Родные люди

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Ближайшие родственники Андрея Воробьева — родной брат Максим, мама Людмила, дядя Сергей, племянники — Артем, Дмитрий, Максим Опети (гражданин Франции, взявший фамилию супруги) владеют  десятками бизнес-структур в сфере пищевой промышленности, ресторанного дела, недвижимости и финансов, в том числе в партнерстве с супругой Сергея Шойгу Ириной (ООО «Барвиха-4»), сыном Матвиенко Сергеем и другом Путина Геннадием Тимченко.

331x252_Bd7cJ7rkPLib3RDhNSBHlw6FOhVW8bFjКак пояснил политолог Дмитрий Орлов, интрига на прошедших выборах могла бы иметь место лишь в том случае, если бы экс-депутат Государственной Думы Дмитрий Гудков, получивший популярность благодаря протестным акциям 2011-2012 гг., смог бы заключить союз с коммунистами. Однако интрига сохраняется в ином отношении: что же будет с Подмосковьем? В течение двенадцати лет регионом руководил генерал Борис Громов, оставивший после себя малоприятное «наследство»: внушительный бюджетный долг, сквозную коррупцию и большое количество сослуживцев и товарищей по ветеранской организации «Боевое братство», внедрившихся и в бизнес, и во властные структуры.

Самым известным представителем «громовской плеяды» был экс-депутат Государственной Думы подполковник Дмитрий Саблин, как теперь выясняется, совладелец компании «МДК», крупнейшего землевладельца в регионе.

Впрочем, соратники Бориса Всеволодовича хотя и являлись «людьми в погонах», но погоны это армейские, а не чекистские, так что «своими» они для Кремля не были.

Поэтому после ухода Громова в отставку Московская область стала, наверное, в большей степени, чем любой другой регион России, управляться из федерального центра.

Крестный отец

Весной 2012 г. губернатором Московской области был назначен экс-министр по чрезвычайным ситуациям Сергей Шойгу. За пол года работы он заменил команду Бориса Громова в администрации, ввел пост областного премьер-министра, вернул под облуправление из федерального подмосковные леса (ушедшие оттуда в 2007 г.), добился отставки нескольких глав муниципальных образований, вступил в конфликт с московским мэром Сергеем Собяниным и забросал федеральный Минфин просьбами о финансовой поддержке. Когда же Сергея Шойгу «мобилизовали на военную службу», его преемником стал тоже очень близкий к Кремлю человек — Андрей Воробьев, глава фракции «Единой России» в Госдуме, имевший десятилетний опыт депутатства и не меньший опыт работы в центральном аппарате партии.

Однако анализ, казалось бы, заурядного вопроса, почему именно Андрей Воробьев стал преемником Шойгу и как вообще он сделал карьеру, привел наблюдателей к выявлению «кланового» устройства нашей элиты, в которой родственные, деловые и политические связи оказываются совершенно неотделимыми друг от друга.

Сергей Шойгу Фото: Алексей Куденко/РИА Новости

Сергей Шойгу Фото: Алексей Куденко/РИА Новости

«По аналогии с ельцинской «семьей» есть понятие и «семья Шойгу» — это очень старый клан, члены которого всегда будут верны друг другу. Воробьевы в нем самые близкие к экс-губернатору», — прокомментировал политолог Михаил Тульский.

Прежде всего своей политической карьерой нынешний губернатор Подмосковья обязан тому факту, что его отец, ныне вице-спикер Совета Федерации Юрий Воробьев, являлся давним соратником Сергея Шойгу. Юрий Воробьев и Шойгу в советское время работали вместе в Красноярском обкоме КПСС, а после распада СССР Воробьев-старший в течение шестнадцати лет был заместителем Шойгу в возглавляемых им структурах — от Корпуса спасателей до МЧС РФ.

