Роман Абрамович: аукцион по "Сибнефти" был фикцией

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Березовский и Патаркацишвили "зачистили" приватизационные торги от конкурентов

Оригинал этого материала
© Ведомости.Ру, origindate::02.11.2011, Фото: Reuters

Абрамович признал, что аукцион по "Сибнефти" был фикцией

Михаил Оверченко, Дмитрий Дмитриенко

Compromat.Ru

Роман Абрамович

Роман Абрамович, продолжающий давать в Высоком суде Лондона свидетельские показания по иску Бориса Березовского, сегодня признал, что залоговый аукцион по «Сибнефти» фактически был фикцией.

Он подтвердил под присягой, что Березовский и его партнер Бадри Патаркацишвили сговорились с двумя другими участниками аукциона: в результате один из них выставил более низкую заявку, а второй свою отозвал. Это позволило им купить «Сибнефть» практически по стартовой цене — за $100,3 млн (при начальной цене $100 млн).

Отвечая на вопросы адвоката Березовского Лоуренса Рабиновича, Абрамович подтвердил, что истец мог договориться с банком «Менатеп» Михаила Ходорковского том, что последний подаст заявку чуть ниже предложения Нефтяной финансовой компании (НФК): «Березовский и Ходорковский вполне могли об этом договориться. Но все документы по заявке готовил Кагаловский (вице-президент Менатепа. — “Ведомости”)».

Абрамович также сообщил, что ключевую роль в отзыве более высокой заявки третьего участника аукциона, ОАО «Самеко», за которой стоял Инкомбанк, сыграл Патаркацишвили: «Да, его роль была бесценной в том, что касалось отзыва заявки «Самеко». По словам Абрамовича, если бы «Самеко» не отозвала заявку, ему пришлось бы выложить за «Сибнефть» не менее $217 млн, которых у него на тот момент не было.

Абрамович раскрыл детали спецоперации по нейтрализации заявки Инкомбанка. По его словам, он поехал в Самару, где располагалась «Самеко», за день до аукциона и вернулся только в день его проведения. При этом миллиардер признал, что приехал только после того, как Патаркацишвили договорился с «Самеко»: «Основные переговоры были проведены до моего приезда, но после пришлось еще доделать документы. Без Бадри Патаркацишвили ничего бы не получилось».

Сотрудник «Ведомостей» присутствовал на том аукционе и помнит активное участие Березовского. Формального отношения к заявителям он не имел, однако инструктировал людей, представлявших НФК. «Вот реальный покупатель «Сибнефти», — показывал на Березовского сотрудник банка «Менатеп», гарантировавшего заявку для Березовского. А во время неожиданного перерыва перед рассмотрением последней заявки Березовский на глазах у всех бросился в кабинет одного из руководителей Госкомимущества. После перерыва заявка конкурента — собственно «Самеко» — была снята под неубедительным предлогом. Комиссия получила письмо об отзыве заявки от гендиректора «Самеко», у которого не было на это полномочий от совета директоров. Березовский же принимал поздравления прямо в коридоре ведомства. [...]


***

"Ноябрьскнефтегаз" и Омский НПЗ, ставшие в дальнейшем основой "Сибнефти", взяв кредиты за рубежом, помогли Роману Абрамовичу с деньгами, лишь бы он выкупил их у государства

Оригинал этого материала
© Ведомости.Ру, origindate::02.10.2011, Абрамович рассказал о ключевой сделке в своей карьере

Михаил Оверченко, Дмитрий Дмитриенко

[…] Отвечая на вопросы адвоката Березовского, Абрамович сообщил суду, что в феврале 1995 г. он договорился с истцом о выделении ему $30 млн в год на финансирование ОРТ и личные расходы. За это Березовский должен был помочь ему получить президентскую подпись под документами о создании «Сибнефти» и последующем выставлении ее акций на залоговый аукцион.

По словам Абрамовича, Березовский не считал себя обязанным помочь в поисках средств для аукциона по «Сибнефти». По правилам аукциона стартовая цена была $100 млн, нужен был депозит $3 млн. Претендент должен был быть банком или представить подтверждение, что у него на счетах есть более $100 млн свободной наличности. Аукцион выиграла Нефтяная финансовая компания (НФК), предложившая $100,3 млн, а кредит в размере этой суммы предоставил банк «СБС-агро». При этом Абрамович признал, что именно Березовский познакомил его с владельцем банка Александром Смоленским и помог ему «сформировать желание» помочь: «В остальном это был чистый бизнес». Для СБС это была большая сделка, «Сибнефть» с $1 млрд денежного потока стала его клиентом: карты, обслуживание денежных потоков и проч., пояснил миллиардер.

