Родион Щедрин требует денег с Гедиминаса Таранды

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Родион Щедрин требует денег с Гедиминаса Таранды за антигрибковые кремы для ног имени Майи Плисецкой

Оригинал этого материала
© "Газета", origindate::27.02.2005, "Майя Плисецкая судится за свое имя. С "Имперским русским балетом" Гедиминаса Таранды"

Маргарита Кондратьева

Converted 18304.jpg

Майя Плисецкая полагает, что Гедеминас Таранда действует за ее спиной

Майя Плисецкая подает в суд на руководителя фонда «Имперский Русский балет», бывшего солиста Большого театра Гедиминаса Таранду. Великая балерина полагает, что тот незаконно использовал ее имя для производства кремов и бальзамов для ног. Таранда ошарашен: разрешение на использование имени Майи Плисецкой у него есть. Он полагает, что конфликт искусственно раздут для того, чтобы в конечном итоге отстранить его от руководства фондом. По словам Таранды, такие планы вынашивают бывший коммерческий директор фонда Николай Анохин и муж Майи Плисецкой знаменитый композитор Родион Щедрин.

"Мы заверили документ у нотариуса"

В декабре в продажу поступила серия кремов и бальзамов для лечения и ухода за ногами под общей маркой "Майя Плисецкая". В их числе был и "антиварикозный гель-бальзам для ног". Еще большее удивление у балерины, по словам ее адвоката Александра Добровинского, "вызвала аннотация к данным изделиям, якобы ею подписанная". Майя Плисецкая оскорблена и теперь намерена обратиться в суд, чтобы снять продукцию как с торговых прилавков, так и вообще с производства. 
["Деньги", origindate::21.02.2005: ООО "НПО 'Оздоровительные биотехнологии'" из подмосковного Королева выпустило целую косметическую линию по уходу за ногами под названием "Профессиональная серия 'Майя Плисецкая'". В этой линии есть, например, противогрибковые средства.]

Права на ее имя парфюмерно-косметической фирме «Фора-Фарм» передал фонд "Имперский русский балет", которым руководит Гедиминас Таранда. Хотя, как уверяют представители балерины, еще 1 декабря 2004 года она аннулировала разрешение на использование своего имени. Гедиминас Таранда, впрочем, этот документ до сих пор не видел. Как и производитель кремов.

"Майя Плисецкая разрешила фонду использовать ее имя, составляющие, образ, фотографии на безвозмездной основе, - утверждает Таранда. - Эта история началась в канун ее юбилея, который праздновался в Большом театре в 2000 году. Тогда я на свои деньги выпустил конфеты «Майя», их дарили всем гостям. Родион Щедрин пообещал, что эти деньги возместит Минкультуры. Но этого так и не произошло. Майя Михайловна сказала, что деньгами помочь нам она не сможет, но единственное, чем сможет, - именем. Она составила заявление, в котором разрешила использовать имя для производства конфет, парфюмерии, косметики, а прибыль должна была идти на развитие русского балета. Мы заверили документ у нотариуса".

С 2000 года Гедиминас Таранда пытался запустить несколько проектов под именем Майи Плисецкой. Были новые конфетные проекты, был готов бизнес-план для производства парфюмерных линий. Но у кондитерских фабрик, по словам Таранды, тогда были тяжелые времена, и до производства дело так и не дошло. Сама Майя Плисецкая активно интересовалась бизнес-проектами, даже предложила выкупить у французских парфюмеров аромат, который она одобрила, и выпустить духи под ее именем. «Слава Богу, что мы в это не ввязались, - радуется сейчас Таранда. - Права на аромат стоили 200 тысяч долларов, а мы даже не вернули конфетных денег - туда было вложено 30 тысяч".

"Ноги - главная проблема балетных"

В 2004 году «Имперскому русскому балету» удалось договориться с парфюмерно-косметической фирмой «Фора-Фарм» - о производстве под именем великой балерины линейки средств для ухода и лечения ног: крем, снимающий отеки, а также крем от синяков и ушибов и гель-бальзам для ступней. «У нас, у балетных, ноги - главная проблема, - пояснил Таранда. - Практически все мы страдаем варикозным расширением вен, часто бывают ушибы, синяки. Так что мы специально выбрали именно этот тип кремов, и Майя Михайловна одобрила этот проект. На Олимпиаде в Афинах мы должны были встретиться с ней и вместе посмотреть пробные экземпляры».

