Родоплеменной рейд

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Жертвами передела собственности в Киргизии все чаще становятся русские предприниматели

1197801341-0.jpg Преуспевающий отель «Утес» был захвачен у «пришлых» русских, и преподнесен «принцу» — Максиму Бакиеву, сыну Курманбека Бакиева. Самому богатому человеку в Киргизии, завладевшему всеми пансионатами на Иссык-Куле и сделавшего бывшую всесоюзную здравницу своим дачным прудом.

В последнее время как-то на второй-третий план стала отходить тема судьбы наших соотечественников за рубежом. Вроде на Украине более-менее спокойно, в Закавказье тоже как бы без особых проблем — ну разве что местные фашисты в Прибалтике пошаливают — ну да это кризис роста, так уж и быть, простим их. Так что вроде как все тихо и благодатно. Да вот незадача — остались еще русские в Средней Азии. А тамошние лимитрофные государства «республиками» только на бумаге числятся. По факту же — добро пожаловать в раннее Средневековье. Родоплеменной строй, право сильного — только с внешним антуражем современности. Если для местного населения какие-то формальности еще соблюдаются — ради формального приличия (все-таки из одной стаи) — то русские здесь изгои. Причем чем южнее — тем хуже обстоят дела. В приватизированной семейством Бакиевых Киргизии русские предприниматели, фактически сохранившие основной потенциал для развития этой нищей страны — туристическую отрасль — уничтожаются физически.

Ярчайший пример недавних месяцев — дело Пороскуна-Сиротиной.

Немного предыстории. В 2002 году семейная пара предпринимателей — Андрей Пороскун и Наталья Сиротина — приобрели совершенно заброшенный к тому моменту пансионат «Хан Сарай» на берегу озера Иссык-Куль. Следует напомнить, что в это время в Кигризии фактически шла гражданская война. Тем не менее, предприниматели рискнули — и вложили средства в то, что, как казалось, восстановить крайне сложно:

Крыши абсолютно всех объектов текли вероятно не один год, потому что стены покрылись плесенью и от сырости осыпалась штукатурка. Водопроводная и канализационная система сгнили в прямом смысле этого слова. Силовые кабеля, были пробиты и электричество было только в будке охранника и на одном фонаре на всей территории пансионата. Ограждение напоминали, местами покосившиеся столбы и торчащие огрызки труб по периметру пансионата. Растительность засохла — полива не было на протяжении ряда лет. Даже тротуарную плитку кто-то умудрился выковырять и увезти. От канатной дороги, остались только безобразные бетонные тумбы, не говоря уже об элементарном оборудовании и инвентаре необходимом для работы пансионата.

(Ииз текста обращения партнера Пороскуна и Сиротиной к депутату Госдумы Алкснису).

Для работы по этому проекту супругам порекомендовали бывшего замначпотылу Российской погранслужбы в Киргизии Игоря Мелихова — человека «со связями» среди республиканских «племенных вождей». За полгода работы Мелихову удалось вполне успешно реализовать бизнес-проект — но отнюдь не тот, что планировалось изначально. Предоставленный самому себе, профессиональный прапорщик оставлял в кармане большую часть средств, впрочем, не забывая делиться со своими покровителями в силовых структурах Киргизии. Через два года финансовые махинации вскрылись и «опытного хозяйственника» вполне закономерно вышвырнули вон. На Мелихова было заведено уголовное дело по факту подлога документов, горе-директора посадили в тюрьму — и, казалось бы, супруги могли бы вздохнуть спокойно и продолжать работать над благоустройством «Хан Сарая», ставшего к тому времени вполне преуспевающим пансионатом «Утес». Но в Киргизии грянули перемены, к власти в Бишкеке пришли те люди, связями с которыми гордился бывший пограничник — и ситуация стала резко разворачиваться на 180 градусов.

