Рогозина Опустили

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Кремлю Глазьев показался более полезным

1075879441-0.jpg То, что произошло в понедельник поздно вечером на заседании Высшего совета блока «Родина», описывается старинной формулой: пошел за шерстью, а вернулся стриженым. Принудительному постригу был подвергнут самый красноречивый из лидеров блока — Дмитрий Рогозин. Даже по телевизору, запечатлевшему Рогозина на выходе из салона, было видно, что стригли его коротко и неаккуратно. И что случилось это абсолютно неожиданно для клиента.

Все, кого интересует склока в «Родине», еще с субботы знали: высший совет созывается, чтобы «воспитывать» Сергея Глазьева. Так говорил Рогозин. Находясь по депутатским делам в Страсбурге, он внезапно узнал, что в Москве его партнер Глазьев тайно учредил новую организацию – «Народно-патриотический союз «Родина», явно намереваясь подменить ею одноименный блок и стать единоличным лидером движения. Созвонившись с рядом товарищей из руководства блока, Рогозин понял, что автономное предприятие Глазьева не нравится многим и пришло время разобраться с неуправляемым коллегой раз и навсегда. Вплоть до изгнания его из «Родины» и освобождения от должности руководителя думской фракции.

Информационные агентства едва успевали передавать рогозинские месседжи — один сердитее другого. «Никаких последствий, правовых или политических, данное мероприятие не несет». «Мы считаем данные действия проявлением вождистских амбиций Глазьева». «Я хочу посмотреть Глазьеву в глаза». Отметив, что, когда «кошки нет дома, мыши начинают шалить», Рогозин грозился по возвращении из Страсбурга немедленно разогнать «мышей» по их норкам. «Начищу им что-нибудь», — доверительно обещал он журналистам.

Эти угрозы, надо признать, не на шутку испугали многих сторонников Глазьева. Между тем расклад в высшем совете блока и без того был не в пользу Глазьева. А главное — рядовые члены «Родины», даже в генеральском звании, твердо усвоили: за Рогозиным — Кремль, там у него Дмитрий Козак в друзьях, а Владислав Сурков, можно сказать, ему отец родной. И если Рогозин пошел ва-банк, значит, Козак с Сурковым сказали: надо, Дима.

Рядовые соратники враждующих лидеров «Родины», судя по всему, не знали, что у Козака с Сурковым не все так просто, что их симпатии могли перемениться в связи с переменой электоральной ситуации. Поэтому итог последнего заседания высшего совета «Родины2 стал для соратников полным сюрпризом. Они не ожидали, что после четырехчасовой «разборки» Рогозин повторит за Глазьевым, что «раскола в блоке нет», что «инициативы, связанные с узурпацией названия, мы надеемся, будут погашены». «И самое главное, мы с Сергеем Юрьевичем договорились не заниматься самоедством», — совсем уж миролюбиво сказал Рогозин.

По информации, полученной от весьма осведомленного лица в блоке «Родина», разговор на заседании складывался так. Сначала Рогозин, как и обещал, потребовал от Глазьева объяснений по поводу созданного им НПС. По ходу дискуссии несколько членов совета упрекнули Глазьева, что он «торопится», «уходит вперед», «не считается с партнерами». Глазьев отвечал: «Я вас приглашал на съезд, но вы не пришли. Так что теперь догоняйте, поезд еще не ушел… У блока появилось много сторонников, им надо куда-то вступать, а куда они вступят, если в блоке три партии?» Сергей Бабурин предложил компромиссный вариант: строительство глазьевского НПС законсервировать (или пусть Глазьев переименует это детище, если оно ему так дорого), затем дружно взяться за организацию движения сторонников «Родины» и ускорить работу по слиянию блокообразующих партий в единую структуру. Так и было решено.

Далее перешли к Рогозину. Собравшиеся попросили его уточнить, кто тут «кошка», а кто «мыши» и что будет с теми, кому не подойдет имидж мелкой домашней твари. Попытки Рогозина отшутиться приняты не были. Товарищи строго попросили его «не строить из себя хозяина», оставить «оскорбительный тон» в общении с коллегами, «прекратить публичную свалку», которая порочит честь и достоинство «Родины». Поскольку выступлений в защиту Рогозина не последовало, он прекратил сопротивление и «признал ошибки».

По первому впечатлению, этот конфуз — результат проснувшегося самоуважения членов высшего совета блока.

Однако у людей, имеющих доступ в кремлевские коридоры, есть более правдоподобная версия. Один из таких конфидентов уверял, что послевыборный раскол в блоке «Родина» случился не без участия замруководителя президентской администрации Владислава Суркова. Возможно, и делалось это как раз для того, чтобы «опустить» Рогозина. Тот весьма обязан влиятельному кремлевскому чиновнику (некоторые называют Рогозина «продуктом Суркова»), но после шумной победы «Родины» на думских выборах позволил себе, по выражению нашего источника, «политические дерзости» в адрес давнего благодетеля. Тут как раз пошли разговоры о скором увольнении главного кремлевского политтехнолога, и Рогозин совсем забыл дорогу в сурковский кабинет. Перспективы Суркова, может быть, не блестящи, но поставить на место неблагодарного Рогозина он, видимо, еще способен. Для этого надо было только намекнуть рогозинским соратникам, что предвыборная стратегия администрации слегка изменилась и гробить Глазьева уже не надо.

Показательно в этом контексте поведение Сергея Бабурина. Еще недавно он поддерживал Рогозина и выступал против участия Глазьева в президентских выборах. А в понедельник неожиданно предстал перед публикой в роли посредника, предложив участникам конфликта условия перемирия. Причем в этих условиях не было ни слова о том, может ли Глазьев пользоваться поддержкой и символикой «Родины» в своей президентской кампании. На уточняющий вопрос Бабурин ответил, что участие Глазьева в избирательной кампании «не является проблемой для блока».

«Перепрограммировать» деятелей «Родины» было довольно просто, поскольку избирательная стратегия, на взгляд независимых аналитиков, действительно нуждается в переменах. Последние недели социологи сигнализируют: у россиян катастрофическими темпами падает интерес к президентским выборам. Причина: предопределенность результатов голосования, отсутствие предвыборной интриги. Под вопросом уже не победа Путина в первом туре, а явка 50% избирателей. Чтобы привлечь электорат, кураторам выборов надо как-то обострять предвыборную ситуацию, вносить в нее интригу, подбадривать, а не отшивать наиболее конкурентоспособных кандидатов. В таком случае работа против Глазьева — занятие объективно вредное, и в услугах Дмитрия Рогозина больше нет нужды.

Анатолий Костюков

Оригинал материала

«Независимая газета»