Роль Кучмы в торговле оружием с Хусейном

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Роль Кучмы в торговле оружием с Хусейном

"Прослушки" (три эпизода)

Оригинал этого материала
© "Пятый Элемент", origindate::9.11.2002

Петр Лютый, Вашингтон

Пока американо-британские эксперты выясняют, была ли действительно поставлена «Кольчуга» в Ирак, попытаемся прояснить действительную роль Кучмы в торговле оружием с Саддамом Хусейном.

Вашему вниманию предлагаются три эпизода. Они небольшие, но раскрывают достаточно объемную картину о том, кто на самом деле принимал решения о продажах украинского оружия за рубеж, в том числе в Ирак. Становится более понятной и специфика отношений Кучмы с иракскими представителями.

Как известно, долгое время дипломатические отношения с Украиной Ирак поддерживал через своего посла в Москве. В этом нет ничего необычного, и такая практика широко применяется в международных отношениях. Необычным в данном случае является то, что контакты между иракским послом в России и Кучмой шли через Деркача, председателя Службы безопасности Украины.

Разумеется, посол Ирака имел полное право контактировать с Кучмой, однако, согласно протоколу, такие контакты должны были идти через министерство иностранных дел Украины. Через спецслужбы обычно контактируют в том случае, если есть что скрывать. Согласно элементарной логике, мы можем предположить, что связи Кучмы с Ираком были настолько «деликатными», что «гарант» не мог довериться даже своему МИДу. Более-менее посвященным в них был только Деркач.

Интересно, что, по словам Деркача, иракский посол по возвращении на родину должен был возглавить комиссию по экономическим вопросам при Саддаме Хусейне. Это одна из важнейших структур иракского государства, на руководство которой мог претендовать только человек, пользующийся личным доверием Хусейна и имеющий на него прямой выход. Получается, что между Кучмой и Хусейном имелся конфиденциальный канал связи, и, по крайней мере, с украинской стороны, эта связь шла через спецслужбы, то есть конспиративно. В этой связи не удивительно, что американо-британские эксперты не нашли материальных следов поставки «Кольчуги» в Ирак. Было бы странно, если бы им это удалось. Как известно, спецслужбы следов не оставляют, тем более через два года после проведения операции.

С самого начала оружейного скандала Кучма и его представители неустанно ссылаются на строгую систему государственного контроля над экспортом, якобы существующую в Украине, которая напрочь исключает незаконные поставки. Об истинном характере такого «контроля» красноречиво говорит беседа Кучмы с Литвиным.

Если верить Литвину, который ссылался на разговор с Малевым, Укрспецэкспорт кинул какую-то страну, всучив старые бронетранспортеры под видом новых. Разгорелся скандал, который мог нанести смертельный удар по экспорту украинского оружия, то есть по одной из самых доходных статей экспорта страны.

Налицо тяжкое преступление против государства.

Что должен был сделать настоящий президент, получив такую информацию от шефа своей администрации? Разумеется, дать распоряжение провести самое тщательное расследование, найти и наказать виновных. Что делает Кучма? Он дает Литвину указание немедленно прекратить расследование и известить об этом Ющенко, Марчука и Кузьмука. А последнему он еще собрался отвешать п...й за то, что полез не в свое дело.

Вот вам и государственная система контроля над экспортом оружия, которая, как уверяют представители Кучмы, чуть ли не скопирована с лучших западных образцов! Такая система в государстве Кучмы существовала только на бумаге. В реальной жизни, как мы видим, экспорт оружия контролировал лично «гарант». Им в меру сил манипулировал Деркач-старший. Их доверенным лицом был Малев. Это стоило ему жизни.

Еще одним участником этой авантюры был Оршанский. Обращает на себя внимание, что его кандидатуру на должность почетного консула Ирака в Украине, с подачи иракцев, предложил Кучме все тот же Деркач, и это уже наводит на размышления. Дальше-больше. По словам шефа СБУ, остановив свой выбор на Оршанском, он руководствовался следующими нетрадиционными критериями. Во-первых, на Оршанского было уголовное дело. Следовательно - он прочно сидел на крючке. Во-вторых, Оршанский уже имел опыт торговли оружием с "проблемными" странами и знал, как, в случае необходимости, отбиться от американцев. В-третьих, на Оршанского планировалось, в случай чего, списать все проблемы, который могли возникнуть в связи со специфическими контактами Кучмы с Ираком.