В 1990-х Андрей Воробьев и не мечтал о политической карьере, а занимался бизнесом — рыботорговлей и рыбопереработкой, из его бизнес-проектов постепенно сформировалась группа «Русское море». Но вот в начале XXI века Сергея Шойгу назначили вице-премьером, ему понадобился помощник, и в качестве такового был востребован сын его давнего соратника. Сам Андрей Юрьевич рассказывает об этом так: «Я занимался бизнесом и, признаюсь, не предполагал, что как-то буду вовлечен в общественно-политическую жизнь. Но он сказал: «Андрей, мне нужен партнер, помощник». И меня пригласил. Я очень уважаю этого человека, конечно. И я принял приглашение. С этого все началось. Когда уже из бизнеса ушел, вроде как возвращаться… К тому же брат занимался уже бизнесом, получал образование».

Андрей Воробьев назвал Шойгу «своим крестным отцом в политике». И это действительно так: с должности помощника Шойгу господин Воробьев очень быстро переместился в кресло сенатора, затем депутата Госдумы, при этом став видным деятелем в аппарате «Единой России». Опыт работы в бизнесе позволил Андрею Юрьевичу создать и возглавить Межрегиональный общественный фонд поддержки «Единой России», который не только аккумулировал взносы спонсоров на поддержку партии, но и направлял их в различные инвестиционные проекты, например в открытие ресторанов. Позже, когда в 2005 г. Андрей Воробьев возглавил центральный исполнительный комитет (ЦИК) «Единой России», он наряду со многими другими проектами весьма вдумчиво, влезая в подробности, руководил сетью аналогичных региональных партийных фондов.

Дружба Юрия Воробьева (слева) и Сергея Шойгу сыграла заметную роль в политической карьере нынешнего главы Подмосковья Фото: PhotoXpress

Дружба Юрия Воробьева (слева) и Сергея Шойгу сыграла заметную роль в политической карьере  Фото: PhotoXpress

Что касается бизнеса, то, согласно официальной версии, Андрей Воробьев продал собственную долю в «Русском море» своему брату Максиму. В это, правда, не все поверили. Например, Михаил Тульский высказывал подозрения, что Андрей Воробьев контролировал свой бизнес через офшоры. Но это абсолютно не важно, поскольку весь клан Воробьевых к настоящему времени оброс бизнес-структурами.

Родные люди

По данным открытых источников, множество самых разных бизнес-структур в сфере пищевой промышленности, ресторанного дела, недвижимости и финансов зарегистрировано на ближайших родственников Андрея Воробьева: родного брата Максима Воробьева, маму Людмилу Воробьеву, дядю Сергея Воробьева и племянников — Артема Воробьева, Дмитрия Воробьева и Максима Опети (гражданин Франции, взявший фамилию супруги). Одно только перечисление всех принадлежащих им компаний заняло бы много места, но важно, что бизнес позволяет им стать людьми, «близкими» к другим представителям элиты.

Максим Воробьев – родной брат губернатора Мособласти Андрея Воробьева

Максим Воробьев – родной брат губернатора Мособласти Андрея Воробьева

Бизнес Воробьевых тесно связан с МЧС. Так, супруга Сергея Шойгу Ирина и жена Юрия Воробьева Людмила являлись совладельцами ООО «Барвиха-4″, занимавшегося девелопментом.

Людмила Воробьева также числилась учредителем компании «Гранд Лэнд», в ней одно время работала и Ирина Шойгу, при этом «Гранд Лэнд» является совладельцем созданной при МЧС Чрезвычайной страховой компании, предоставлявшей займы структурам «Русского моря».

«Ниточки» от клана Воробьевых протянулись и к председателю Совета Федерации Валентине Матвиенко. Сын «главного сенатора» Сергей Матвиенко был соучредителем уже упомянутой выше «Барвихи-4″ и, кроме того, компании «Раздоры Сити», где его партнером выступал племянник Андрея Воробьева Артем.