Дело Мелихова передается из МВД в Финансовую полицию, где закрывавется в кратчайшие сроки за недоказанностью (!). Сам Мелихов, немного испуганный, но довольный развитием событий, выходит из тюрьмы, отсидев за многомиллионную аферу всего лишь два месяца. Практически сразу же заводится дело против Андрея Пороскуна, которого обвиняют — о чудо! — в том же самом, в чем Пороскун обвинял Мелихова — а именно в хищениях средстви инвесторов и финансовых махинациях. То, что всеми финансовыми вопросами ОсОО «Ривьера» в тот период занимался Игорь Мелихов — ни одного из чиновников племенных властей Киргизии не волнует. Практически сразу же открывается дело о банкротстве вполне преуспевающего ОсОО «Ривьера» — то есть идет абсолютно ничем не прикрытый рейдерский захват русского бизнеса. Заметим, что схема была до омерзения простой — Мелихов на подставных лиц оформлял несуществующие долги — а потом от имени этих лиц подавал иск о банкротстве. Благодаря усилиям адвокатов Пороскуна и Сиротиной разгром удалось отсрочить почти на два года — но осенью 2007-го ОсОО «Ривьера» было признано банкротом, 24-го октября управляющего хозяйственной частью «Утеса» насильно заставили подписать бумаги, передающие управление пансионатом в ведение Финансовой полиции.

Фактически, преуспевающий бизнес был захвачен у «пришлых» русских при помощи одноплеменного предателя — и преподнесен на тарелочке… Да-да, «принцу» — Максиму Бакиеву, сыну Курманбека Бакиева, самому богатому человеку в Киргизии, захватившему описанным выше способом практически все пансионаты на Иссык-Куле и сделавшего бывшую всесоюзную здравницу по сути своим дачным прудом.

А что Пороскун и Сиротина? Первый был арестован при въезде из Казахстана в Киргизию под смехотворным предлогом попытки бегства из страны (!), Сиротина, находившаяся под домашним арестом, после проведения пресс-конференции была подвергнута неслыханному давлению со стороны силовиков. В киргизских СМИ была развернута кампания по дискредитации русских предпринимателей в худших советсвих традициях — онлайн-издания запестрели заголовками «В Киргизии поймана мошенница — преступный гений», «Жадность фрайера сгубила» — в которых изящным образом вся ситуация была перевернута с ног на голову.

Тем временем российский партнер Пороскуна и Сиротиной, Юрий Элькин пытался повлиять на ситуацию из Москвы. Он написал слезное обращение к печально известному народному депутату Виктору Алкснису — и получил на руки стандартное обращение к Генпрокурору Киргизии Эльмурзе Сатыбалдиеву — мол, отдельные представители правоохранительных органов Киргизии выдавливают из республики российских инвесторов и бизнесменов. Стоит ли удивляться тому, что эта бумага, датированная 16 ноября, была проигнорирована племенными властями — какое им дело до какого-то российского депутата, которому и депутатствовать -то осталось меньше месяца. Заметим, что столь любящий показывать себя патриотом и защитником русских, Алкснис в своем интернет-блоге не написал об этом деле НИ ЕДИНОГО СЛОВА. Элькин со своими надеждами и Сиротина, показывавшая на пресс-конференции обращение к Алкснису — по сути, оказались брошены на произвол судьбы.

События последних дней выглядят еще более плачевно — 27 ноября попавшую в больницу Наталью Сиротину силовики во главе со следователем Иманалиевым увезли в изолятор, несмотря на категорический запрет врачей.

Как пишет мать Сиротиной — «Иманалиев, воспользовавшись отсутствием врачей, приказал оперативникам забрать мою дочь, которая упала в обморок и была без сознания. Они схватили её за руки и за ноги, и поволокли её, несмотря на то, что она была раздетая, в одном халате. Я и несколько больных пытались заступиться за неё, но оперативники закрыли дверь и не дали нам догнать их». Не погнушались киргизы и самыми мерзкими методами — у родителей Сиротиной — российских граждан — силовики пытались отобрать пятилетнего внука Данилу «для помещения в детский дом» под тем предлогом, что его родители находятся в заключении.

Было бы ещё понятно, если б речь шла о бомжах или алкоголиках. Но отец Сиротиной — вице-президент переходящего в скором времени под российское управление Бишкекского машиностроительного завода!

Что дальше?

16 декабря в Киргизии состоятся выборы разогнанного Бакиевым Жогорку Кенеша — Законодательного собрания. Формально — демократия, законность и порядок. Формально — лояльность могущественному северному соседу, регулярные улыбки и реверансы в сторону Кремля. На деле — уничтожение русских, готовых владывать силы и средства в развитие страны, которой еще долго надо бороться за звание «развивающейся».

Поднять голос в защиту наших соотечественников, наших братьев и сестер на Юге — вопрос совести. Нашей совести и совести нашей власти. Пока мы молчим здесь — нас убивают там. Под ярким синим небом Иссык-Куля.

Оригинал материала

«АПН» от origindate::12.12.07