На замечание адвоката о том, что Смоленский на допросе в Генпрокуратуре в 2009 г. утверждал, что СБС финансировал сделку под личную гарантию Березовского, Абрамович ответил, что допрос у прокурора — очень неприятная процедура, а из ответа банкира видно, что он очень нервничал. Не все сходится в его заявлениях, поэтому я бы не очень полагался на эти его слова, добавил Абрамович. При этом он отметил, что СБС фактически был лишь «платежным агентом». Деньги, которые СБС перечислил правительству, были полностью обеспечены средствами, которые «мои компании» держали у банка на депозите, пояснил он. Точно так же Абрамович опроверг слова гендиректора «Ноябрьскнефтегаза» Виктора Городилова, считавшего Березовского наряду с Абрамовичем реальным владельцем «Сибнефти», о чем он сообщил на допросе в Генпрокуратуре. Городилов покинул «Сибнефть» после приватизации и его заявления основаны на сообщениях прессы, ответил Абрамович. Он может все не помнить, ему 70 лет было, а он говорит о том, что было 15 лет назад, добавил миллиардер.

По словам Абрамовича, кредиты НФК дали «Ноябрьскнефтегаз» и Омский НПЗ, на базе которых президентским указом и была создана «Сибнефть», а также его компания Runicom ($17 млн) и еще несколько структур. Еще $3 млн НФК заняла у Российского промышленного банка. Кредит, по словам Абрамовича, был возвращен через месяц. В свою очередь «Ноябрьскнефтегаз» и Омский НПЗ привлекли деньги на Западе под залог своих долгосрочных экспортных контрактов. Займы организовал партнер Абрамовича Евгений Швидлер. Эти средства пришли в «Ноябрьскнефтегаз», а от него — через СБС — правительству, обрисовал схему Абрамович. Отвечая на вопрос адвоката, почему госкомпании согласились дать ему деньги, Абрамович ответил, что он договорился с их руководством: они были заинтересованы в том, чтобы это сделали мы, иначе это сделали бы другие. У меня были хорошие отношения с руководством, у нас был доступ к поставщикам нефти и нефтепродуктов, пояснил он. «Моя инфраструктура, трейдинговые компании, — все вместе позволяло с “Сибнефтью” получать большую прибыль. Без моих трейдинговых компаний приобретение “Сибнефти” само по себе не дало бы хорошего результата, потому что “Ноябрьскнефтегаз” был убыточен, добыча падала. И “Сибнефть” после ее создания долгое время была убыточна», — отметил Абрамович.

[Газета.Ру, origindate::02.11.2011, "Исключительные и бесценные люди": Установив контроль над «Сибнефтью», компании Абрамовича переключили на себя экспортные потоки. Фирмы группы Runicom выступали единственными покупателями нефти, которая продавалась за границу. А добывающая «дочка» «Ноябрьскнефтегаз» поставляла нефть на Омский НПЗ не напрямую, а через сеть компаний-посредников в закрытых административно-территориальных организациях. В трейдерских фирмах работали инвалиды. Схема обеспечивала налоговые льготы — компании платили налог на прибыль не по 35-процентной ставке, а по 5,5-процентной. Прибыль посредников в экспортных сделках могла достигать «сотен миллионов долларов», не стал отрицать Абрамович. А «Сибнефть» до 2001 года работала без прибыли.
«Компания получала ту прибыль, которую она должна была получать, налогов было меньше», — резюмировал Абрамович, а инвалиды были реальными и получали, по его словам, зарплаты.
Рабинович, ссылаясь на данные проверки Счетной палаты от 2002 года, утверждает, что деньги посредников переводились в панамскую компанию Palmex через Латвийский торговый банк (сейчас подконтролен Игорю Киму). Эта компания оформляла заказы на поставку бульдозеров, а потом отменяла их. Деньги возвращались в банк и находятся там сейчас, заметил адвокат Березовского. Абрамович признался, что, «возможно, Palmex» — это его компания. — Врезка К.ру]


***

Абрамович: экономия на налогах "Сибнефти" не шла, а шла ему, но он тратил ее на нужды Чукотки;))

