Рокировка: 2008

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

Рокировка: 2008 Экс-советская земля начинается с Кремля, обитатели которого в заботах о повседневном и насущном благе народном не забывают и о будущем страны, вверенной их попечению. И, видимо, готовятся передать верховную власть себе же, достойнейшим, в 2008 г., слегка перегруппировав ряды в соответствии с требованиями политической ситуации и административного этикета.Знатоки народного сознания из Центра стратегических разработок готовят программные установки к первой избирательной кампании третьего президента России (см. «ПЖ» № 27 от 2 августа 2004 г.). А это значит, что настает пора подобающим образом позаботиться и о соответствующем кадровом обеспечении грядущих перемен, которые должны произойти своевременно, легитимно и спокойно, при полном единодушии правителей и управляемых ими граждан.

" Боевой товарищ Путина

Отмеренный Конституцией второй четырехлетний срок президентских полномочий Владимира Путина еще только начинается, но уже просматривается сценарий достойного финала, в котором власть должна быть передана третьему президенту России, чью кандидатуру, несомненно, будет выдвигать нынешнее кремлевское руководство. Ибо нынешний президент не намерен оставаться у власти свыше отпущенного ему срока.

При этом можно в самых общих чертах определить и фигуру будущего «наследника». Им может стать только один из ведущих деятелей нынешней «питерско-московской» правящей верхушки, способный обеспечить необходимую преемственность курса проводимой политики большой группы близких соратников Путина, явно не собирающихся уходить в частную жизнь. Кроме того, этот деятель должен обладать необходимым набором профессиональных качеств и опытом работы на высших государственных должностях.

Полным набором указанных свойств обладает несколько человек в нынешнем путинском окружении. Как уже неоднократно отмечалось в СМИ, претендовать на статус «престолонаследника» может нынешний министр обороны Сергей Иванов. Между ним и Владимиром Путиным существуют специфические отношения, которые они определяют как «чувство локтя»; эти отношения сохраняются с тех времен, когда оба работали в «маленьком подразделении одной немалой организации». У Иванова уже сейчас имеется необходимый потенциал поддержки на высшем уровне государственной иерархии. Этот потенциал начинает постепенно реализовываться в ходе поэтапного расширения полномочий министра обороны в смежных с его ведомством сферах государственного управления.

Однако передача власти третьему президенту РФ невозможна без одобрения кандидатуры последнего всенародным голосованием. Конституционная норма не может быть нарушена ни при каких обстоятельствах. Будущему путинскому выдвиженцу необходимо одержать убедительную победу на выборах 2008 г. с таким числом голосов, которое исключало бы любые возможные попытки оспорить легитимность новоизбранного национального лидера. Операция «Наследник-2008»

Если бы очередные президентские выборы проходили в нынешнем году, одной лишь поддержки Путина вполне хватило бы для того, чтобы рекомендованный им кандидат победил в первом туре. Но к рубежу 2007—2008 гг. электоральная ситуация будет иной, чем в настоящее время. Владимир Путин был и остается уникальным лидером общественных надежд на перемены к лучшему. Однако, поскольку желаемые перемены происходят весьма медленно и почти не затрагивают повседневной жизни большинства россиян, среднестатистическое положительное мнение о действующем президенте постепенно сменяется нейтрально-безразличным. А в весьма значительных группах общества все шире распространяется разочарованно-негативное отношение к власти в целом и к фигуре Путина в частности. В течение ближайших лет такая тенденция получит дальнейшее развитие.

Будущему «престолонаследнику» не приходится рассчитывать на безусловный «одобрямс» избирателей. Ему надо будет пройти электоральный марафон по полной программе, предъявляя согражданам собственную персону, а не только путинскую рекомендацию. И в этом отношении у любого из нынешних близких сподвижников Путина могут возникнуть сложности. Общий имидж путинского правления складывался из частичных продвижений по разным направлениям, ни на одном из которых не достигался решающий прорыв в новое качество. На этом блекло-позитивном фоне практически невозможно выделить какие-то яркие заслуги, доказывающие гражданам исключительные способности того или иного президентского соратника.

Наиболее перспективные деятели из путинского окружения в последние годы активно реформаторствовали в различных сферах. Однако положительные следствия соответствующих преобразований (если таковые вообще проявятся) общество сможет ощутить весьма не скоро. Единственное исключение — военная реформа, в ходе которой уже в 2007 г. будет, по всей видимости, объявлено о сокращении срока призывной службы до одного года. Этот результат может стать неплохим дополнительным козырем в избирательной кампании будущего третьего президента РФ (особенно если на пост главы государства будет выдвигаться именно нынешний министр обороны).