Наконец, партнером клана Воробьевых стал нефтетрейдер Геннадий Тимченко. Фонд Тимченко Volga Resources Group приобрел 30% «Русского моря». Любопытно, что представлять интересы господина Тимченко в совете директоров «Русского моря» стал его зять Глеб Франк, сын экс-министра транспорта и главы «Совкомфлота» Сергея Франка. В порядке «бартера» основной владелец «Русского моря» Максим Воробьев вошел в состав совета директоров контролируемой Тимченко компании «Стройтрансгаз». Правда, в декабре 2012 г., после назначения Андрея Воробьева врио главы Московской области, его брат Максим заявил, что вышел из советов директоров «Стройтрансгаза» и банка «Санкт-Петербург», объяснив это тем, что не хочет «давать повод для разговоров по возможному конфликту интересов в Московской области». Однако в августе 2013 г. партнерство возобновилось: появилось сообщение, что Максим Воробьев покупает долю в создаваемом Тимченко строительном холдинге Stroytransgaz Holding Limited. В марте врио подмосковного губернатора Андрею Воробьеву даже пришлось сделать специальное заявление по поводу того, что он не видит никакого конфликта интересов в том, что Геннадий Тимченко, бизнес-партнер его брата Максима, является одним из крупных инвесторов в Подмосковье и потенциальным участником важных инфраструктурных проектов в регионе. Господин Воробьев заверил, что не выделяет Геннадия Тимченко.

Сергея Шойгу с супругой Ириной. Фото: Forbes

Сергея Шойгу с супругой Ириной. Фото: Forbes

Существует «апокриф» о том, как Андрей Воробьев стал преемником Шойгу в Подмосковье. Якобы сразу после того, как Владимир Путин предложил Сергею Кужугетовичу пост министра обороны, Шойгу собрал на совещание своих ближайших соратников: сенатора Юрия Воробьева, его сына Андрея, руководителя администрации аппарата губернатора Юрия Садовенко, вице-губернатора Руслана Цаликова и Валентину Матвиенко. На этом совещании было решено предложить Владимиру Путину в качестве основного кандидата Руслана Цаликова и как запасной вариант Андрея Воробьева. Но президент, как всегда, неожиданный в своих кадровых решениях, остановился на запасной кандидатуре.

Недалеко от Москвы

Среди факторов, повлиявших на решение Владимира Путина, возможно, был и большой опыт Андрея Воробьева в проведении выборов: ЦИК «Единой России» руководил всеми значимыми для партии избирательными кампаниями. Однако население должно было оценить и политику нового регионального лидера. Между тем Подмосковье — регион сравнительно благополучный, но сложный.

Да, у Московской области нет «родовых» демографических и экономических проблем, имеющихся у многих соседних российских регионов. Существование в центре области огромного мегаполиса решает проблему и безработицы, и спроса на продукцию местных производителей. Средний индекс прироста валового регионального продукта в Московской области с 1998 г. по 2011 г. составлял 6,3%, это выше, чем в Москве, выше, чем в России, и выше, чем во всех остальных регионах Центрального федерального округа, за исключением Белгородчины. Однако сравнительно благополучная экономика, как это ни странно, соседствует с запущенными социальными и инфраструктурными проблемами. «Московская область стала чем-то вроде придатка для столицы России: дешевое по сравнению с московскими ценами жилье, близость к Москве и относительная транспортная доступность — все это привело к застройке региона и использованию его как спального района Москвы. Между тем о социальной инфраструктуре никто не подумал, детских садов, школ и больниц не хватает, собственные производства пустуют, и нет рабочих мест, — рассуждает генеральный директор компании Sintegro Зуфар Хакимов. — Энергетика в регионе также находится не в лучшем состоянии — нет централизации, в области более ста средних и мелких компаний, обеспечивающих регион энергией, со смутными обязанностями и порядками, из-за чего происходят аварии, устраняемые в течение долгого времени. Проблема газификации решается только в последнее время».

«Почти все плюсы и минусы положения Московской области обусловлены ее близостью к Москве. Одна из ключевых проблем — структура бюджета, — поясняет Наталья Круглова, директор бизнес-направления «Недвижимость» консалтинговой компании Pro Consulting Global Limited. — Например, корпоративные и подоходные налоги платятся в Москве, где работают те, кто живет в Подмосковье. А живя в Подмосковье, эти граждане создают нагрузку на муниципальные бюджеты — их социальные составляющие и ЖКХ».

Сам Андрей Воробьев был потрясен открывшейся ему картиной. «Я не думал, что в часе езды от Москвы до сих пор можно встретить «убитые» детские сады, клиники, которым более ста лет, и они выглядят на эти сто лет, — констатировал он. — Там нет компьютеров, провалились полы, грибок на стенах — просто начало ХХ века! И это больно. Так же, как и отсутствие рабочих мест в отдаленных от Москвы районах часто трагедия!»