Понятно, что для почетного консула подобные критерии звучат, мягко говоря, странно. Так, скорее, подбирают сообщников для совершения преступления. Видимо, Деркач и Кучма именно к этому и готовились, иначе зачем им был нужен человек, на которого что-то придется списывать.

Беседы в кабинете Кучмы свидетельствуют о том, что в Украине всего два человека обладают полной информацией о поставках Кучмой оружия в Ирак. Это сам Кучма и Деркач-старший. Никого другого к этой кормушке они не подпускали, по крайней мере потому, что уж больно она была прибыльной. И если международное сообщество действительно желает узнать правду о «Кольчуге», то следует допросить именно этих двух субъектов. Разумеется, сделать это непросто по причины иммунитета, которым пока пользуются Кучма и Деркач. В таком случае стоило бы заняться поиском их тайных вкладов в зарубежных банках, а также заморскими счетами их родственников.

Последнее - вполне возможно. Как нам теперь известно, Деркач планировал отхватить от Саддама Хусейна не менее одного миллиарда долларов из 5 миллиардов 400 миллионов долларов, выделенных Ираку в качестве квот на импорт зарубежных товаров. Речь идет почти о 20-ти процентах от общего объема внешнеторговых закупок Багдада. Да это почти стратегическое партнерство двух режимом - Кучмы и Хусейна! При этом сделки идут по каналам спецслужб, то есть без всяких формальностей и контроля. Чем не рай для широкомасштабной коррупции?!

Следы нелегальной поставки "Кольчуги" следует искать во внешнеторговых расчетах Ирака с Украиной за 2000-2001 годы. Со стороны Ирака соответствующая документация должна быть прозрачной, поскольку квоты на экспорт нефти с последующими импортными закупками ему выделяет международное сообщество. Эксперты ООН вполне могут ее затребовать. Затем иракскую документацию следует сравнить с тем, что предоставит Кучма, а дальше, как говорил Михаил Сергеевич, процесс пойдет.

Вот вам и конкретное задание для инспекторов ООН, которые в концу декабря должны прибыть в Ирак в соответствии с новой резолюцией Совета Безопасности. В рамках ООН в течение последних двух лет создавалась международная система борьбы с отмыванием денег. Пришло время ее испытать.

Своими действиями Кучма и Деркач бросили вызов Организации Объединенных Наций. Если эти действия останутся безнаказанными, это может стать опасным прецедентом.

* * *

Разговор Кучмы с Деркачем. Перевод

22 июня 2000 года

Деркач: ... Теперь еще. Все решения приняты, посольство Ирака будут здесь открывать. У меня сегодня был посол Ирака, который в России. Он говорит: «А мы на следующий год квоты просим на 5 миллиардов 400 миллионов долларов. Говорит: «Мы ваши товары готовы брать. [несколько слов не слышно из-за движения предметов по столу]. Наши товары берут, увеличивают цену в три раза и зарабатывают.

Кучма: Ну, это правда, конечно.

Деркач: Вот. "Теперь, мол, только у меня, - говорит, - у меня осталось сорок дней. Я бы с удовольствием, если бы меня принял, я буду председателем комиссии там..."

Кучма: Посол?

Деркач: Да.

Кучма: Я приму.

Деркач: Ну, он сейчас здесь, и он говорит: «Мне пять минут». Если не сегодня, то тогда в любой другой день он приедет.

Кучма: Ну, в понедельник, вторник, скажи Литвину, пускай запланирует.

Деркач: На вторник где-то.

Кучма: Да, хорошо.

Деркач: Вот, и теперь так, значит, вы с ним переговорите, и он уедет и будет представлять при президенте комиссию экономическую, но сами мы с ним работаем, и он к нам очень хорошо расположен. Вот, поэтому вот эти вот квоты, сейчас будем организовывать эти квоты, чтобы хотя бы взять миллиард или чуть больше. И они товары возьмут все. Машиностроение – пожалуйста, любую металлургическую промышленную продукцию, сельского хозяйства [несколько слов неразборчиво].

Кучма: Хорошо.

Деркач: Вот. И теперь, они просят утвердить консула, вот, Оршанского [Orshansky].

Кучма: Кого?

Деркач: Ну, это еврей с этого, с Харькова. Значит, нам выгодно чего? Если даже...

Кучма: [перебивает] Это которого мы чуть не посадили, да?