Оригинал этого материала
© Коммерсант.Ру, origindate::02.11.2011, Роман Абрамович vs Борис Березовский

Анна Занина

Допрос Романа Абрамовича на заседании Высокого суда Лондона по иску Бориса Березовского о возмещении ущерба в $5,5 млрд продолжается. […]

[Право.Ру, origindate::02.11.2011, "Абрамович заявил в Высоком суде Лондона, что "Сибнефть" брала всего 2% маржи от экспорта нефти": "…С марта 1997 года „Руником“ получал нефть по $10,5, а продавал по $17,5, то есть разница — $7, так?" — спросил у Абрамовича адвокат истца.
"Вы забываете про налоги, транспортировку от месторождения до порта и прочее. Нефть покидала территорию России по рыночным ценам. Мы имели маржу только 2%, примерно такая же была у остальных трейдерских компаний", — ответил ему Абрамович. "Сибнефть" не получала прибыль до 2001 года, в то время как защита Березовского пытается доказать обратное", — резюмировал Абрамович. […]
Абрамович подтвердил, что с 1998 года "Ноябрьскнефтегаз" перестал продавать сырую нефть в Омский НПЗ напрямую и стал работать через посредников с использованием внутренних офшорных зон. Рабинович называет ЗАТО (закрытое административно-территориальное образование) и регионы льготного налогообложения, существовавшие тогда в России. Цепочка выглядела так: "Ноябрьскнефтегаз" — посредник — Омский НПЗ — "Сибнефть". Абрамович это не оспаривает.
Согласно документам, которые имеются у адвоката Березовского, оборот "Руникома" к 1994 году составлял уже $350 млн, в то время как прибыль составляла $10 млн. Однако Абрамович утверждает, что компания зарабатывала на логистике и бартере, а не за счет трансфертного ценообразования. Абрамович признал, что с помощью посредников компания уменьшала сумму налогов. — Врезка К.ру]

16:50 Абрамович: "Мы действительно уменьшали сумму налогов, но на прибыль "Сибнефти" это никак не влияло". Рабинович: "А разве, благодаря посредникам, нефть не продавалась "Сибнефти" в 2-3 раза дороже?" Абрамович: "Не помню. По-моему, схема с посредниками влияла только на налоги". Рабинович: "Эти компании впоследствии были присоединены к "Сибнефти" и тогда уже их прибыль была слита, но до этого акционеры "Сибнефти" не могли претендовать на доход фирм-посредников". Абрамович настаивает, что вся прибыль от нефтяных сделок аккумулировалась в "Сибнефти".

16:55 Рабинович начинает ссылаться на статьи в российской прессе, упомянул статью "Ведомостей" 2002 года про отчет Счетной палаты о "Сибнефти". Про следующий документ, переданный Абрамовичу, ответчик заметил: "Это статья с [index.html Компромат.ру]! Я не скажу, что все, что они пишут — правда". В ходе процесса Березовский прибегает к любым, выходит, источникам. Как будто бы не он говорил "об очернении".

17:04 Рабинович: "Вернемся к посредникам. Они продавали нефть по ценам в 2-3 раза выше, и вы хотите сказать, что "Сибнефть" получала ту же прибыль, если бы этой схемы с посредниками не было?". Абрамович заерзал: "Мне сложно воспринимать вопрос на слух, вроде да". Потом Абрамович добавил, что экономия на налогах "Сибнефти" не шла, а шла ему, но он тратил ее на нужды Чукотки;)) […]

18:05 Абрамовичу явно не нравятся вопросы о том, куда шла прибыль от фирм-посредников, и куда сами фирмы потом подевались (судья пыталась добиться подтверждения, что все они были потом присоединены к "Сибнефти", но Роман Аркадьевич не смог ответить. Он объяснил, что в то время уже работал губернатором Чукотки и вообще плохо разбирается в этих вопросах).

18:12 Адвокат Березовского Рабинович пытается доказать, что "Сибнефть" недополучила из-за посредников сотни миллионов долларов, ссылаясь на исследования "Ренессанс Капитала" и других компаний, анализировавших риски "Сибнефти". Анализ рисков проводился за 2001 год.