По случайности эта встреча не произошла. А в ноябре прошлого года Майя Плисецкая вместе с Родионом Щедриным сама назначила встречу Гедиминасу Таранде. «Родион Константинович сказал, что отныне все ее дела - творческие и коммерческие - будет вести он, - вспоминает Таранда. - Я согласился, предложил переделать документы. Щедрин спросил, на каком основании я выпустил кремы? Я показал ему документ, подписанный Плисецкой. Он начал на нее кричать, а затем выхватил у меня документ и запихал его в карман. Мне было сказано, что я никогда не увижу эту бумагу". Впрочем, у Таранды осталась копия.

Щедрин, по его словам, потребовал денег - с продаж кремов. Дело в том, что "Имперский русский балет" - как и предполагалось в соглашении с Майей Плисецкой - не видел живых денег. «Фора-Фарм» еще в октябре 2004 года оплатила производство декораций и костюмов для балета «Лебединое озеро» (его премьера назначена в театре «Новая опера» на 3 марта этого года. - ГАЗЕТЕ). Таранда связался с производителем, сказал, что вышло недоразумение. Руководители «Фора-Фарм» согласились на переговоры и пересмотр условий соглашения. Но Щедрин отказался с ними встречаться.

«С тех пор я не могу переговорить с Майей Михайловной, - продолжает Таранда. - Я звоню, Щедрин бросает трубку».

Фальшивый "Распутин"

Но, по словам руководителя «Имперского русского балета», кремы - только повод для того, чтобы убрать его из фонда. «Коммерческий директор фонда Николай Анохин еще с лета этого года пытается опорочить меня в глазах Плисецкой и Щедрина, - пояснил Таранда ГАЗЕТЕ. - Полгода назад он - пенсионер ансамбля Моисеева - решил завладеть всей компанией, которой руковожу я. Он начал созваниваться с Щедриным и Плисецкой, говорить, что я зарабатываю деньги - выпускаю кремы, кладу в карман деньги, открываю по миру школы имени Майи Плисецкой. Тут стоит отметить, что у меня есть единственная школа балета при фонде - «Хореографический центр». А для того, чтобы открыть школу, достойную имени Майи Михайловны, пока нет ни денег, ни подходящего помещения. Анохин написал им еще и письмо, что никакого «Лебединого озера» нет, что это миф. Хотя он сам привозил декорации для этого балета с Украины. Летом Анохин завладел спонсорскими деньгами, предназначенными для фонда, и сам сделал балет «Распутин», который должны были делать мы. Он набрал чуть ли не танцоров из народных ансамблей. Теперь он разъезжает с «Распутиным» по стране, но на афишах стоит наше имя - «Имперского русского балета». Мы намерены с ним судиться». Кстати, буквально в субботу гастроли «Распутина» в Уфе были сорваны, потому что солисты были пьяны в стельку и не смогли выйти на сцену. История с этими гастролями сильно напоминает конец 80-х годов, когда по стране разъезжали пять «Ласковых маев».

"Моя задача - помирить Плисецкую и Таранду"

Майя Плисецкая от комментариев по поводу этого скандала отказывается.

А вот адвокат Александр Добровинский надеется на благоприятный исход. «Моя задача - помирить Плисецкую и Таранду, - сказал он ГАЗЕТЕ. - Ясно, что если они не помирятся, то мне придется защищать Плисецкую с совершенно понятным результатом. А заниматься атакой от одной великой звезды к другой мне не очень бы хотелось. Но поскольку я влюблен в Майю Михайловну с 5-летнего возраста точно, а может быть, и с 3-х лет, то, конечно, я не мог отказаться оттого, чтобы ее защитить. Мечта каждого мужчины в этой стране - защитить Майю Плисецкую. Так что мне повезло».