Деркач: Да. Но он сейчас он ласковый как, ну, знаете, как этот ... ласковый май.

Кучма: Так американцы же хай поднимут. Они же знают про Оршанского.

Деркач: Вы знаете, как он сделал? Он взял у одного предприятия двигатели американской компании, а та передала Ливии. Они [одно слово неразборчиво] открыли, а потом показали американцам: «Вы ж сами это делали». И они от него отстали. Ничего страшного. Даже если что-то будет, мы всегда на него спишем. Я думаю, что ничего страшного.

* * *

Телефонный разговор Кучмы c Деркачем

26 июня 2000 года

Кучма: Добрый день! Слушай, разберись, пожалуйста, значит, помнишь, в [название неразборчиво] самолет погиб.

Деркач: Кто? Кто?

Кучма: В [слово неразборчиво] наш самолет разбился.

Деркач: Да, да, да.

Кучма: Он львовский был, а арендовал его этот самый, Аэросвит. Вот с тех пор тянутся противоречия серьезные. Во-первых, можно было получить серьезную страховку за него, так сказать, [несколько слов неразборчиво]. Сейчас [два слова неразборчиво] находится во Львове, а Львов тормозит потому, что м-м-м... Ну, я потом тебе, не хочу рассказывать, все идет отсюда, с Киева.

Деркач: Я дам сейчас команду, чтобы разбирались [несколько слов неразборчиво].

Кучма: Ну, значит, Гладия начальник аэропорта, так сказать, его родственник.

Деркач: У Гладия там и у начальника аэропорта [несколько слов неразборчиво].

Кучма: Да,да, да это абсолютно точно. Так что ты об этом знал.

Деркач: Да, да.

Кучма: Ну, разберись. Ничего нового?

Деркач: Есть кое-что, если можно.

Кучма: Нет, нечего говорить.

Деркач: Нет, там сводки вам хотел показать.

Кучма: Угу.

Деркач: И на завтра, мы же с вами договорились, прилетает этот посол Ирака [несколько слов неразборчиво].

Кучма: Хорошо. Он официально или частным порядком?

Деркач: Один.

Кучма: Хорошо.

* * * 

Разговор Кучмы с Литвиным

30 августа 2000 года

Литвин: Вчера был Малев [руководитель Укрспецэкспорта]. Ну, он хочет вам доложить более конкретно, но такая ситуация сложилась. Он говорит, что сейчас началась активная борьба, чтобы Укрспецэкспорт...
Кучма: Все хотят сесть на лошадь...

Литвин: КРУ [контрольно-ревизионное управление] только что закончило проверку. По указанию Марчука начала проверку Счетная палата [контрольный орган Верховной Рады]. Проверку начинают Генеральная прокуратура, СБУ, Государственная налоговая администрация и УБОЗ.

Кучма: Напиши [два слова неразборчиво].

Литвин: Там есть такие вопросы, которые... Когда-то там продали в какую-то страну старые бронетранспортеры под видом новых, а теперь пресса и иорданская разведка начала интересоваться какими-то противоречиями.

Кучма: Запретить проверку Морозову [бывший министр обороны] быстро.

Литвин: [Три слова неразборчиво]. Он говорит, Сивкович и Кукин [офицеры контрразведки, ранее работавшие на руководящих должностях в Укрспецэкспорте] они же там немножко контактируют с министром обороны, уже успели проект постановления Ющенко о создании соответствующего подразделения Министерства обороны по торговле оружием. Уже имеются все положительные заключения, кроме Укрспецэкспорта. Он говорит, что один раз вам докладывал, и это дело не отменили, они, говорит, зашли с другой стороны. Говорит, мы тогда... 
Кучма: [недовольно бурчит] От блядь...

Литвин: Вот здесь поручение Ющенко. Он говорит, что-то очень активно начал заходить Марчук.

Кучма: Я не знаю ничего. Я, это самое, мол, там трехануть и написать, значит, Ющенко и Кузьмуку [министр обороны]: «Прекратите все разговоры и писанину на эту тему. У нас есть предприятие Малева, этого достаточно». И Марчуку. Значит, Ющенко, Марчуку и Кузьмуку.

Литвин: Ну, и вопрос, Леонид Данилович, по комитету по вопросам военного сотрудничества и экспортного контроля. 
Кучма: А Кузьмуку я, конечно, пиздюлей отвешаю.