Но, так или иначе, любому вероятному «наследнику» Путина необходимо надлежащим образом «засветиться» в массовом сознании сограждан еще до формального начала больших электоральных гонок 2007—2008 гг. Для этого крайне желательно заранее занять должность, позволяющую быстро сформировать имидж мудрого и авторитетного государственного руководителя.

Как показывает опыт выдвижения Путина в 1999 г., самый надежный сценарий передачи власти должен включать назначение кремлевского избранника премьер-министром. Возглавляя важнейшую структуру исполнительной власти, будущий третий президент РФ может наглядно продемонстрировать «граду и миру» свои незаурядные качества национального лидера. Но в отличие от Путина, за считанные месяцы осени 1999 г. завоевавшего необходимую общественную поддержку решительными действиями на Северном Кавказе, путинский преемник не станет кого-то немедленно «мочить», так как это сейчас неактуально. Ему, скорее всего, придется набирать рейтинговые очки соответственно политическим особенностям посткризисного времени.

Следовательно, акция назначения нового премьера-«престолонаследника» должна осуществиться не в самый канун больших избирательных кампаний, а загодя, как бы в связи с высокими надобностями текущей государственной политики. Оптимальное время — на рубеже 2006—2007 гг., уже после передачи очередного бюджетного проекта на парламентское утверждение, но не в последние недели перед последними каникулами нынешнего состава Госдумы.

К этому времени непопулярные реформы второго срока путинского президентства будут уже осуществлены или запущены в работу. Новые непопулярные решения приниматься не будут, чтобы «наследник» вышел к народу «белым и пушистым». За несколько месяцев работы на посту премьера он успеет отличиться рядом достижений, полезных и понятных обществу.

Помимо конкретных успехов в текущей деятельности, необходимо будет продемонстрировать общий перспективный имидж обновляемой верховной власти. Элементы такого имиджа заметны уже в нынешней работе правительства, где шаг за шагом все очевиднее проступают этатистские тенденции, инициируемые самим премьером при поддержке ряда влиятельных лиц из президентского окружения, включая Игоря Сечина и Виктора Иванова и др. (об этом см. «ПЖ» №30).

Позиции правительственных либералов неуклонно размывавшиеся в течение всего минувшего года, были резко ослаблены уходом Дмитрия Козака на ответственную, но периферийную должность полпреда в ЮФО. Его преемник на посту главы правительственного аппарата Сергей Нарышкин, как полагают, позиционируется ближе к министрам-либералам.

Окончательная корректировка правительственного курса в умеренно-дирижистском духе должна быть проведена не позднее начала 2007 г., с учетом наиболее вероятного расклада сил в будущей «партийной» Думе, где верноподданная «Единая Россия» уже наверняка не будет безраздельно господствовать, а парламентское большинство, по всей видимости, невозможно будет создать без участия депутатских объединений левой и патриотической ориентации.

Стремление укрепить позиции государства в экономике и во всех сферах жизнеобеспечения сейчас находит поддержку в различных общественных стратах и может определить содержание популярных предвыборных программ в 2007 и 2008 гг. Однако российские граждане привыкли оценивать перспективы власти не только по лозунгам и документам, но прежде всего по персональному составу правящей верхушки.

Следовательно, ожидаемое выдвижение на премьерский пост потенциального «престолонаследника» должно сопровождаться выдвижением новой правительственной команды. Состав такой команды должен быть подготовлен заранее (в соответствии с правилами лубянской кадровой политики), и определенные наметки такого состава наверняка уже подготовлены кадровой службой Кремля, возглавляемой Виктором Ивановым. Потенциальные фигуранты соответствующего кадрового списка могут неоднократно меняться в соответствии с переменами политической конъюнктуры. Многое будет зависеть от их собственного поведения до момента судьбоносных назначений, которое должно внимательно отслеживаться и анализироваться теми, кому это положено по должности. Несмотря на исключительную закрытость соответствующей информации, некоторые детали конструкции вероятного правительства «престолонаследника» можно вычислить по отдельным деталям современного устройства верховной власти. Ave, Caesar, Imperator! Новому премьеру-«престолонаследнику» труднее всего будет определиться с кандидатурой нового министра обороны. Согласно принципу, заявленному Путиным в 2001 г., министром обороны должен стать человек штатский, но при этом профессионально пригодный для руководства людьми в погонах.