Кажется, наиболее остро проявляется нехватка детских садов, во всяком случае, и Сергей Шойгу, и Андрей Воробьев провозглашали строительство новых садиков своим приоритетом. При Воробьеве массированное строительство детсадов действительно развернулось — с большим пиаром и публичными выговорами нерадивым чиновникам.

Второй по остроте, после социальных затруднений, в Подмосковье сегодня стоит проблема дорожной сети. Говоря о нехватке дорог, Андрей Воробьев подчеркнул: «При таком скачке в росте автомобильного, грузового транспорта, количестве фабрик-заводов, которые в регионе открываются, неизбежен коллапс». Когда же Сергей Собянин запретил транзитным фурам ездить по МКАД, ситуация на дорогах области еще более обострилась. Воробьев пытался протестовать против решения московской мэрии, но успеха не добился.

Сейчас Андрей Воробьев, по сути, объявил строительство Центральной кольцевой автодороги (ЦКАД) своим мегапроектом, который, по его уверениям, способен удвоить валовый региональный продукт Подмосковья. Впрочем, реализовать «планов громадье» Воробьев сможет, только если получит федеральное финансирование. По последним данным, стоимость ЦКАД составит 300 млрд руб., из которых 74 млрд руб. выделит федеральный бюджет, а 150 млрд руб. — Фонд национального благосостояния, то есть, в сущности, тоже федеральный бюджет. При этом эксперты компании «БКС» прогнозируют, что основные работы по строительству ЦКАД достанутся структурам Аркадия Ротенберга и уже неоднократно упомянутого в статье Геннадия Тимченко.

Геннадий Тимченко Фото: В. Федоренко/РИА Новости

Геннадий Тимченко Фото: В. Федоренко/РИА Новости

«Все декларируемые врио губернатора и правительством МО проекты «больны» гигантоманией и не учитывают интересы жителей области, но зато помогают реализовывать интересы бизнес-элит Москвы и области, — утверждает координатор Пушкинского городского отделения партии «Яблоко» Дмитрий Наумов. — В качестве примера можно назвать ЦКАД (плюс создание по его периметру сети торгово-складских комплексов) и парково-развлекательный комплекс «Россия» (декларируется как самый большой парк с самым «крутым» набором развлечений). Губернатор в Московской области и раньше, и сейчас — это функция, распределяющая федеральные трансферты и следящая за тем, чтобы регион не пытался выйти из обозначенного федеральным центром вектора».

«Как строили, так и строят»

Еще одна проблема, с которой столкнулся Андрей Воробьев, — совершенно неупорядоченная застройка. Свободных земель в регионе практически нет, за время губернаторства Бориса Громова они были скуплены, и там началось спонтанное строительство, которое приводит и к сведению лесов, и к полному хаосу в городской инфраструктуре и градостроительных планах городов и поселков.

Областная администрация вроде бы начала предпринимать меры. «Главное, на мой взгляд, состоит в том, что мы смогли изменить идеологию развития региона, сформулировать новую градостроительную политику, ориентированную на потребности в первую очередь жителей Московской области, а не на прибыль и сверхприбыль застройщиков, девелоперов, риелторов, — заявила «Ко» министр строительного комплекса и жилищно-коммунального хозяйства Московской области Марина Оглоблина. — Первое, что мы для этого сделали, — остановили хаотичную, неупорядоченную застройку территорий ближнего Подмосковья, ограничили высотность вновь возводимых строений в городах девятью этажами. Все новые проекты застройки проводим через созданный по инициативе Андрея Юрьевича Воробьева Градостроительный совет Московской области».

Однако представители подмосковной общественности, с которыми «Ко» удалось пообщаться, уверены, что «приостановка неупорядоченного строительства» произошла лишь на словах. «На встрече с жителями города Королева А.Ю. Воробьев сказал, что «… ни одного нового разрешения на стройку в городе Королев выдано не будет». Его фраза напечатана в официальных СМИ. И что мы видим? ООО «Гранель Девелопмент» начало строительство жилых домов на Валентиновских Полях, являющихся буферной зоной «Лосиного Острова», по разрешениям на строительство № RU50302000-717 и № RU50302000-718, которые выданы ООО «Гранель Девелопмент» администрацией города 1 июля 2013 г. за подписью и.о. руководителя администрации А.А. Канаева и продлены до 5 июля 2016 г. и.о. руководителя администрации В.А. Чувилиным. Быстрыми темпами идет застройка коммерческими 25-этажками микрорайона «Текстильщик», несмотря на заявление Воробьева о недопущении строительства домов выше 17 этажей», — рассказал «Ко» Константин Марусов, председатель Московского областного отделения Национально-демократической партии, член правления общественной организации «Защитим Королев».

