Роман с нефтью

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


На вопрос, кому РФФИ на самом деле продал "Славнефть", чиновники ответить не смогли

1085056889-0.jpg Государство продало в среду 74,95% акций «Славнефти» за $1,86 миллиарда — на $160 миллионов выше стартовой цены. Удачно оттеснив с аукциона таких монстров, как «ЛУКОЙЛ», «Сургутнефтегаз» и китайская государственная корпорация CNPC, за три минуты компанию разделили между собой «Сибнефть» и Тюменская нефтяная компания, интересы которых представляла малоизвестная компания «Инвест-ойл».

Подготовка к продаже «Славнефти», которая, несмотря на прогнозы экспертов стала всего лишь второй по размерам приватизационной сделкой после продажи пакета «Связьинвеста», заставила правительство задуматься о пересмотре законодательной базы. Во втором квартале следующего года Минимущество и Российский фонд федерального имущества (РФФИ) разработают поправки в закон «О приватизации», которые официально запретят иностранным государственным компаниям участвовать в российской приватизации и поставят барьеры на пути компаний с не очень ясным составом учредителей. Но почти все самые лакомые куски государственного экономического пирога уже проданы.

Аукцион был назначен на 11 часов утра по московскому времени, но старт его затянулся почти на час. С 8.30 компании-претенденты ждали допуска от РФФИ к участию в аукционе. В результате из списка желающих выбыло четыре претендента, в том числе китайская госкомпания, обещавшая заплатить за «Славнефть» около $4 миллиардов, и представлявшая интересы госкомпании «Роснефть» фирма «Финанспрофит эксперт», предлагавшая, по некоторым сведениям, $2,5 миллиарда.

Государство впервые решилось сделать аукцион открытым, то есть демократичным. Список участников держится в секрете (в РФФИ объясняют это заботой о душевном состоянии проигравших), однако всем им пришлось проходить в уже оккупированное журналистами здание как простым смертным — через главный вход. Директор управляющей компании Millhouse Capital (объединяет активы Романа Абрамовича) Давид Давидович в какой-то момент не выдержал: «Девочки, мне нужно пройти, — взмолился он, обращаясь к регистрирующему персоналу. — Я не люблю, когда меня фотографируют». А президент «Сибнефти» Евгений Швидлер пожаловался: «Пока вы нас регистрируете, они у вас все списывают», указав на журналистов.

В зал для аукциона семь фирм-участниц стали проходить за 20 минут до начала торгов. За столиком под номером один в первом ряду разместился исполнительный директор ТНК Герман Хан (его компания, кстати, напрямую тоже не была допущена к торгам). Представитель ТНК заметно нервничал и постоянно разговаривал по мобильному телефону, периодически недоуменно помахивая, как веером, карточкой для голосования на аукционе. Под номером два разместились Евгений Швидлер и Давид Давидович, за четвертым столиком был замечен первый вице-президент «Сибнефти» Александр Корсик, а за пятым расположились две неизвестные девушки из петербургской фирмы «Оптифор» — блондинка и брюнетка.

Процедура продажи началась в 11.52. Участников предупредили о правилах, а также о том, что в соседней комнате за процессом по видеоэкрану наблюдают журналисты. И попросили «воздержаться от ненормативной лексики». Руководить торгами пригласили аукциониста Владимира Коровкина, который, по его словам, не был замечен в торговле антиквариатом и специализируется только на продаже акций. В частности, он уже продавал бумаги «Газпрома».

Аукцион, которому правительство и аналитики пророчили освятить крупнейшую приватизационную сделку в новейшей истории России, прошел на редкость вяло и быстро — всего за три минуты. Стартовая цена за пакет была назначена в $1,7 млрд, шаг аукциона — $20 млн. Подтвердил стартовую цену номер шесть (предположительно компания «Финтрейд», которой «Сибнефть» дала финансовое поручительство на участие в торгах), затем «борьба» развернулась между питерскими девушками и Евгением Швидлером. В итоге до «Связьинвеста» (его пакет из 25% акций был продан за $1,875 млн) чуть-чуть не дотянули — Евгений Швидлер полулениво поднял цену до $1,86 млрд, и аукционист, призывая других участников сделать новое предложение почти минуту, ударил молотком, известив о конце торгов. Затем участники и победители прошмыгнули на выход, отказавшись от каких бы то ни было комментариев.

Хотя список участников не разглашается, по присутствующим нетрудно предположить, что за всеми компаниями (или большинством) стояли лишь «Сибнефть» и ТНК. Герман Хан, славящийся своей твердостью, в процессе аукциона не участвовал. Его пассивность объяснилась очень быстро и просто. Спустя несколько минут компании разослали объявление, что участвовали в аукционе совместно. Для рынка совместное выступление двух компаний стало неожиданностью (все ожидали, что единоличным победителем выйдет «Сибнефть»). По словам аналитика «Тройки-Диалог» Валерия Нестерова, всех усыпили заверения обеих сторон о самостоятельном выходе на торги. «Но нефть — это специфический бизнес, где надо быть не только производителем, но и политиком», — говорит аналитик.

Таким образом, двум компаниям удалось вытеснить с торгов всех серьезных конкурентов. Сначала от аукциона отказался «ЛУКОЙЛ», затем о выходе из борьбы заявил «Сургутнефтегаз». «ЮКОС» вообще не захотел участвовать в гонке, а китайская CNPC в самый последний момент забрала свою заявку. В РФФИ утверждают, что китайцы мотивировали свой отказ дополнительным анализом компании . Однако, китайская сторона поначалу была настроена очень серьезно и готова была даже предложить за «Славнефть» гораздо больше пары «Сибнефть»-ТНК. Вряд ли китайцы сошли с дистанции просто так. Скорее всего платой за это поражение станет решение российского правительства вести магистральный нефтепровод в Китай, а не на российский Дальний Восток.

А теперь самое любопытное. На вопрос, кому РФФИ на самом деле продал «Славнефть», чиновники ответить не смогли. «Я честно сказать, не знаю. Надо смотреть учредительные документы», — произнес Владимир Малин, глава РФФИ, отметив, что среди учредителей компаний — участниц ТНК не было.

Чтобы устранить законодательные «пробелы» РФФИ и Минимущества в первом квартале следующего года и будут поправлять закон «О приватизации». Валерий Нестеров считает, что государство все же хорошо продало «Славнефть», а учитывая недавнюю удачную продажу «ЛУКОЙЛа», «научилось более-менее торговать, но довольно поздно». Самые интересные активы уже давно ушли от государства.

Оригинал материала

«Известия»