравы…

Александр МЕЛЕНБЕРГ

Оригинал материала

«Стрингер» от origindate::17.11.08