Среди сугубо штатских политиков и государственных деятелей современной России (включая выходцев из лубянского ведомства, «генералов» ВПК, военных аналитиков) сейчас нет ни одной фигуры, достаточно крупной, чтобы с ходу возглавить Минобороны. Самому Иванову пришлось потратить немало времени на предварительное освоение военной проблематики (чем он занимался на посту секретаря Совбеза). Но в 2008 г. он, по мнению знатоков кремлевского закулисья, не останется министром обороны, даже если не будет выдвигаться кандидатом в президенты.

Генералы действительной службы по вышеупомянутой причине также исключаются из шорт-листа потенциальных кандидатов на пост главы Минобороны. Есть, однако, генералы-отставники, сумевшие занять видное место в политике или на госслужбе. Те, кто распрощался с армией уже при Путине, явно не проходят сквозь сито кадровой политики Кремля. Однако некоторые деятели, удаленные из Вооруженных сил еще при Ельцине, вполне достойны внимания службы Виктора Иванова.

В последней из рассматриваемых категорий «штатских военных» особо выделяется фигура Андрея Николаева, бывшего директора Федеральной пограничной службы. Основную свою карьеру он сделал в системе Минобороны, где прошел все ступени — от ваньки-взводного до ответственной должности заместителя начальника Генштаба. Возглавив затем российских пограничников, он добился для них статуса отдельного ведомства, которое вскоре стало едва ли не самым дееспособным среди структур силового блока РФ. В отставку генерал армии Николаев ушел по принципиальным соображениям, не согласившись с излишне уступчивой политикой Ельцина по отношению к Грузии. В дальнейшем он был депутатом Госдумы, возглавлял там комитет по обороне, но потерпел неудачу на парламентских выборах 2003 г. И после этого весьма самолюбивый и амбициозный генерал-отставник вдруг оказался на сравнительно скромной должности помощника премьер-министра. Вероятно, принимая такое назначение, генерал мог получить некие надежды на перспективы своего карьерного будущего.

Предположение о возможности будущего высокого назначения одного из нынешних помощников Михаила Фрадкова наводит на мысль, что вся соответствующая категория правительственных работников может считаться своего рода кадровым резервом Кремля. Таким резервом в свое время была большая группа заместителей Сергея Иванова в Совбезе; некоторые из них (включая и нынешнего премьер-министра) в дальнейшем стали первыми лицами в весьма значительных структурах исполнительной власти. Насколько можно судить по имеющимся косвенным данным, нынешняя служба помощников Фрадкова не слишком задействована в текущей правительственной работе. Между тем в этой команде имеются довольно интересные персонажи, в том числе бывшие министры Геннадий Букаев, Александр Починок, Владимир Филиппов и Сергей Франк. При возникновении соответствующей необходимости они вполне могли бы «закрыть» крупные участки правительственной работы в руководстве финансовыми делами (Букаев), социальной политикой (Починок), образованием и наукой (Филиппов), в управлении федеральной инфраструктурой (Франк). Кроме того, в помощниках у премьера обретаются менее известные, но весьма опытные функционеры, как то: Сергей Колесников, Борис Френкель и Владимир Миловидов, которых можно задействовать в ключевых сферах аппаратной работы (в самом широком интервале специализаций — от контроля над информационной политикой до разработки новаций в экономической сфере). Имеются также опытный профессионал агропромышленного комплекса Сергей Винокуров и знаток проблематики военно-промышленного комплекса Александр Рыбас.

Таким образом, нынешние окруженцы Фрадкова в принципе могут охватить весьма значительную часть сфер правительственной деятельности, и, если к ним добавить некоторых деятелей из иных действующих структур власти, все это станет основой будущей правительственной конструкции, которую «престолонаследник» сможет предъявить обществу в назначенный для того день и час.

Если принять гипотезу, что именно вокруг фигуры Михаила Фрадкова консолидируется виртуальная правительственная команда, ориентированная на выход в реальную политику в 2007 г., то из этого следует, что сам нынешний премьер должен быть задействован в указанной команде. В частности, он мог бы стать заместителем премьера-«престолонаследника», освободив последнего от необходимости повседневно заниматься проблемами экономики. А затем Фрадков мог бы естественным образом оказаться в команде третьего президента РФ, например на привычной ему должности главы правительства, но с новым составом подчиненных соответственно тем стратегическим задачам, которые поставит во главу угла новый глава государства, предложенный Кремлем и всенародно избранный в 2008 г. Ave, Caesar, Imperator!"
631e1fcac8dc17991f13cb1db2038ef8.gif

Ссылки

Источник публикации