18:17 Абрамович ответил, что в это время уже не работал в "Сибнефти". В 1999 году он стал депутатом Госдумы. Рабинович: "После консолидации компаний-посредников с "Сибнефтью" в 2000 году прибыль "Сибнефти" резко возрастает". О недополучении прибыли "Сибнефтью", по словам Рабиновича, говорят и показатели EBITDA "Сибнефти", выросшие после присоединения к ней фирм-посредников до $1,6 млрд.

18.20 Абрамович: "Я не могу сказать точно, что это так, я не знаю. Могу только высказывать свои предположения и догадки". Он добавил, что "экономия на налогах" предположительно направлялась в бюджет Чукотки и благотворительные фонды. […]

["Коммерсант", origindate::03.11.2011, "Лондонский суд дошел до дела": Было видно, что этот ряд вопросов вызвал у господина Абрамовича явное неудовольствие. Можно предположить, почему — именно похожие схемы в 2003 году легли в основу уголовного преследования Михаила Ходорковского.
После перерыва в зале появился сам Борис Березовский. И как раз к этому моменту господин Рабинович начал спрашивать ответчика о выплатах, которые тот делал господину Березовскому. Господин Абрамович рассказал, что первый платеж составил $16 тыс., а первый крупный платеж — $8 млн (адвокат, правда, сразу уличил его в несоответствии устных показаний письменным, в которых о таком платеже ничего не говорилось). Но Роман Абрамович продолжал рассказывать. Как выяснилось, значительную часть платежей (например, половину из $10 млн в ноябре 1995 года) он вносил наличными, привозя их в том числе в некий неназванный клуб. Конкретно о том платеже он оговорился, что деньги предназначались для передачи главе службы безопасности президента РФ Александру Коржакову. Всего, как рассказал господин Абрамович, в 1996 году он передал Борису Березовскому около $80 млн, в 1997 году — $50 млн, в 1998-м — примерно ту же сумму, а в 1999-м — "точно не помню, но больше, так как тогда мы платили за "КоммерсантЪ", за ТВ-6...". При этом ответчик отметил, что платил как Борису Березовскому, так и Бадри Патаркацишвили, причем о необходимости платежа сообщал, как правило, последний. — Врезка К.ру]


***

Роман Абрамович — о своем образовании, проблемах с российскими законами и лучших друзьях

Оригинал этого материала
© "Коммерсант", origindate::01.11.2011

"Я диплом не писал, все остальное делал"

Анна Занина

[…] Адвокат господина Березовского Лоренс Рабинович попытался продемонстрировать суду несоответствие некоторых фактов из биографии Романа Абрамовича:

— Чем вы занимались после армии? Объясните, почему в биографии Абрамовича как руководителя "Сибнефти" указывается, что вы окончили Московский дорожный институт в 1987 году. Это не так?

— Это ошибка. У меня неоконченное высшее. Я диплом не писал, все остальное делал,— несколько раздраженно ответил Роман Абрамович.

Как выяснилось, Роман Абрамович в конце 1980-х работал сварщиком, точнее, возглавлял сварочную бригаду "Мосстроя", а диплом Московской государственной юридической академии, имеющийся у господина Абрамовича, достался ему после одного года обучения. Далее адвокат Бориса Березовского начал расспрашивать Романа Абрамовича о Евгении Швидлере (президент инвестиционной компании Millhouse Capital, управляющей активами Романа Абрамовича с 2001 года.— "Ъ"):

— Расскажите о ваших отношениях с господином Швидлером с 1987 года.

— Мы были друзьями. Сейчас мы партнеры, а раньше он был моим сотрудником,— ответил Роман Абрамович. Он пояснил, что с Евгением Швидлером познакомился на работе в кооперативе "Уют", выпускавшем игрушки из полимеров. На вопрос, какая была зарплата господина Швидлера на посту президента "Сибнефти" (с 1998 по 2005 год.— "Ъ"), Роман Абрамович ответил, что точно не помнит, но "явно меньше $200 тыс. в год".

— То есть с маленькой зарплатой Швидлер стал очень богатым человеком? — поинтересовался Лоренс Рабинович.

— Что такое "очень богатый"? В 2000 году он не владел таким имуществом. Откуда взялись деньги — он потом стал моим партнером,— пояснил господин Абрамович.

Затем адвокат Бориса Березовского попросил Романа Абрамовича назвать тех, кто входит в его команду.

— Евгений Швидлер, Андрей Городилов, Ирина Панченко, Евгений Таненбаум. Но это не все люди, с которыми я дружу и которые являются моими партнерами,— ответил Роман Абрамович.