Аналогичное свидетельство — из Балашихи. «Прилетел, «шлепнул» про мораторий на строительство и улетел — все как было, так и строится, как пилилось, так и пилится», — иронично замечает глава балашихинского отделения партии «Яблоко» Дмитрий Коннов.

Хотели как лучше

Неупорядоченное строительство приводит к вырубкам подмосковных лесов, что порождает экологические проблемы, которые в регионе имеют, наверное, не меньше значение, чем экономические. После того как в 2007 г. подмосковные леса изъяли из областного ведения и передали в федеральное, число лесников в Подмосковье уменьшилось в десять раз, с 5000 до 500 человек, что повлекло резкий рост таких характерных для пригородных лесов «язв», как сухостой, массовое размножение жуков-короедов, несанкционированные свалки, незаконные вырубки и самозахваты лесных земель. Как сказала «Ко» бывший кандидат в губернаторы Подмосковья, член центрального совета Российской экологической партии «Зеленые» Елена Гришина, у Андрея Воробьева просматривается добрая воля решать экологические проблемы, более того, впервые экологическая тематика появилась в его программных заявлениях. Однако решения, предлагаемые Андреем Воробьевым, далеко не всегда оптимальные и часто компромиссные, что гипотетически можно объяснить слабой управляемостью региона и нежеланием задевать интересы крупного бизнеса.

Например, Воскресенск из-за деятельности местной промышленности практически лишился собственной питьевой воды. Главным загрязнителем в городе является компания «Вознесенские минеральные удобрения» (ВМУ), входящая в группу «Уралхим» Дмитрия Мазепина. Андрей Воробьев выдвинул идею прокладки нового трубопровода, сначала его финансирование должно было быть разделено между бюджетами области, города и района, затем область взяла на себя большую часть, а компания «ВМУ» отделалась расходами на проектирование трубопровода. «Как насмешка выглядит то, что химзавод взял на себя обязательство только подготовить проект прокладки водопровода в Медведку, хотя должен был бы оплатить ВСЕ затраты на его строительство, — комментирует Елена Гришина. — Получается так, что жители Воскресенска и жители Московской области из своих налогов расплачиваются за грехи комбината, который продолжает работать, принося своим владельцам огромные прибыли, а Воскресенску оставляет «Белую гору» и убытки. Ситуация получается несправедливой — химический завод, который отравил колодцы, кладет в карманы миллиарды и умывает руки».

Впрочем, нельзя отрицать, что Андрей Воробьев «хотел как лучше». По словам Елены Гришиной, именно тогда, когда областная власть наконец обратила внимание на экологическую ситуацию в Воскресенске и стала что-то требовать от основных предприятий-загрязнителей, в самом Воскресенске было сокращено количество стационарных постов контроля качества атмосферного воздуха. «Как ни странно, благодаря этой нехитрой операции «экологическая ситуация в городе резко улучшилась, — иронизирует Елена Гришина. — И ведь правда, если ничего не мерить и не фиксировать документально выбросы от предприятий, то этих выбросов как будто и нет».

«Борьба с нарушениями в экологической сфере активизируется только в выборный период и носит показушный характер. Считается, что достаточно публично отругать какого-нибудь местного чиновника, например за вырубку леса, — уверен Дмитрий Наумов. — Комплексной концепции нет. Например, разговоры о создании в области сети современных и безопасных заводов по переработке ТБО длятся уже несколько лет, а реальных дел нет. Проще разрешить на пустыре открыть еще одну свалку».