— Среди них еще Александр Волошин? — уточнил Лоренс Рабинович.

— Я считаю его своим другом,— ответил Роман Абрамович. […]

[Ведомости.Ру, origindate::01.11.2011, "Абрамович рассказал британцам о своих проблемах с российским законом": Рабинович также спросил Абрамовича о «проблемах с законом» компании АВК, директором которой тот был в 1991-1993 гг. […]
«У вас был небольшой бизнес в России — компания АВК, а ведь у нее были проблемы с законом», — спросил Рабинович. «Нет, неверно», — ответил Абрамович. В ответ адвокат представил суду документ об уголовном расследовании. Из него следует, что в 1992 г. Абрамович через АВК путем мошенничества в крупных размерах при посредничестве неустановленных руководителей Ухтинского НПЗ (Республика Коми) по подложным документам получил дизельное топливо на 3,8 млн руб., в отношении него был выписан ордер на арест. «Дело дальше не пошло», — парировал Абрамович. По его словам, в итоге выяснилось, что документы не были поддельными.
«Вы утверждаете, что в “Сибнефти” и Runicom [одна из компаний, через которую Абрамович торговал нефтью] ни вы, ни ваши близкие партнеры не подделывали документы?» — уточнил Рабинович. «Нет», — ответил Абрамович, но потом уточнил: «Если подписание документов задним числом — не совсем этичная практика, то да, мы делали это». «Такая практика была в России, и нам приходилось ей следовать», — пояснил он.
Из допроса Абрамовича также стало известно, что в середине 1990-х он мог обсуждать возможную продажу оружия. «В мае или июне 1995 г. вы и Швидлер в Москве встречались со Стивеном Кертисом из Curtis & Co [управляющий директор «Менатеп», погиб в авиакатастрофе в 2003 г.], в его записях говорится о «бразильцах, которые хотят купить танки», о «танке за $4 млн», — сообщил Рабинович. «Вы торговали оружием? Почему бы ему говорить с вами об этом?» — спросил адвокат Березовского у Абрамовича. «Не знаю. Танковый завод рядом с Омском был недалеко от нашего НПЗ, может, мы о двигателях разговаривали, там еще авиазавод есть», — ответил Абрамович. — Врезка К.ру]


***

Странная смерть директора Омского НПЗ Ивана Лицкевича, выступавшего против планов создания "Сибнефти"

Оригинал этого материала
© Ведомости.Ру, origindate::02.11.2011

Абрамович: "Он утонул"

Михаил Оверченко, Татьяна Лысова

В конце вчерашних слушаний по иску Бориса Березовского к Роману Абрамовичу в Высоком суде Лондона адвокат Березовского Лоуренс Рабинович напомнил о подозрительном событии, связанном с созданием «Сибнефти».

Добиваясь включения в эту компанию двух предприятий — «Ноябрьскнефтегаза» и Омского НПЗ, Абрамович и Березовский получили поддержку гендиректора первого предприятия Виктора Городилова, а вот гендиректору НПЗ Ивану Лицкевичу планы олигархов не нравились. Лицкевич был влиятельным человеком в Омске, а его завод — крупнейшим и самым современным в стране.

Вчера Рабинович представил суду письмо Березовского Ивану Лицкевичу. В нем говорилось о плане объединить его нефтеперерабатывающий завод с «Ноябрьскнефтегазом» и о том, что уже готовится такой указ президента. Письмо заканчивается словами: «К Вам приедет Роман Абрамович, которого Вы знаете, и все Вам объяснит».

Сам Абрамович рассказал вчера в суде, что Лицкевич был против такого плана и хотел создать финансово-промышленную группу на базе своего Омского НПЗ. Но он погиб «при сложных обстоятельствах», заметил на это адвокат Рабинович. «Он утонул», — уточнил Абрамович. Далее он рассказал, что с новым гендиректором завода никаких проблем при создании «Сибнефти» не было, «было понимание того, что мы хотим сделать».

Указ президента Ельцина о создании нефтяной компании «Сибнефть» был подписан через несколько дней после гибели несговорчивого директора НПЗ. Как рассказывал водитель Лицкевича, тот захотел прогуляться по берегу Иртыша, потом решил искупаться и внезапно скрылся под водой. Официальная причина смерти Лицкевича — сердечный приступ.