Регион-конфедерация

Тот факт, что намерения областной власти иногда расходятся с реальными делами, во многом объясняется высокой независимостью подмосковных муниципалитетов, часто являющихся «государством в государстве». Как разъясняет Дмитрий Орлов, уникальность подмосковной элиты заключается в ее фрагментации по крупным городам и сферам влияния. Московская область фактически является конфедерацией с сильными главами районов, собраниями депутатов, влиятельными предпринимателями и общественно-политическими организациями. При этом во многих муниципалитетах «первую скрипку», как и в «лихих 90-х», играет организованная преступность. По мнению Дмитрия Орлова, наибольшие проблемы с ней отмечаются в Солнцевском, Люберецком, Сергиево-Посадском, Подольском, Раменском, Дмитровском районах, а также в городах Долгопрудный, Королев и Химки. Главы городов и районов в Подмосковье, как правило, политические «долгожители», вросшие в местную среду корнями и сидящие на своих креслах долгие годы. Например, руководитель Домодедовского района Леонид Ковалевский занимает свою должность 23 года, главы Серебряно-Прудского, Подольского, Ступинского, Ногинского, Орехово-Зуевского, Одинцовского районов, а также мэры Дубны и Коломны — по 21 году.

Сергей Шойгу вошел в конфликт с муниципалами, успев за время своего короткого «правления» добиться отставки четырех мэров — Химок, Сергиева Посада, Балашихи и Электрогорска. При этом именно для «просеивания» местной элиты обл­администрация совершенно неожиданно стала поощрять проведение выборов глав муниципалитетов, хотя в большинстве российских регионов назначенные из Москвы губернаторы обычно свертывают демократические процедуры и заменяют мэров сити-менеджерами.

Андрей Воробьев за время своего пока недолгого «правления» отправил в отставку мэра Жуковского, но, как прогнозирует Дмитрий Орлов, он вряд ли вступит с муниципалами в такой же конфликт, как Шойгу, и вряд ли его «правление» окажется «красногвардейской атакой» на муниципальные элиты. Значит, придется как-то договариваться с местными кланами, и управляемость региона, в частности с точки зрения использования земель и упорядочения строительства, пока по-прежнему под вопросом.

«Его стиль поведения сейчас стандартный для всех ставленников Кремля во время выборов — изображать хорошего, демократичного князя при плохих боярах, — поясняет Дмитрий Наумов. — Пока особых ошибок не заметно, в общении с местными элитами осторожничает, прощупывает почву, действует публично и жестко, если только договариваться нет смысла».

Надо отдать должное Андрею Воробьеву: у него большой опыт, явные менеджерские способности и прекрасные контакты в федеральной власти, он знает, что такое бизнес.

«Андрей Воробьев, в прошлом бизнесмен, подходит к проблемам Подмосковья в первую очередь как грамотный управленец: привлекает в регион инвесторов, решает проблемы газификации, объединяет энергетические компании вокруг единого холдинга, проводит бизнес-завтраки с представителями экономической элиты, обещает людям новые производства, рабочие места, малоэтажные дома и т.д.», — свидетельствует Зуфар Хакимов.

Воробьеву, несомненно, помогут финансированием из федеральной казны, тем более, что федеральная элита имеет подмосковные особняки.

Однако Воробьев, несомненно, обременен обязательствами перед членами своего клана, который связан со структурами МЧС, а теперь еще и Минобороны, что заставляет предполагать, что одни коррупционные связи могут быть заменены на другие.

В застройке подмосковных лесов заинтересованы все связанные со строительством бизнес-структуры, и не ясно, будет ли у губернатора мотивация как-то противостоять этому.

И совершенно не ясно, есть ли у Подмосковья самостоятельное будущее, может ли регион быть чем-то еще, а не только спальным районом и «кормовой базой» Москвы. Впрочем, заведующий кафедрой государственного регулирования экономики РАНХиГС профессор Владимир Климанов считает, что «нельзя исключительно негативно смотреть на «обслуживающую» функцию пристоличного региона. Хотя у Подмосковья есть немало самостоятельных возможностей развития, связанных с мощной накопленной индустриально-аграрной базой, наличием высококвалифицированных ресурсов, культурно-историческим потенциалом, наверное, еще очень долго основные векторы развития Подмосковья будут связаны с Москвой».

Константин Фрумкин

Оригинал материала: журнал "Компания"